Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

МАТЕРИАЛЫ СЛЕДСТВИЯ ДЖОРДАНО БРУНО

ПИСЬМО ЦЕЗАРЯ ФУКАРА К ДОМЕНИКО БЕРТИ ОБ ОТКРЫТИИ ПРОТОКОЛОВ ВЕНЕЦИАНСКОЙ ИНКВИЗИЦИИ

2 января 1862 г.

С величайшим удовольствием я исполняю вашу просьбу и сообщаю сведения о процессе Джордано Бруно в святой службе инквизиции.

В 1858 г. наш благородный друг Николо Томазео просил меня оказать вам содействие в поисках документов, относящихся к итальянским философам. Сообщаю, что в архиве Совета Мудрых, или суда над еретиками, в Венеции хранятся материалы некоторых процессов XVI века, непосредственно относящихся к истории философии и религиозной реформации. Сообщаю также, что в свое время мне крайне трудно было добиться разрешения изучать их. Однако как только эта возможность представилась, я снял копии с документов. Это было сделано мною в 1848-1849 гг., когда открылся доступ к архивам.

После восстановления иноземного владычества архивы вновь стали недоступными. При этих-то обстоятельствах меня, в силу декрета от 20 декабря 1849 г., отстранили от научно-исследовательской работы как лицо, сильно скомпрометированное перед законным правительством. В связи с этим я был вынужден 20 января 1850 г. вернуть полностью все документы, взятые из архивов для исследовательской работы. В их числе были и протоколы процесса Джордано Бруно.

Позже я всецело отдался палеографическим изысканиям по истории Италии в средние века и не имел возможности заняться подготовкой к изданию вывезенных из Италии копий документов.

Оставляю на вашу долю, дорогой друг, счастье опубликовать материалы, освещающие жизнь и философские идеи Джордано Бруно на основании его собственных слов, закрепленных в этих документах.

(Берти, 1868, стр. 19-20) 1


Комментарии

1. Вместе с письмом Доменико Берти получил из Швейцарии, где в то время жил Цезарь Фукар, протоколы венецианской инквизиции, относящиеся к Джордано Бруно. Он опубликовал их в 1868 г. в приложении к первому изданию биографии Джордано Бруно (D. Berti. Vita di Giordano Bruno da Nola, Firenze-Torino-Milano, 1868).

Доменико Берти родился в Турине 17 декабря 1820 г., умер 21 апреля 1897 г. В молодости он принимал участие в освободительной войне против папства и австро-французской оккупации.

Для итальянских демократов и антиклерикалов, боровшихся за объединение Италии против папского гнета и иностранной оккупации, имя Джордано Бруно было боевым лозунгом. Они видели в нем великого патриота, борца против церкви и считали себя продолжателями его дела.

С 1860 по 1894 г. Доменико Берти был депутатом всех созывов парламента Италии, в 1866-1867 гг.— министром народного просвещения в правительстве Италии. Столица государства находилась в то время во Флоренции. После ликвидации папского церковного государства и перенесения столицы Италии в Рим Доменико Берти был профессором философии в Риме и занимался изучением документов о жизни и миросозерцании четырех великих неаполитанских мыслителей эпохи Возрождения: Бернардино Телезио, Джордано Бруно, Лючилио Ванини и Фомы Кампанеллы.

В поисках документов о них Доменико Берти вел переписку со всеми архивами Европы. Архивы инквизиции в особенности привлекали внимание исследователей. К числу самых богатых архивов в Европе относился и венский архив, в котором Леопольд Ранке нашел оригинал протокола от 28 сентября 1592 г. о выдаче Джордано Бруно римской инквизиции (Л. Ранке. Римские папы в последние четыре столетия, т. I, изд. 2-е, СПб., 1874, стр. 391, примеч.).

Этот документ был исследован французским биографом Джордано Бруно Кристианом Бартольмесом. Его биографический труд (Сh. Ваrtоlmess. La vie et les travaux de Giordano Bruno, v. I, 1846, pp. 377; v. II, 1847, pp. 433, Paris) до сих пор сохранил свое значение.

Через год после выхода второго тома труда К. Бартольмеса революция 1848 г. открыла для ученых архивы венецианской инквизиции. Более года — с марта 1848 по конец августа 1849 г.— Венецианская республика героически выдерживала осаду, которую австрийцы вели с суши и моря.

Цезарь Фукар, ученый-палеограф, во время осады занимался изучением архивов инквизиции и снял копии с большого количества документов. О дальнейшей судьбе открытых им протоколов инквизиции он говорит в своем письме к Доменико Берти.

В 1867 г. венецианские архивы вновь стали доступными для научного исследования, В половине июня 1867 г. доктор А. Эррора снял копию с подлинных протоколов венецианской инквизиции. В это время Доменико Берти уже опубликовал протоколы в журнале “Nuova antologia”. В конце 1878 г., подготовляя издание сборника документов о Джордано Бруно, вышедшего в 1880 г., он работал в венецианском архиве и сверил копии с подлинными документами. В 1889 г. Доменико Берти выпустил второе, значительно расширенное, исправленное и дополненное издание биографии Джордано Бруно с приложением ставших известными к этому времени документов (D.Berti. Giordano Bruno da Noia, sua vita e sua dottrina, Torino... 1889).

В 1887 г. вышло издание венецианских протоколов иезуита Луиджи Превити, члена римской инквизиции, сделанное по поручению папы. Это издание не имеет научного значения.

В 1921 г. итальянский исследователь Винченцо Спампанато выпустил новое издание протоколов, проверенное по оригиналам и снабженное научно-критическим аппаратом (V. Spampanato. Vita di Giordano Bruno. Con documenti editi e inediti, Messina, 1921). В 1933 г. вышло еще одно издание протоколов (V. Spampanatо. Documenti della vita di Giordano Bruno, Firenze, 1933).

Ни одно из этих изданий нельзя признать настолько удовлетворительным, чтобы можно было ограничиться им при переводе. Мы пользовались всеми имеющимися изданиями, а также полными или частичными переводами протоколов на другие языки.

В отличие от Винченцо Спампанато, Доменико Берти держался ближе к тексту и избегал редакционных поправок или внесения пунктуации, за исключением самых необходимых знаков препинания. Напротив, Винченцо Спампанато вносит значительные изменения в оригинальный текст.

Нотарий инквизиции писал без знаков препинания. Каждый вопрос и каждый ответ он передавал сплошной фразой. Кроме того, он пользовался разнообразными сокращениями и иногда заменял слова условными обозначениями. Некоторые слова неразборчивы и допускают разное толкование смысла. Отдельные фразы зачеркнуты, другие подчеркнуты неизвестной рукой. Некоторые слова написаны над строкой, другие заменены их начальными буквами. Встречаются слова с аббревиатурами. Встречаются фразы, написанные на полях. Названия книг Джордано Бруно часто переданы неправильно. Не всегда можно установить, где нотарий указывал заглавие книги, а где — ее содержание.

Ввиду всего этого переводы отдельных мест протоколов в литературе часто противоречат один другому в довольно существенных вопросах.

В особенности велики трудности перевода, связанные с тем, что при внесении пунктуации в издание текста протоколов в ряде случаев неизбежно происходит иное расчленение фраз, чем то, которое предполагалось их автором. Ошибочное перенесение одной части фразы в другую иногда до неузнаваемости меняет, смысл. Проверить правильность догадок издателей текста в таких случаях можно было бы, лишь имея перед собой подлинник или его факсимиле.

Протоколы венецианской инквизиции написаны по-итальянски, в отличие от большинства постановлений римской инквизиции, которая пользовалась латинским языком. Впрочем, в тексте встречается много латинских фраз, отдельных мест, слов или латинизмов. Язык и стиль протоколов не литературны, пестрят множеством грамматических и синтаксических неправильностей, неверным написанием слов, изобилуют неупотребительными и архаическими формами склонений и спряжений. Встречаются выражения, характерные для венецианского диалекта, а в допросах Джордано Бруно попадаются неаполитанизмы. Часто встречаются слова и обороты канцелярского языка и притом с обычными для него сокращениями или условными обозначениями, не всегда поддающимися расшифровке.

Изучение языка и стиля протоколов имеет огромное значение для выяснения фальсификаций церковников. Джордано Бруно говорил перед судом инквизиции своим обычным языком, который легко узнать из сравнения с его сочинениями. Его литературный итальянский язык очень близок к разговорному. Канцелярский же инквизиторский язык характеризуется мертвыми формулами, которые легко можно отличить от своеобразной живой речи Джордано Бруно. Этот факт позволяет поставить под сомнение некоторые места протоколов, по-видимому, вписанные позже, чтобы внушить убеждение, будто Джордано Бруно готов был подписать отречение от своих взглядов. Подобные места находятся в решительном противоречии с содержанием и стилем несомненно принадлежащих Джордано Бруно показаний, и отличить эти вставки не составляет труда.

Документы дошли в трех неряшливо сшитых тетрадях. На второй из них имеется надпись с обычными датами начала и окончания дела: “23 мая 1592 года против Джордано Бруно Ноланца. Отправлен в Рим 19-го..,”

В первой тетради пять документов, во второй — двенадцать, в третьей — девять.

Каждый документ начинается и заканчивается сокращенными условными обозначениями, иногда неразборчивыми, относящимися к хранению документов в делах. При допросах сперва указывается, кто заседал и трибунале. В конце неизменно повторяется, если дело идет о допросе Джордано Бруно: “После этого, так как час был поздний, отправлен на свое место с увещеванием души его”, и т. д. Каждому протоколу допросов предшествует традиционная формула о принесении присяги на Евангелии в том, что опрашиваемый будет говорить правду.

Протоколы допросов Джордано Бруно, по-видимому, не отражают действительного хода заседаний трибунала. Нотарий заносил в протокол лишь основные вопросы и ту часть ответа, которая казалась ему наиболее лажной. Протоколы инквизиции не ставили своей задачей отразить ход допроса. Их целью было формулировать показания подсудимого главным образом для того, чтобы ловить его на противоречиях и обвинять в лживых свидетельствах.

Протоколы подвергались редакции уже после того, как они были составлены и зачитаны Джордано Бруно. Редакция первых двух протоколов отличается от редакции остальных. В первых протоколах редактор оставлял только текст вопросов и текст ответов. Редактор последних протоколов сохранил ряд мест, отражающих спор инквизиторов с подсудимым и записи нотария о поведении подсудимого — его жестах, волнении и т. д.

(пер. В. С. Рожицына)
Джордано Бруно и инквизиция. (К 350-летию со дня сожжения Джордано Бруно римской инквизицией). Протоколы процесса Джордано Бруно в венецианской инквизиции. Документы о выдаче Джордано Бруно римской инквизиции и о его сожжении // Вопросы истории религии и атеизма, Вып. I. 1950

© текст - Рожицын В. С. 1950
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Strori. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вопросы истории религии и атеизма. 1950