ЕРМОЛОВ

Заметка о северозападной, так называемой «научной» границе Индии.

Генерального Штаба Подполковника Ермолова,

(с картою).

(Статья Георга Курзано в журнале Nineteenth Century июнь 1888 г., Ch. Dilke Problems of quater Britain Times 15 и 23 июня 1891 г.)

Как известно, для наступления русской армии к Индии существуют три главнейших операционных направления, понимаемых в самом обширном смысле слова. Направления эти суть:

Операционные направления наступающего. 1) От Ферганской области и верховьев Аму-Дарьи на Ясин и далее на Читрал или Гильгит, к верховьям Инда, в долину Hazara или в Кашмир. От Читрала возможно направление, через Кафиристан, на Джелалабад и Пешавар. Сэр Чарльз Макрегор считает также возможным направление от Куляба через Бадахшан и Гинду-Куш к Читралу. Совокупность этих направлений, приводящих, либо к обходу правого фланга, либо к правому флангу северозападной границы Индии, во всяком случае к териториям к северу от р. Кабул-Дарьи и линии Пешавар — Аток — Раваль пинди — представляет собою операционное направление, отличающееся весьма серьезными, хотя и не непреодолимыми естественными препятствиями и топографическими трудностями. Сравнительно небольшие колонны наступающих войск, несомненно, могли бы быть, по указанным путям, направлены с целью произвести диверсию, причем ранее Читрала, Гильгита или Кашмира, они не встретили бы сопротивления со стороны британских войск. Тем не менее означенная совокупность путей проходит через местность столь пересеченную, представляет столь значительные топографические и продовольственные трудности, наконец [268] является операционным направлением столь эксцентричным, что на участке от верховьев Инда до Торбелы, или до северной окраины Пешаварской равнины и даже до р. Кабул-Дарьи, граница Индии может считаться достаточно обеспеченною. Признается необходимым только, во-первых, возможно более распространить и утвердить влияние Великобритании вдоль левого берега Инда к северу от Торбелы к Bundsi и Гильгиту, умиротворить население и улучшить пути в области Чорных Гор и долин Hazara, во-вторых, соединить Кашмир рельсовым путем с Раваль-Пинди и Лагором. Во всяком случае, рассматриваемый участок границы, от Гильгита до Торбелы, следуя почти параллельно Инду, остался без изменений и в настоящей заметке может быть из ближайшего исследования исключен.

2) Вторым операционным направлением русской армии является совокупность путей с северозапада и запада через Афганистан, приводящих на востоке, в конце концов, к центральной части северозападной границы, простирающейся от р. Кабул-Дарья или Пешавера на севере до Якобада на юге. Эта вторая операционная зона наступающей армии является не только вероятнейшей, но и главнейшей, а потому означенная, центральная часть индийской границы потребовала наибольшей подготовки в оборонительно-инженерном отношении и в настоящее время является во многих отношениях, сравнительно с прошлым, измененною, приобретя в значительной степени характер границы не только политической, но и военно-научной. Оставляя вне рассмотрения третий, левофланговый участок северозападной границы, примерно от Якобада на севере до моря на юге, в которому приводит третья операционная зона русской армии, пролегающая через Хороссан, южную Персию, Белуджистан или Сеистан, приступить, надлежит, к ближайшему изучению современного положения индийского пограничного пространства от р. Кабул-Дарья или Пешавера на севере до линии Синд-Пишинской железной дороги, включительно, на юге.

До последнего времени признавалось, что граница Индии в означенных пределах пролегала по направлению, примерно, с севера на юг, следуя вдоль правого берега Инда и почти [269] параллельно течению этой реки. Пограничная линия от Торбелы огибала долину Пешавера, затем несколько севернее Когата почти доходила до Инда, направлялась на запад до г. Туль, пролегала несколько западнее г. Бану и тянулась далее с севера на юг вдоль подошвы Солиманова хребта, ось которого определяла ее главнейшие изгибы. У Кашмора граница круто поворачивала на запад и пересекала Синд-Пишинскую железную дорогу у Якобабада.

Такое общее направление индийской пограничной линии указывало, вообще говоря, на нижеследующие факты и соображения:

1) Протяжение политической пограничной линии, проходившей между Солимановым хребтом и р. Индом, с военно-оборонительной точки зрения, являлось таковым, что первой оборонительной линией страны с запада должен был служить упомянутый хребет, второй оборонительной линии — течение р. Инда.

2) Совершенно ошибочным было, распространенное в английском обществе, мнение о том, что тотчас же за индийской пограничной чертой начинались владения Афганского эмира. На самом деле, между означенной чертой и Афганской территорией пролегала нейтральная полоса земли, нередко до 150 верст шириною, населенная дикими и воинственными племенами, свободными и беспокойными, не признававшими владычества, ни Великобритании, ни эмира.

3) Дабы возможно было считать Солимановы горы действительной и надежной оборонительной линией, необходимо, для Великобритании, владеть не только восточными, но и западными их склонами, т. е., всем хребтом в совокупности и всеми его проходами, их входами и выходами. А для сего необходимо было утвердить, среди помянутых выше горцев, влияние и могущество Англии, умиротворить их и заручиться их дружелюбием и расположением, а на территории их произвести исследования, съемки, проложить дороги, словом, подготовить эту территорию в инженерном отношении и превратить ее в передовой, по отношению к индийскому пограничному пространству, гласис или прикрытый путь лежащего позади горного вала. Предпринимаемые Великобританией, постоянные экспедиции против Афридиев, [270] Миранзаев и иных горных племен, преследуя, якобы, политические дели, на самом деле, являются экспедициями чисто военного характера, ибо экспедиции эти приводят, в конце концов, к захвату и подготовке в военном отношении важных территорий и на самом деле, как бы, отодвигают северозападную пограничную черту с востока на запад. Результатом усилий Великобритании, в таком направлении, является то, что, в настоящее время, истинное начертание индийской границы изменилось и приобрело, как сказано, военно-научное значение, в то время как вся пограничная зона, в ее новом виде, значительно улучшилась и усилилась в оборонительном, инженерном отношении.

4) Таким образом, в течение последних лет, Великобритания готовила свою северозападную пограничную зону к действительной обороне, причем подготовка эта обнимала собою два главнейших государственных акта:

а) Захват или подчинение себе новой пограничной полосы, лежащей к западу от р. Инда и даже от Солиманова хребта, — следовательно, фактическое перенесение пограничной черты с востока на запад, и

б) подготовка пограничной полосы, в ее новом виде, в обороне, т. е. подготовка ее в военно-оборонительном, инженерном отношении.

Очерк научной пограничной черты. Результатом таких усилий Великобритании и явилась, так называемая, новая, научная северозападная граница Индии, созданная, главнейшим образом, по мысли и трудами Лорда Дэфферина в его бытность вице-королем Индии. К изучению этой новой научной границы и надлежит теперь перейти, причем изучение это должно обнять собою, во-первых, рассмотрение нового очертания пограничной линии, во-вторых, исполненные Великобританией работы по подготовке новой пограничной зоны к обороне. Не на всем своем протяжении от Пешавара до Якобабада переместилась северо-западная граница и приобрела, в географическом отношении, новое начертание. В этом смысле, вся центральная часть северо-западной границы Индии разделена быть может на два участка, первый, от Пешавара до Гомульского прохода или, лучше, до [271] Дера-Измаил-Хана, протяжением до 150-200 миль, и второй, от Дера-Измаил-Хана до Якобабада, протяжением до 350-375 миль. Из них первый, в географическом отношения, остался без изменения, но значительно изменен и улучшен в смысле государственной обороны. Второй участок изменился и в географическом, и в военно-оборонительном отношениях.

Примерно от Танка, новая пограничная черта тянется вверх по р. Гомул, через проход Gwalari, приблизительно до Husein-Ziarat’а, откуда через Кайсорскую долину и плато Тоба направляется к северной оконечности Ходжа-Амранского хребта, по которому и следует к югу примерно до г. Нушки. От последнего пункта она поворачивает на восток в станции Дарваза Синд-Пишинской железной дороги, от которой тянется к юговостоку параллельно сей последней и примыкает к старой границе у Якобабада.

Конечно не должно понимать ту пограничную черту, о которой идет речь, в смысле действительно начертанной на карте, или тем менее на местности, государственной пограничной линии. Ее следует рассматривать только как рубеж, отделяющий земли Афганского эмира или непокорных горцев от таких областей, кои, либо принадлежат Великобритании в силу трактатов (Гандамакского по отношению в областям Пишина и Сиби и трактата 1876 г. (А также договоров 1882 и 1883 годов.) по отношению в приобретению Кветты, от Хана Келатского, Великобританией), — либо же фактически заняты Британцами во время их пограничных экспедиций. В виду последнего соображения, я в настоящей заметке отступил даже от текста Георга Курзона, автора статьи, напечатанной в Nineteenth Century от 1 июня 1888 года, по которой я составляю этот труд. Ибо в последнее время экспедиция генерал-майора White’а, командовавшего, так называемым, Зхобским полевым отрядом, оперировала не только в долине Зхоб, но перевалила даже в Кайсорскую долину и через Nigungi и Hussein Ziarat на р. Кундар, прошла на Доманди, по долине р. Гумол, к м. Гуль-Качь или Курма и далее на юг к г. Anozau. [272]

Вся, включенная упомянутой выше новой линией, местность фактически отошла в англичанам, причем переговорами, умиротворением или насилием, население было подчинено владычеству Великобритании, а территория исследована, нанесена на карту и, в смысле проведения путей, улучшена и приведена к спокойствию и порядку. Как известно, г. Апозай избран резиденцией для нового правителя или резидента долины Зхоб. Если теперь сделать сравнение выгод, представляемых новой пограничной линией, по отношению в прежней, то должно признать, с Британской точки зрения, что вместо пограничной черты, направлявшейся от Дера-Измаил-Хана к Якобабаду и пролегавшей по местности, в санитарном отношении, вредной, а в летнее время даже гибельной, командуемой притом Солимановым хребтом, проходы коего не были в руках обороняющегося, но легко могли быть захвачены наступающим, — проведена ныне новая черта, пролегающая по местности возвышенной и в климатическом отношении благоприятной. В настоящее время, горы находятся уже не перед фронтом обороняющегося, но в тылу его, причем проходы их находятся в руках не наступающего, но обороняющегося. Новая граница требует меньшего числа укреплений и войск и наступающему придется уже не захватить но форсировать проходы, что, конечно, представляет огромную разницу. Но этого мало: при настоящем положении вещей, первое сражение будет иметь место, не на Инде, но между Ходжа-Амранским хребтом и р. Гельмендом, причем, если даже сражение это будет обороняющимся проиграно, наступающему придется все-таки, при дальнейшем движении в востоку, преодолеть не мало серьезных и опасных преград, форсируя не одну укрепленную или трудно доступную позицию. Протяжение новой пограничной черты, от Пешавара на Когат, Бану, Танк, Hussein-Ziarat, через плато Тоба и по Ходжа-Амранскому хребту до г. Нушки, равняется приблизительно 550-600 милям, а по словам Sir. J. Gorst’а, заявленным в парламенте, организация ее потребовала до 8 1/2 миллионов фунтов стерлингов и по всей вероятности, потребует еще новых и весьма значительных расходов. Но зато, говорит г. Курзон в статье своей «Научная [273] граница Индии», доступы Великобритании к Кандагару сокращены и облегчены до крайности, а в случае движения русских для занятия Герата, легко может быть исполнено соответствующее контр-движение англичан для занятия Кандагара, Газни или Кабула. Проведением и организацией новой научной границы Индии, от факта занятия Герата отнято его острое значение, да и сам Герат перестанет отныне играть роль ключа к долине Инда.

Подготовка пограничного пространства в военном отношении Северный участок. Обращаясь к краткому рассмотрению улучшений, произведенных, в последнее время, на участке пограничного пространства от Пешавара до Дера-Измаил-хана, надлежит упомянуть, что к востоку от Инда, к означенному участку подходят следующие железнодорожные линии:

1) От Лагора через Джелам, Раваль-Пинди и Атток к Пешавару, откуда утвержена постройка участка до Джамруда и предположена постройка рельсового пути до Кабула (через Дакка). От Пешавара до Лунди-Котала проложена хорошая колесная дорога. По этой линии укрепление имеются: у Лунди-КоталЛаоргай), у Джамруда, у Аттока и Раваль-Пинди. Пешавар не укрепляется, хотя, по данным, показанным в Finance and Revenue Accounts of India за 1889-90, тратятся суммы на Бала-Гиссарские укрепления и магазины.

Как известно, Атток представляет собою пункт, в стратегическом отношении, весьма важный и в настоящее время сильная Аттокская позиция усиливается еще более. Старый форт построен на левом берегу Инда, на командующей высоте, почти против устья р. Кабул-Дарьи и у мусульманских историков носит название Атек-Бенареса. Под фортом и несколько выше вверх по течению Инда, имелся прежде мост на судах, разводившийся в течение 4-х месяцев в году. В настоящее время, с открытием, в 1883 году, железнодорожного моста, старый мост на судах более не существует, причем для пешеходов и повозок, под рельсовым налетом имеется особый путь (Subway).

2) Недалеко от Раваль-Пинди, у станции Tarnul Junction (Golra-Junction) отделяется от главной линии ветвь на [274] Кушальгар, откуда проложена известная военная дорога на Когат-Бану и Дера-Измаил-Хан.

3) От ст. Лала-Муса отделяется восточная ветвь Синд-Сагарской железной дороги через Гаранпур (мост через р. Джелам, Victoria bridge) в Кундиану, откуда начинается западная ветвь той же дороги на Daria-Khan, Mahmud Kot, Муззафаргар, Ширшах (Sheyr-Shah) (мост через Ченаб) к Мултану. От Кундиана предположено продолжить линию в Кушалхару, причем к работам на первом участке, от Кундиана на Мианвали до Мари (против Калабага) уже приступлено в январе 1890 года. Делаются изыскания для соединения, железной дорогой, Бану с Калабахом или Дера-Измаил-ханом, причем говорят также о продолжении Синд-Сагарской железной дороги от Кундиана, не только в Калабагу и Кушалгору, но и в Аттоку. Идет речь о постройке третьего моста через Инд между Аттоком и Суккуром, но работа эта сопряжена с большими трудностями, вследствие чего пункт для этой постройки еще не определен. Более вероятными пунктами являются, в этом отношении Калабаг, Тил-Кафир-Кот или Бил-Кафир-Кот.

От западной линии Синд-Сагарской дороги отделяются следующие ветви:

а) От Кундиана к Мианвали и к Иса-Кел-Ферри, 20 миль.

б) От Дариа-хан к переправе у Дера-Измаил-хана, 5 миль.

У Дера-Измаил-хана имеется мост на судах, стоящий от начала октября до конца апреля. Таким образом в рассматриваемому участку пограничного пространства Индии подходят три железнодорожные ветви, причем через Инд имеются мостовые переправы на обоих концах участка, — железнодорожно-колесный у Аттока и на судах у Дера-Измаил-хана. Между этими пунктами имеются переправы на судах (ferries) у Макхада, Иса-Келя, Бил-Кафир Кота. По сведениям, изложенным в сочинении Oliver’а, «Across Pathan et Biloch», предположены еще железнодорожные линии: от Калабага, вдоль правого берега Инда, мимо Kamari, Jsa-Khel, Laki в Бану. Затем линия от Hasan-Abdal (на линии Rawal-Pindi-Peshawur) на [275] Abbottabad, Muzsaffarabad, Барамуллу в Сринагар. Наконец линия от Пешавара, по долине реки Кабул к м. Дакка.

Кроме того, приступлено к постройке военной дороги от Сринагара на Астор, Бунджи и Гильшт.

Ко всему указанному необходимо прибавить еще, что между Джеламом и Равал-Пунди крутые уклоны переделаны 1 на 100, что у Фирерпура построен был, оконченный в 1887 году, мост через Сетледж и что улучшена была колесная дорога от Раваль-Пинди через Мурри и Барамуллу к Сринагару. Все указанные улучшения задуманы были правительством Индии в 1884-1885 годах.

Южный участок. Обратиться надлежит затем к ближайшему рассмотрению южного участка, от Дера-Измаил-хана до Якобабада или лучше, до Суккура, где, как известно, построен железнодорожный мост и воздвигаются укрепления.

К востоку от Инда, от Дера-Измаил-хана Синд-Сагарская железная дорога направляется на юг к ст. Махмуд-Кот, откуда отделяется ветвь к Гази-Кот (10 миль) против Дера-Гази-хана.

От Махмуть-Кот дорога принимает юговосточное направление, у Шершаха (Sheyr-Shah) или Ramawala переходит через р. Ченаб по новому мосту и у Музаффарабада соединяется с железной дорогой, направляющейся от Лагора через Mecan-Meer, Raewind к Мултану. Затем, от Мултана дорога идет на Bahawalpore, где имеется мост через Сетледж, и направляется далее на Суккур и Куррачи.

Укрепления имеются или возводятся: тет-де-пон у Shrshah (Ramavala), у Bahawalpore’а, у Суккура.

К западу от Инда, на рассматриваемом участке произведены весьма обширные работы.

Во первых, почти закончена Сид-Пишинская дорога с ее тунелем через Хаджакский проход, доводимая до Нового Чамана. Не входя в подробности этого сооружения, достаточно описанного П. М. Лессаром, упомянуть надлежит однако, что укрепления возведены у Н. Чамана, затем в предполагаемом укрепленном лагере у Сеид-Гашида (укрепления возведены для [276] прикрытия железно-дорожного моста через Пишин-Лору, а также у Гюлистана, Кила-Абдулла и на центральной позиции у Сеид-Гамиба). Далее построены или строятся укрепления на линии DazarbandБалели-Мурги, запирающей проходы Газарбанд и Мурга, из коих первый, на колесной дороге из Кветы в Гюлистан, ведет через Анжерамский хребет, а второй, через хребет Такату, находится на дороге из Кветы на Кушлак и Саяд-Яру.

В тылу означенной укрепленной линии усиливаются, как кажется, ближайшие к Квете укрепления Miri. Наконец на Бостонской ветви строятся укрепления у Чаппарского ущелья.

Что касается колесных путей, то в районе Пишинского плато в настоящее время построено или строится несколько дорог, как-то: от Кветты на Чаман, от Сеид-Хамида к Гюлистану, от Кветы на Кач, от Гюлистана на Аргутай и на Килла-Абдулла, от Балели на Гулистан, от Пишина на Гурней, на Сиринам и Саид-Яру, от Гуркей на Кач, от Мазезай на Пишин, дорога через Ходжа-Амранский гребень и проч.

Пишинская военная дорога направляется, как известно, от Дера-Гази-Хана на Саки-сарвар, далее через ущелье Rakhi-Forge на Kar, Rakhni и Кингри, откуда идет ветвь на Кот-Магомет-хан, где строится форт и откуда построена будет, по всей вероятности, дорога на Мангрота.

От Кингри путь направляется через Mekhtar, мимо Анамбара к Лоралай, где построено укрепление и откуда дорога разветвляется: южная ветвь направляется через Sinjavi к м. Гарней, а северная на Kats, Balozai и Kanozai в Пишину. На карте Оливера, еще одна дорога показана направляющейся от Рахни на Газни-Кот, Chotiali и Thal к Миан-Кач.

Наконец, как известно, предположена постройка железной дороги по долине Зхоб к Пишину.

Все поименованные выше сооружения непрестанно улучшаются, развиваются и совершенствуются.

Подобно тому как на севере колесная дорога ведет от Пешавара к Sundi-Kotal’у, передовому укрепленному пункту в Хайберском проходе, точно также на юге, от Кветты [277] проложена ныне, не только железная, но и колесная военная дороге через Ходжа-Амзанский хребет к Чаману, передовому пункту на этой части пограничного пространства Индии.

Фактически, оборона проходов оказывается перенесенной с восточных на западные склоны гор, причем впереди лежащие укрепленные пункты и позиции являются достаточно связанными с тыловыми центрами обороны или базисами Британской армии.

Общий вывод. Обращаясь в рассмотрению схематической карты, приложенной к настоящей записке, нетрудно видеть, что в настоящее время головы железных дорог в 5-ти пунктах доходят до левого берега Инда (у Аттока, Кушалгара, Кундиана, Дера-Гази-Хана и Суккура), причем в двух, конечных, из них, переходят на правый берег и продолжаются, на севере до Пешавара, на юге до Н. Чамана.

В недалеком будущем, дорога от Пешавара направится еще далее на запад, а от Калабага построена будет дорога до Бану. Затем, к западу от Инда, соединены между, собою военными дорогами все узлы, от коих ведут к западу главнейшие проходы. Таковыми узлами являются: Когат, Бану, Дера-Измаиль-Хан, Танк, Дера-Гази-Хан, Мангрота. Легко видеть, что означенные узлы командуют всеми главнейшими путями и проходами на Кабул, Газни и Кандахар.

От Бану идет путь по Курамской долине к Кабулу, причем, по всей вероятности, укреплен будет на этом пути проход Peiwar-Kotal (*) и устроен мост, с тет-де-поном, у Калабага. От Бану же направляется, через проход Точи, путь на Газни. От Дера-Измаил-Хана направляется путь, через Гомульский проход, на Газни, на Маруф и Келат-и-Гилзай и, долиною Зхоб, на Пишин.

Наконец от Дера-Гази-Хана проложены военные дороги к Thal-Chotiali, Гарней и Пишин.

Как легко заметить, поперечные железно-дорожные пути, соединяющие означенные пункты, все проходят к востоку от Инда и под прикрытием реки. На севере, конечным пунктом [278] железной дороги предполагается Кашмир (Сринагар), от которого проложена будет военная дорога на Bundji и Гильгит.

Линии укрепленных позиций. К западу от р. Инда, на оборонительном операционном направлении Пешавар-Бану к Кабулу, первой оборонительной позицией или линией являются укрепления Лунди-Котал-Пейвар-Котал. В тылу этой сильной позиции, за горами, подготовлена вторая оборонительная позиция или линия реки Инда, обнимающая собою укрепления у Калабага и Аттока и сильную позицию (укрепленный лагерь) у Раваль-Пинди. Мосты имеются у Дера-Измаил-Хана и Аттока и будет мост у Калабага (или Иса-Келя?).

Точно также на юге, на операционном направлении Дера-Гази-Хан-Суккур к Чаману первой позицией является Н. Чаман и Ходжа-Амранский хребет, в тылу коей расположенный сильный Пишинский укрепленный лагерь, обнимающий собою несколько эшелонов позиций и укреплений. Наконец третьей позицией, за Пишинским укрепленным лагерем, является позиция у Суккура.

Таким образом, как на севере, так и на юге, имеются три линии позиций сильно укрепленных, связанных между собою железнодорожными и военными путями. Линии эти суть:

1) Н. Чаман (Ходжа-Амран) — Пейвар — Котал — Lundi — Kotal.

2) Пишинский укрепленный лагерь Калабаг-Атток.

3) Суккур — Бавальпур — Ширшах — Равальпинди.

Должно заметить, что на севере, операционное направление к Кабулу представляет собою треугольник Дера-Измаил-Хан Бану-Пешавар-Кабул. Точно также на юге, операционное направление к Кандагару представляет собою треугольник Дера-Гази-Хан-Суккур-Чаман.

Связью между обоими треугольниками служат: во первых, Дера-Измаил-Хан, во вторых, будущая железная дорога долины Зхоб. Отсюда видно, какое присуще обоим, важное стратегическое значение.

Укрепление центра. Но вместе с тем легко заметить, что между обеими группами позиций, северной и южной, имеется огромное центральное пространство, ничем не защищенное или, [279] лучше, нигде не укрепленное. Между тем ясно, что энергичное наступление противника, через горы, со стороны Газни, даже, быть может, одно появление сильного неприятельского корпуса в Газни, способно угрожать, если не прорывом центра всей стратегической линии, то, как кажется, обходом Пишина и Кветы. В виду этого, является настоятельно необходимым для британцев, избрать между обоими, помянутыми выше, операционными треугольниками или районами, еще один, промежуточный центр обороны, устроив в нем сильный укрепленный лагерь, или, по крайней мере, сильно укрепленную тактическую позицию. Такой центральный пункт, по словам Sir Aharles Dilke’а, в настоящее время уже намечен, но где именно, неизвестно. Можно, с некоторым вероятием, предположить, что избран он вблизи того пункта, где сходятся между собою: долина реки Гумол, долина Зхоб и западный путь на Маруф и Келат-и-Гильзай, следовательно, в районе селений Nussein-Liarat, Domandi и Apozai.

Базисом на р. Инде или второлинейной позиции по отношению к этой новой, северной Кветты должен, как кажется, служить Дера-Измаил-Хан, с его мостом через Инд и связующей Синд-Сагарской железной дорогой, причем не трудно видеть, каким первоклассным стратегическим значением обладает в настоящее время, а в будущем обладать будет еще более, этот центральный, по отношению ко всему пограничному пространству Индии, узел железнодорожных, военных, колесных и горных путей. Едва ли будет неправдоподобным сравнение этого крайне важного пункта, в виду общего его значения и положения в центре и тылу всего оборонительного пограничного пространства Индии, с таковым же важным центром на нашем западном театре военных действий, именно с Брест-Литовском.

Из изложенного краткого очерка усматривается, что подготовка пограничного театра оборонительных военных действий Индии далеко еще не закончена.

Для приведения этой полосы в надлежащий, со стратегической точки зрения, вид, требуется еще не мало работ, усилий и [280] расходов: необходимо предпринять и закончить проведение не малого числа железнодорожных и военных путей, надлежит исследовать, открыть или улучшить горные перевалы и проходы. Сооружение и вооружение укрепленных пунктов, позиций и лагерей далеко еще незакончено. Число мостов и переправ через Инд недостаточно; к укреплению Калабага, Дера-Измаил-Хана и др. еще не приступлено. Не входя в подробную оценку такого положения дел, надлежит упомянуть только, что даже в настоящем ее виде, пограничная полоса Индии является, как кажется, не только значительно, в сравнении с прежней, улучшенной и усиленной, но и вообще отличается весьма высокой обороноспособностью, и что главное затруднение, встречаемое англичанами в вопросе об обороне Индии, заключается не столько в характере будущего театра военных действий, сколько в недостаточности живой силы, в политических усложнениях по отношению к местному населению, в удалении от главной базы — метрополии и наконец, в вопросах о перевозочных средствах и продовольствии.

По поводу оставления Сэр Георгием Чесней (Sir Deorge Chesney) поста военного члена индийского совета, газета Times (и иные) печатает краткий очерк мер, приведенных в течение последних 5-ти лет с целью развития оборонительной системы Империи. Умиротворением многих непокорных племен на западе, Индия вступила в соприкосновение с Афганистаном и с иными силами, наступление коих грозит из Средней Азии. Занятием Верхней Бирмы на востоке приведены в соприкосновение границы Индии с границами Китая. Те независимые народности, в руках коих находились ближайшие доступы к индийским границам, в настоящее время поглощены британским владычеством и Индия уже не представляет собою державу исключительно морскую, отделенную промежуточными государствами, от Афганистана (России) на западе, и от Китая на востоке. Новое очертание и положение пограничных линий потребовало и новой, более совершенной и могущественной военной системы, главнейшие основы которой и проведены усилиями главнокомандующего, Sir Frederick Roberts’a и военного члена в совете [281] вице-короля, ныне покинувшего свой пост Sir Deorge Chesney’а. Конечно проведенный этими государственными деятелями ряд военных реформ и мероприятий не обнимал собою один только вопрос о так называемых пограничных укреплениях.

Предприняты были ими также и иные меры, направленные в улучшению живой оборонительной силы государства, в ряду коих одной из наиболее важных является перевооружение индийской армии. Действительно, отныне туземные войска вооружены будут улучшенным образцом ружья Мартини-Генри (Mark VI), главная выгода которого состоит в том, что патроны в нему одинаковы или подобны патронам магазинного ружья, составляющего вооружение находящихся в Индии европейских войск. Этим одним мероприятием устранится возможность, в будущем, печальных фактов, подобных отступлению британских войск в Манипуре, главная причина которого состояла, как кажется, в путанице и непригодности патронов, ожидавших отряд в складах Кохимы и Манипура.

Вся артиллерия в Индии получит в недалеком будущем одинаковые, заряжающиеся с казны, 12 фунтовые полевые орудия, лафеты и передки которых снабжены гидравлическими буферами для уменьшения отката. Тяжелые орудия осадной артиллерии заменены будут 4-х и 5-ти дюймовыми орудиями, заряжающимися с казны, и новыми гаубицами.

Наконец предприняты были важные работы по улучшению прибрежной обороны у Адена, Куррачи, Бомбея, у устьев р. Hughli и у Рангуна.

Еще большее значение имеют реформы последних пяти лет, отличающиеся скорее политическим, нежели военным характером, направленные к тому, чтобы привлечь в делу государственной защиты многочисленные и смутные полчища вассальных, туземных принцев. По мысли и почину лорда Дефферина, решено было из полчищ этих создать несколько отдельных «corps d’elite», командуемых туземными князьями, но обучаемых английскими офицерами. Согласно проводимой новой системе, стройные отряды эти составят хорошо обученную и снаряженную 25 тысячную резервную силу, вполне пригодную [282] для действий против внешнего неприятеля, но состоящую из столь различных, по происхождению, политическим и географическим условиям, частей и элементов, что никакие совокупные действия и операция для нее не будут возможны иначе, как под руководством и контролем британских властей. Ко всему изложенному необходимо добавить, что в течение последнего времени (с 1886 г.) теми же государственными деятелями, а также лордом Дефферином и лордом Лансдоун, глубоко обсуждался вопрос о привлечении туземных князей и дворян в службе в рядах британской армии.

Текст воспроизведен по изданию: Заметка о северозападной, так называемой «научной» границе Индии // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии, Выпуск XLVI. СПб. 1891

© текст - Юнг Е. 1891
© сетевая версия - Тhietmar. 2017
© OCR - Иванов А. 2017
© дизайн - Войтехович А. 2001
© СМА. 1891