АНГЛИЙСКАЯ АРМИЯ В ОСТ-ИНДИИ.

(Считаем занимательным для читателей этот отзыв об английской дисциплине, давно сделанный, при всех похвалах прочим достоинствам войска.)

По поводу дневного приказа, изданного главнокомандующим ост-индской армии, сэром Чарльзом Непиром при отъезде его из Индия, Times замечает следующее: этот документ интересен не только потому, что в нем высказался энергический характер старого воина, но и потому, что он знакомит нас с привычками и нравственным состоянием нашей индейской армии. Устройство и подвиги ее напоминают те римские войска, о которых говорится в последних главах Тацита и первых Гиббона. Ост-Индия представляет неизмеримый материк, густо населенный различными племенами, между которыми одни отличаются тонкостью и остротою ума, другие терпеливым прилежанием, третьи (как например Мараты, Сейки) такими ужасными военными качествами, что европейскому войску дорого бы обходилися победы, если бы частные усилия их восстановить свою независимость - были подкрепляемы лучшею дисциплиною. При всем том присутствие незначительного отряда Англичан держит в совершенном повиновении эту обширную страну. На всем пространстве от мыса Коморина до Гималай, от Бирманской границы до Белуджистана главная сила британского войска сосредоточивается в горсти английских офицеров и в двадцати чисто английских полках. От них зависит усиление или ослабление дисциплины в индейском войске, а от этой дисциплины зависит усиление или ослабление [60] влияния британского имени на Востоке; ибо наши индейские владения, будучи приобретены мечем, мечем же должны быть упрочены. По этому для нас в высшей степени интересно изучение образа жизни людей, на которых лежит такая огромная ответственность. Нам известно их терпение в поле, их геройское мужество в сражении. Мы знаем, что ни сабли, ни пушки, ни холод, ни жар, ни голод, ни какие бы то ни были трудности, не могут столкнуть их с узкой стези, ведущей к победе. Но в состоянии ли железные доблести их устоять против расслабляющих прелестей роскоши и неги, когда гнёт внешних обстоятельств прекращается? На марше под палящими лучами азиатского солнца, на биваках, среди приготовлений к предстоящей битве, они не подвергаются никакому разрушительному влиянию. Гораздо опаснейшие испытания начинаются для них, когда все противники низложены и когда солдатам, квартирующим в богатых городах, открываются все наслаждения и удовольствия роскоши. Мысли, еще недавно занятые серьёзными предметами, исключительно сосредоточиваются на балах, скачках и карточной игре. Высокие умственные способности гибнут среди пустых удовольствий, а чувственность и страсть к наслаждениям в самое короткое время убивают воинские доблести: этим-то недугом и страдает британская армия в Индии. Победивши могущественных Сейков, грозивших северо-западной границе наших владений, она думает, что на будущее время устранен всякий повод к возобновлению неприязненных действий. Известно, что сэр Чарльз Непир послан был в Индию для окончания войны с Сейками, бывшей сначала несчастливою для английского оружия. Но еще до его приезда лорд Гоу (Gough) благополучно ее окончил. Тогда Непир принужден был начать борьбу другого рода; он остался в Индии для восстановления в армии дисциплины, ослабленной роскошью и пороками подчиненных ему офицеров. Это и побудило его издать дневной приказ, которым он распрощался с Индиею. Сэр Чарльз очень хорошо понимает, что добродетели по большой части возбуждаются внешними обстоятельствами, хотя источник их заключается в сердце. Но ничто так не препятствует развитию героизма, как положение индейского офицера во времена глубокого мира. По этому [61] Непир указывает на существование в человеческом сердце начала, которое может и должно противодействовать вредному влиянию внешних обстоятельств. Он советует своим офицерам никогда не терять из виду путеводной звезды чести. Одна храбрость не дает нрав на уважение. Если офицер - отличный стрелок и смелый наездник, если он хладнокровно стоит под баттарейным огнем и с горячностью врывается в карре Сейков; то он только солдат, не более. По мнению Непира, этого мало для того, чтобы быть офицером-джентльменом. Он требует, чтобы маиор, капитан или поручик не только не боялся стали и пороха, но и свято бы держал слово, выполнял обязательства и платил долги. Если же он этого не делает, то хотя бы он всегда был первым на штурме. Непир не иначе мог бы говорить с ним, как с упреком и презрением. Без всякой жалости нападает он на тот нравственный кодекс, который зиждется на следующих двух положениях: 1) «Не плати никаких долгов, кроме карточных, и 2) поступай, если хочешь, как плут, но стреляйся с тем, кто тебя назовет плутом». Грустно подумать, что индейская армия заслужила, чтобы главнокомандующий с нею так простился; в ней должно быть много дурного, если и главнокомандующий так расстался с своими офицерами! - Как ни оригинален такой поступок, но мы думаем, что Непир хорошо сделал, высказавши свое негодование в таких чисто саксонских выражениях. Ничто не может так хорошо помочь, как горькое лекарство, принятое из рук полководца, поседевшего на поприще славы. Но в Англии такое изображение внутреннего развращения индо-британских полководцев возбуждает опасения за будущность. Наше господство в Азии основано на ослеплении туземцев, на вере их в нашу непобедимость и нравственное превосходство. А какие бы чувства и мысли возникли в побежденных, если бы они заметили нравственное ничтожество победителей? А между тем и кроме Непира все убеждает нас, что дух Ост-индской компании ужасно развратился; ибо вот уже несколько месяцев, как почта беспрестанно приносит в Англию вести о соблазнах, совершенных в Индии. Кто уже после этого может негодовать на старого Непира, что он так жестоко [62] выразился о нашей индейской армии? Будучи сам Баярдом, он хочет видеть Баярда и в каждом английском офицере. Зная, что они бесстрашны, он хочет видеть их и безукоризненными». - Таково мнение Times Другие лондонские газеты полагают, что Непир много преувеличил. Во всяком случае, он сам говорит в своем дневном приказе, что «число офицеров, к которым относятся его упреки, не слишком велико». Странный контраст с этим приказом составляет прокламация нового главнокомандующего в Индии, сэра Уильяма Гомма, изданная им при вступлении в должность, в которой между прочим сказано: «Я намерен сохранить нравственное достоинство армии в его теперешнем завидном состоянии».

Текст воспроизведен по изданию: Английская армия в Ост-Индии // Москвитянин, № 7. 1855

© текст - Погодин М. П. 1855
© сетевая версия - Тhietmar. 2017
© OCR - Иванов А. 2017
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Москвитянин. 1855