Проэкт русско-французской экспедиции в Индию.

1800 г.

Цель экспедиции .

Изгнать англичан безвозвратно из Индостана; освободить эти прекрасные и богатые страны от британского ига; открыть новые пути промышленности и торговле просвещенных европейских наций, в особенности Франции: такова цель экспедиции, достойной покрыть бессмертною славою первый год девятнадцатого столетия и главы тех правительств, которыми задумано это полезное и славное предприятие.

Какие державы должны принять в ней участие.

Французская республика и император российский — для отправления на берега Инда соединенной армии из 70 т. человек.

Император германский — для пропуска французских войск чрез свои владения и для облегчения им способов в плаванию вниз по Дунаю до его устьев в Черном море.

Сбор в Астрахани 35 т. рус. армии и отправление ее до Астрабада.

Как только проэкт экспедиции будет окончательно решен, Павел I даст повеление для сбора в Астрахани 35 т. армии, в том числе 25 т. регулярного войска всякого рода оружия и 10 т. казаков.

Этот корпус армии немедленно отправится на судах по Каспийскому морю в Астрабад, чтобы ожидать здесь прибытия французских войск. [402]

В Астрабаде будет главная квартира союзных армий; здесь будут устроены военные и провиантские магазины; он сделается средоточием сообщений между Индостаном, Франциею и Россиею.

Маршрут французской армии при ее следовании от берегов Дуная на берега Инда.

От рейнской армии будет отделен 35 т. корпус всякого рода оружия.

Эти войска на барках поплывут по Дунаю и спустятся на барках по этой реке до ее устьев в Черном море.

Достигнув Черного моря, войска пересядут на транспортные суда, доставленные Россиею, переплывут Черное и Азовское моря и высадятся в Таганроге.

За тем, этот, корпус армии правым берегом Дона последует до казацкого города Пятиизбянки (Пятиизбянская станица, в 321 версте от Новочеркасска.).

Достигнув этого пункта, армия переправится через Дон и сухим путем направится к городу Царицыну, построенному на правом берегу Волги.

Отсюда армия вниз по реке отправится в Астрахань.

Здесь войска, пересев на торговые суда, переплывут во всю длину каспийское море и высадятся в Астрабаде, приморском городе Персии.

Тогда, по соединении французов с русскими, союзная армия двинется в поход; пройдет города: Герат, Ферах, Кандагар и вскоре достигнет правого берега Инда.

Продолжительность похода французской армия.

На плавание вниз по Дунаю до его устьев в Черном море

20

дней.

От устьев Дуная до Таганрога

16

»

» Таганрога до Пятиизбянки

20

»

» Пятиизбянки до Царицына

4

»

» Царицына до Астрахани

5

»

» Астрахани до Астрабада

10

»

» Астрабада до берегов Инда

45

»

 

120

дней.

Итак, на поход от берегов Дуная до берегов Инда французская армия употребит четыре месяца; но во избежание всякого [403] усиления маршей предполагается, что поход продлится полных пять месяцев: таким образом, если армия выступит в начале мая 1801 г. (по старому стилю), то должна прибить в месту своего назначения в конце сентября.

Следует обратить внимание на то, что половина пути будет совершена водою, а другая — сухим путем.

Средства исполнения.

При плавании по Дунаю, французская армия повезет за собою полевые орудия с зарядными ящиками.

Ей не будет надобности ни в каких лагерных принадлежностях.

Кавалерия тяжелая и легкая и артиллерия не должны брать с собою лошадей; на барки грузить только: седла, сбруи, вьюки, постромки, поводья, вожжи и проч. и проч.

Этому корпусу запастись сухарями на месяц.

Коммиссары, опережая армию, будут приготовлять и распределять этапы, где в том будет надобность.

Достигнув устья Дуная, армия пересядет на транспортные суда, высланные из России и снабженные провиантом на время от пятнадцати до двадцати дней.

Во время плавания, коммиссары и офицеры главного штаба отправятся сухим путем и на почтовых, одни — в Таганрог и в Царицын, другие — в Астрахань.

Коммиссары, посланные в Таганрог, войдут в соглашения с русскими коммиссарами касательно сухопутного маршрута армии от Таганрога до Пятиизбянки, приготовления этапов и отведения квартир, наконец, набора лошадей и подвод для перевозки артиллерии и богажа армии.

Эти же коммиссары уговорятся с отправленными в Царицын о пригонке судов, необходимых для переправы через Дон, который в этом месте немногим шире Сены в Париже.

Коммиссары в Царицыне должны озаботиться заблаговременно:

1) О соединении на трех или четырех пунктах, между Волгою и Доном, всех лагерных принадлежностей и провианта, потребного армии во время ее похода.

2) О пригонке к Царицыну достаточного количества судов для переправы французской армии вниз по Волге до Астрахани.

Коммиссары, отправленные в Астрахань, будут держать на готове корабли для перевозки армии, нагруженные провиантом на пятнадцать дней. [404]

При отплытии французской армии в Астрабад, она должна быть снабжена нижеследующими припасами, собранными и заготовленными коммиссарами обоих правительств:

1) Всякого рода аммунициею, артиллерийскими снарядами и орудиями.

Аммуниция и орудия могут быть доставлена из арсеналов: Астраханского, Казанского и Саратовского, изобильно снабженных.

2) Упряжными лошадьми для перевозки артиллерии и аммуниция соединенной армии.

3) Фурами и телегами и лошадьми для перевозки багажа, понтонов и т. п.

4) Верховыми лошадьми для французской кавалерии, тяжелой и легкой.

Лошади могут быть закуплены между Доном и Волгою у казаков и калмыков; они водятся здесь в несметном количестве, наиболее пригодны к службе в местностях, которые будут театром военных действий, и цена этих лошадей умереннее, нежели где-либо в другом месте.

5) Всеми лагерными принадлежностями, необходимыми французской армии в походе на берега Инда и далее.

6) Складами сукон, полотен, мундиров, шляп, киверов, касок, перчаток, чулок, сапогов, башмаков и проч. и проч.

Все эти предметы должны в изобилии находиться в Россия, где на них и цены дешевле, нежели в прочих европейских государствах. Французское правительство о их постановке может снестись с директорами колонии Сарепта — в шести милях от Царицына, на нравом берегу Волги. Главное управление этой колонии Евангелистов, слывущей богатейшею, промышленнейшею и самою исправною на всякие заказы, находится в Саксонии; оттуда следует получить приказание, чтобы колония Сарепта взялась за подряды.

7) Аптекою, снабженною всякого рода медикаментами.

Она может быть доставлена тою же колониею Сарепта, где с давних времен существует аптека, которая разнообразием и добротою лекарств соперничает с императорскою московскою аптекою.

8) Запасами: рису, гороху, муки, круп, солонины, масла, вин, водок и проч.

9) Стадами быков и овец.

Горох, мука, крупа, солонина и масло будут доставлены Россиею; прочие предметы в изобилии находятся в Персии.

10) Складами фуража, ячменя и овса. [405]

Овес можно получить в Астрахани; фураж и ячмень — в губернии.

Маршрут союзной армии от Астрабада до берегов Инда, мероприятия для верного успеха экспедиции.

До отплытия русских в Астрабад, коммиссары союзных правительств будут отправлены ко всем ханам и мелким властителям стран, чрез которые армия будет следовать, для внушения им:

«Что армия двух народов, во всей вселенной могущественнейших, должна пройдти через их владения, шествуя в Индию; что единственная цель похода — изгнать из Индии англичан, поработивших эти прекрасные страны, некогда столь знаменитые, могучие, богатые произведениями — естественными и промышленными, чтобы они привлекали к себе все народы земли для причастия к деяниям и всякого рода щедротам, которыми небу угодно было оделять эти страны; что ужасное состояние угнетения, злосчастия и рабства, в котором ныне стенают народы этих стран, внушило Франции и Россия живейшее к ним участие; что вследствие этого оба правительства решили соединить свои силы, чтобы освободить Индию от тиранического и варварского ига англичан; что князья и народы всех стран, чрез которые пройдет союзная армия, но должны нисколько ее опасаться; напротив, им предлагают, чтобы они всеми своими средствами способствовали успеху этого полезного и славного предприятия; что этот поход на столько же справедлив по своей цели, на сколько был несправедлив поход Александра, желавшего завоевать весь мир; что союзная армия не будет взимать контрибуций, будет все закупать по обоюдному соглашению и платить чистыми деньгами за все предметы, для существования ее необходимые; что в этом случае будет поддерживать ее строжайшая дисциплина, что вероисповедание, законы, обычаи, нравы, собственность, женщины — будут повсюду уважены, пощажены и проч., и проч.».

При подобной прокламация, при честных, откровенных и прямодушных действиях, несомненно, что ханы и прочие мелкие князьки беспрепятственно пропустят армию чрез свои владения; впрочем, при их разладе между собою, они слишком слабы, чтобы оказать мало-мальски значительное сопротивление.

Французских и русских коммиссаров будут сопровождать искусные инженеры, которые сделают топографическую съемку стран, чрев которые союзная армия будет следовать; они отметят на [406] своих картах: места для привалов; реки, через которые придется переправляться; города, кино которых должна будут проходах войска; пункта, где обоз, артиллерия и аммуниция могут встретит какие-либо препятствия, при чем обозначат средства к преодолеваю этих препятствий.

Коммиссары поведут переговоры с ханами, князьками и частными владельцами о доставке припасов, телег, кибиток и проч., будут подписывать условия, спрашивать и получать залоги.

По прибытии первой французской дивизии в Астрабад, первая русская дивизия тронется в поход; прочие дивизии союзной армии последуют одна за другою, на дистанции друг от друга от пяти до шести льё; сообщение между ними будет поддерживаемо малыми отрядами казаков.

Авангард будет состоять из корпуса казаков от четырех до пяти тысяч человек, смешанного с легкою регулярною кавалериею; за ним непосредственно следуют понтоны; этот авангард, наводя мосты через реки, будет защищать их от нападений неприятеля и охранять армию, на случай измены или иной неожиданности.

Французское правительство передаст главнокомандующему оружие Версальских фабрик, как-то: ружья, карабины, пистолеты, сабли и проч.; вазы и прочие фарфоровые изделия Севрской мануфактуры; карманные и стенные часы искуснейших парижских мастеров, прекрасные зеркала; превосходные французские сукна разных цветов: багряного, алого, зеленого и синего — цветов, особенно любимых азиатами, особенно персиянами; бархаты; золотые и серебряные парчи; галуны и шелковые лионские материи; Гобеленевские обои и проч., и проч.

Все эти предметы, кстати и у места подаренные владетелям этих стран с ласкою и любезностью, столь свойственными французам, дадут этим народам высокое понятие о щедрости, промышленности и могуществе народа французского, а впоследствии будут важной отраслью торговли.

Общество избранных ученых и художников должно принять участие в этой славной экспедиции. Правительство поручит им съемку карт и планов местностей, чрез которые будет проходить союзная армия; оно же снабдит их записками и особенно уважаемыми сочинениями, сих стран касающимися.

Весьма полезны будут аэронавты (воздухоплаватели) и пиротехники (делатели фейерверков).

Для внушения этим народам самого высокого понятия о [407] Франции и России, условлено будет до выступления армии и главной квартиры из Астрабада, дать в этом городе несколько блестящих праздников с военными эволюциями, подобных праздникам, которыми в Париже чествуют великие события и достопамятные эпохи.

Приведя все в вышеупомянутый порядок, нельзя будет сомневаться в успехе предприятия; но главным образом он будет зависеть от смышленности, усердия, храбрости и верности начальников, которым оба правительства доверят исполнение проэкта.

Тотчас, по прибытии союзной армии на берега Инда, должны начаться и военные действия.

Следует обратят внимание, что из европейских мест — в Индии и Персии — особенно обращаются и ценятся: венецианские цехины, голландские червонцы, венгерские дукаты, русские империалы и рубли.

(Заметки на некоторые статьи этого проекта, кажется, самим первым консулов Бонапартом заявлены были следующие):

Замечания Бонапарта.

1) Есть ли достаточно судов для перевозки 35 т. армии по Дунаю до его устья?

2) Султан не согласится пропустить вниз по Дунаю французскую армию и воспротивится отплытию ее из которого либо порта, находящегося в зависимости от империи оттоманской.

3) Довольно ли судов и кораблей на Черном море для переправы армии и достаточным ли их количеством может располагать русский император?

4) Корпус, по выходе из Дуная в море, не подвергнется ли опасности быть потревоженным или рассеянным английскою эскадрою адмирала Кейта, который, при первой вести об этой экспедиции, сквозь Дарданеллы выступит в Черное море, чтобы преградить путь французской армии и истребить ее?

5) Когда союзная армия в полном составе соберется в Астрабаде, каким образом она проникнет в Индию, сквозь страны почти дикие, бесплодные, свершая поход в триста льё от Астрабада до пределов Индостана?

Возражения императора Павла I.

1) Я думаю, что потребное число судов собрать будет легко; в противном случае армия высадится в Браилове — порте на Дунае, в княжестве Валахии и в Галаце — другом порте, на той же реке, в княжестве Молдавии; тогда французская армия переправится на [408] кораблях, снаряженных и присланных Россиею и будет продолжать свой путь.

2) Павел I принудит Порту, делать все то, что ему угодно; его громадная силы заставят Диван уважать его волю.

3) Русский император легко может собрать в своих черноморских портах свыше 300 кораблей и судов всяких величин; известно всему свету возрастание русского торгового флота на Черном море.

4) Если г. Кейту угодно будет пройдти сквозь Дарданеллы и турки тому не воспротивятся — этому воспротивится Павел I; для этого у него есть средства действительнее, нежели думают.

5) Эти страна ни дики, ни бесплодны; дорога открыта и просторна давно; караваны проходят обыкновенно в тридцать пять, сорок дней — от берегов Инда до Астрабада. Почва, подобно Аравии и Ливии, не покрыта сыпучими песками; реки орошают ее почти на каждом шагу; в кормовых травах недостатка нет; рис произрастает в изобилии и составляет главную пищу жителей; быки, овцы, дичина водятся во множестве; плоды разнообразны и отменны.

Единственное разумное замечание: долгота пути, но и это не должно служить поводом к отвержению проэкта. Французская и русская армии жаждут славы; они храбры, терпеливы, неутомимы; их мужество, постоянство, и благоразумие военачальников победят какие бы то ни было препятствия.

В подтверждение можно привести историческое событие.

В 1739 и 1740 годах Надир-шах, или Тахмас-кули-хан, выступил из Дегли с многочисленной армией в поход на Персию и на берега Каспийского моря. Путь его был чрез Кандагар, Ферах, Герат, Мешехед — на Астрабад. Все эти города были значительные; хотя они ныне и утратили прежний свой блеск, но все же еще сохраняют большую его часть.

То, что сделала армия истинно азиатская (этим все сказано) в 1739-1740 годах, можно ли сомневаться, чтобы армия французов и русских не могла ныне того совершить!

Названные города будут служить главными пунктами сообщения между Индостаном, Россиею и Францией; для этого необходимо учредить военные почты, назначив к тому казаков, как людей, наиболее способных в подобному роду службы.

Примечание. Приведенный здесь проект с заметками Бонапарта и императора Павла I извлечен из брошюры: «Memoire de Leibnitz a Louis XIV sur la conquete de l’Egypte, publie avec un preface et des notes par [409] M. de Hofmann, suivi d’un proet d’exppedition dans l’Inde, par terre, concerte entre le premier consul et l’empereur Paul I en mil huit cent». Этот же отрывок быть перепечатав Дюбуа де Жансиньи (Dubois de Jansigny в его превосходном сочинении «Индия» (Inde: Univers Pittoresque ed. Firmin Diolet 1845, 8°). П. K.


Письма императора Павла к атаману Донского войска генералу от кавалерии Орлову 1-му.

I.

С.-Петербург, января 12-го 1801 года.

Англичане приготовляются сделать нападение флотом и войском на меня и на союзников моих — шведов и датчан; я готов их принять, но нужно их самих атаковать и там, где удар им может быть чувствительнее и где меньше ожидают. От нас ходу до Индии от Оренбурга месяца три, да от вас туда месяц, итого, четыре. Поручаю всю сию экспедицию вам и войску вашему, Василий Петрович. Соберитесь вы с оным и выступите в поход к Оренбургу, откуда любою из трех дорог или всеми пойдете с артиллериею прямо через Бухарию и Хиву на реку Индус и на заведения английские, по ней лежащие. Войска того края, их такового же рода, как и ваше, так имея артиллерию, вы имеете полный авантаж. Приготовьте все к походу. Пошлите своих лазутчиков приготовить или осмотреть дороги; все богатство Индии будет нам наградою за сию экспедицию. Соберите войско к задним станицам, и тогда, уведомив меня, ожидайте повеления идти в Оренбургу, куда пришед, опять ожидайте другого — идти далее. Такое предприятие увенчает вас всех славою, заслужит, по мере заслуг, мое особенное благоволение, приобретет богатства и торговлю и поразит неприятеля в его сердце. Здесь прилагаю карты, сколько у меня их есть. Бог вас благословит. Есмь ваш благосклонный Павел.

NB Карты мои идут только до Хивы и до Амурской реки, а далее ваше уже дело достать сведения до заведений английских и до народов индейских, им подвластных.

II.

С.-Петербург, января 12-го 1801 года.

Индия, куда вы назначаетесь, управляется одним главным владельцем и многими малыми. Англичане имеют у них свои заведения торговые, приобретенные или деньгами, или оружием, то и [410] цель все сие разорить, а угнетенных владельцев освободить и землю привесть России в туже зависимость, в какой они у агличан и торг обратить к нам. Сие вам исполнение поручая, пребываю вам благосклонный Павел.

III.

С.-Петербург, января 13-го 1801 года.

Василий Петрович, посылаю вам подробную и новую карту всей Индии. Помните, что вам дело до англичан только, а мир со всеми теми, кто не будет им помогать; итак проходя, их уверяйте о дружбе России и идите от Инда на Гангес и там на англичан. Мимоходом утвердите Бухарию, чтоб китайцам не досталась. В Хиве высвободите столько-то тысяч наших пленных подданных. Если бы нужна была пехота, то пришлю вслед за вами, а не инако прислать будет можно. Но лучше, кабы вы то одни собою сделали. Ваш благосклонный Павел.

IV.

Февраля 7-го 1801 года. Михайловский замок.

При сем посылаю вам маршрут, какой мог для вас достать, он дополнит вам карту и объяснит. Экспедиция весьма нужна и чем скорее, тем вернее и лучше. Ваш благосклонный Павел.

Сим маршрутом я вам вовсе рук не связываю однако же.

V.

В Михайловском замке, февраля 21-го 1801 года.

(Не собственноручно): Господин генерал от кавалерии Орлов 1-й, на донесение ваше от 25-го января не имею вам ничего иного сказать, как апробую вами представленное. Пребываю вам благосклонным Павел.

(Собственноручная приписка): Возьмите сколько можно. О пехоте же будучи вашего мнения — лучше не брать.


Примечание. Эти собственноручные письма императора Павла, списанные с подлинников, были впервые напечатаны в «Историческом Сборнике» (Л., изд. 1861 г., кн. II, стр. 3-6). Мы считаем совершенно уместным перепечатать их вслед за проэктом русской экспедиции в Индию 1800 г., как начало исполнения этого проэкта. Неожиданная и внезапная кончина Павла I, в ночь с 11-го на 12-е марта 1801 г., спасла Англию от вторжения русских в Индию. Ред.

Текст воспроизведен по изданию: Проэкт русско-французской экспедиции в Индию. 1800 г. // Русская старина, № 9. 1873

© текст - Семевский М. И. 1873
© сетевая версия - Тhietmar. 2017

© OCR - Андреев-Попович И. 2017
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Русская старина. 1873