Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

15. ЖАЛОБЫ ЗЕМСТВА 1

(Поданы 26 июня 1514 г.)

[В предисловии земство заявляет о признании им своим князем и господином Ульриха; после этого идут статьи жалоб.]

Статьи:

1. Повсюду идет большой ропот по поводу того, что наш милостивый князь и господин, и его страна и народ с самого начала были управляемы канцлером, маршалом и государственным секретарем 2 его милости, и хотя его княжеская милость имел также и других советников, но так как его княжеская Милость редко посещал совет и мало имел дела с ним, то вышеуказанные трое [лиц] принимали наибольшее участие в делах его княжеской милости и страны. Если бы было обнаружено, что это правление было на пользу нашему милостивому господину и [всей] стране и народу, то это доставило бы всему земству большое удовлетворение. Но так как этого нет, то мы не знаем, кто виноват в этом, кроме указанных трех [лиц]. Потому что его княжеская милость по молодости лет не мог видеть вреда для страны [причиняемого таким правлением], но они, как люди, хорошо знающие жалобы, нужды и желания его милости и страны, должны были бы заранее сказать его княжеской милости, что такое правление поведет к ущербу и вреду для всего земства. Если бы его княжеская милость не послушал бы их, чего мы не думаем, они должны были бы найти другие пути для отвращения ущерба [...]

Но этого, к сожалению, не случилось, и они [спокойно] смотрели, пока наш милостивый господин, страна и народ не впали в такие долги 3, что вследствие этого возникли [нынешние] обстоятельства к вреду и ущербу для князя и земства. Они также занимали деньги во всех странах на тяжелых условиях для нашего милостивого господина и его земства [...]

К тому же послушное земство много раз давало большие деньги, хотя не было обязано давать, [...] дабы его княжеская милость мог иметь подобающее князю положение [...] По всей стране идет всеобщий ропот [по поводу того, что] указанные три лица при этом много выиграли [...] и можно заключить, что в течение долгого времени нельзя будет вести [здесь] [138] выгодные дела, и может быть поэтому некоторые вывезли свое имущество из страны [...]

Поэтому земство охотно услышало бы отчет и узнало бы, что все правление шло на благо нашему милостивому господину, стране и народу [...]

2. Также [...] верноподданическая просьба всего земства [заключается в том], чтобы его княжеская милость запретил при дворе и по всей стране пьянство, богохульство, нарушение брака и т. п., что весьма раздражает честных людей, так как это до сих пор делается без стыда и страха наказания [...]

3. Далее, чтобы никого не наказывали и не казнили по уголовному делу без [судебного] приговора, но чтобы каждому в уголовных делах, если они не могут быть улажены добром и по соглашению, было бы обеспечено судебное разбирательство; потому что вызывает беспокойство, что такие поступки имеют место в немалом количестве, как например, [случаи] обезглавливания — в Штутгарте, выкалывания глаз — в Урахе и вечного тюремного заточения со смертельной угрозой для жизни — в Асперге.

4. Далее, пусть его княжеская милость обратит внимание на жалованье чиновников, которое является [...] чрезмерным. То же происходит [с обеспечением] жильем, дровами, сеном, соломой, платьем и жалованьем слуг [герцога] и [в отношении] многих других новшеств, неслыханных при прежних государях Вюртемберга и возникших только недавно.

5. Далее, чтобы его княжеская милость принимал бы на службу преимущественно перед другими рыцарство, живущее в стране, так как оно до сих пор отдавало его княжеской милости не только свое имущество, но и жизнь.

И особенно, чтобы те, кто заподозрен в разбое, не поддерживались бы его княжеской милостью, о чем земство имеет немало жалоб, так как [разбой], к сожалению, почитается некоторыми за малое прегрешение или даже вовсе не считается [преступлением].

И чтобы разбой на дорогах, который издавна был ненавистен в данном княжестве и строго наказывался, за что [наши] государи были немало хвалимы другими, в дальнейшем строго наказывался как уголовное преступление, не давая пощады никому 4.

6. Чтобы безрассудные лица 5, которые были справедливо изгнаны из страны, не могли бы так легко возвращаться его княжеской милостью и его советниками, потому что это [139] раздражает честных [людей], укрепляет легкомысленных, [ведет к тому, что] закон презирается, судей смертельно ненавидят, и их жизнь временами находится в опасности.

7. Чтобы в дальнейшем его княжеская милость, насколько это возможно, лично присутствовал при отчетах начальников округов или посылал бы [туда] больше людей, чем до сих пор, так как известно, что его княжеская милость во время своего правления очень мало присутствовал или даже совсем не присутствовал при отчетах начальников округов и государственного секретаря.

8. Чтобы [должности] советников и писарей в канцелярии были заняты честными, способными, понимающими и умелыми людьми, которые не были бы связаны между собой ни дружбой, ни родством, как это было до сих пор и сейчас еще есть, и которые думали бы только о славе божьей и общей пользе для нашего милостивого господина и страны, а не о собственной выгоде, как это бывало с некоторыми недавними [делами] и жалобами, которые послужили писарям для [наполнения] их кошельков.

Также должно быть обеспечено, чтобы [из канцелярии] не выходили неправильные бумаги, но чтобы они были как следует исправлены и подписаны секретарем, как это было исстари.

9. Чтобы советники и [чиновники] канцелярии назначались из живущих в княжестве дворян или иных людей, родившихся в княжестве.

10. Когда дело касается лиц из земства, то, чтобы в советах не имели преимущества доктора, но если дворяне, монастыри, имперские города и другие чужие лица возбуждают дело перед нашим милостивым господином, то [пусть] его княжеская милость назначает советников по своему усмотрению.

11. Чтобы наш милостивый господин [установил], что назначаемые советники, чиновники и слуги должны служить общей пользе и ни от кого, будь он чужой или местный, господин или слуга, не принимать никаких подарков, платы и даров [под угрозой] потери чести; потому что через [такие] подарки, дары и плату вся страна подверглась порче.

12. Верноподданническая просьба всего земства [состоит в том], чтобы его княжеская милость лично посещал совет и имел дело со всем советом, чтобы распоряжения зависели не от двух-трех лиц, [что ведет] к значительному ущербу, издержкам и вреду для всего земства, и чтобы решения, принятые советом, не были бы изменяемы отдельными лицами, чтобы дела не откладывались и не передавались от одного [чиновника] к другому, так что некоторые [просители] по два и более дней ждут у канцелярии и все же не бывают выслушаны, а их дела — улажены. [140]

13. В связи с этим все земство верноподданнически просит, чтобы наш милостивый князь и господин установил в дальнейшем надлежащий порядок в канцелярии, чтобы простому человеку не было бы чрезмерно дорого [обращаться туда] и чтобы он иным образом не впадал в большие издержки.

Так, например, исстари было так, что если кто-нибудь хочет вступить в духовное сословие, то начальник округа и суд имели власть от государя разрешать это по своему усмотрению. Теперь же за письменное разрешение на это нужно платить в канцелярию 1 гульден и 1 орт 6.

Точно также недавно было запрещено брать деньги под проценты и отдавать за это свое имущество без письменного разрешения, что ведет к значительному ущербу для простого человека; по нашему разумению, чиновникам должен быть дан незамедлительный приказ разрешать это и избегать [чинить] вред бедному человеку.

Также, если кому-нибудь понадобится продать ренту 7, то если эта необходимость будет честно и законно доказана перед судом и амтманом, пусть это будет разрешено. А если нет нужды, то передать это [дело] канцелярии, где нужду бедного человека не так хорошо понимают.

Если же надо выдать письменное разрешение, то за это не должны браться деньги, как это одно время было.

14. Чтобы придворный суд был замещаем из числа почтенных, способных, честных и понимающих лиц от дворянства и от земства, которые не являются докторами [права] если дело касается лиц из земства. И чтобы принимаемые меры были скорыми и [связаны] с минимальными расходами, а также, чтобы по этому поводу был установлен надлежащий, справедливый и хороший порядок, который был бы приемлем для земства, не нарушал старых обычаев и не путал бы простого человека.

15. Должно быть [обращено внимание] нa жалобы [относительно] ученых, так как они очень заметно вмешиваются каждый день в судебные дела по всей стране, так что теперь нуждающийся в суде не может обойтись [даже] 10 гульденами, [в то время как] 12 лет назад он мог уладить дело 10 шиллингами [...] Для бедного человека введено много новшеств, так что, если на это не будет обращено внимания, то в каждой деревне в скором времени будут сидеть один или два доктора, которые будут судить народ.

16. После того как в договоры и другие старые обычаи и в городе и в деревне внесена путаница ко вреду для [141] простого человека, [нужно] чтобы были установлены, предписаны и оглашены общий порядок и земское право, а города и деревни беспрепятственно остались бы, несмотря на докторов, при своих судах, установлениях и старых обычаях, как это было исстари 8.

17. Чтобы наш милостивый князь и господин замещал бы должности фогтов и келлеров [...] 9 честными, дельными, сведущими и состоятельными лицами [...], которые могли бы дать бедному человеку тщательное, дружественное и скорое [...] разъяснение и исполняли бы свои должности лично, а не через других [лиц].

И где чиновники получают жалованье вином и продуктами, чтобы они получали каждый год, а не числили их за нашим милостивым господином. [...]

19. Чтобы чиновники не занимались никакими промыслами или т. п. делами, дабы не препятствовать бедным людям и в особенности людям, занимающимся каким-нибудь промыслом, добывать себе пропитание.

20. Чтобы начальники округов ежегодно вносили бы [собранные от налогов] деньги нашему милостивому господину, а не употребляли их для своей выгоды и тем самым не наживались, вследствие чего наш милостивый господин часто [принужден] делать долги, чего можно было бы избежать; его княжеская милость имеет много чиновников, которые должны ему очень большие суммы [денег], некоторые до 2000 фунтов геллеров, другие больше или меньше, как это ясно можно видеть [...] из счетов [...] Идет ли это на пользу или во вред его княжеской милости, пусть судит каждый понимающий.

21. Чтобы каждому чиновнику, имеющему право на получение леса, давалось бы ежегодно определенное количество леса, дабы он не [вырубал и не] вывозил лес сразу за три года 10, вследствие чего лесу наносится значительный ущерб, а крестьяне должны нести невыносимые тяготы на барщине 11 и по вывозке [леса].

22. Когда амтман дает указания по поводу просьб [поданных] бедными людьми, и подписывает их, то это должно [142] происходить в присутствии судьи, который должен быть сведущ в [данных] делах и не [приходился бы] родственником [амтману].

23. Относительно кормления [во время] суда, [чинимого] фогтом 12: так как население должно оплачивать само [эти расходы] и во многих местах господствует беспорядок [в этом отношении], то земство верноподданнически просит, чтобы фогт и его слуга сами [заботились бы] о [своем] пропитании, как это принято во многих других местах.

24. Относительно масляничных кур 13: если наш милостивый господин нe нуждается в них для своего двора, то чтобы крестьянам было предоставлено решать по своей воле, давать ли кур или деньги за них, так как наш милостивый господин [от этого] ничего не теряет, а [теряют] только те чиновники, которые до сих пор использовали [эти приношения] для себя.

25. Верноподданническая просьба всего земства, чтобы пребенды 14 раздавались почтенным и сведущим лицам, родившимся в [нашем] княжестве [...] потому что до сих пор [в течение] долгого времени никто не получал пребенд, кроме певчих или [лиц, имевших] родственные отношения [с придворными].

26. Так как спасению душ надо придавать наибольшее значение, то [должности] священников должны замещаться людьми способными, сведущими, учеными и умелыми, у которых прихожане могли бы получить совет и поучение для [достижения] блаженства души [...]

27. Чтобы наш милостивый господин помог своим подданным против дворян [...], когда они грабят, унижают, бьют или ранят [их]; также в отношении оплаты [работ] нужно установить порядок, дабы бедный человек мог получить от них свое, согласно божьей справедливости.

28. Чтобы было приказано конникам и пастухам, чтобы они ездили по настоящим дорогам и путям, а не через поля [...], [причиняя] вред урожаю, как это до сих пор часто случается; чтобы также были прекращены и запрещены вредные гоньба и охота на земельных участках.

29. Чтобы придворные слуги, лесничие и их слуги несли обычные налоги, сторожевую службу и барщину, как это было письменно установлено славной памяти герцогом Эбергартом Бородатым и существовало исстари. [143]

30. Чтобы наш милостивый господин установил меру и порядок в отношении расходов на содержание двора и чтобы после этого никто не кормился бы за счет двора [герцога], идет ли речь о господах или о дамах; [...] таким образом легкомысленные персоны не будут так открыто и без всякого стыда кормиться [при дворе].

31. Очень большие деньги выдаются на кормление, часто для одного лица 30, 40 и до 50 гульденов, хотя [эти лица] получают средства к существованию от [герцогского] двора и стоят ему больших денег. Поэтому было бы полезно [...], с целью экономии больших расходов, не давать им кормовых денег [...]

32. Придворные слуги издавна получали [для поездки] в округа “кормовую записку” 15 и им давали на один обед не более 1 шиллинга и 1 меры вина. Но теперь они кормятся в трактирах, делая большие траты [...] и хозяин не может их в достаточной мере ублаготворить, что также служит к немалому ущербу для нашего милостивого господина.

33. Ежедневно в скаковую конюшню в Марбахе съезжаются многие лица, что происходит за счет нашего милостивого господина, и вообще конюшня стоит больших денег; верноподданническая просьба всего земства, чтобы его княжеская милость упразднил конюшню и ристалище 16, дабы избежать таких больших расходов.

34. Также большой и бесполезный расход идет на замок в Марбахе. Затем, в замке в Марбахе имеется много лошадей, якобы принадлежащих нашему милостивому господину, а на самом деле принадлежащих другим лицам. Также, наш милостивый господин дает конюшему в Марбахе 26 гульденов жалованья на каждого слугу, не считая завтрака и напитков, так что [...] на каждого получается около 40 гульденов. К конюшему съезжаются в Марбах много чужих людей, которые у него кормятся [за счет герцога] [...] иной раз бывает до 600 чел [...] и при этом выпивают около 14 — 15 аймеров 17 вина. К тому же конюший содержит много собак, свиней и телят, как многие думают, за счет нашего милостивого господина.

Также и крестьяне в округе Марбах очень отягощены в отношении леса [...]

35. Верноподданническая просьба земства, чтобы в дальнейшем “ландшад” 18 публично объявлялся в канцелярии [144] нашего милостивого господина в присутствии 4 лиц от земства, назначенных для этого, и чтобы без них этого не производилось.

36. Чтобы наш милостивый господин в дальнейшем, как только будут к этому законные причины или [в случае] войны, созывал земство, как это было исстари; чтобы его княжеская милость в дальнейшем не продавал и не передавал без созыва, ведома и согласия всего земства ни замков, ни городов, ни деревень, и то, что до сих пор было отчуждено, то, по мере возможности, снова возвратить.

37. Так как крестьянам на их землях, переданных [им в держание] нашим милостивым господином и расположенных на водах и ручьях, очень часто возникает [от этого] заметный ущерб и большая канитель, то чтобы эти водоемы в дальнейшем по преимуществу давались тем, чьи участки примыкают к ним, если они этого желают […] 19.

38. Чтобы был установлен порядок в отношении овчарен, чтобы иметь в виду интересы крестьян, так как [их права] на пастбище нарушаются к большому ущербу для их скота [...] 20.

39. Чтобы ролльбатцены и крёйцеры 21 принимались по справедливой цене, иначе ремесло покинет это княжество.

40. Пусть наш милостивый господин подумает об установлении порядка в отношении дичи, и особенно, чтобы по крайней мере от Пасхи до осени [поля] были ограждены от вреда; потому что от этого происходит большой ущерб для урожая, а с рент и оброков никаких скидок не делается 22.

41. В канцелярии нашего милостивого господина запрещено принимать жалобы относительно дичи или лесников, и они передаются лесничим, причем они сами [являются] доносчиками, свидетелями и судьями и могут сами решать о своей выгоде или убытке, вследствие чего крестьяне бывают часто весьма отягощены.

42. После того, как лесничие, лесники и чиновники присвоили [себе] многие ручьи и альменды, бывшие издавна свободными и общими [...], чтобы эти ручьи и альменды были, как прежде, снова открытыми и свободными. [145]

43. Крестьяне в деревнях до сих пор должны были по принуждению содержать и выращивать собак лесничих. И они не имеют права во время жатвы охранять с их помощью урожай, если они прежде не внесли лесничему за собаку определенное количество продуктов. Также и с пастухами [...] и во многих местах за каждую собаку надо давать мальтер овса.

44. Многие крестьяне штрафуются лесничими в том случае, если собака, которой заставляют вешать на шею дубинку 23, потеряет ее, то хозяин собаки должен платить лесничему 5 шиллингов, a в некоторых местах и 1 гульден. Если же он совсем потеряет собаку [...], то он должен уплатить 2 гульдена.

45. Лесничие берут у деревень их собственный лес, запрещают им рубить там [дрова] или иначе пользоваться им без их ведома; если они это нарушают, то с них берется штраф, как будто [эти] леса являются собственностью нашего милостивого господина.

46. Лесничие, особенно в Штутгарте, продают хворост [...], который прежде всегда собирали бедные, чем лесам нашего милостивого господина наносился [гораздо] меньший ущерб. Но теперь хворост, который они продают, гораздо лучше, чем дрова 24. Это наносит ущерб нашему милостивому господину, нарушает старые права бедных и полезно только лесничему.

47. Лесничие имеют во многих местах слуг, хотя прежде их здесь не было; частью это — беспутные лица, склонные притеснять бедных; вследствие этого бедняк часто наказывается несправедливо. И таких слуг наш милостивый господин должен содержать, [платя] им жалованье и [неся] другие расходы.

48. Лесничие и их слуги, а также охотники и сокольничьи получают много излишнего питания [...] и нужно рассмотреть, должно ли это питание идти за счет казны его милости или за их счет.

49. Чтобы лесничие и их слуги не брали ни от кого подарков с тем, чтобы одному давать лес, а другому нет [...]

50. Лесничие часто занимают чужим скотом поля, отведенные для свиней, отчего бедным людям в княжестве [происходит] существенный ущерб; в дальнейшем надо это отменить, не допускать чужого скота, а допускать преимущественно [скот] крестьян [...]

51. Во многих местах крестьяне имеют свои леса, где издавна пасут [...] свой скот [...] и собирают желуди; теперь лесничие препятствуют им в этом [...] [146]

53. Далее, несколько лет тому назад в Штутгарте было восстание, во время которого придворная челядь убила несколько [человек], которые выступили единственно из послушания нашему милостивому господину, чтобы [помочь] установить мир. Тогда маршал и гофмейстер выразили сожаление по поводу убийства и обещали наказать виновных [...] Но это скоро было забыто. Вскоре после этого Уц Хубеншмидт 25 возвратился, но его не привлекают к суду и говорят, что они не должны ничего предпринимать против него, потому что он имеет охранные грамоты от императора и от герцога.

Также и другие [люди] были ранены дворянами из придворной челяди [...], но до сих пор ни по соглашению, ни по суду с них нельзя потребовать возмещения за ущерб.

54. Далее, чтобы все городские должности, как городской секретарь, палач, сторожа у ворот, надзиратель рынка, контролер вина и т. п. беспрепятственно замещались бы городами, как было исстари, и никто не мог бы захватить их, как это было в некоторых местах [...]”


Комментарии

1. Жалобы составлены в результате работы двух съездов депутатов городов (в Марбахе и Штутгарте).

2. Т. е. Лампартером, Тумбом и Лорхером.

3. За время своего правления герцог Ульрих увеличил долг княжества с 300 тыс. флоринов почти до 1 миллиона флоринов. Значительная часть расходов шла на военные нужды, императорские налоги и разгульную жизнь герцога и его двора.

4. Существовали подозрения, что разбоем занимаются не только мелкие рыцари, но и придворные дворяне, остававшиеся совершенно безнаказанными.

5. Речь, вероятно, идет о дворянах, замешанных в разбое и других преступлениях.

6. Орт — четверть гульдена.

7. Продажа ренты (Rente, Guelt) — кредитная операция, распространенная в средние века и заключавшаяся в том, что кредитор покупает за определенную сумму у должника право на получение определенного ежегодного платежа, обеспечиваемое недвижимым имуществом должника.

8. Все статьи имеют в виду широкое распространение в Германии римского права, игнорировавшего сохранившиеся еще в обычном праве остатки общинных и личных прав и провозгласившего господство частной собственности, неограниченную власть помещика над своими крестьянами и государя над своими подданными. Апологетами римского права выступали ученые юристы — доктора римского права, ставшие вследствие этого чрезвычайно ненавистными народу.

9. Фогт — начальник округа (иногда называется амтманом). Келлер — чиновник, ведающий финансами округа.

10. Имеется в виду: при увольнении с должности.

11. Т.е. в этом случае крестьяне были обязаны нести барщину по вырубке и вывозке леса.

12. Т. е. во время поездок фогта по своему округу.

13. Куры, приносимые на масляницу крестьянами в знак своего зависимого положения от сеньёра. Так как герцогский двор не нуждался в таком количестве кур, то обычно они попадали в руки герцогских чиновников. Отсюда стремление земства упорядочить и этот побор. Однако постановление ландтага о замене этого побора деньгами распространялось не на всех зависимых крестьян Вюртемберга, а только на герцогских крестьян.

14. Пребенда — доход от церковной должности.

15. “Esszedel”.

16. “Rennbruecke”.

17. Аймер (Eimer) — мера жидкости = 294 литрам.

18. "Landschad" — чрезвычайный налог, взимавшийся в произвольном размере и нерегулярно, что делало его особенно тягостным. Часто он состоял в обязанности доставлять вино, зерно, сено, дрова и т. п. к герцогскому двору, кормлении чиновников, участии в герцогской охоте и т. п.

19. Речь шла о том, что водоемы, примыкающие к границам различных владений, во избежание споров и недоразумений, должны отдаваться в держание только лицам, владеющим земельными участками возле этих водоемов, а не посторонним лицам.

20. Речь идет о вытеснении герцогскими и вообще господскими стадами овец крестьянского скота с пастбищ.

21. Ролльбатцен = 4 крейцерам. Крейцер = 1/60 гульдена.

Имеется в виду порча монеты, т. е. выпуск монеты с пониженным содержанием серебра при сохранении ее номинальной ценности.

22. Никакая ловля или уничтожение дичи, даже истребляющей посевы и виноградники крестьян, не только не разрешались, но и карались очень сурово.

23. Так назыв. “dremel”, т. е. дубинку, которую привязывали крестьянским собакам на шею, чтобы они не могли гонять дичь.

24. Т. е. под видом хвороста продаются дрова.

25. Слуга канцлера Лампартера, бежавший после совершения убийства.