Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

11. ДОКЛАД КАНОНИКА 1 ГЕОРГА ФОН ГИХ В СОВЕТЕ ГОРОДА ВЮРЦБУРГА

(17 июля 1476 г.)

“Когда на заседание совета собрались приглашенные пo приказу господ квартальные и рехенмейстеры 2, туда прибыли [32] почтенные, достойные, могущественные, честные и храбрые господа — Вильгельм Лимбургский, декан, Иоганн фон Аллендорф, пропст церкви св. Бурхарта, Гёц Трухзес, Гангольф Динстман, Иоганн Гревсинг, Иорг фон Гих, каноники собора, Конрад фон Гуттен, рыцарь, и юнкер 3 Освальд фон Вейлер, шультгейс 4 в Вюрцбурге — наши милостивые и дорогие господа и юнкеры, представлявшие нашего милостивого господина [епископа] Вюрцбуртского, а также декана и капитул.

И господин Иорг фон Гих рассказал, что до наших милостивых господ дошло, что некоторые, враждебные епископу люди весьма хулят действия нашего милостивого господина в событиях, случившихся в прошлое воскресенье между паломниками из Никласгаузена и рейтарами его милости, и представляют их людям иначе, чем они происходили в действительности, и если такие речи и клевета будут услышаны или замечены, то виновных надо привлекать к ответственности и так вести это дело.

В воскресенье, в два часа пополуночи нашему милостивому господину пришло предупреждение о том, что паломники, собравшиеся в значительном количестве в Никласгаузене, вышли оттуда с намерением идти на замок нашего милостивого господина Унзерфрауэнберг и силой освободить и взять [с собой] юношу, который находился там в плену. Тогда наш милостивый господин отправился на гору, вооружил как можно лучше свой замок, и то же самое было сделано в городе бургомистрами и почтенным советом; когда эти паломники подошли к каменоломне возле Унзерфрауэнберга, наш милостивый господин с ужасом увидел, насколько решительно они были настроены и послал к ним маршала Иорга Грача 5 [узнать], каковы их намерения, почему они хотят вторгнуться в его незащищенные владения и идти против его замка, что является по отношению к нему большой несправедливостью.

Они ответили, что пришли для того, чтобы просить нашего милостивого господина освободить юношу; если же его милость не сделает этого добром, они намерены добиться этого силой. Маршал сказал им, что они должны отказаться от столь безрассудного намерения и разойтись [...]; если же они подойдут к замку ближе, то наш милостивый господин [33] велит стрелять в них, вследствие чего они могут понести большой ущерб.

Но они настаивали на своем.

Так как маршал больше ничего не мог от них добиться, он передал их ответ нашему милостивому господину. Его милость и советники решили послать к ним господина Конрада фон Гуттена, чтобы убедить их отказаться от этого их намерения, но так как они продолжали настаивать на прежнем своем ответе, то он, обратившись ко всем тем, кто среди этого сборища были подданными нашего милостивого господина и господ из капитула, вассальных им графов, баронов, рыцарей и простых дворян, которым они принесли [в свое время] присягу и дали клятву [верности], и напомнив им об их долге, велел им выйти из этого сборища. Тогда около 2000 человек отделились от толпы и сказали господину Конраду, что они опасаются, что им будет причинен вред при их [обратном] движении людьми нашего милостивого господина, а также, что они не знают, где они могут перейти Майн, так как через Вюрцбург их не пропустят. Тогда он обещал им безопасный проход от имени нашего милостивого господина, господ из капитула и всех их вассалов и указал им, где они могут найти переход через Майн.

Другие же продолжали упорствовать. Но когда господин Конрад передал их ответ, оставшиеся [тоже] стали отступать. Тогда господа, посоветовавшись, решили послать за ними отряд конников, чтобы узнать, кто является [среди них] главарями и нельзя ли их арестовать. Но паломники начали защищаться и при этом некоторые потеряли жизнь, а значительное число было захвачено в плен, из коих большая часть принадлежала к нарушителям присяги 6. Около 100 человек было арестовано и отведено в Унзерфрауэнберг для допроса, причем у них не было обнаружено добрых намерений.

Об этом наш милостивый господин велел сообщить архиепископу и пфальцграфу через советников его милости и велел также послать советников к штатгальтеру маркграфа 7, епископу Бамбергскому и герцогу Саксонскому. Баварские государи 8, епископ Эйхштедтский и город Нюрнберг приказали в своих владениях никого не допускать к паломничеству в Никласгаузен. Можно быть вполне уверенным, что наш милостивый господин архиепископ Майнцский и пфальцграф [34] сделают то же самое, так как идет молва, что туда хотят прийти швейцарцы, а они обещали ни их, ни других, намеревающихся идти туда с паломничеством, не пропускать, чтобы можно было предотвратить большое восстание 9.

До наших господ дошли также неприятные, неприличные, нетерпимые и несправедливые слова, которые некоторые мужчины и женщины относят к нашему милостивому господину [епископу] Вюрцбургскому и его духовенству. В частности, мужчины говорят, что если бы паломники пришли и действовали бы решительно, они также ударили бы по господам; женщины говорят, что наш милостивый господин и их милости священники — суетные злодеи, так как они засадили в тюрьму благочестивого человека, юношу, и нанесли вред нашей дорогой госпоже [божией матери] тем, что нарушили паломничество к ней. Все они обязаны нашему милостивому господину, декану и капитулу присягой и клятвой и являются их подданными, и потому все это неприятно и невыносимо для князя и капитула [...]

Бургомистрам и совету многократно указывалось, что надо иметь наблюдение, не жалея усилий; квартальные и другие бюргеры Вюрцбурга держали себя в этих событиях вполне честно и порядочно, что господам было очень по душе, и это не будет забыто и в будущем ни для них, ни для их потомков [...]

Господин Иорг далее сказал, что каждый может легко уразуметь подозрительное происхождение этого паломничества, стоит только посмотреть, что за “почтенная” природа и дела того лица, от которого оно произошло; [и окажется, что] это — ничто иное, как литаврщик и пустой человек. Нужно также заметить, что если бы он был послан от бога, то он признался бы в речах, которые он держал перед тысячами людей, тогда как он из страха за свою жизнь все называет ложью. А ведь 12 апостолов и другие святые мученики не делали этого и не отказывались от того, что они говорили, а приняли за это смерть.

И если бы чудесные знамения, которые, как говорят, произошли в Никласгаузене, были истинны, то их было бы больше, чем их совершили наш господь бог и все его святые, которые только были на земле. [35]

Но это — пустая выдумка и мошенничество.

Наш милостивый господин получил от епископа Эйхштедтского письмо, в котором тот пишет, что у него в тюрьме в Херридене сидит один человек, который показал, что он вместе с другими 16-ю поклялся прикинуться немым, а придя в Никласгаузен заговорить, за что им должны были дать денег. И такого мошенничества было много [...]”

(Книга протоколов совета г. Нюрнберга).


Комментарии

1. Каноники — члены капитула — духовной коллегии при архиепископах, епископах и аббатах. Одной из важнейших их привилегий было право выбирать епископа (или аббата), которому они обычно навязывали различные условия, расширявшие их богатство и влияние. Важнейшие из каноников имели титулы и должности: пропста — управляющего имуществом капитула и часто замещавшего епископа, декана — ведавшего дисциплинарным надзором над духовенством, кантора — ведавшего вопросами культа, схоласта — руководившего церковной школой и библиотекой, казначея и т. п. Канониками крупных архиепископств и епископств обычно были младшие сыновья княжеских и графских родов, но в XV — XVI веках среди них часто можно встретить и представителей городского патрициата.

2. Средневековые города разделялись на районы, называвшиеся кварталами (четвертями, Viertel), что вызывалось военными, сторожевыми, полицейскими, финансовыми и административным нуждами города. Позднее возникшие предместья обычно образовывали отдельные кварталы. Во главе квартала стоял выборный квартальный (Viertelmeister), который в военное время был командиром отряда, состоявшего из жителей данного квартала. Иногда существовало деление на более мелкие части, во главе которых стояли “зексеры” (Sechser). Рехенмейстеры — (Rechenmeister) — финансовые чиновники города.

3. Юнкер (от junger Herr) — дворянин, не имеющий рыцарского звания.

4. Шультгейс — судебно-административный чиновник феодала, в данном случае епископский чиновник в Вюрцбурге.

5. Георг фон Гебзаттель, по прозвищу Грач (Racke), маршал (т. е. командующий войском) епископа Вюрцбургского.

6. Т. е., вероятно, к подданным епископа Вюрцбургского и капитула.

7. Имеется в виду маркграф Бранденбургский Альбрехт, по прозвищу Ахилл, которому принадлежали также франконские княжества Ансбах и Байрёйт. В документе говорится об этих последних княжествах, где маркграф имел наместника (штатгальтера).

8. В XV в. Бавария была разделена вначале на четыре, затем на два самостоятельных герцогства. В документе говорится о Людвиге IX, герцоге Баварско-Ландсгутском (Нижняя Бавария) и Альбрехте IV, герцоге Баварско-Мюнхенском (Верхняя Бавария).

9. Швейцарцы в XV в. были фактически независимы от Священной Римской империи германской нации, хотя формально входили в нее. Отсутствие у них развитых форм феодализма и завоёванная ими независимость создавали им в немецком народе ореол борцов за свободу и привлекали к ним симпатии. В данном случае феодальные круги обеспокоены слухами о приходе швейцарцев в Никласгаузен, что означало бы военную помощь антифеодальному движению и превращение его в вооруженное восстание. Это боязнь была тем более обоснована, что незадолго перед этим швейцарские войска разгромили могущественного бургундского герцога Карла Смелого (битва при Грансоне — 2 марта 1476 г.).