Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

I. РЕМЕСЛО И ЦЕХИ

1. Женские шелкоткацкий и шелкопрядильный цехи в Кельне 1 (XV в.)

(Loesch, I, № 62, S. 163 — 171)

1469 г. июня 20-го дня. 3-й цеховый устав, ткачих шелковых изделий 2

Мы, бургомистры и совет города Кельна, объявляем всем, кому предстоит увидеть и услышать эту грамоту, нижеследующее:

Наши предки — бургомистры и совет города Кельна — в год от рождества господня 1437 в мае месяце, в понедельник, следующий за днем св. Люции, учредили женский шелкоткацкий цех, утвердили его на прочных законах и предписаниях и дали означенным ткачихам устав, приложив к нему городскую печать; в этом уставе содержалась оговорка, что если бургомистры и совет найдут его в чем-либо несоответствующим общему благу, то они в праве во всякое время, по мере надобности, расширить или сократить его. Устав был дан по предложению и нижайшей просьбе наших дорогих и верных бюргерш и жительниц из числа ткачих шелковых изделий, возбужденной ими из-за того, что ремесло, которым они занимались в течение ряда лет почетным и похвальным образом, стало приходить в заметный [26] упадок, с одной стороны, из-за некоторых новшеств 3 , с другой — из-за отсутствия у них до сих пор писаных законов, подобных тем, какими обладают другие ремесла; сверх того устав дан во славу всемогущего бога и нашего города, во имя общего блага и, наконец, ради того, чтобы купец, как свой, так и приезжий, не рисковал быть обманутым...

[В последней части приводимый абзац говорит, что в 1461 г. устав в первый раз подвергся изменениям, а ныне, в 1469 г., вновь подвергается изменению] 4 .

1. ...Ни одна женщина, принадлежащая к этому цеху, не имеет права занять положение главной мастерицы по выделке шелка, не проучившись и не прослужив три года в этом цехе. Учение она должна пройти у главных мастериц цеха... таким образом, что если она не уживется у одной мастерицы, то может продолжать учение у другой, не иначе однако, как с ведома цеха.

2. Все прослужившие три года в этом цехе могут стать главными мастерицами по выделке шелка... независимо от того, законного ли. они или незаконного происхождения. Главная мастерица имеет право обучать своих детей у себя дома в течение вышеуказанного времени; затем они могут вступить в цех, внеся один рейнский гульден. Другие же ученицы, закончившие срок учения, могут вступить в цех лишь под условием взноса двух рейнских гульденов, считая, что рейнский гульден равен 3 маркам и 5 шиллингам нашей кельнской валюты...

3. Главная мастерица имеет право держать у себя одновременно не больше 4, учениц... не считая ее собственных детей.

4. Ткачиха может обучать девушек ремеслу только у себя дома, держа их на своем иждивении, под угрозой исключения из цеха навсегда. Следует однако оговорить, что если какой-либо бюргер или житель Кельна пожелает, чтобы дочь его дома обучилась этому ремеслу у лица, изучившего его и приобревшего права мастерицы, то ото разрешается...

5. Если продавщица или ученица этого цеха произведет у хозяев хищение стоимостью в 2 кельнские марки, то она лишается права заниматься этим ремеслом...

6. Девушка, желающая изучить ремесло, должна уплатить цеху 1 марку для осведомления властей о том, что она приступила к учению, чтобы ее могли записать. [Копия излагаемого устава, написанная в 1480 г., добавляет, что марка должна быть внесена в течение двух первых недель; если это не будет сделано, то ученица считается как бы не существующей в цехе. Начало учения считается с момента регистрации. Окончив трехлетний срок учения, продолжает устав 1480 г., девушка должна в течение ближайшего года вновь явиться к старшинам мужского [27] и женского пола и зарегистрироваться как прослужившая свое время. Не сделавшая этого не считается окончившей учение.]

7. Запрещается вышеупомянутым мастерицам и их мужьям производить шелковые изделия из пряжи, изготовленной не в Кельне, и отдавать их красить. Нарушившие это правило караются отобранием шелка, половина которого поступает в пользу совета и бургомистра, а другая половина — в пользу старшин [мужского и женского пола] цеха. К тому же означенные лица теряют право в будущем заниматься производством шелковых изделий.

8. Красильщики шелка в нашем городе имеют право работать только для главных мастериц. Это постановлено для того, чтобы сохранить источники пропитания наших бюргеров, бюргерш и жителей. Красильщик шелка, нарушивший этот пункт, уплачивает 100 марок штрафа и подвергается в течение месяца заключению в городской башне. Мастерицам же запрещается давать ему работу, пока он не уплатит штрафа.

[Копия 1480 г. дополняет этот пункт следующими постановлениями.] Прежде чем приступить к занятию своим ремеслом, красильщики должны явиться к нашим двум членам совета 5 и старшинам цеха, показать им свое искусство и присягнуть на верность последнему пункту. Работа красильщиков и красильщиц должна подвергаться осмотру в их домах, когда мы и цех сочтем нужным его произвести. Они обязаны также являться на суд-доверенных совета и наших старшин. Не повинующийся этому закону уплачивает указанный выше штраф н подвергается указанному выше наказанию 6 .

9. Запрещается окрашивать шелк... вайдой. Нарушивший это правило уплачивает 5 марок штрафа с каждого фунта шелка...

10. Если какой-либо венецианец, верденец или кто-либо иной, проживающий в нашем городе Кельне, привезет сюда водным или сухим путем сученый шелк 7 , крашеный или [28] некрашеный, чтобы отдать его здесь в дальнейшую переработку, и он же станет ходить с сырым шелком, ища таким образом пропитания... то мастерицам запрещается покупать у него сырой шелк. Мастерицы, нарушившие это правило, уплачивают 1000 марок штрафа.

11. Если какая-либо главная мастерица нашего города уедет отсюда, то она теряет после этого право заниматься у нас своим ремеслом. Это постановлено для того, чтобы защитить интересы купца.

12. ...Ни ткачихи шелковых изделий, ни кто-либо по ид поручению не имеют права изготовлять парчу, иначе как из парчевого шелка; уток должен быть из золота и серебра такого качества, как это принято в нашем городе. Нарушение этого правила карается 5 марками штрафа с каждого фунта шелка.

13. Шелковые шнуры разрешается делать лишь так, чтобы уток был из парчового шелка; при желании можно примешивать хороший шнуровой шелк. Нарушивший это постановление уплачивает 5 марок штрафа.

14. Запрещается примешивать к парче или шнурам крашеную или некрашеную пряжу. Нарушивший это правило теряет право заниматься выработкой шелковых изделий, а товар, изготовленный таким образом, сжигается.

15. Запрещается кому бы то ни было прясть шелк из узлов... или продавать узлы в сыром виде; совершивший этот проступок наказывается отнятием шелка и узлов, которые подвергаются сожжению. Сверх того он уплачивает с каждого фунта пряжи 40 марок штрафа 8 .

16. Мастерицы, принадлежащие к шелкоткацкому женскому цеху, не имеют права отдавать шелк для прядения или другой обработки лицам, живущим вне Кельна, а также бегинкам 9 и духовным, проживающим в монастырях и скитах... Нарушившие это правило лишаются права заниматься своим ремеслом.

17. ...Тем, которые за заработную плату прядут шелк, делают парчу или шнуры или как-либо иначе участвуют в изготовлении шелковых изделий, следует платить по обычной норме и не иначе, как деньгами, имеющими хождение в Кельне, а не каким-либо другим товаром. Нарушивший это правило уплачивает штраф в размере стоимости того товара, за производство которого была дана заработная плата.

18. Если какая-либо мастерица разрежет шелк, данный ей кем-либо для обработки за плату... затеряет, продаст или [29] заложит его христианам или евреям, то никто не должен давать ей больше работы... пока она не удовлетворит того, кому принадлежал шелк, и не заплатит ему за пропавшее добро. Нарушивший это правило уплачивает каждый раз 5 гульденов штрафа.

19. Главным мастерицам разрешается красить только собственный шелк. Нарушившие это постановление лишаются права заниматься ремеслом...

20. Все лица, принадлежащие к этому цеху, обязаны оказывать повиновение старшинам во время обхода, совершаемого этими последними для осмотра шелка и шелковых заведений [копия. 1480 г. пишет: нашим членам совета, а также старшинам]. Оказавший сопротивление словом или делом платит рейнский гульден штрафа и тем не менее все-таки должен представить свою работу старшинам для суждения о ней.

21. Если старшины найдут, что работа неправильно исполнена и не является добротным товаром, то они отбирают его и представляют властям. Тот, у кого найдено это изделие, должен сам разрезать его на куски и сверх того уплачивает с каждого лота по 2 шиллинга штрафа.

22. Лица, не принадлежащие к женскому шелкоткацкому цеху и продающие в Кельне шелк и шелковые изделия, должны следить за тем, чтобы они были хорошего качества и являлись добротным товаром. Если старшины при осмотре найдут, что это не так... то продавец такого плохого шелка платит с каждого фунта 4 марки штрафа.

23. Каждый год главные мастерицы совместно выбирают двух мужчин [копия 1480 г. пишет: двоих из числа своих мужей], которые занимаются торговлей 10 , и двух женщин, принадлежащих к этому цеху, в старшины; однако муж и жена не могут одновременно занимать должность старшин... По окончании срока старшины лишь два года спустя могут быть вновь избраны на эту должность. Они обязаны собираться каждые две недели для обсуждения дел, касающихся цеха, и творить суд по мере надобности. Каждый из них получает по 4 шиллинга вознаграждения за каждое заседание.

24. Если кто-либо, занимающийся этим ремеслом, будет призван властями на суд и не последует призыву, то он платит штраф в размере 3 вейспфеннигов [дословно — белых пфеннигов] за первое ослушание, 6 — за второе и 2 марок — за третье.

25. Одна треть штрафов, взыскиваемых старшинами [копия 1480 г. пишет: доверенными совета и старшинами], поступает ежегодно в пользу города, вторая треть — в пользу цеха, а третья — в пользу того, кто донес и сообщил. [30]

1470 год, 22 августа. 4-й цеховый устав ткачих шелковых изделий

(Loesch, 1, № 63, S. 171 — 172)

18. ...Мастерицы и занимающиеся этим ремеслом не имеют права продавать шелк лицам, относительно которых они знают или предполагают, что лица эти приобретают шелк для спекулятивных целей. Кто нарушит это правило, штрафуется уплатой в пользу городской казны половинной стоимости проданного товара.

1470 год, 24 октября. Дополнительная грамота к цеховому уставу от 22 августа 1470 г. 11

(Loesch, II, 658, S. 422 — 423)

Мы, бургомистры и совет города Кельна, объявляем всем через посредство этой грамоты, что по предложению наших дорогих бюргеров и бюргерш из цеха ткачих шелковых изделий мы в интересах общего блага, а также чтобы предотвратить возможность обмана в торговле шелком и поддержать честь и страх в управлении цехом, постановили нижеследующее:

1. Запрещается лавочникам и лавочницам нашего города продавать шелковые материи и шелковые шнуры, не сработанные главными мастерицами Кельна. Если у лавочника или у лавочницы будет найден подобного рода товар... то старшинам цеха принадлежит право наказать его согласно постановлениям основной грамоты.

3. Нам надлежит выбирать двоих членов совета таким образом, что каждый из них остается в должности год, но каждые полгода один из них выбывает и вместо него выбирается новый. Эти лица по желанию старшин цеха обязаны во всякое время совершать с ними обход, осматривать работу и содействовать наказанию виновных... Старшины обязаны давать доверенным совета вознаграждение за такие обходы 12 .

1480 год, 55-й цеховый устав ткачих шелковых изделий

(Loesch, I, № 64, S. 172 — 174)

5. Кто три года обучался этому ремеслу и не хочет 13 самостоятельно заняться им, может работать по найму; но нельзя брать к себе и допускать к работе девушку, не проучившуюся положенного числа лет.

11. Запрещается самим красить шелк; его надлежит отдавать для этого красильщикам... [31]

21. Работающие над изготовлением шелковых изделий по найму, а именно прядильщицы, изготовительницы шнуров сучильщицы и другие, должны получать заработную плату монетой, имеющей хождение в Кельне, в следующем размере: за выработку одного фунта шелковой пряжи для чепцов из таланского 14 или еще более высокосортного шелка-сырца — 14 кельнских альбусов; за выработку одного фунта шелковой пряжи для чепцов или для вязки из сырца по качеству ниже таланского шелка, как то: так называемая Kammorfrauenseide, мессинский шелк и так называемая recalica — 12 альбусов; за выработку одного фунта пряжи из шелковой смеси разных сортов — 8 альбусов; за выработку одного фунта шелковой пряжи для шнуров — 5 альбусов; за выработку парчи по ширине основы — как установлено обычаем (в частности от 8 до 12 альбусов за один фунт ткани).

Эта плата не может быть выдаваема никаким товаром. Нарушивший это правило уплачивает штраф в размере стоимости той работы, за которую дана была заработная плата. Штраф делится пополам между бургомистром и советом, с одной стороны, и шелкоткацким женским цехом — с другой.

Если окажется, что работницы пряли или ткали шелк не-для законных мастериц, или что они, приступив к прядению или тканью, раздавали затем материал другим женщинам, которые смешивали его с другими сортами шелка, или что они пряли и ткали свой шелк, то таким женщинам не следует больше давать работу. За нарушение этого пункта взыскивается 5 марок штрафа.

31. ...Доверенный совета и старшины обоего пола... обязаны не реже одного раза в месяц призывать к себе старшин цеха шелкопрядильщиц, а также красильщиков шелка, чтобы установить, не было ли каких-нибудь неправильностей в отношениях между ткачихами и этими лицами [т. е. прядильщицами и красильщиками], особенно по вопросам, касающимся заработной платы... Они должны судить и наказывать виновных согласно постановлениям цеховых уставов.

1490 — 1491 гг. Доклад об отрицательных сторонах шелкового производства, представленный Кельнскому совету Гергардом фон Везелем, 15 .

(Loesch, II, X. 661, S. 425 — 428)

Следует знать, что почтенные друзья из цеха ткачих шелковых изделий в Кельне получили от совета устав, который они… [32] с поднятыми руками, произнося слова присяги, именем бога и святых поклялись соблюдать.

1. П. 3 этого устава гласит [следует изложение п. 3 устава 1469 г.].

...Повидимому только 4 или 6 мастериц, настолько богатых, что они в состоянии тратить ежегодно от 2 до 3 тысяч гульденов на покупку шелка-сырца, обучают учениц и собственных детей, извлекают отсюда пользу... и занимают положение главных мастериц в цехе, а почтенные лица, изучившие ремесло... не почитаются за главных мастериц в цехе... не могут иметь учеников и обучать своих детей... и не получают соответствующей выгоды, хотя они и владеют ремеслом так же хорошо, как и те, которые обрабатывают свой материал, и даже, быть может, лучше их. Создается такое положение, что мастерицы, не работающие над своим материалом, не находятся под охраной прав, гарантируемых уставом, между тем как в других кельнских цехах, как например у золотых дел мастеров, щитовиков и других, как богатые, так и бедные в равной мере пользуются правом держать учеников или учениц...

2. П. 6 устава гласит [следует изложение п. 7 устава 1469 г.].

Наступит время, когда станет известно, что шелковая пряжа, идущая из Венеции, подвергалась здесь окраске и переработке.

3. Говорит о допущении к работе мастериц, покинувших Кельн, вопреки п. 2 устава 1469 г.

4. Говорит о противозаконной обработке узлового шелка вопреки п. 15 устава 1469 г.

5. П. 15 устава гласит [следует изложение п. 16 устава 1469 г.].

Прекрасно известно, как этот пункт соблюдался и соблюдается кое-кем из тех, кто присягнул на верность уставу. Осмотрите и обыщите многие монастыри и скиты, вы убедитесь в этом.

6. П. 16 устава гласит [следует изложение п. 17 устава 1469 г.].

К сожалению людям и богу хорошо известно, как соблюдался и ныне соблюдается этот пункт; проповедники с давних пор много говорили об этом... Но к сожалению улучшения заметно мало; денег... не дают или же дают их в ничтожном количестве, а вместо них дается товар, в частности шелк, английское и другое сукно... которое затем приходится продавать.

Перед нашими глазами проходят примеры бедняков, принимающихся за прядильную и ткацкую работу, чтобы спасти себя от голода и жажды. Они принуждены брать от мастериц шелковую материю, оцениваемую мастерицей в 19 кельнских марок, между тем как они не могут продать ее затем даже за 14 1/2 [33] или 15 марок; или же их заставляют брать сукно, оцениваемое мастерицей в 6 марок, которое они рады затем сбыть с уступкой третьей части цены. Многие лица, принадлежащие к шелкоткацкому женскому цеху, вступают одновременно в цех розничных торговцев сукном, пользуясь таким образом двойным источником пропитания... Эти бедняки, а также посредницы разносят по городу такого рода мелочной товар, продавая его с убытком, чем чинят подрыв розничной торговле сукном, которая всегда была крупным источником пропитания, уменьшают доход от акциза, идущего в пользу города, и вместе с тем поневоле совершают беззаконие.

7. П. 17 устава гласит [следует изложение п. 18 устава 1470 г.].

Как соблюдался и ныне соблюдается этот пункт, легко понять из только что сказанного. Если при выдаче заработной платы фунт шелка оценивается в 19 марок, а затем может быть продан не больше чем за 15 марок, то как же назвать подобного рода сделки, как не ростовщическими? Почтенный совет мог бы узнать у посредниц, почему бедняки берут вместо заработной платы такую материю.

Те ткачихи шелковых изделий, которые недавно продали кое-каким князьям и каноникам шелк, взятый у канонисс Эссенского монастыря на Дровяном рынке 16 , прекрасно знали, что эти князья и каноники отнюдь не купцы, сбывающие шелк во Франкфурт и другие места 17 . Если бы почтенный совет захотел узнать причину этого, то, быть может, нашлись бы посредники, которые сумели бы раскрыть ее.

Шедкопрядильщицы 18 , 1412 — 1413 гг.

(Loesch, II, № 650, S. 418 — 419)

Да будет известно, что к нам явился Вальтер Кезенгер, предложивший построить колесо для прядения и сучения шелка. Но, посоветовавшись и подумавши со своими друзьями... совет нашел, что многие в нашем городе, которые кормятся этим ремеслом, погибнут тогда. Поэтому было постановлено, что не надо строить и ставить колесо ни теперь, ни когда-либо впоследствии. [34]

Шелкопрядалъщицы, 1456 г. 1 декабря

(Loesch, II, № 651,8. 419 — 420)

[В 1456 г. шелкопрядильщицы Кельна обратились к городскому совету с жалобой на то, что в женских монастырях Кельна в большом количестве прядется шелк, чем чинится подрыв ремеслу светских шелкопрядильщиц. Последние, по их словам, пришли в крайнюю бедность и принуждены будут совсем покинуть город, если совет не запретит монастырям заниматься шелкопрядением.

Обитательницы монастырей возражали на это, что они сами дети бюргеров, никакого другого ремесла, кроме шелкопрядения, не знают и ничем другим прокормить себя не могут. Тогда совет прибег к компромиссному решению. Восьми женским монастырям Кельна, перечисленным поименно, разрешено было в течение еще 10 лет заниматься шелкопрядением с тем однако условием, чтобы еженедельная выработка пряжи не превышала очень ограниченного количества фунтов, строго установленного для каждого монастыря (от 2 до 6 фунтов). Ткачихам же и ткачам шелковых изделий запрещено было под угрозой штрафа в 25 марок раздавать монастырям работу в количестве, превышающем установленную норму].

3. Устав кельнских бочаров (1397 г. 19 )

(Loesch, I, № 5. S. 12 — 14)

1. Члены братства должны честно исполнять всякую работу, кто бы ни поручил им ее, и оберегать интересы работодателя, как свои собственные.

2. Принимать в это братство можно лишь людей, пользующихся хорошей, незапятнанной славой и искусных в ремесле...

3. Запрещается брать работника, которому предстоит еще изучить ремесло, на срок меньший, чем три года... Лишь по истечении 3 лет службы он имеет право уйти от мастера и самостоятельно заняться ремеслом.

4. Согласно старому обычаю, ученик должен при вступлении в цех внести старшинам один рейнский гульден, половина которого поступает в братскую казну, а другая половина отдается старшинам. Сверх того ученик дает в начале учения один фунт воску в честь господню и ставит четверть хорошего вина... Братья выбирают из своей среды двух старшин, занимающих эту должность в течение двух лет... Доходами и расходами эти последние ведают сообща с двумя рехенмейстерами [дословно — счетоводами], избранными на два года. [35]

6. Кто хочет кормиться этим ремеслом и занять положение самостоятельного мастера, должен иметь полный панцырь... 20

Когда он захочет стать мастером, он обязан явиться к старшинам и приобрести права братства, внеся два тяжелых гульдена хорошего золота, которые поступают в пользу братьев. Не исполнивший этого условия не имеет права кормиться ремеслом в пределах Кельна... Если он, невзирая на запрещение старшин... будет все-таки работать в Кельне, то за каждую неделю, которую он проработает, он уплачивает 1 гульден штрафа. Уплатив штраф, он тем не менее обязан приобрести права братства указанным выше образом 21 .

7. Если какой-либо чужой, приехавший со стороны бочар захочет заниматься здесь своим ремеслом, то он должен явиться к старшинам, получить от них разрешение и дать в честь господню один фунт воску. Проработав месяц, он должен опять дать один фунт воску, и так каждый месяц до тех пор, пока не будет принят в братство... Права братства он приобретает так же, как и другие [т. е. согласно постановлениям п. 5].

8. [Членам братства запрещается друг друга обманывать.]

9. Запрещается брать за изготовление винной бочки, предназначенной для оставления в Кельне, больше 8 моргинов. За бочки, предназначенные для сплава по течению Рейна, можно брать по 2 шиллинга со штуки, как это принято было в старину. С дубового обруча — два моргина... С клепки — 3 вейспфеннига.

Бочары, работающие поденно, не имеют права бросать работу, не кончив ее. Нарушивший это правило уплачивает штраф в размере 1 фунта воску. Братьям запрещается сманивать друг у друга работников под угрозой уплаты 1 фунта воску за каждый день, который они продержат у себя сманенного. Поденная плата не должна превышать двух вейспфеннигов.

11. В день поминок брата, который при жизни похвально и честно вел себя, занимаясь этим ремеслом... братская казна дает из своих средств 6 фунтов воску... Когда кто-либо из братьев умрет, то все члены братства обязаны следовать за похоронной процессией до самой церкви и кладбища; затем они должны обратно вернуться в дом, как это предписывается стариной и обычаем. Не исполнившие этого пункта устава уплачивают 1 вейспфенниг штрафа. [36]

12. Если кто-либо из братьев охромеет, ослепнет или состарится, придет вследствие этого в бедность и не сможет зарабатывать... он имеет право получить из братской казны по 8 моргинов в день, пока бог дарует ему жизнь...

13. Если бы постороннее лицо пожелало вступить для этой цели в братство, то последнее обязано принять его под условием уплаты им соответствующей суммы в виде возмещения 22 .

3. Франкфуртские сукноделы (XIV — XV вв.)

(В. Schmidt, В. I, S. 225)

Устав 1345 г.

Мы, мастера-сукноделы Франкфурта, извещаем господ шеффенов и весь совет о наших правах и обычаях, как мы их сохранили исстари:

1. Никто из членов нашего цеха не должен делать сукон с каймой, разве только по заказу шеффенов, которые вместе с членами их семей могут носить такие сукна.

3. Мы имеем обыкновение присматривать за нашими чесальщицами и прядильщицами.

4. Запрещается закладывать крашеную шерсть, пряжу и неготовое сукно или принимать их в заклад; если это будет обнаружено, то заложенное должно быть отдано нам безвозмездно. Исключается тот случай, когда пряжа и сукно принадлежали самому заложившему их.

5. ...Запрещается пользоваться печатью, прилагаемой к сукну, тем, кто не состоит в нашем цехе и не живет в городе.

6. ...Кто подвергся оговору и не восстановил своей чести, тот не может оставаться в нашем цехе.

9. Исстари у нас в обычае, что мы сами можем принимать все постановления, вызываемые нуждами ремесла, если только данные вопросы не подлежат ведению городского суда или совета.

10. Мастерицам монастыря пресв. девы разрешается ткать сукно с каймою и продавать его в розницу.

Кульман Зан, Фольмар фон Бибра, Гейне Гольцгеймер и Годфрид фон Дорфельдин прочли вышеприведенные статьи перед шеффенами и всем советом и показали под присягой, что все эти обычаи цех сукноделов перенял от предков.

11. Штрафы и взыскания, которые были у нас установлены и которых мы придерживаемся, перечислены ниже.

12. ...Если будут найдены сукна с каймою или с порезанными местами, или они окажутся сделанными из обрезков [37] и клочков шерсти, или подправленными светлой пряжей такие-сукна должны быть отобраны у мастера, а последний вносит 1 фунт геллеров штрафа.

13. Если кто-нибудь отдаст ткать или отделывать сукно за город, а потом обнаружится, что оно с каймою, то сукно отбирается, а мастер лишается права заниматься ремеслом в течение года; по истечении срока он может просить мастеров наших о снисхождении, но обязан внести 5 марок штрафа.

14. Никто не должен окрашивать в пестрые цвета сукна с каймою. [Последствия те же, что и в 13-й ст.]

15. Такой же штраф уплатит тот, кто работает более чем на двух ткацких станках.

20. Кто продает сукна без свинцовой печати, тот уплачивает нашим мастерам 2 гроша штрафа.

24. Если будет найден у кого-нибудь спрятанный ткацкий станок, с того следует 1 марка.

27. Маклер, берущий вознаграждение не в ярмарочное время или изготовляющий сукно, штрафуется на 1 марку.

28. Мастер, дающий вознаграждение маклеру, который не привело собой гостя в дом, всякий раз вносит полчетверти вина.

29. Кто делает сукна, должен вырабатывать их длиною в 33 локтя и без каймы; кто сделает сукно длиннее, платит мастерам 1 фунт,

30. Если будет найден меньший по длине кусок сукна, следует штраф в 1 фердунг.

31. Кого застанут ночью за работой, тот платит 1 марку.

34. ...С каждого куска сукна полагается по геллеру двум мастерам, осматривающим сукно с целью суждения о его промывке.

35. Если мастер станет ворсить сукно, а два мастера обнаружат, что оно было плохо промыто, то виновный вносит фердунг штрафа и дает четверть вина в цеховой дом.

36. Кто оскорбит “двух” мастеров словами или действием, тот платит такой же штраф, как и за оскорбление “шестерых” 23 старост цеха.

40. Никто не должен давать ткачу со дня сретения господня, когда освящают свечи, и до дня св. Михаила более 16, а в другое время более 14 геллеров поденной платы; если же он работает сдельно, то ему следует платить 5 шиллингов с куска десятимоткового сукна, если работа все время одинаковая; если же работа меняется, то он и его мастер должны договориться, и за девятимотковое сукно уплачивается 5 1/2 шиллингов. Кто пообещает дать больше или даст больше, чем выше установлено, тот дает в цеховой дом четверть вина. [38]

41. Ткач, запросивший у наших товарищей-мастеров больше положенного, на 4 недели лишается права заниматься ремеслом, он и жена.

44. Запрещается покупать вайду где-либо кроме двух гостиных дворов, где ее пробуют и оценивают; штраф — 1 фердунг и четверть вина.

45. Никто не должен, когда покупает вайду, брать больше одной вязки. Штраф — полмарки и четверть вина.

46. Никто из членов нашего цеха не должен продавать вайду негорожанину... Штраф — 1 фунт и четверть вина в цеховой дом.

47. Никто не должен сманивать у другого людей, будь то работник или работница... Штраф — полмарки.

Постановление совета 1393 г.

(Schmidt, II, 183 f)

Совет постановил взять в свои руки заведывание мерой и печатью для сукон и устроить это дело к общей пользе всей страны, совета и города.

Из устава 9 марта 1377 г. с позднейшими дополнениями

8. Кто до сих пор не занимался шерстоткацким ремеслом, не может заняться им, если он не бюргер... [Вступающий в цех] вносит 3 фунта, которые идут на общие нужды, и четверть вина; последнее распивается всем цехом; после этого как он, так и его дети приобретают право пользоваться всем, что дает принадлежность к цеху.

13. Никто не должен снимать сукно с рамы, пока его не осмотрели клеймильщики... Штраф с каждого куска — 9 шиллингов геллерами; клеймильщики должны осматривать сукна у всех, как у богатых, так и у бедных, никого не пропуская... Штраф в 1 турноз.

20. Кто среди своих сукон выставит для продажи сукно, сработанное вне Франкфурта, тот уплачивает марку штрафа с каждого куска.

34. Лица, специально назначенные советом, должны смотреть за тем, чтобы чесальщицы брали шерсть лишь от одного заказчика; они вносят штраф в 1 грош, если переменят или смешают шерсть своих заказчиков.

36. Если они неопрятно держат людское добро — замочат или испачкают шерсть, — то платят 1 грош; никто не должен держать шерсть долее 4 недель... штраф — 2 гроша.

55. Запрещается промывать более одного куска сукна в день; кто нарушит это постановление, тот штрафуется на 2 гроша. Это постановлено для того, чтобы поднять качество сукна.

57. Евреи не имеют права давать ссуду под неотделанное [39] сукно, если они не удостоверились, что сукно принадлежит тому, кто его заложил.

58. [Цеховый] судья вместе с теми, кого для этой цели назначает совет, взимает штрафы с нарушителей этих статей и приносит присягу, что каждую четверть года 24 будет выплачивать городу причитающуюся ему часть штрафов; совет же и цех должны вознаграждать судью и выборных из тех же штрафных денег.

60. Чесальщица, работающая за плату, не имеет права делать сукно {для продажи]. У тех, кто нарушит это постановление, сукно отбирается для представления бургомистрам...

66. Запрещается валять сукна на чужой раме.

67. Запрещается промывать сукно в чужой лоханке. 71. Запрещается торговать сукном или выставлять его для осмотра где-либо кроме двух гостиных дворов, за исключением времени двух ярмарок, 14 дней перед ними и 14 дней после них. Штраф — 3 гроша.

1430 год, 5 июля. О выборах

Когда наступало время назначения на должности, то, согласно обычаю, существующему до сих пор в цехе, два цехмейстера и. коллегия “шести” намечали кандидатов и, составив список, передавали его двум мастерам, представляющим цех в совете; последние имели право вносить изменения в список, вычеркивали одних и приписывали [других] так, как им казалось наиболее удобным и целесообразным... Из-за этого среди членов цеха возгорелись споры, и они предстали перед нами, советом, с изложением противоположных мнений. Мы, совет г. Франкфурта, выслушав обе стороны, примирив их и взяв обещание соблюдать соглашение, постановили, что существовавший до сих пор порядок выборов отменяется окончательно; теперь оба представителя цеха в совете, оба цехмейстера и коллегия “шести” — все вместе выбирают по крайнему разумению своему новых людей к пользе всего цеха, одного за другим...

...Если случится, что голоса разделятся и на одной стороне окажется столько же, сколько и на другой... то они должны выборы перенести в совет, и та сторона, которая получит наше одобрение, проведет выборы по-своему. “Десять” же должны о всех словах и действиях, которые всплывают и обсуждаются во время выборов, хранить строгое молчание в силу своей присяги, чтобы не давать повода к сведению личных счетов и возникновению недоброжелательства. [40]

1432 год

(Schmidt, II, 197)

Мастера шерстоткацкого цеха во Франкфурте постановили определить в интересах цеха, какое именно количество сукон каждый ремесленник имеет право выработать и вынести на ярмарку. Они прочитали список и просили совет его утвердить... Принимая во внимание, что таково желание большинства мастеров, совет разрешил им соблюдать в течение двух лет следующий порядок: ни один мастер не имеет права изготовлять или заказывать другому для себя большее количество сукон, чем ему полагается. Нарушивший это постановление уплачивает с каждого куска сукна, безразлично — сделал ли он его для себя или для другого, 5 марок штрафа; все состоящие в цехе мужчины и женщины обязаны, если окажется такой [незаконно на продажу сработанный] товар, уведомить о нем городских клеймильщиков для взыскания штрафа. Совет оставляет за собой право уменьшить, увеличить, а то и совсем уничтожить этот список; однако за всеми бюргерами и лицами, не состоящими в цехе, остается право поштучной выработки сукна. Цифры же ярмарочной выработки мастеров цеха следующие: 11 человек вырабатывают по 30 кусков, 22 человека — по 24 куска, 10 человек — по 16 кусков, 8 человек — по 12 кусков, 20 человек — по 10 кусков, 13 человек — по 8 кусков и 49 человек — по 4 куска... Постановлено в день после 40-дневной ярмарки, в год 1432-й.

1456 год, 3 июня

100. Запрещается кому-либо из членов шерстоткацкого цеха кроме специально на то всем цехом уполномоченных лиц покупать на рынке вайду...

101. Никто из членов шерстоткацкого цеха не должен красить шерсть для лиц, не состоящих в цехе, чтобы ни у кого из нас не перепутывалась шерсть. Можно красить шерсть лишь для господ наших шеффенов и для бюргеров Франкфурта, если они захотят сделать из нее ткань на платье, одеяла, скатерти и тому подобное для собственного потребления. Штраф — 1 марка.

1459 год, 7 августа

102. ...Шерстоткацкий цех сделал представление совету [об ограничении выработки сукна для каждого из членов цеха]... Большинство членов цеха просило о разрешении установить предельные цифры выработки; совет, выслушав заявления обеих сторон и имея в виду, что большинство считает эту меру соответствующей интересам цеха, разрешил им установить предельные цифры... на ближайшие 6 лет. Так как [41] незадолго до того они производили оценку состояния всех членов цеха в связи со сборами на постройку нового цехового дома, то совет постановил: внесшие сбор в размере от 2 до 3 1/2 гульденов могут вырабатывать на каждую ярмарку 30 кусков сукна, не больше; внесшие 1 — 1 1/2 гульдена — не более 20 кусков; внесшие от полугульдена до 8 торносов — не более 12 кусков. Запрещается искать наживу в этом деле, передавая, закладывая или продавая другому свою шерсть... Штраф — 10 гульденов.

1482 год, 20 июня

123. ...Если кто-нибудь — житель Франкфурта или приезжий — покупает шерсть для перепродажи, а член нашего цеха или просто бюргер захочет — прежде чем шерсть будет взвешена и передана из рук в руки — принять участие в покупке с целью переработки этой шерсти, но отнюдь не перепродажи ее, то покупающий должен уделить ему часть шерсти... с тем условием, чтобы за нее было немедленно уплачено.

4. Франкфуртские портные (XIV — XV вв.)

Из устава портных и стригальщиков сукна (Tuchscherer) 1352 года 10 марта

(Schmidt, I, 500)

22. Мы дали “шести” мастерам право ежегодно выбирать себе на смену, согласно обычаю, новых “шестерых” из числа лиц, могущих быть полезными цеху и внушающих к себе уважение; если кто-нибудь из нас после выборов начнет их оспаривать, то он уплачивает 5 шиллингов штрафа.

Из устава портных от 9 марта 1377 г. с дополнениями (Не позже 1466 г.)

(Schmidt, I, 507)

21. ...Ни один торговец сукном не имеет права давать или дарить что-либо портному за то, что последний покупает у него сукно в розницу... Запрещается также портным брать что-либо от торговцев... Штраф — 1 гульден... Если портной по желанию приезжего заказчика сам купит несколько локтей сукна, чтобы сшить из него заказанную вещь, он не имеет права брать за это вознаграждение...

1466 год, 20 августа

Так как между шерстоткацким цехом и цехом портных возгорелся спор из-за стрижки сукна, то совет разъяснил, что ткачи имеют право подстригать и большие и малые сукна, но что они не в праве вывешивать ножницы; столы, на которых [42] подстригаются сукна, должны стоять у них так, чтобы между порогом и столом оставалось свободное место для прохода. Подстригальщики же сукна могут и должны вывешивать у себя ножницы и имеют право стричь и большие и малые сукна, как это повелось исстари. Что касается изображения ножниц, которое цех портных поместил у св. Варфоломея возле своего подсвечника, то он должен снять его.

1495 год, 8 сентября

(Schmidt, I, 519)

51. По спору между шерстоткацким цехом и гладильщиками, с одной стороны, и портными и стригальщиками сукна — с другой, относительно того, кто из них имеет право ворсить, подстригать и отделывать сукно, совет постановил, что и те и другие могут ворсить и подстригать валеные сукна; что же касается сырых и неваленых сукон, то эти последние относятся к работе гладильщиков; но так как между обеими сторонами возникли раздоры, то совет разъяснил [дополнительно], что стригальщики не имеют права стричь сырые сукна, растягивать же сукно [какое бы то ни было] им вообще воспрещается; все это, а равно и выделка сукна на одеяла, плащи и т. п., относится к деятельности гладильщиков и прессовальщиков. Стригальщики же имеют право стричь одни лишь валеные сукна...

5. Строительные цехи Франкфурта (XIV — XV вв.)

Из устава кровельщиков 1355 г. (Ibidem, II, 75)

2. Запрещается покупать по поручению заказчика материал для крыши последнего... 25

Из устава плотников 6 января 1397 г. (Ibidem, II, 353)

9. Если у кого-нибудь из нас будет достаточно работы, а между тем к нему придет бюргер с просьбой что-либо сделать для него или рекомендовать ему другого мастера, то тот, к кому обратился бюргер, должен направить последнего к одному из членов нашего братства... Штраф за неисполнение этого постановления — четверть вина и фунт воску...

10. Если кто-нибудь из нас работает на стороне, за пределами города, и к нему придет кто-либо из членов нашего братства с просьбой помочь в работе, а он не последует этому [43] приглашению, то с него берется штраф — четверть вина и фунт воску.

Постановление совета о поденной плате 29 июня 1425 г. (Ibidem, I, 5)

1. Совет г. Франкфурта постановил, что поденную плату следует выплачивать соответственно указанным ниже правилам, причем различаются две части года: летнее время — от благовещенья до дня св. Галена (16 октября) и зимнее время — от дня св. Галена до благовещенья; работать может у нас всякий, безразлично бюргер он или нет; работников можно иметь сколько угодно: кто отработает полностью свою плату, получает ее целиком; если же он не отработает всего, то ему выдается лишь соответственная часть.

3. Плотникам и кровельщикам следует платить в летнее время по 5 шиллингов в день новыми геллерами или же 4% шиллинга и утреннюю еду, также обеденный и послеобеденный стол, по вечерам не дается уже ни ужина, ни напитков. Зимой же следует платить в день по 4 шиллинга новыми геллерами — не более, или 3 шиллинга деньгами и стол утренний, обеденный и послеобеденный.

4. Штукатурам, каменщикам и черепичным кровельщикам следует платить по 4 шиллинга 6 геллеров или 30 геллеров и утренний, обеденный и послеобеденный стол, как выше было указано, зимой же 4 1 /2 шиллинга деньгами или 3 1 /2 шиллинга и два раза стол, утром и в полдень. Каменщику же, имеющему собственный инструмент и могущему выполнять резные работы, нужно платить, как плотнику.

5. Печникам, делающим новые печи, платить то же, что и штукатурам.

9. Подручным 26 в летнюю пору полагается платить по 2 шиллинга новыми геллерами или же 12 геллеров и стол, как выше было указано; зимой же 14 геллеров деньгами или только 9 геллеров и два раза стол, утром и в полдень.

Из устава плотников 1424 и 1438 гг. (Ibidem, II, 226)

8. ...Плотники не имеют права мешать плохо обученным ремесленникам делать свою работу, согласно тому, как с ними договорится заказчик; запрещается также принуждать их К вступлению в цех и к участию в обороне города вместе с цехом. Они не имеют однако права возводить новые разные постройки и должны предварительно стать бюргерами. [44]

17. Если ремесленник за городом наймется в монастырь на год, то ему разрешается взять [сверх поденной платы] одежду, башмаки или пару брюк. Если строится хороший новый дом или ремонтируется большой старый, то опять-таки разрешается дарить ремесленнику восьмерик зерна или пару брюк, или что-нибудь еще в этом роде, с тем условием однако, чтобы все это стоило не больше гульдена; поденная же плата и стол не могут быть повышаемы, но должны выдаваться в упомянутых выше размерах 27 .

21. Плотники должны утром начинать работу во-время и уходить вечером также во-время: не раньше чем начнут звонить у св. Николая, днем же, когда часовой колокол пробьет 11, они прекращают работу и идут обедать, с тем чтобы к 12 быть обратно 28 .

22. Каждый плотник, состоящий бюргером г. Франкфурта и проживающий в последнем, может держать у себя на службе не более одного работника на своих, хозяйских, харчах... Каждому работнику, не живущему у хозяина на его харчах, плата должна быть выдаваема полностью; мастера же не имеют права вычитывать из нее какую-либо долю в свою пользу... 29

1534 год, 13 января

(Ibidem, II, 236)

44. ...Совет во внимание к почтительному ходатайству цеха плотников постановил нижеследующее: каждый мастер плотничьего цеха, руководящий постройкой, имеет право держать на своих харчах не более двух работников или одного работника и одного ученика; если же для окончания взятого дела ему понадобится большее количество работников, то он должен их взять из числа мастеров цеха. Эти последние могут привести на работу не более одного работника или одного ученика каждый. Мастера эти, а также те, кого они приведут с собой, должны повиноваться всем распоряжениям главного мастера и не бросать самовольно работы, разве что они самостоятельно подрядятся на постройку. Если же кто-либо из них не будет повиноваться главному мастеру, то последний или то лицо, для которого строится дом, имеют право уволить его и взять на его место другого. [45]

6. Списки франкфуртских ремесленников и статистические данные по франкфуртскому ремеслу (1387 и 1440 гг.)

Число мастеров во франкфуртских цехах по спискам городского населения 1387 и 1440 гг. 30

Название цехов

Число мастеров

1387 г.

1440 г.

Сукноделы

272

159

Мясники

65

54

Кузнецы

101

108

Пекари с пряничниками и пр.

91

64

Сапожники

72

46

Скорняки

28

20

Кожевники

27

13

Рыбаки

61

78

Портные с вышивальщиками шелком и стригальщиками

118

71

Каменотесы

27

2

Подносчики

38

2

Плотники

39

40

Кладчики камня

21

22

Бондари

59

46

Ткачи льна

38

21

Грузчики

22

15

Сыромятники и пергаментщики

17

15

Погребщики (содержатели винных погребов)

30

23

Слуги в винных погребах

39

15

Банщики

25

11

Всего

1190

825

Общее число всех городских мастеров, как входящих, так и не входящих в цехи, по основным отраслям производства 31

Отрасли производства

Число мастеров

1387 г.

1440 г.

Сельское хозяйство и добывающие промыслы

107

181

Обработка металла

123

119

Приготовление отопительных и осветительных материалов

13

10

Текстильные ремесла

334

245

Обработка кожи

66

66

Обработка дерева и кости

118

86

Приготовление предметов питания

179

142

Изготовление одежды и предметов гигиены

272

245

Строительное дело

141

118

Торговля (в том числе торговля вином)

166

179

[46] Канцелярское дело и книгопечатание

3

21

Бродячие музыканты и прочий неоседлый люд

8

13

Наемный труд неопределенного характера

1

52

Прочие промыслы

23

61

Всего

1554

1493

Население Франкфурта, считая женщин и детей, включая духовенство 32 , в 1440 г. достигало 9000 человек].

[Дополнение к таблице 2, содержащее перечисление ремесел и промыслов по каждой отрасли производства 33

1. В первой группе мы находим садовников, виноградарей, молотильщиков, веяльщиков, овцеводов, пастухов, пасущих коров, свинопасов, торговцев скотом, птицеловов, рыбаков, работников, делающих изгороди, каменоломов.

2. В 1387 г. мы находим собственно кузнецов; кузнецов, выделывающих подковы; иголочников, гвоздочников, ножовщиков, мастеров, изготовляющих ножницы; мастеров, выделывающих чесальные гребни, шпорников, ремесленников, вырабатывающих шлемы, оружейников, панцырников, полировщиков мечей, мастеров, выделывающих стрелы, точильщиков; ремесленников, выделывающих пилы, жестяников, котельщиков, медников, оловяничников, сковородников, колокольников, часовщика (имеются в виду большие городские башенные часы); мастеров, выделывающих заступы; чашников, золотых дел мастеров, золотобитов; ремесленников, выделывающих деревянные башмаки. В 1440 г. прибавляются еще замочники и органный мастер.

3. Для 1387 г. в третьей группе находим дровосеков, угольщиков, маслобойщиков, свечников; те же промыслы встречаются и в 1440 г.

4. В группе текстильных ремесел в списке 1387 г. имеются сукноделы, чесальщики шерсти, мотальщики, шерстобиты, сукновалы, ткачи (сукна), красильщики, ткачи льна, ткач, выделывающий фату, мастера, вырабатывающие ткани для одеял, канатчики. В 1440 г. прибавляются гладильщики и ткачи бумазеи.

5. В кожевенном ремесле в 1387 г. видим дубильщиков, сыромятников, седельников, шорников, кошелечников, сумочников, мастеров, выделывающих раздувательные меха. Список 1440 г. присоединяет пергаментщиков. [47]

6. В 1387 г. мы находим бондарей, пильщиков, каретных мастеров, ремесленников, выделывающих плуги, сундучников столяров, метелочника, колодочников [выделывающих сапожные колодки], токарей по дереву, решетника, корзинщиков, резчика по кости, гравера [по дереву]. В 1440 г. присоединяется мастер, выделывающий рамы [для картин], ремесленник, изготовляющий четки. Кроме того названы судовые плотники.

7. Для 1387 г. находим мясников, пекарей, пряничников, мельников, пивоваров и поваров; в 1440 г. — еще кондитеров и пирожника.

8. В 1387 г. список дает нам портных, вышивальщиков шелком, стригальщиков, потом сапожников, починочников, скорняков, перчаточников, прачек [стирка белья], банщиков и цырюльников; в 1440 г. прибавляются еще шапочники.

9. Строительное дело в 1387 г. насчитывало плотников, каменотесов, кладчиков, каменщиков-глинобитов, выводящих простую грубую кладку, подносчиков, штукатуров, мостовщиков; мастеров, выделывающих черепицу; затем стекольщиков, маляров и живописцев вывесок; в 1440 г. присоединяются обжигальщик извести, колодезник и полировщик.

10. В 1387 г. находим аптекарей, лавочников [Kramer], торговцев горчицей, торговцев солью, торговцев глиняной посудой, торговцев овощами, торговцев яйцами, потом курами, торговцев сеном, конских барышников, торговцев голубями, торговцев углем, грузчиков, виноторговцев, содержателей винных погребов, кабатчиков, их подручных, рассыльных, судовых рабочих и паромщиков; в 1440 г. присоединяются торговцы сукном в розницу [их всего 4], торговцы уксусом, мелочные торговцы [Hocker], маклеры, держатели постоялых дворов, извозопромышленники, посыльные [главным образом на городской службе], возчики, разгружавшие суда на Майне, и возчики, возившие товары из Франкфурта в глубь страны.

11. В 1387 г. встречаются писцы; в 1440 г. в переписи названы отдельно писцы городского совета, затем судейские писцы и уличные писцы, составлявшие для неграмотных письменные документы; кроме того назван один печатник.

12. Список 1387 г. знает только флейтистов; список 1440 г. прибавляет еще музыкантов на лютне и на бубнах; затем к этой же группе часто оказывавшихся вне Франкфурта людей Бюхер относит мелких торговцев-коробейников и странствующих торговцев драгоценными камнями.

13. В этой группе значатся слуги, не выполняющие определенных производственных функций в каком-нибудь ремесле; в 1440 г. в их числе оказываются больничные слуги и затем приказчики, которым поручено наблюдать за помещением, где собираются цеховые корпорации.

14. К последней группе Бюхер присоединяет горожан, которые не могли быть включены по характеру своей [48] деятельности ни в один из предшествующих отделов; поэтому она отличается большой пестротой с преобладанием впрочем группы низших должностных лиц городского совета. В 1387 г. мы находим здесь лекарей, приказчиков, привратников, сторожей у городских ворот, башенных сторожей, барабанщика; в 1440 г. присоединяются ходатаи по делам, низшие городские судьи, монетчик, таможенник, кладовщики, лесничие, звонари, дозорщики, сторожа у городских застав, могильщики, живодер, чистильщик выгребных ям.]

7. Цеховые собрания в Люнебурге (1552 г.)

Отрывок из цехового устава портных в городе Люнебурге. 1552 г. 34

("Die aeltern Zunfturkunden der Stadt Luneburg", bearbeitet von Е. Bodemann, S. 220 — 221)

Хотя цеховые собрания, происходящие во всех цехах в доме самого пожилого старшины 35 , назначаются как утром, так и после обеда, но из значения самого слова явствует, что в старые времена они всегда происходили утром до обеда. Следовало бы и сейчас хорошенько взвесить это обстоятельство и — поскольку это возможно и не вызывает препятствий — следовать доброму, старому обычаю, так как послеобеденное время часто приносит с собой разного рода обстоятельства, не особенно благоприятствующие цеховым собраниям.

Каждый раз, когда старшина почтенного цеха имеет намерение назначить цеховое собрание, он созывает заседателей своего цеха или так называемых Morgensprakesheren 36 , так как в отсутствие последних запрещается устраивать цеховые собрания, что ясно выражено в присяге старшин, приводимой нами выше.

Когда наступает время итти на цеховое собрание, то четверо самых молодых членов цеха отправляются за господами заседателями и с почетом провожают этих последних от их жилищ до дома самого пожилого старшины.

Старшина следит за тем, чтобы члены цеха сидели в порядке их значения и соответственно продолжительности их пребывания в цехе. Он поручает двоим самым младшим членам цеха обойти всех подряд и посмотреть, нет ли у кого-нибудь из присутствующих длинного ножа, или брекефельдского ножа 37 , или кинжала. [49]

Старшина: Старшина обращается к заседателям и спрашивает, угодно ли и удобно ли их милости заседать и охранять собрание. На это заседатели отвечают: “Да”. Тогда старшина вызывает кого-либо из членов цеха и говорит: “Я спрашиваю тебя, достаточно ли теперь поздний час, чтобы я мог заседать и охранять цеховое собрание?”

Ответ: “Так как вам дана власть нашим почтенным советом и присутствующими здесь заседателями, то вы — поскольку это зависит от времени дня — можете заседать и охранять цеховое собрание”.

Старшина: “Так как я действую в силу данного мне права и охраняю цеховое собрание во славу божию и в честь св. троицы, то я спрашиваю в первый, во второй и в третий раз, что я должен приказать и запретить в этом охраняемом законом собрании?”

Ответ: “Вы должны запретить ссоры и брань, а также выступления от чужого имени без согласия наших заседателей и старшин”.

Старшина: “Я запрещаю ссоры и брань, а также выступления от чужого имени без согласия наших заседателей и старшин. У кого есть дело, пусть выступит вперед”.

Тогда те, у кого есть дело, просят дать им защитника; последний обращается за разрешением... выступает и защищает нужды поручившего им это.

Таким образом продолжается собрание, пока есть лица, имеющие какое-либо дело или жалобу. Когда же все вопросы исчерпаны и наступает время закрыть собрание, то старшина опять вызывает кого-либо из членов цеха и обращается к нему с вопросом: “Я спрашиваю вас, можно ли будет в ближайшем цеховом собрании рассмотреть то, что нынче, быть может, было упущено мною, и будет ли тогда наше решение иметь ту же силу, что и нынче?”

Ответ: “Так как вы просите об этом, то вы сможете в ближайшем собрании наверстать упущенное, и решение будет тогда иметь ту же силу, как если бы оно было принято нынче”.

После этого он садится, заседатели же встают и уходят. Если им угодно, то четверо самых младших членов цеха могут по приказанию старшин вновь проводить их домой 38 .

8. Постановления, ограничивающие размеры ремесленной продукции в Любеке (XV в.)

Из устава любекских кожевников. 1454 год

(“Die aeltern Lubecker Zunftrolle”, herausgeg. von Wehrmann, S. 314 — 315)

Мастер имеет право дубить в течение года не больше 415 воловьих шкур, не больше 520 телячьих и не больше 300 козьих; [50] нарушившие это правило уплачивают с каждой шкуры штраф в 3 марки серебром.

Холостяк, только что вступивший в цех, имеет право дубить в течение первого года не больше 3 воловьих и 5 телячьих шкур в неделю и не больше 400 козьих шкур [последнее повидимому за весь год] 39 ; если он не женится и в течение ближайшего года, то он имеет право дубить 4 воловьих, 5 телячьих шкур в неделю и 400 козьих шкур. [Последнее очевидно за весь год.]

Такое количество кож он имеет право дубить до тех пор, пока не пробудет целый год в законном браке. После этого он получает право работать полным ходом, подобно всякому другому члену цеха...

Из устава любекских мастеров волосяных покрывал. 1443 год

(Wehrmann, S. 229 u. ff.)

...Мастер имеет право вырабатывать в течение года — от пасхи до пасхи — не больше пяти кусков покрывал, которыми завешиваются двери, каждый кусок покрывала длиной не больше 136 аршин.

Из устава сыромятников. 1471 год (Wehrmann, S. 389)

...Мастер не имеет права вырабатывать больше 110 кож в неделю...

9. Постановления о закупке сырого материала в Любеке (XV в.)

Из устава любекских бочаров. 1490 год

(Wehrmann, S. 173 u. ff.)

...Запрещается покупать с целью перепродажи лесной материал для бочек, получаемый весной морским путем; купивший такой материал обязан поделить его между членами цеха, как богатыми, так и бедными; штраф за неисполнение — 3 марки серебром.

Запрещается покупать для бочек лесной материал, прибывающий после этого [т. е. не весной, а позднее] в течение года, если он не был предварительно выставлен для продажи в течение трех дней и члены цеха не имели возможности запастись им. Нарушившие это постановление уплачивают штраф в 3 марки серебром... [51]

Из устава любекских шорников

(Wehrmann, S. 375)

Лосьи кожи, покупаемые в нашем цехе, следует делить таким образом, чтобы каждый мог получать соответствующее количество их на деньги, внесенные им вперед; мы обычно вносим вперед не больше чем по 20 марок; кто не хочет столько внести, может ограничиться 10 или 5 марками... свыше же этой суммы [т. е. 20 марок] никто не имеет права тратить на покупку кожи... никто не имеет также права покупать больше 5 кож. 8 дней спустя, после того как произведен был раздел кожи, каждый член цеха, желающий приобрести кожу, должен вновь внести деньги...

Из устава любекских мастеров волосяных покрывал. 1443 год

(Wehrmann, S. 230)

...Члены цеха не имеют права покупать козлиный волос единственно для себя лишь, а не с целью распределения его между другими членами...

Так же точно запрещается покупать и конский волос единственно для себя лишь, а не для распределения между членами цеха 40 .

Из устава любекских чашечников. 1591 год

(Wehrmann, S. 170 u. ff.)

...Отдельным мастерам запрещается по собственному усмотрению покупать единственно для себя лишь лесной материал, предназначенный для изготовления чаш...

Закупка материала для всего цеха производится старшинами, которые распределяют его между всеми членами цеха, как богатыми, так и бедными... тем, кто остался должен за прежние покупки, не следует давать материала, пока они не уплатят долга...

Постановление любекских изготовителей четок. 1400 год

(Wehrmann, S. 352 — 353)

Милостивые государи 41 . Мы, весь цех изготовителей четок, постановили, если вам только угодно будет согласиться с этим, соблюдать в интересах цеха следующие ниже пункты относительно покупки привозного [из-за границы] камня:

Кто хочет вложить деньги в компанию для покупки привозного камня, обязан внести 5 марок. Члены нашего цеха [52] не имеют права давать другим членам деньги взаймы на покупку привозного камня. Обе стороны, нарушившие это правило, т. е. как тот, кто взял деньги взаймы, так и тот, кто дал их, уплачивают в пользу городского совета штраф в 3 марки серебром... Дело в том, что в нашем цехе имеются люди, которые перекупают у других камень таким образом, что, давая им некоторое вознаграждение, они, в то время когда производится раздел камня, взамен его получают доли шести или восьми человек, что приносит ущерб прочим членам цеха и порождает между ними несогласия. Кто купит привозный [из-за границы] камень.. в городе или за пределами города, обязан передать его в компанию по той цене, по которой купил. Не исполнивший этого уплачивает городскому совету штраф в 3 марки серебром... Если компания найдет для себя неподходящим купленный им камень, то он может оставить его за собой, но обязан дать компании с каждого фунта 2 любекских шиллинга. После того как привозный [из-за границы] камень будет разделен между членами компании, каждый член обязан вновь внести 5 марок, предназначенных для новой покупки; у кого в данное время нет 5 марок, имеет право примкнуть к компании в течение трехнедельного срока, который дается ему для того, чтобы он мог достать деньги; если он и к тому времени не внесет деньги в компанию, то он не получает никакой доли в покупке. Все указанные выше постановления сохраняют силу в течение четырех лет по отношению к привозному камню, но не по отношению к камню, получаемому из Пруссии, который мы не желаем покупать совместно. Сохранение этих постановлений в течение этих четырех лет будет зависеть от любекского совета. Милостивые государи, мы просим вашего соизволения на это...

Из устава любекских медников. 1473 год

(Wehrmann, S. 456)

...Если кто-либо из членов цеха купит что-нибудь, что может быть полезно цеху, то он обязан передать последнему по себестоимости купленное им, безразлично, идет ли речь о большом или о малом.

Если кто-либо из членов цеха имеет намерение осмотреть или купить за пределами города что-либо, что может быть полезно цеху, то он обязан — безразлично, идет ли речь о большой или о малой покупке, — за три дня до отъезда известить цех о своем намерении; если кто-либо пожелает принять участие в прибылях и убытках этого предприятия и честно согласится нести причитающиеся на его долю расходы, то тот, кто собрался уезжать, обязан взять его с собой...


Комментарии

1 В Кельне существовало четыре женских цеха: бумагопрядильный, золотопрядильный, шелкопрядильный и ткачих шелковых изделий. Сверх того женщины входили как полноправные члены в ряд других цехов: ткачей полотна, ткачей шерстяных изделий, вышивальщиков гербов, кошелечников, поясников, заготовщиков кожи, золотых дел мастеров, золотобитов, игольщиков, бочаров, токарей, портных, скорннков, пекарей и пивоваров, рыботорговцев, мясников. И, наконец, почти во всех остальных цехах, не указанных здесь, женщина могла принять участие в производстве на основании так называемого вдовьего права, предоставлявшего вдове право продолжать дело покойного мужа. Полный запрет женского труда содержится лишь в уставе панцырников. См. монографию Behagel, Die gewerbliche Stellung der Frau im mittelalterlichen Koeln, Berlin und Leipzig 1910.

2 Первый устав этого цеха от 1437 и второй от 1461 г. утеряны в настоящее время.

3 Намек на введение машины для сучения шелка. См. ниже грамоту 1412/13 г., касающуюся шелкопрядильщиц.

4 Всюду в документах в квадратные скобки заключены пояснения составителя.

5 О “наших членах совета” или “доверенных совета” см. ниже.

6 Красильщики шелка составляли первоначально один общий цех с красильщиками полотна. Таково было положение по уставу красильщиков, данному им в 1397 г. Но, как видим, красильщики шелка вместе с тем находились под контролем женского шелкоткацкого цеха. Позднее они отделились от красильщиков полотна. Устав 1506 г., не приводимый нами здесь, сливает их с шелкоткацким и шелкопрядильным цехами.

7 Шелк-сырец шел преимущественно из Венеции либо сухим путем (а также по Рейну через Франкфурт), либо же морским путем на венецианских кораблях через Брюгге или Антверпен. По обработке шелка Кельн занимал в XV в. первое место в Германии. Как велико было количество привозимого сюда шелка сырца, видно по данным Гееринга (“Koelns Kolon aewarenhandel vor 400 Jahren”). Последний исчисляет его в период времени от 1491 до 1495 г. в 94 тыс. кельнских фунтов в год. Количество шерсти, привозившееся ежегодно в Келья в тот же период времени, равнялось 64 тыс. кельнских фунтов, количество хлопка — 27 тыс. кельнских фунтов. Таким образом ввоз шелка-сырца относился к ввозу шерсти и хлопка, как 9:6:3. Приведено у Koch, Geschichte des Seidensgewerbe in Koeln, 1904 (в “Staats- und sozialwissensch. Forsch.”, Heft 128).

8 Узлами назывались концы шелковых нитей (основы), прикрепляемые во время тканья к ткацкому станку. По окончании работы их предписывалась обрезывать и бросать. Их дальнейшая переработка запрещалась.

9 Мирские женские союзы для благотворительных целей.

10 Т. е. торговлей шелком.

11 Такого рода дополнительные грамоты носили название Transfixbriefe, т. е. дословно: грамот, прикрепляемых насквозь, так как они прикреплялись к основной грамоте, которая прокалывалась для этой цели.

12 Немецкое обозначение этих доверенных совета — Ratsfreunde, т. е, дословно: друзья совета. Все женские цехи Кельна находились под контролем таких доверенных.

13 Правильнее было бы сказать: не может.

14 Таланский шелк шел из Талиша. Это местность в Закавказье у Каспийского моря, откуда шли лучшие сорта шелка.

15 Гергард фон Везель — кельнский купец и общественный деятель, конца XV в. Был в разное время членом совета многих городских комиссий, судьей, кельнским послом при королевском дворе, бургомистром и рентмейстером (т. е. казначеем). Особую известность приобрел своими финансовыми проектами. К сожалению биография его не написана. См. статью Книпинга о городском долге Кельна в “Westdeutsche Zeitschfift”, В. XIII.

16 Очевидно речь идет о конфискации шелковой пряжи, которую канониссы сработали незаконным образом. Сравни приведенную ниже грамоту от 1456 г.

17 Главным местом сбыта кельнского шелка издавна была франкфуртская ярмарка. Во время ярмарок весь кельнский шелкоткацкий цех перекочевывал во Франкфурт. Сверх того кельнские шелковые изделия сбывались еще в Страсбург, позднее — в Лейпциг и Наумбург и, наконец, морским путем шли в Англию, на север и восток. В этом последнем направлении складочным местом являлся Антверпен.

18 Шелкопрядильщицы с 1459 г. составляли особый цех, находившийся однако в зависимости от цеха ткачих шелковых изделий. К сожалению их уставы затеряны.

19 Этим годом помечена большая часть кельнских цеховых статутов, собранных и изданных Лешем. Дело в том, что в этом году новый демократический совет Кельна (см. Союзную грамоту 1396 г.) утвердил статуты 34 цехов.

20 Военная сила города покоилась на всеобщей воинской повинности. Масса составляла пешее войско, более богатые сражались на лошадях. По документам XIV в., каждому бюргеру вменяется в обязанность иметь панцырь. Но одновременно уже начиная с XIII в. все большее значение приобретает наемное войско. Наконец, третья категория военных сил, вряд ли особенно значительная, состояла из окрестных сеньоров — крупных и мелких, — с которыми город заключал соответствующие договоры. См. примечание к п. 17 “Устава о присяге членов совета”.

21 В этом пункте чрезвычайно категорично сформулирован так называемый Zunftzwang, т. е. принудительное прикрепление к цеху всех тех, кто хочет заниматься данным ремеслом.

22 Перевод не дословный. Мысль в оригинале изложена неясно. Повидимому имеется в виду вступление в цех с целью застраховать себя на случай инвалидности и старости. Цех исполняет в данном случае функцию органа социального страхования. См. толкование, даваемое п. 13 Лешем.

23 “Четверо” (vierer), “шестеро” (sesser), “двенадцать” (zwolfer), “двое” (zwene) — коллегии мастеров, выбираемые в помощь цехмейстерам. Термин “двенадцать” иногда означает все выборные коллегии цеха, вместе собранные.

24 Четверть года — наиболее привычный для немецких цехов счетный срок. Время, пребывания в должности, представление денежных отчетов связывались часто с четвертями года (fronfast). Кроме того в цехах по четвертям года созывались собрания (Fronfastgebote), на которых оглашались уставы, взимались цеховые сборы и пр.

25 В уставе каменщиков и штукатуров точно так же запрещается ремесленнику покупка извести и камня (Ybidem, VII, 102, § 6).

26 В тексте: Opperknechte. К этому слову имеется примечание издателей, поясняющее: Handlanger bei Bauarbeitern.

27 Аналогичное постановление имеется в уставе кровельщиков 1424 г. (II, 79, § 16).

28 Аналогичное постановление у кровельщиков (II, 80, § 22).

29 См. аналогичное постановление опять у кровельщиков (II, 80, § 24 — 25).

30 Bucher К., Die Bevoelkerunff von Frankfurt am M., Tubingen 1886, S. 237.

31 Ibid., S. 141, 225.

32 Bucher К., Die Bevoelkerung von Frankfurt am M., Tubingen 1886, S. 196 — 197.

33 См. таблицы у Бюхера на стр. 141 — 146 и 215 — 225.

34 Хотя приводимый нами документ датирован 1552 годом, но несомненно, что изображаемый им ритуал цехового собрания отражает обычаи, •сложившийся в средние века.

35 Говоря о всех цехах, наш документ имеет в виду г. Люнебург. В других городах местом цеховых собраний часто служили кладбища и церкви. Пивных по вполне понятным причинам избегали. Собственными помещениями обладали немногие цехи.

36 Так назывались члены городского совета, которым поручен был надзор за данным цехом.

37 Местечко Брекефельд, принадлежавшее к Ганзейскому союзу, славилось в XVI в. производством ножей.

38 Обычная сфера компетенции цехового собрания простиралась на следующие дела: прием новых членов цеха, суд, решение разных текущих вопросов, выборы новых старшин и отставка тех, срок службы которых истек, отчет старшин о делах, оглашение цеховых уставов.

39 Козьи шкуры легче дубить, чем воловьи и телячьи. Для этого требуется меньше чанов. Поэтому начинающему мастеру разрешается дубить большее их количество.

40 Объяснительное примечание Вермана к этому тексту гласит, что из козлиного волоса делались белые полосы в коричневых покрывалах, а конский волос, как очень прочный, употреблялся для краев покрывал.

41 Цех изготовителей четок обращается в этом документе к любекскому городскому совету.