№ 13

Письмо королевского прокурора президиального суда г. Нима Барьера к Екатерине Медичи

Ним, 20 октября 1561 г.

Автограф

Государыня, ввиду того что по последнему эдикту от июля месяца королю было угодно передать судьям и магистратам президиальных судов окончательное расследование и вынесение не подлежащего обжалованию приговора по делам тех, кто устраивает запрещенные сборища, подстрекает к бунту народ, нападает друг на друга и посягает на власть короля и его магистратов, нарушая эдикты, я во исполнение должности, данной мне его величеством в этом сенешальстве, будучи уведомлен о большом волнении, происшедшем в городе Бокере (расположенном в четырех лье от этого города и граничащем с областью Прованс, между ними — река Рона), незамедлительно объявил об этом в президиальном суде сего города, и по его решению господин наш президент и я отправились в указанный Бокер, чтобы утихомирить и успокоить народ, произвести расследование об этих беспорядках и принять надлежащие меры. В народе мы восстановили спокойствие, но преступники бежали в вышеуказанную область Прованс, где ради подобных бесчинств местные жители объединялись неоднократно и тем не менее остаются безнаказанными. В итоге произведенных нами дознаний было установлено, во-первых, что в указанном Бокере никогда не происходило сборищ из-за веры и не было пасторов или проповедников и, во-вторых, что народ, в огромном количестве, пришел в такое неистовство, что в течение четырех часов рыскал по городу среди бела дня с разного рода оружием, изничтожая всех, кого подозревал в иной вере, причем все досыта накричались “На гугенотов!”. В конце концов они ворвались через кровлю и дверь в дом двух бедных людей, которые в это время дома обедали, и так сильно изранили их, что один из них вскоре умер, а другого считают уже мертвым. Было много и других, которые были изранены без разбора, прямо на улицах, что станет вам очевидным из копии протокола следствия, которая вам отправлена. В данном суде, после того как некоторые преступники были арестованы, а другие вызваны в суд в трехдневный срок, эти дела столь успешно продвинулись, что уже рассчитывали через несколько дней примерно наказать виновных. Но главные зачинщики и наиболее повинные в этих бесчинствах обратились в Тулузский парламент и добились распоряжения о пресечении деятельности указанного президиального суда и запрета преследовать указанных подсудимых. И ввиду того, государыня, что [36] таким образом ущемляется высшая власть, присвоенная указанным президиальным судам, затягивается отправление правосудия, судьям выказывается пренебрежение, а кровожадным бунтовщикам дана воля творить всякое зло, я взял на себя смелость, как велит мне мой долг, спешно направить к вам сего нарочного с копией указанных дел, чтобы узнать распоряжение короля и ваше обо всем этом. Уверяю вас, государыня, что, если срочно не обуздать эту чернь, примерно ее наказав, мы в ближайшее время увидим в этом краю еще большие беспорядки по причине близости Прованса, где подобные волнения остаются безнаказанными. И, если вам угодно, государыня, не взирая за запрет указанного парламента, повелеть настоящему суду (ввиду того что мы находимся здесь на месте) расследовать названные бесчинства, то это будет спешно осуществлено как тому подобает. Если же король пожелает, чтобы указанный парламент нам воспрепятствовал, то да будет тогда угодно его величеству и вам, государыня (в случае если подобные и столь безмерные жестокости будут и впредь твориться в этом сенешальстве), разрешить нам спасти нашу жизнь и жизнь наших семой, удалившись в безопасное место и покинув не только наши должности, но и наши собственные дома.

Государыня, молю господа, да дарует он вам в превосходном здравии счастливейшую и долгую жизнь. Из Нима, 20 октября 1561.

Ваш смиреннейший и покорнейший слуга королевский прокурор президиального суда Нима

Барьер.

[На обороте 2-го листа: Королеве.

Другой рукой XVI в.: Королевский прокурор Нима, XX октября 1561 г.]

Авт. 98/1, № 64.