Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

С

БЕРТОЛОМЕ ДЗОРДЗИ 1

Бертоломе Дзордзи купец был родом из Венеции и муж благородный. Добрый он был трубадур.

Случилось однажды, что когда он со многими другими купцами из сказанной Венеции шел морем в Восточную империю 2, его и всех прочих купцов, бывших на корабле, ночью схватили генуэзцы 3, ибо между венецианцами и генуэзцами была тогда большая распря. Всех пленников со сказанного корабля доставили в генуэзскую тюрьму. И сидя в темнице, он сложил множество прекрасных кансон, а также тенсон, сочиненных им вместе с генуэзцем эн Бонифачи Кальво 4.

Когда же заключен был между венецианцами и генуэзцами мир, эн Бертоломе Дзордзи и те, кто были с ним, вышли из темницы 5. По возвращении же пленников в Венецию мессир герцог Венецианский дал Бертоломе Дзордзи во владении Корони и Мефони – богатые имперские области, что были в руках венецианцев 6. Там он влюбился в одну благородную даму из тех мест, и там, скончав свои дни, умер.

ВАРИАНТ 7

Эн Бертоломе Дзордзи родом был из Венеции, муж благородный, мудрый и одаренный природным разумом. Хорошо умел он сочинять и петь.

Случилось же быть ему в странствии, и тут схватили его враждебные венецианцам генуэзцы и пленником в Геную доставили. А в то самое время, когда сидел он там в темнице, эн Бонифачи Кальво сложил сирвенту, каковая тут ниже написана, начинающуюся словами: "Я не горюю, что не оценен" В ней он упрекает генуэзцев за то, что они дали победить себя венецианцам, о каковых он говорит много худого. Тогда в ответ на это эн Бертоломе Дзордзи сложил иную сирвенту "Я некоей был песней удивлен...", обличающую генуэзцев, а венецианцев оправдывающую. Тогда эн Бонифачи Кальво почувствовал раскаяние за свои слова, так что оба трубадура примирились и стали великими друзьями.

Долгое время сидел эн Бертоломе Дзордзи в темнице, лет более семи. Когда же вышел из тюрьмы, то пришел в Венецию, где Совет дал ему во владение замок под названием Корони. И там он умер. [255]

БОНИФАЧИ КАЛЬВО

Я не горюю, что не оценен 8
И генуэзцы моего укора
Не слушают: мне с теми не резон
Дружить, для коих доблесть не опора;
Мне только жаль, что в их рядах разлад;
Поскольку если б на согласье взят
Был курс, их мощь легко б превозмогла
Всех тех, кто причинил им столько зла.

Где, генуэзцы, слава тех времен,
Когда была гонима Вами свора,
Победой чьею ныне огорчен
Любой Ваш друг. Чтоб стихла Ваша ссора,
Оставьте дрязги, кои Вас долят,
И хвастунам предерзким всем подряд
На рты скорей накиньте удила,
Ибо им распря спеси придала.

Коль спор не будет Вами прекращен,
Он столь глубок, что Вас погубит скоро.
Поскольку враг у Вас со всех сторон;
И победитель не достоин хора
Похвал, когда тому лишь каждый рад,
Что у другого множество утрат:
Народ, который смута увлекла.
Разбившему – вотще звучит хвала.

Не будь преступный Вами грех свершен.
Возникший из-за Вашего раздора,
Те, от которых столь жесток урон,
Сдались бы Вам: ни от чего напора
Так не ослабнет в страхе супостат.
Как от вестей, что между Вами лад;
Продлись он, стала б Ваша рать смела
И отомстить противнику могла.

Не видя же насилию препон,
Противник ныне избежит позора,
Хоть многажды досель был побежден:
Нет мест, где не вели бы разговора,
Что трое Ваших тридцать их сразят
И чуть ли не Господь в том виноват, [256]
Что вдруг от Вас рассудливость ушла
И те Вас побеждают спрохвала.

Венецианцы, лучших нет отрад.
Для Вас, чем с Богом – Генуи разлад:
Разорены Вы, участь тяжела.
Но Божья длань ведет Вас. как вела.

БЕРТОЛОМЕ ДЗОРДЗИ

Я некоей был песней удивлен 9,
Хотя певец и первого разбора,
Но коль достоин столь и умудрен,
Иметь он должен больше кругозора.
Поскольку те, кто мудры, отличат
От ложного всегда правдивый взгляд.
И будет честь у тех едва ль цела.
Кого несправедливость увлекла.

Когда б он прежде выбрал верный тон
И пел о генуэзцах без задора,
То вряд ли б вспомнил вслух, что учинен
Разгром был им страшней любого мора.
Ибо признал, что бьют их и теснят
И для венецианцев нет преград,
А мысль, что распря их – причина зла,
Отнюдь им оправданья не дала.

Кто в правоте своей столь убежден,
Конечно же, не заслужил укора:
Коль мчатся за врагом они вдогон,
То, стало быть, меж ними нет раздора;
Уж если что и было, то заряд
Отваги их был в схватках слабоват:
Вдвоем на одного, за счет числа
Ломить – вся их стратегия была.

Взнуздать венецианцев хочет он,
Да только не дают они простора;
Напомним – да не будет он смущен –
Что сил у генуэзцев для отпора [257]
Уж нет: один пленял их в аккурат
Троих, когда судов их шел захват;
Война венецианцам тем мила,
Что к славе их в конце всегда вела.

А если б он и вправду был умен,
То городить не должен был бы вздора
Про трех, что стоят тридцати персон,
Что, впрочем, недостойно разговора,
И я перевести беседу рад
На тех венецианцев, что творят
Всегда столь куртуазные дела,
Что и гордыня их не возросла.

Итак, хоть и вполне он посрамлен,
Но знает пусть, коль не устал от спора:
Сильны венецианцы испокон
Веков, и всем дается ими фора;
Что генуэзцев нынешний отряд,
Что император греков 10 – все дрожат;
Так что слова, что мощь их все ж мала,
Опровергать – тоска б меня взяла.

В краю, что здесь хвалю я, Вы средь донн
Прелестнейшая, о отрада взора,
Но звать я Вас на помощь принужден,
Мой страждет слух и взгляд, и сердце хворо,
И жить, любовью страстной к Вам объят,
Я не могу, коль не дождусь услад
От Вас, что столь нежна и весела:
Любовью жив, но с ней и смерть пришла.

Венецианцы, тот, кто невпопад
Твердит, что генуэзцы яро мстят,
Не знает, сколь Вас слава вознесла
И сколь их доля ныне тяжела.

Пусть, Бонифачи Кальво, не претят
Мои слова Вам, связанные в лад:
Сама куртуазия мне вняла,
И генуэзцев мне нужна хвала. [258]


Комментарии

1. Бертоломе Дзордзи – ок. 1266-1273. Исторических свидетельств об этом венецианском трубадуре не сохранилось. Жизнеописание его, до нас не дошедшее, было, очевидно, известно Нострдаму (см. раздел XV). До нас дошло 18 его песен, насыщенных реминисценциями из более ранней провансальской поэзии.

2. ...в Восточную империю... – См. XXXV, примеч. 5.

3. ...ночью схватили генуэзцы... и т.д. – Очевидно, это произошло в октябре 1266 г., когда генуэзский адмирал Паскетто Маллоне захватил генуэзский корабль с более чем 100 пленниками, которые были заключены в Генуе в тюрьму.

4. ...а также тенсон... – Речь идет, собственно, об обмене сирвентами, цитируемыми в варианте жизнеописания (см.), между ним и генуэзцем Бонифачи Кальво; Бонифачи Кальво (ок. 1253-1266) принадлежал к знатному генуэзскому роду. В 1253-1254 гг. находился в Кастилии при дворе Альфонса X. Наследие его составляют 19 песен на провансальском языке и две на галийско-португальском; одна из его сирвент написана на трех языках – к двум названным здесь добавлен французский.

5. ...вышли из темницы. – Это произошло лишь спустя 7 лет, по достижении в 1273 г. мира между двумя республиками.

6. ...Корони и Мефони... и т.д. – Порты на западе Греции. Венецианцы захватили эти области в 70-е годы ХIII в.

7. Вариант рукописей ІК.

8. Я не горюю, что не оценен... – Р.-С. 101,7. – Сирвента сложена, вероятно, в 1266 г., по возвращении трубадура из Кастилии. Помимо сказанного в жизнеописании, добавим, что в ней трубадур обличает своих сограждан за внутренние распри.

9. Я некоей был песней удивлен… – Р.-С. 74, 10. – Ответ, написанный с сохранением метрической и строфической структуры, а также рифм первой сирвенты.

10. ...что император греков... – Михаил VIII Палеолог, союзник генуэзцев, которого Венеция принудила заключить с нею мир в 1265 г.