Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

I. Трубадуры, представленные в "Жизнеописаниях"

(1) ГИЛЬЕМ АКВИТАНСКИЙ (I)

А. ОРДЕРИК ВИТАЛИС

ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ В ТРИНАДЦАТИ КНИГАХ

...Итак, в году 1101 от Рождества Господа нашего, Гильем, герцог Пуатевинский 1, собрал огромное войско из Аквитании и Гаскони и, полный воодушевления, двинулся в священный поход 2. Он был храбр и доблестен и чрезвычайно веселого нрава, превосходя даже самых находчивых лицедеев бесчисленными своими шутками...

Герцог Пуатевинский в сопровождении трехсот тысяч вооруженных воителей 3 выступил из лимузинских границ и, чрезвычайно отважно обложив осадою Константинополь, устрашил императора, но затем, нищий и обездоленный, едва добравшись до Антиохии, входит в нее всего с шестью спутниками...

Герцог Пуатевинский, совершив в Иерусалиме молебствия, с несколькими [362] сотоварищами своими возвратился на родину, и властителям и знатным, а также стекавшимся послушать его христианам многократно рассказывал о бедствиях своего плена, и так как он был веселого нрава и остроумцем и к тому же оправился и окреп, живя в полном благополучии, он повествовал обо всем этом ритмическими стихами, уснащенными шутками 4.

Б. ВИЛЬЯМ МАЛМСБЕРИЙСКИЙ

О ДЕЯНИЯХ КОРОЛЕЙ АНГЛИЙСКИХ

...Тогда (в 1119 г.) графом Пуатевинским был Гильем – человек безрассудный и ненадежный, который прежде своего возвращения из Иерусалима, о чем рассказано в предыдущей книге, глубоко погряз в трясине пороков, как если бы полагал, что все вершится случайностями, а не управляется Провидением. Прикрывая свои дурачества некоей обманчивой личиной благопристойности, он сводил все к остроумным шуткам и заставлял рты своих слушателей растягиваться от хохота. Наконец, воздвигнув возле некоего замка Ивор (Ниорт) здание наподобие небольшого монастыря, он задумал в безумстве своем разместить там аббатство блудниц 5; называя поименно ту или иную, отмеченную молвой за свое непотребство, он напевал, что поставит ее аббатиссой или игуменьей, а все остальные будут простыми монахинями. Прогнав законную супругу свою, он похитил жену некоего виконта из замка Геральда по имени Мальбергиона, к которой до того пылал страстью, что нанес на свой щит изображение этой бабенки, утверждая, что хочет иметь ее с собой в битвах, подобно тому, как она имела его при себе за пиршественным столом. По этой причине его осудил и отлучил от церкви Герард, епископ Ангулемский, повелевший ему пресечь незаконную любовную связь. На это Гильем сказал ему так: "Ты прежде завьешь своим гребнем ниспадающую со лба прядь волос, чем я возвещу виконтессе, что отсылаю ее прочь от себя", издеваясь над мужем, весьма редкие волосы коего не нуждались в гребенке. Не иначе он поступил и тогда, когда Петр, прославленный своею святостью епископ Пуатевинский, стал его ласково укорять, а тот наотрез отказывался последовать его указаниям, вследствие чего епископ начал произносить его отлучение, а он, помахивая обнаженным кинжалом, заявил: "Ты тут же умрешь, если не снимешь с меня отлучения". Тогда первосвященник, изобразив страх, попросил у него дозволения говорить и провозгласил, не пропустив ничего, все остальное, что подобало при отлучении, и таким образом граф оказался вне христианского мира и ему было воспрещено разделять с кем-либо трапезу, а также беседовать, пока он полностью не образумится. Итак, исполнив, как ему представлялось, свой долг, епископ жаждущий испытать мученический венец, протянул свою шею и молвил: "Рази, рази!" Но Гильем, еще больше закосневший в упорстве, с привычным своим краснобайством сказал: ‘Ты, несомненно, мне так ненавистен, что я не удостою тебя проявлением моей ненависти, и ты никогда не вознесешься на небо благодаря содеянному моею рукой" Однако, немного спустя, отравленный ядовитым подстрекательством своей распутной сожительницы, он отправил в изгнание [363] священнослужителя, убеждавшего его положить конец блуду. Изгнанник, дождавшись блаженной кончины, своими частыми и великими чудесами явил нашему миру, какой славою он овеян на небе. Услышав об этом, граф не воздержался от своей наглой велеречивости; он во всеуслышание заявил, что сожалеет о том, что не ускорил епископу смерти, дабы святая душа его получила более щедрое воздаяние, и он обрел бы небесное упокоение благодаря его (графа) ярости...

В. ЭТЬЕНН де БУРБОН

О РАЗЛИЧНЫХ ПРЕДМЕТАХ, ПРОПОВЕДИ ДОСТОЙНЫХ

...Я слышал, что некий граф Пуатевинский пожелал испытать, какие человеческие занятия наиболее привлекательны. Изменив свой облик, он познал всевозможные человеческие занятия, нравы, положения и сообщества всяких людей 6 и, возвратившись к прежнему своему положению, заявил, что наиболее привлекательна жизнь купцов в торговые дни: они посещают кабачки, в которых неизменно находят, какие ни пожелают, всегда готовые для них развлечения, чему препятствует только одно: окончательный расчет, который им надо произвести по всем сделанным ими тратам и оплатить сполна все, вплоть до последней мелочи, что они перед тем задолжали.

Г. ГАЛЬФРЕД ВОЖСКИЙ

ХРОНИКА

Герцог Аквитанекий Гильем переправился со многими своими в Иерусалим, но нисколько не возвеличил имя христианское: он был чрезмерно охоч до женского пола и поэтому отличался непостоянством во всем. Войско его было истреблено сарацинами и тогда же погиб Радульф, достопочтенный епископ Перигорский.

Д. ГАЛЬФРЕД ВАНДОМСКИЙ

ПОСЛАНИЕ ГИЛЬЕМУ, ГЕРЦОГУ АКВИТАНСКОМУ

Гильему, главе всего войска и преславному герцогу Аквитанскому, Гальфред, служитель Вандомского монастыря, желает в настоящем победы над врагами, а в будущем вечной славы... Вам же, герцог жизни похвальной, коего Господь почтил телесною красотой и душевным величием превыше всех в мире, дабы сделать вас, превосходящего внешностью сынов человеческих, прекрасным и великим также на небе, никоим образом не подобает дозволить, чтобы наш монастырь, достойным образом построенный вашими предками по [364] их воле и их иждивением, был унижен и ущемлен в своем достоянии. Если вы допустите это, вам следует опасаться, как бы ангелы не оповестили предков ваших об этом и не огорчили их души, каковые вам надлежало бы скорее исполнить радостью...

Е. ПАПА УРБАН II

ПОСЛАНИЕ ГИЛЬЕМУ, ГЕРЦОГУ АКВИТАНСКОМУ

...Дивимся мы на тебя, который, отличаясь благостным рвением во всем, что требуется для воина, отходишь от благочестия отца твоего, ибо нарушаешь права церквей, разоряя те, каковые он основал...

Ж. РАУЛЬ де ДИСЕТ

...В году МСХII Гильем, граф Пуатевинский, привел в свой дом при живой жене любовницу по имени Амальберга. Гильем, первородный сын графа, вознамерившись отмстить за оскорбление матери, восстал на отца. Раздор между ними затянулся надолго, и в течение семилетия Аквитания была ввергнута в бедствия. Наконец, захваченный в битве сын примирился с отцом...

З. ГАЛЬФРЕД ТОЛСТЫЙ

ЖИТИЕ БЕРНАРДА, АББАТА ТИРОНСКОГО

...Герцог Аквитанский Гильем – враг всяческого целомудрия и святости...

И. МАЛЬЯКСКИЙ ХРОНИКОН

...В год от Рождества Господа нашего МСХХІV, в четвертый день февральских ид скончался герцог Аквитанский Гильем и был погребен в городе Пуатье у нового монастыря. Своей воинской доблестью в делах мира сего он превзошел всех прочих светских властителей... [365]

(2) АРНАУТ ДАНИЭЛЬ (IX)
БЕНВЕНУТО да ИМОЛА
7

КОММЕНТАРИЙ К ДАНТОВОЙ ‘‘КОМЕДИИ’’

(Чистилище, песнь XXVI, 115-148)

115 "Брат – молвил он,-вот тот (и на другого
Он пальцем указал среди огней)
Получше был ковач родного слова 8.

118 В стихах любви и в сказах он сильней
Всех прочих; для одних глупцов погудка
Что Лимузинец перед ним славней.

121 У них к молве, не к правде ухо чутко,
И мненьем прочих каждый убежден,
Не слушая искусства и рассудка"

136 Я подошел к указанному мне,
Сказав, что вряд ли я чье имя в мире
Так приютил бы в тайной глубине.

139 Он начал так, шагая в знойном вире:
Tan m’abelis vostre cortes deman,
Qu’ieu no me puesc ni voill a vos cobrire.

142 Ieu sui Arnaut, que plor е vau cantan;
Consiros vei la passada folor,
Е vei jauzen lo joi qu’esper, denan.

145 Ara vos prec, per aquella valor
Que vos guida al som de l’escalina
Sovenha vos a temps de ma dolor!
(Столь дорог мне учтивый ваш привет,
Что сердце вам я рад открыть всех шире.

142 Здесь плачет и поет, огнем одет,
Арнаут, который видит в прошлом тьму,
Но впереди, ликуя, видит свет.

145 Он просит вас затем, что одному
Вам невозбранна горняя вершина,
Не забывать, как тягостно ему!
)

148 И скрылся там, где скверну жжет пучина.

Я хочу, чтобы ты знал, что этим великим выдумщиком во времена графа Провансского Раймона Беренгария 9 был некий провансалец по имени и прозванию Арнаут Даниэль, поэт и певец, муж высокоумный и одаренный, и создал он многочисленные и прекрасные сочинения на народном языке 10. Именно у него, а не у Данте, как говорили, позаимствовал Петрарка размер и [366] отличительные черты песни на четыре рифмы 11. Состарившись и живя в бедности, этот Арнаут сочинил на редкость прекрасную песню и отправил ее со своим посланцем королям Франции, Англии и другим государям Запада, прося их о том, чтобы подобно тому, как он своими стараниями помог им вкусить наслаждения, так и они помогли бы ему от своих богатств. Когда посланец его впоследствии привез ему много денег, Арнаут сказал: "Ныне я вижу, что Бог не желает меня оставить" И приняв вслед за тем монашеский сан, он жил до конца дней своих достойнейшим образом.

(3) БЕРТРАН де БОРН (XI)

А. БЕНВЕНУТО да ИМОЛА

КОММЕНТАРИЙ К ДАНТОВОЙ "КОМЕДИИ"

(Ад, песнь XXVIII, 118-142)

118 Я видел, вижу словно и сейчас
Как тело безголовое шагало
В толпе, кружащей неисчетный раз,

121 и срезанную голову держало
За космы, как фонарь, и голова
Взирала к нам и скорбно восклицала.

124 Он сам себе светил, и было два
В одном, единый в образе двойного,
Как – знает Тот, чья власть во всем права.

127 Остановясь у свода мостового,
Он кверху руку с головой простер,
Чтобы ко мне свое приблизить слово,

130 Такое вот: "Склони к мученьям взор,
Ты, что меж мертвых дышишь невозбранно!
Ты горших мук не видел до сих пор.

133 И если весть и обо мне желанна,
Знай: я Бертран де Борн, тот, кто в былом
Учил дурному короля Иоанна 12.

136 Я брань воздвиг меж сыном и отцом:
Не так Ахитофелевым советом
Давид был ранен и Авессалом.

139 Я связь родства расторг пред целым светом;
За это мозг мой отсечен навек
От корня своего в обрубке этом.

142 И я, как все, возмездья не избег". [367]

Чтобы составить себе ясное о нем представление, подобает заранее знать, что этот наихудший из отпавших от церкви повинен в исключительно злостном отпадении от нее. Итак, был в то время некий знатный рыцарь из Англии или Гаскони, как утверждают ныне 13, именовавшийся Бертраном де Борном, находившийся при дворе и приставленный наставником к Иоанну, сыну английского короля Генриха, каковой прозван был Юношей. Этот Юноша с малолетства воспитывался при дворе французского короля и, когда он был еще мальчиком, случилось, что некий знатный человек попросил у французского короля какой-то милости для себя, и король ему в ней наотрез отказал. По этой причине тот, покраснев, в полной растерянности направился к выходу. Размышляя об этом просителе, король, обратившись к окружающим, произнес: "Есть ли что-нибудь тягостнее и неприятнее, чем обратиться с просьбою и получить отказ?" Тогда Юноша почтительно отозвался: "Конечно, преславный государь, отказывать для благородной души еще неприятнее". Король, восхитившись мудрым ответом, сошедшим с уст Юноши, превознес его похвалами, утверждая, что ему предстоит быть по-настоящему великодушным. Все присутствовавшие при этом присоединились к суждению короля. Итак, возвратив того, кто просил милости, король, убежденный словами мальчика, даровал ему по своей воле то, о чем тот просил. А Бертран, проникшись любовью к мальчику, решил жить и умереть вместе с ним и до самой смерти его не покинуть. Юноша, когда вырос, стал самым щедрым и самым отзывчивым на всем свете и никогда никому ни в чем не отказывал, раздавая и расточая вес, чем владел. По этой причине его отец Генрих выделил ему определенную часть королевства, и Юноша из-за своей непомерной щедрости вслед за тем вскорости обнищал. Посему отец переправил его в другую часть королевства, но никаких доходов не хватало на его расточительство, и он у всех брал взаймы и всегда был должником весьма многих. Когда же королевство почти истощилось из-за его щедрых раздач, причем Бертран неизменно восхвалял и поддерживал Юношу, он стал ненавистен отцу, который с войском пошел на него и осадил Короля-юношу в месте, именуемом Альтафорт 14. Совершив как-то вылазку, тот храбро сражался, но был смертельно ранен камнем, выпущенным метательной машиной. Когда его принесли назад в укрепление, ему сказали, чтобы он распорядился своим имуществом. Юноша ответил на это: "Чем же я должен распорядиться, если ничего не имею?" Тогда некий купец из богатого торгового дома флорентийских оружейников, который предоставил взаймы Королю-юноше очень большие деньги, около ста тысяч золотых, стал плакать и, обратившись к нему, сказал: "Что же мне делать, властитель?" На это Юноша, вздыхая, ответил: "Ты один принуждаешь меня оставить после себя завещание" И тотчас, призвав нотариуса, сочинил завещание, и среди прочих распоряжений добавил следующее, весьма поразительное, произнеся: "Душу свою я оставляю дьяволу, если отец мой полностью не оплатит сделанные мною долги" По смерти Короля-юноши замок был сдан королю Генриху, и Бертран попал в плен. Как говорят, король обратился к нему с такими словами: "Бертран, я слышал, что ты часто по-пустому хвалился, будто никогда не использовал и вполовину своего ума. А теперь тебе нужно ради твоего спасения употребить его целиком и полностью", [368] Бертран ответил королю наихитрейшим образом: "Преславный властитель, со смертью Короля-юноши, умерла и вся моя мудрость, мои дарования, а также предусмотрительность" Тронутый скорбью Бертрана, король милостиво его пощадил 15. Впоследствии, когда Генрих стал мягко и дружелюбно укорять Бертрана за то, что тот никогда не порицал Юношу и его не удерживал от сумасбродных поступков, Бертран благоразумно ответил: "Я ни разу не видел, чтобы он заблуждался хоть в чем-нибудь" И отец принялся оплакивать благороднейшего сына своего... Здесь отметь для себя, что Юноша был как бы вторым Титом, сыном Веспаспана, который, как свидетельствует Светоний, был наречен "любовью и услаждением рода людского" 16. Юноша был столь же щедр и мягок, как тот, и постоянно творил наипрекраснейшие дела. Да и прожил он мало, как и Тит, и так же умер, сраженный в битве.

Б. ГЕРВАСИЙ ТИЛЬБЕРИЙСКИЙ

ИМПЕРАТОРСКИЕ ДОСУГИ

...он был высокого роста, прекрасной наружности; лицо его выражало в должной мере веселость и зрелость; красавец между сынами человеческими, приветливый, жизнерадостный и любезный со всеми, он был всеми любим, и доброжелательный ко всем, не мог обрести врагов... Вспоминаю, как, оплакивая его, некто сказал:

Меркнет розы цвет багровый,
Пал Парис, пал Гектор новый,
Не имущий равного.
И как встарь троян держава,
Днесь вселенной строй и право
Гибнет вслед преславного

(Перевод М.Л. Гаспарова.)

Когда Генрих скончался, небо взалкало и мир обнищал...

(4) САВАРИК де МАЛЛЕОН (XXVIII)
ПЕТР, МОНАХ САРНАЙСКИХ ДОЛИН
17

ИСТОРИЯ АЛЬБИГОЙЦЕВ

...Итак, в то время, когда наш граф находился в Кастельнодари, граф Тулузский, граф Фуски, Гастон Беарнский и некий знатный гасконец, выйдя с бесчисленным множеством воинов из Тулузы, выступили в поход, спеша осадить Кастельнодари 18. С неприятельским войском двигался и этот гнуснейший отступник, этот мерзкий предатель, сын дьявола, слуга Антихриста, а именно Саварик из Маллеона, сверхеретик зловреднее любого неверного, хулитель церкви, враг Христов. О муж, нет, правильнее, гнуснейшая мразь! Я обращаюсь к тебе, Саварик! Ты, преступный и закосневший в грехах, лицемерный и безрассудный, надменно наскакивающий на Бога, дерзнул также напасть на святую Церковь Господню! О человек, глава отступников, понаторевший в жестокостях, породитель разнузданности! О сообщник злодеев! О сотоварищ разнузданных! О человек – позор человечества! О чуждый добродетели! О дьявольский человек, нет, сам дьявол!... Между тем, этот первейший из всех отступников, а именно Саварик из Маллеона, и великое множество вооруженных, выйдя из своего лагеря, подступили к воротам Кастельнодари и остановились там, подняв знамена с превеликим высокомерием и дожидаясь исхода сражения. Многие из них проникли в предместье под стенами укрепления и стали ожесточенно набрасываться на оставшихся в укреплении, а тех было только пять рыцарей и очень немного их слуг. Но сколь бы мало их ни было, отражая от предместья отлично вооруженных и имеющих с собою метательные машины неисчислимых врагов, они доблестно защищались. Названный предатель, а именно Саварик, увидев, что наши на поле боя одержали победу и поняв, что те, с кем он был, не смогли захватить укрепление, собрал своих и в смятении отошел к палаткам. Наш граф, однако, и все бывшие с ним, одержав на поле боя победу, возвратились в Кастельнодари, не пожелав ворваться в палатки противника...

(5) ДОФИН ОВЕРНСКИЙ (XLII)
ЭТЬЕНН де БУРБОН
19

О РАЗЛИЧНЫХ ПРЕДМЕТАХ, ПРОПОВЕДИ ДОСТОЙНЫХ

...Я также узнал, что когда-то жил некий великий властитель Оверни, прозывавшийся маркизом Монферрандским. Был он одарен природой проницательнейшим умом и достиг весьма преклонного возраста: считается достоверным, что он скончался ста двадцати лет отроду. Он написал множество сочинении о королях, властителях и жизни различных людей своего времени и на протяжении сорока лет заботился и старался, не считаясь с расходами, собрать у себя книги всех существующих на свете вероучений, о которых ему довелось услышать; эти книги он усердно читал или велел, чтобы ему их читали. Когда он занемог той болезнью, от которой и умер, иные из наших братьев посетили его, и вот что они мне сообщили. Когда среди всего прочего они сказали ему, попросив внимательно их выслушать, что они за него опасаются, не привержен ли он какой-нибудь ереси, поскольку он читал и слушал, как им известно, книги еретиков, а также поскольку его владения соседствуют с землями альбигойцев, маркиз ответил: "Действительно, в течение сорока лет, несмотря на большие издержки, я пекся о приобретении книг всевозможных вероучений, дабы их [370] прочитать и познать, ибо я видел, что чем больше я знакомился с ними, тем больше укреплялся в католическом исповедании и тем больше гнушался ересей, постигая всю обманчивость их учения. И в знаr того, что отступничество от истинной веры не имело в моих глазах ни малейшей цены, я приказал сколотить небольшой ларь, куда были сложены книги еретиков, который велел ставить мне под ноги, когда усаживался в моем личном отхожем месте, считая, что нельзя выказать большего презрения к этим отступникам, чем попирая ногами их обманные выдумки, когда я сижу за низменными отправлениями природы; Евангелия Господа моего я хранил, однако, в великом почете. Я читал книги различных вероучений еще и потому, что земли мои соседствуют с землями еретиков-альбигойцев, и я хотел изучить их силки, дабы в них не попасться, и, если бы они принялись вовлекать меня в свои заблуждения, я бы сумел увернуться от их сетей и опровергнуть их моими воззрениями и утверждениями". Затем он приказал вышеупомянутые еретические книги извлечь из указанного места и сжечь их у него на глазах. Он же многие годы до своей смерти в память Страстей Господних и в ознаменование своей веры поддерживал на своем теле рубцы от язв, наподобие бывших у Господа нашего Иисуса. Подвергая себя в память Страстей Господних и другим истязаниям, он гвоздями раздирал свою плоть, оставляя на ней шесть сочащихся кровью ран...

...От епископа Клермонского я слышал о том, что, когда некий легат, коего звали Роман, посланный апостолическим престолом во Францию, прибыл в Клермон, ему рассказали об одном властителе, именовавшемся дофином Монферрандским и наделенном природою величайшею мудростью. Отправившись к нему, дабы его испытать, легат спросил у него, что именно считает он самым полезным для человека в этой его бренной жизни. Тот на народном языке ответил ему, что наиболее полезна умеренность, ибо умеренность ведет к долговечности. И когда легат снова задал ему вопрос, а где же эта умеренность пребывает, властитель ответил: "В том, что есть среднее". Спрошенный еще раз, а где же находится эта последняя, он отозвался, что она помещается между малым и чрезмерно большим. Услышав эти слова от мирянина, легат был поражен мудростью его разума...

(6) РИЧАРД ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ (XLII)

ГАЛЬФРЕД ВИНИСАЛЬВСКИЙ 20

...после того как этот злонамеренный вымысел получил широкое распространение в войске, король (Ричард), чрезвычайно рассерженный этим, решил отомстить сходным образом. Итак, он спел кое-что и о них. Однако к собственному своему вымыслу он не приложил большого труда, располагая изобильнейшими сведениями... [371]

(7) ПОНС де КАПДЮЭЙЛЬ (XLVII)
ГЕРВАСИЙ ТИЛЬБЕРИЙСКИЙ
21

ИМПЕРАТОРСКИЕ ДОСУГИ

...среди нас, как я знаю, по временам случается – таковы переменчивые судьбы людей – что в новолуние иные оборачиваются волками. Ведь мы знаем в Оверни, в епископстве Клермонском, Понтия Капитолийского, знатного мужа, в прошлом наследника Раймбаута Пинетского, весьма отважного рыцаря, закаленного в схватках с врагом. Он стал скитаться и блуждать по всему краю и в одиночестве, подобно дикому зверю посещал пустоши и ущелья и однажды ночью, охваченный непомерным страхом и потеряв рассудок, обернулся волком 22. Он причинил столько урона родной стране, что хижины многих поселян опустели. В обличий волчьем он пожрал немало младенцев, да и многих старцев, жестоко искусав, растерзал. Наконец, один плотник, встретившись с ним, нанес ему тяжелые раны: он отрубил топором одну из его лап, и тот снова обрел человеческую природу. Вслед за тем он перед всеми поведал о случившемся с ним, утверждая, что рад потере ноги, ибо ее отсечение избавило его от жалкой и горестной участи и вместе с тем от вечного осуждения и проклятия. Те, кто применил подобное средство, утверждают, что люди такого рода, лишившись ноги или ног, освобождаются от своего несчастья...

(8) ФОЛЬКЕТ МАРСЕЛЬСКИЙ (LXXII)

А. ЭТЬЕНН де БУРБОН

О РАЗЛИЧНЫХ ПРЕДМЕТАХ, ПРОПОВЕДИ ДОСТОЙНЫХ

Очевидно, что никогда не уйти от наказания тем, кто никогда не стремился уйти от греха. Среди раздумий о неизбежности вечной кары в "Сущности добродетелей" рассказывается о том, как произошло обращение Фолькета, епископа Тулузского. Сначала он был жонглером, но как-то принялся размышлять о том, что если бы ему в воздаяние за его образ жизни было назначено лежать, не вставая, на прекраснейшем и наимягчайшем ложе и ни в коем случае с него не сходить, то он бы не вынес этого; еще того меньше мог бы он вытерпеть неведомую и невообразимую кару. И он стал монахом-цистерцианцем, а потом и Тулузским епископом 23.

...Епископ Тулузский в своей проповеди к христианам "Остерегайтесь лжепророков, и т.д." сказал, что волки – это еретики, а овцы – христиане. В разгар его поучения поднялся на ноги один еретик, которому по приказанию графа де [372] Монфора 24 отрезали нос и губы а также выкололи глаза, ибо он таким же образом поступал с христианами 25, и произнес: "Вы слышали, как епископ назвал нас волками, а вас – овцами. Довелось ли вам когда-нибудь видеть овец, которые так искусали бы волка?" Епископ на это ответил: ‘‘Подобно тому, как цистерцианцы аббатства не все имеют в своем аббатстве, но имеют загоны с овцами, которых от волков защищают собаки, так и Церковь имеет в Риме не всех христиан, но овцы ее находятся во многих местах и особенно здесь, для защиты коих от волков она назначила отличную и сильную собаку, то есть графа де Монфора, которая так искусала этого волка, потому что он пожирал овец Церкви, христиан".

Одна еретичка пришла как-то к Фолькету, епископу Тулузскому, и обратилась к нему за помощью, ибо была убогою нищенкой. Зная, что она еретичка и посему ей не следует помогать, но, тем не менее, испытывая к ней сострадание, он сказал: "Я помогу не еретичке, но помогу нищей..."

Б. ГИЛЬОМ де ПЮИ-ЛОРАН

ХРОНИКОН

...Каковой [епископ Тулузский Фолькет] впервые вошел в свою церковь в праздник святой Агаты, в воскресенье, в шестидесятый день после Пасхи, и, обратясь к народу, начал свою проповедь словами Евангелия, которое читается в этот день: "Вышел сеятель сеять", что наилучшим образом подходило к началу его служения, так что никто не мог усомниться, что он послан, словно второй Елисей, воскресить мертвый епископат 26. Он прибыл в Тулузу в тысяча двести пятом году. Что я назвал епископат мертвым, нисколько не удивительно. Ведь я сам многократно слышал, как Фолькет говорил даже в проповеди, что, когда он возглавил епископат, на земле до самого неба не было ничего, чем он мог бы располагать, кроме девяноста шести тулузских солидов 27. Даже четырех мулов, которых он с собою привел, не решался он гнать на реку к общему водопою иначе, как только с погонщиком, и они пили воду из существовавшего при доме колодца; сам он, притесняемый заимодавцами, должен был держать ответ перед городскими старшинами; земли вокруг Тулузы изобиловали арианами, еретиками, манихеями и вальденсами. Господь, который в изначальную Церковь привлекал не множество знатных или могучих плотью, но немощных мира сего, устроил все таким образом, чтобы принизить все сильное и могучее, чтобы Церковь его возглавил нищий епископ, готовый раздавить еретическую неправедность...

...Расскажу о том, что слышал в те дни: муж приметный, рыцарь Раймон из Рокаудона, принадлежавший к числу главнейших советников графа Тулузского, явился к епископу Тулузскому Фолькету и попросил, чтобы тот поместил его в убежище для бедняков, именуемое Дом призрения, в каковом он бы заперся до конца дней своих в покорности воли Божией, и епископ ответил ему следующей притчей, сказав: он, коварными своими советами погубивший, когда представился случай, графа, ныне, словно завершив все, что ему надлежало, просит [373] благодеяния, чтобы его поместили в убежище. Поступая так, он уподобляется тому сумасшедшему, который убил камнем некоего человека, вышибив ему из головы мозг, и явился вместе с нищими, чтобы разделить с ними милостыню, раздаваемую в память покойника, но раздававший ее миновал его, сидящего наряду с другими, не дав ему ничего. "Почему ты не уделил мне подаяния, хотя я один все это проделал?" – спросил сумасшедший. Прибегнув к такому иносказанию, епископ отклонил просьбу рыцаря, и эта притча в то время получила немалое распространение.

...В каковом лагере граф Тулузский расположил отряд отважных мужей, а именно Понтия из Виллановы, Оливера из Термин и других многочисленных воинов. В этом войске пребывали также архиепископ Нарбоннский и епископ Тулузский, которого, когда он однажды со многими сопровождающими обходил стены города, засевшие в нем, громко крича, нечестиво обозвали епископом дьяволов. Когда бывшие с ним спросили его: "Слышите ли вы, как вас обзывают епископом дьяволов?", он ответил: "Это сущая правда; ведь они дьяволы, а я их епископ". Когда же разбитый метательными машинами город был с бою взят, и немалое число рыцарей и пехотинцев под покровом ночи бежало, прочие, которых удалось обнаружить, были перебиты частично мечами, частично кольями. Малым детям и женщинам благочестивый епископ предоставил возможность выйти из города, еретики же Гираут де Мота, их дьякон и прочие его сотоварищи были сожжены в пламени костров... 28

В. РОБЕРТ СОРБОННСКИЙ

ПРОПОВЕДИ

...Фолькет, епископ Тулузский, когда слышал, что поют его песню, которую он сложил будучи в миру, не ел в тот день в первый канонический час 29 ничего, кроме хлеба, запивая его водой. И вот однажды, когда он пребывал при дворе французского короля, случилось, что какой-то жонглер запел за столом одну из сочиненных им песен, и епископ тотчас приказал подать ему воду и не ел ничего, кроме хлеба, запивая его водой... [374]

(9) СОРДЕЛЬ (ХСVІІІ)

А. БЕНВЕНУТО да ИМОЛА

КОММЕНТАРИЙ К ДАНТОВОЙ КОМЕДИИ

(Чистилище, песни VI, 58-IX, 58)

58 ..."Но видишь – там какой-то дух сидит,
Совсем один, взирая к нам безгласно;
Он скажет нам, где краткий путь лежит".

61 Мы шли к нему. Как гордо и бесстрастно
Ты ждал, ломбардский дух, и лишь едва
Водил очами, медленно и властно!

64 Он про себя таил свои слова,
Нас, на него идущих, озирая
С осанкой отдыхающего льва.

67 Вождь подошел к нему узнать, какая
Удобнее дорога к вышине;
Но он, на эту речь не отвечая,

70 Спросил о нашей жизни и стране.
Чуть "Мантуя..." успел сказать Вергилий,
Как дух, в своей замкнутый глубине

73 Встал, и уста его проговорили:
О мантуанец, я же твой земляк,
Сорделло!" И они объятья слили.

– Этот новый дух был духом одного гражданина Мантуи по имени Сорделло, знатного и умного рыцаря, состоявшего при дворе, как утверждают иные, во времена Эццелино да Романо. Я слышал об этом рыцаре забавный рассказ (на достоверности коего отнюдь не настаиваю), суть которого в немногих словах такова. У Эццелино была сестра 30, безмерно жаждавшая любовных утех, о которой пространно повествуется в IX песне Рая у Данте и которая, загоревшись страстью к Сорделло, тайком повелела ему проникнуть к ней ночью через некую дверцу позади дома, находившуюся возле дворцовой кухни в городе Вероне. И так как на улице была отвратительная свиная лужа или, иначе говоря, болото из жидкой грязи, Сорделло приказал одному из своих слуг перенести его на себе до упомянутой дверцы, где его и приняла бывшая наготове Куницца. Эццелино, однако, узнав об этом, однажды вечером перерядился слугою и перенес Сорделло к сестре, а затем переправил его назад. Проделав это, он открылся Сорделло и сказал ему так: "Хватит! Впредь воздержись появляться здесь ради столь грязного дела, перебираясь через столь грязное место" Устрашенный Сорделло смиренно попросил милостивого прощения и обещал никогда болыие не приходить сюда. Но проклятая Куницца [375] завлекла его к продолжению этой прелюбодейной связи. По этой причине, боясь Эццелино, самого беспощадного человека того времени, Сорделло скрылся. Эццелино, как некоторые передают, тем не менее, повелел впоследствии его умертвить. Вергилий говорит Данте: "Но видишь, – там какой-то дух сидит, совсем один"... – то есть в отдалении. Здесь отметь для себя, что поэт поместил Сорделло отдельно от несметного сонма всех прочих душ, исходя из его исключительности – ведь в миру он был мужем поразительно доблестным, хотя и не раскаявшимся при жизни. Поэт и поместил Сорделло одиноким, подобно тому, как он поместил Саладина 31, одиноким в аду. Или, что то же, он поместил эту душу саму по себе, то есть в полном одиночестве. Я слышал также о том, что Сорделло сочинил книгу, которая носит название "Сокровище сокровищ" 32 и которой я никогда не видел.

Б. РОЛАНДИН

ХРОНИКА

...(Эццелино третий) шестым ребенком породил госпожу Куниццу, жизнь которой протекала следующим образом. Сначала она была выдана замуж за графа Риккардо из Санто-Бонифаччо. Впоследствии, по распоряжению ее отца Эццелино, Сорделло, один из его приближенных, тайно похитил госпожу у ее мужа, с которою, как говорят, пребывая при дворе ее отца Эццелино, вступил в любовную связь. Когда же он был изгнан этим последним, некий рыцарь по имени Боньо из Тревизы полюбил эту даму и тайком увез прочь от двора ее отца, и она, страстно влюбленная в этого рыцаря, вместе с ним где только не побывала, предаваясь бесчисленным развлечениям и швыряясь без счета деньгами. Наконец, оба любовника вернулись к Альберико да Романо, брату этой госпожи, который властвовал и правил в Тревизе, вопреки желанию брата его Эццелино, и этот Боньо открыто у него показался и там пребывал вместе с названной госпожой Куниццей, несмотря на то, что жена его в ту перу была жива и находилась в той же Тревизе. Наконец, Боньо погиб от меча в некую святую субботу, очевидно тогда, когда Эццелино пожелал вырвать город Тревизу из рук своего брата. После всех этих событий сеньора Куницца приняла сторону брата своего Эццелино, и тот отдал ее в жены сеньору Эмерьо, или Райнерьо, знатному мужу из Браганцы. Но впоследствии, когда в Марке разгорелась война, Эццелино повелел убить своего зятя вместе с несколькими знатными мужами из Браганцы и других местностей Марки. Эта Куницца после смерти брата своего Эццелино была вторично выдана замуж в Вероне... [376]

В. ПАПЫ КЛЕМЕНТА IV ЭПИСТОЛА CCCLXXX

ВОЗЛЮБЛЕННОМУ ВО ХРИСТЕ СЫНУ КАРЛУ,

СЛАВНОМУ КОРОЛЮ СИЦИЛИЙСКОМУ

...Из этого следует, что тебя сочтут бесчеловечным и не способным привязаться к кому-либо, как того требует дружба, к которой именно по этой причине тянутся многие, что ты отнимаешь у своих провансальцев, обремененных непосильными тяготами и преданно тебе подчинявшихся, положенное им жалованье, как если бы они были твоими рабами, и многие из них погибли от голода, многие, несмотря на твою знатность, и не менее в ущерб твоей чести оказались в убежищах для бедняков, многие, не имея коней, последовали за тобой пешими. Томится в темнице сын знатного мужа Иордана де Исла, заключенный в Милане. Томится в Наварре твой рыцарь Сорделло 33, которого должно было бы выкупить, не имей он даже заслуг, а тем более при стольких его заслугах; многие из служивших тебе в Италии нагими и нищими вернулись к своим очагам... Дано в Витербо в X день октябрьских календ, в год II.


Комментарии

I. ТРУБАДУРЫ, ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ В "ЖИЗНЕОПИСАНИЯХ"

Первый и второй разделы этого "Дополнения" включают свидетельства писавших на латинском языке церковных и светских историков, писателей, комментаторов, проповедников и даже двух римских пап – либо современников трубадуров, либо же отделенных от их эпохи небольшим промежутком времени. Свидетельства эти сгруппированы по именам трубадуров. На русский язык, как в большинстве своем на какой-либо из европейских языков, эти тексты переводятся впервые. Все переводы, вошедшие в оба раздела, выполнены по изданию: Chabaneau С. Op. cit.

(1) ГИЛЬЕМ АКВИТАНСКИЙ (I)

А. ОРДЕРИК ВИТАЛИС

ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ В ТРИНАДЦАТИ КНИГАХ

Ордерик Виталис (1075 – после 1142 г.) – англо-нормандский писатель, автор "Церковной истории" (1114-1141), которая охватывает период от Рождества Христова до смерти автора и содержит ценнейшие сведения, относящиеся к истории XI-ХII вв. Писал превосходной латинской прозой.

1. ...Гильем, герцог Пуатевинский... – Чрезвычайно интересны свидетельства о Гильеме Аквитанском (Пуатевинском), который считается "первым трубадуром". Здесь постоянно подчеркиваются его "бесчисленные шутки", остроумие и веселый нрав, "дурачества" "краснобайство", "велеречивость" и т.п., что превосходно согласуется с образом поэта (см. примеч. 1 к жизнеописанию I).

2. ...в священный поход. – Т.е. в I крестовый поход.

3. ...трехсот тысяч вооруженных воителей... – Несомненно, свойственная времени гипербола.

4. ...он повествовал обо всем этом ритмическими стихами, уснащенными шутками. – Исследователи усматривают в упоминании стихотворных повествований Гильема о своих восточных странствиях еще одно подтверждение восточного происхождения поэзии трубадуров.

Б. ВИЛЬЯМ МАЛМСБЕРИЙСКИЙ

О ДЕЯНИЯХ КОРОЛЕЙ АНГЛИЙСКИХ

Вильям Малмсберийский – английский писатель (ок. 1090 – после 1142 г.), автор исторического сочинения "О деяниях королей английских", охватывающего период от завоевания Британских островов англосаксами до 1140 г.

5. ...аббатство блудниц... и т.д. – Здесь можно отчасти усматривать предвосхищение описываемого Рабле в "Гаргантюа и Пантагрюэле" Телемского аббатства. Историк, по-видимому, буквально истолковал одну из поэтических фантазий трубадура.

В. ЭТЬЕНН де БУРБОН

О РАЗЛИЧНЫХ ПРЕДМЕТАХ, ПРОПОВЕДИ ДОСТОЙНЫХ

Этьенн де Бурбон, он же Стефан де Бурбон (де Бельвиль), ум в 1261 г., французский писатель, монах-доминиканец, автор сборника, содержащего материалы для проповедей, насыщенных культурно-историческими сведениями.

6. Изменив свой облик, он познал всевозможные человеческие занятия... и т.д. – Эта деталь – одна из возможных параллелей с русским императором Петром I, с которым Гильема Аквитанского сближают немало общих черт.

Г. ГАЛЬФРЕД ВОЖСКИЙ

ХРОНИКА

Гальфред Вожский, он же Гальфред де Бруй или Гальфред Кеновит (засвидетельств. между 1178-1184 гг.) – французский писатель, автор "Хроники", охватывающей события, происходившие главным образом в Лимузине и Марке между 996 и 1184 гг.

Д. ГАЛЬФРЕД ВАНДОМСКИЙ

ПОСЛАНИЕ ГИЛЬЕМУ, ГЕРЦОГУ АКВИТАНСКОМУ

Гальфред Вандомский (ок. 1070-1132 г.), приор Вандомского монастыря, французский церковный деятель, осуществлявший во Франции папскую политику. Послание Гильему датируется 1105 г.

Е. ПАПА УРБАН II

ПОСЛАНИЕ ГИЛЬЕМУ, ГЕРЦОГУ АКВИТАНСКОМУ

Папа Урбан II (Оттон Остийский, годы понтификата 1088-1099) остался в истории как вдохновитель крестовых походов. Послание Гильему (после 1094 г.) – одно из 59 сохранившихся его писем.

Ж. РАУЛЬ де ДИСЕТ

Рауль де Дисет (после 1120-1202 гг.) – декан собора св. Павла в Лондоне, автор нескольких исторических сочинений.

Ср. аналогичный сюжет в отрывке из Вильяма Малмсберийскрго (Б).

З. ГАЛЬФРЕД ТОЛСТЫЙ

ЖИТИЕ БЕРНАРДА, АББАТА ТИРОНСКОГО

Гальфред Толстый – современник и автор Жития св. Бернарда Строителя, основателя Тиронского монастыря (ок. 1100 г.).

(2) АРНАУТ ДАНИЭЛЬ (IX)

БЕНВЕНУТО да ИМОЛА

КОММЕНТАРИЙ К ДАНТОВОЙ КОМЕДИИ

(Чистилище, песнь XXVI, 115-148)

7. Бенвенуто да Имола (1336-1374) – ранний итальянский комментатор "Комедии", чье внимание, среди прочего, последовательно привлекают представленные в ней фигуры Бертрана де Борна (XI), Арнаута Даниэля (IX) и Сорделя (ХСVIII).

8. ...Получше был ковач родного слова. – Этими знаменитыми словами итальянский поэт болонской "ученой" школы, предшественник "сладостного нового стиля" Гвидо Гвинцелли, встреченные Данте в "Чистилище", характеризует, в сравнении с самим собою, Арнаута Даниэля (IX), которого он считает сильнейшим всех прочих "в стихах любви и в сказах" (versi d’amore e prosi di romanzi). Под последними имеются в виду отнюдь не прозаические сочинения в современном смысле слова, а стихотворные повести, писавшиеся рифмующимися двустишиями и без разделения на строфы. Традиция приписывает Арнауту Даниэлю такую повесть о Ланселоте, рыцаре Озера. Арнауту Даниэлю он отдает предпочтение перед "Лимузинцем", т.е. Гираутом Борнелем (VIII). В уста Арнауту Данте вкладывает шесть сочиненных им провансальских стихов.

9. …о времена графа Провансского Раймона Беренгария... См. Дополнение первое, II, примеч. 15.

10. ...на народном языке. – В данном случае на провансальском. Народные, т.е. национальные, языки противопоставлялись ученой латыни. Трубадуры были первыми, кто стал сочинять стихи на своем родном языке, что было до них прерогативой латинской образованности. Ср. название трактата Данте "О народном красноречии" (Дополнение второе, III).

11. ...размер и отличительные черты песни на четыре рифмы. – Имеется в виду сонет, структура которого, хотя и заимствованная Петраркой у его предшественников – итальянских поэтов, в какой-то мере предвосхищена музыкальной структурой строфы куртуазной кансоны. См. об этом подробнее последний из отрывков трактата Данте "О народном красноречии", приведенных в разделе III настоящего Дополнения.

(3) БЕРТРАН де БОРН (XI)

А. БЕНВЕНУТО да ИМОЛА

КОММЕНТАРИЙ К ДАНТОВОЙ "КОМЕДИИ"

(Ад, Песнь XXVIII, 118-142)

12. ...Учил дурному короля Иоанна. – Речь идет о Генрихе III – Короле-юноше (il Re giovane, прованс. re joven). «В большинстве рукописей в этом стихе ошибочно стоит "король Иоанн" (il Re Giovanni). Ошибка исправлена в издании "Societa dantesca italiana" (1921)... Данте сравнивает совет, который Бертран де Борн дал королю Генриху III, с советом Ахитофеля, который, по библейскому преданию, был приближенным царя Давида, когда царевич Авессалом восстал против своего отца ("Вторая книга царств", 15-17)». – Примеч. М. Лозинского к его переводу "Комедии". См. рис. к жизнеописанию XI.

13. ...из Англии или Гаскони, как утверждают ныне... – Комментатору неизвестно лимузинское (точнее, перигорское) происхождение Бертрана.

14. ...в месте, именуемом Альтафорт. – Точно так же он не знает, что так назывался замок Бертрана.

15. ...хвалился, будто никогда не использовал и вполовину своего ума... и т.д. – См. XI, вариант жизнеописания и разо десятое.

16. ...Юноша был как бы вторым Титом, сыном Веспасиана, который, как свидетельствует Светоний... и т.д. – Дань комментатора-гуманиста латинской образованности. Оба императора описаны римским писателем Светонием (ок. 70-ок. 140 гг.) в его знаменитой книге "Жизнь двенадцати цезарей".

Б. ГЕРВАСИЙ ТИЛЬБЕРИЙСКИЙ

ИМПЕРАТОРСКИЕ ДОСУГИ

Гервасий Тильберийский – канцлер императора Оттона IV, автор сборника занятных историй "Императорские досуги" (1211-1214).

Мы приводим эту посмертную хвалу Королю-юноше как своеобразную параллель плачу, которым почтил его смерть Бертран де Борн (XI, разо двенадцатое). Император Оттон IV, которому Гервасий посвятил свой труд, был племянником Короля-юноши по своей матери Матильде, воспетой Бертраном де Борном. Включенная во фрагмент строфа – пример латинского planctus’a – жанра, к которому восходит провансальский planh.

(4) CABАРИК де МАЛЛЕОН (XXVIII)

ПЕТР, МОНАХ САРНАЙСКИХ ДОЛИН

ИСТОРИЯ АЛЬБИГОЙЦЕВ

17. Петр, монах Сарнайских долин (р. ок. 1194 г.) – приор Сарнайского цистерцианского аббатства (Vaux-de-Cernay), участник IV крестового похода и Альбигойских войн, автор "Истории альбигойцев" (1217).

18. ...осадить Кастельнодари. – Речь идет об историческом эпизоде осады города Кастельнодари в 1211 г. графом Раймоном VI Тулузским с союзниками, в том числе Гастоном VI Беарнским, – эпизоде, имевшем место в ходе Альбигойских войн (см. LVIII, примеч. 47). На стороне графа Раймона действительно сражался Саварик де Маллеон (XXVIII).

(5) ДОФИН ОВЕРНСКИЙ (XLII)

ЭТЬЕНН де БУРБОН

О РАЗЛИЧНЫХ ПРЕДМЕТАХ, ПРОПОВЕДИ ДОСТОЙНЫХ

19. Этьенн де Бурбон – см. выше I, 1 В. Автор называет Дофина Овернского маркизом Монферрандским по браку с графиней Монферрандской (ум. в 1134 г.). К сообщениям автора следует относиться с осторожностью.

(6) РИЧАРД ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ (XLII)

ГАЛЬФРЕД ВИНИСАЛЬВСКИЙ

20. Гальфред Винисальвский – английский поэт и риторик, (посл. четв. ХII – нач. ХIII в.), автор знаменитой "Новой поэтики". Речь в данном отрывке идет о событиях, составивших сюжет разо четвертого Дофина Овернского (ХIII), отказавшегося помогать Ричарду Львиное Сердце в войне против Франции после того, как тот, нарушая договор, не поддержал Дофина, когда французский король напал на его владения. "Король же Ричард, как услыхал, что они не хотят помогать ему в войне, сложил про Дофина и графа Ги сирвенту...", – говорится в разо, эту сирвенту комментирующем. Дофин отозвался на нее собственной сирвентой.

(7) ПОНС де КАПДЮЭЙЛЬ (XLVII)

ГЕРВАСИЙ ТИЛЬБЕРИЙСКИЙ

ИМПЕРАТОРСКИЕ ДОСУГИ

21. Гервасий Тильберийский – см. выше, I, 3 Б. Понтий Капитолийский – латинизированная форма имени трубадура Понса де Капдюэйля (XLVII).

22. ...обернулся волком. – Хотя мотивировка приурочения известного с древшейших времен поверья о волке-оборотне к личности именно этого трубадура остается загадочной, однако вместе с легендой о Пейре Видале, ради своей дамы Лобы, что значит Волчица, облачившегося в волчью шкуру и давшего на себя охотиться пастухам с собаками (LVII, разо второе, см. также статью в Приложениях), эта история может быть истолкована в связи с мифологемой, сближающей поэта со сферой магического, потустороннего, с которым он вступает в отношения, в частности, путем "оборачивания". Ср. также ниже (Дополнение II, 4) рассказ о чудесном коне трубадура Гираута де Кабрейры по предположению автора "оборотня... или некоего существа с примесью адских сил".

(8) ФОЛЬКЕТ МАРСЕЛЬСКИЙ (LXXII)

А ЭТЬЕНН ДЕ БУРБОН

О РАЗЛИЧНЫХ ПРЕДМЕТАХ, ПРОПОВЕДИ ДОСТОЙНЫХ

Этьенн де Бурбон – см. выше, I, 1 В. "Сущность добродетелей", на которую ссылается автор, – сочинение доминиканского монаха Гийома Перро (Гийома Лионского, ум. в 1275 г.).

23. И он стал монахом-цистерцианцем, а потом и Тулузским епископом. – Сведения достоверные. См. жизнеописания LXXII и XI, примеч. 22.

24. Граф де Монфор – см. жизнеописание LIX, примеч. 15.

25. ...ибо он таким же образом поступал с христианами... – Утверждение, невероятное в отношении катаров, придерживавшихся крайне благочестивой жизни.

Б. ГИЛЬОМ де ПЮИ-ЛОРАН

ХРОНИКОН

Гильом де Пюи-Лоран – нотариус тулузской инквизиции. В 1250 г. приступил к сочинению "Хроникона, или Истории альбигойцев", охватывающему преимущественно события 1230-1250 гг.

26. "Вышел сеятель сеять"... – Начало евангельской притчи о сеятеле, посеявшем зерна на каменистую почву, где их поклевали птицы, на участок, где их заглушили плевелы, и, наконец, на добрую почву, где они принесли много плода (Матф. 13, 1–23); ...послан, словно второй Елисей, воскресить мертвый епископат. – Сравнение с библейским пророком Елисеем, воскресившим сына сонамитянки (4-я книга Царств. 4, 18-37).

27. Солид – византийская золотая монета.

28. ...сожжены в пламени костров. – Один из правдоподобных эпизодов эпохи Альбигойских войн, в которых Тулуза играла роль одного из главных театров военных действий.

В. РОБЕРТ СОРБОННСКИЙ

ПРОПОВЕДИ

Роберт Сорбоннский (ХIII в.) – второстепенный автор образцовых проповедей.

29. ...в первый канонический час... – Т.е. в первый час после восхода солнца по исчислению часов в связи с церковным богослужением.

(9) СОРДЕЛЬ (ХСVІІІ)

А. БЕНВЕНУТО да ИМОЛА

КОММЕНТАРИЙ К ДАНТОВОЙ КОМЕДИИ

(Чистилище, песни VI, 58-IX, 58)

30. У Эццелино была сестра... – Ср. Дополнение первое, ІІ, 5 А и жизнеописание ХСVІІІ.

31. Саладин – см. примеч. 1 к Дополнению первому, ІІ.

32. "Сокровище сокровищ" – см. выше, примеч. 15 к Дополнению первому, ІІ.

Б. РОЛАНДИН

ХРОНИКА

Роландин Патавинский (ок. 1200-1262 гг.) – нотариус в Падуе, автор "Хроники событий Тревизской марки", охватывающей события первой половины ХIII в.

В. ПАПЫ КЛЕМЕНТА IV ЭПИСТОЛА CCCLXXX

ВОЗЛЮБЛЕННОМУ ВО ХРИСТЕ СЫНУ КАРЛУ, СЛАВНОМУ КОРОЛЮ СИЦИЛИЙСКОМУ...

Папа Клемент IV (Ги Фолькейс, р. ок. 1200 г., годы понтификата 1265-1268) – в молодости трубадур. Карл, король Сицилийский – Карл I Анжуйский (1220-1285). См. подробнее нашу статью в Приложениях.

33. Томится в Наварре твой рыцарь Сорделло... – См. ХСVІІІ, примеч. 1.