Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

III. Испанские источники

(1) НЕИЗВЕСТНЫЙ РУССИЛЬОНСКИЙ ТРУБАДУР

ДОН ХУАН МАНУЭЛЬ

ПРОЛОГ

...Большое удовольствие чувствует тот, кто знает, что создал какое-нибудь отменное сочинение, особенно, если приложил к нему большой труд и если ему к тому же известно, что это его сочинение хвалят и любят многие люди, и точно так же испытывает он большое огорчение и большую досаду, если кто-нибудь сознательно или, впав в заблуждение, совершает или говорит нечто такое, из-за чего указанное сочинение не станут превозносить и ценить, как оно заслуживает того. И чтобы пояснить сказанное, я сообщу здесь о случившемся с одним кавалером в городе Перпиньяне, в царствование первого короля дона Хайме Майоркского. А с ним случилось вот что: упомянутый кавалер был прославленным трубадуром и сочинил много на диво прекрасных песен и среди них одну, которая была особенно превосходна и с таким же превосходным напевом. Эта песня так полюбилась людям, что уже долгое время они не хотели петь никакую другую, как только эту. И кавалер, который ее сочинил, испытывал от этого превеликое удовольствие. Проезжая однажды по улице, он услышал, что некий сапожник распевал эту песню, беспощадно искажая как содержавшиеся в ней слова, так и самый напев, и всякий, кто услышал бы ее в таком виде, когда бы не знал ее раньше, счел бы, что это очень плохая песня и что она очень дурно сочинена. Как только кавалер, который создал ее, услышал, как сапожник искажает столь отменное его сочинение, он очень огорчился и испытал большую досаду и, соскочив с коня, сел подле сапожника. Тот не заметил этого, не прекратил пения и чем дальше он пел, тем больше искажал песню, сочиненную кавалером. Слушая свое отменное сочинение, искаженное ужасающим образом по причине невежества упомянутого сапожника, кавалер неприметно взял его ножницы и ими изрезал обувь, работу над которой сапожник закончил; сделав это, он вскочил на коня и поскакал прочь. Сапожник, между тем, бросил взгляд на свою обувь и, увидев ее беспощадно изрезанной, понял, что лишился плодов своего труда, и это повергло его в сильную скорбь. Истошно вопя, он побежал вдогонку за кавалером, повинным в его беде. И кавалер сказал ему так: "Приятель, король наш господин находится здесь, а вы хорошо знаете, что это очень добрый и очень справедливый король; итак, предстанем пред ним и пусть он рассудит нас с вами и вынесет приговор, какой надлежит по закону" Они на этом и порешили, и когда пришли к королю, сапожник ему рассказал о том, как кавалер изрезал всю его обувь и причинил ему тем самым большой убыток. Король сильно разгневался и спросил кавалера, правда ли это. Кавалер [358] подтвердил, что все произошло действительно так, но выразил пожелание, чтобы король соизволил узнать, из-за чего он так поступил. Король приказал ему говорить, и кавалер заявил, что королю хорошо известно о сочинении им такой песни, которая почитается отменно прекрасной и притом с прекрасным напевом, и что сапожник ее беспощадным образом искажал; посему пусть король прикажет ему пропеть ее перед ним. И король приказал сапожнику ее спеть и убедился в том, что тот, и вправду, несусветно ее испортил. Тогда кавалер сказал, что поскольку сапожник испортил столь отменное произведение, что причинило ему большой урон и повергло его в раздражение, то и он также испортил произведенное сапожником. Короля и находившихся с ним услышанное от кавалера чрезвычайно развеселило, и они много и от души посмеялись. Король повелел сапожнику никогда больше не петь этой песни и не искажать прекрасного сочинения кавалера; возместив сапожнику причиненный ему убыток, он также повелел кавалеру не наносить впредь урона сапожнику...

(2) ПРОЛОГ И ПИСЬМО, ОТПРАВЛЕННЫЕ МАРКИЗОМ де САНТИЛЬЯНА ВМЕСТЕ С ЕГО СОЧИНЕНИЯМИ КОННЕТАБЛЮ ПОРТУГАЛИИ

...но покинем древнюю историю, дабы заняться подробнее нашим временем. Неаполитанский король Роберт 1 – знаменитый и доблестный государь, так увлекся этой наукой 2, что, поскольку в ту пору всеми был прославляем поэт-лауреат Франческо Петрарка, пригласил его, как достоверно известно, в Неаполь и долгое время держал у себя в Новом замке, часто общаясь с ним и беседуя об этом искусстве, и настолько привязался к нему, что стремился приблизить его к себе и всячески ему покровительствовать. Говорят, что Петрарка создал там многие свои сочинения и среди прочих книгу "О делах достопамятных", эклоги, большое число сонетов и, в частности, тот, который он написал на смерть этого короля и который начинается так:

Рушился столп и падал стройный лавр 3.

Джованни Боккаччо, великолепный поэт и выдающийся оратор, утверждает, что король Кипрский Иоанн усерднее занимался этой прелестной наукой, чем какой-либо иной, – и, как кажется, убедительно это доказывает в предисловии к своей книге "Родословная, или происхождение языческих богов и богинь", где приводит беседу с властителем Пармы, своим посланником и полномочным министром.

Чтобы установить, как или каким путем с этой наукой впервые ознакомились сочинявшие на народном языке, по моему мнению, доблестный [359] государь, необходимо нелегкое исследование и дотошные разыскания. Но за исключением областей, земель и краев, наиболее от нас удаленных, нет сомнения, что везде и повсюду эту науку постигли и постигают, хотя в разных странах нужно различать три степени ее постижения, то есть высшую, среднюю и низшую. Можно сказать, что высшей степени достигли писавшие свои сочинения на языках греческом и латинском (я говорю о стихотворцах); средней – писавшие на народных языках, например, болонец Гвидо Гвиницелли 4 и провансалец Арнаут Даниэль. И хотя я не видел ни одного их произведения, некоторые считают, что они первые стали писать терцины и сонеты на народном языке. А ведь начало всему, как говорит философ, кладут зачинатели. На низшей ступени находятся те, кто слагает, не придерживаясь никакого порядка, правила и размера, те романсы и песни, которые услаждают слух простолюдинов. После Гвидо и Араута Даниэля, Данте с превеликим искусством написал свои три комедии "Ад, Чистилище, Рай", мессер Франческо Петрарка свои "Триумфы", Чекко д’Асколи книгу под названием "О неотъемлемых свойствах вещей", Джованни Боккаччо книгу под названием "Нимфы", хотя и добавил к ней прозаические отрывки несравненного красноречия, наподобие "Утешения" Боэция 5. Названные и многие другие написали иными размерами стихотворные произведения, именуемые сонетами и канцонами.

Полагаю, что, происходя из этих лимузинских земель и краев, искусство стихосложения распространилось среди обитателей Цизальпинской Галлии и французов, написавших всевозможные рифмованные и нерифмованные стихи, которые отличаются друг от друга по количеству стоп и припевов; однако, сложнее всего обстоит дело с количеством слогов в терцинах, сонетах и нравоучительных канцонах, равно как и в балладах, хотя в некоторых иногда попадаются усеченные стопы, которые мы называем средними стопами, а лимузинцы, французы и католонцы – увечными.

Среди этих поэтов были люди весьма ученые и выдающиеся в искусстве поэзии, например метр Гильом из Лориса, который создал "Роман Розы", где, как говорят, полностью изложена наука любви, или закончивший тот же роман метр Жан Шопинель, родом из города Мена 6. Машо 7 самостоятельно написал большую книгу баллад, канцон, ронделе, лэ, вирелэ, и многие из них положил на музыку. Мессер Отон де Грандсон, стойкий и доблестный рыцарь, достигнув в этом искусстве вершин, оставил после себя прелестные произведения. Метр Аллен Шартье 8, знаменитый современный поэт и секретарь французского короля Людовика, с превеликим изяществом сочинял и пел, соблюдая определенный размер, и написал "Спор четырех сеньор", "Прекрасную безжалостную сеньору", а также "Утреннюю побудку", "Великую пастушку", "Молитвенник знатных" и "Обитель любви" – несомненно, все вещи, и вправду, прекрасные и ласкающие наш слух...

Каталонцы, валенсианцы и другие из Арагонского королевства были и остаются преданными адептами искусства поэзии. Сначала они писали рифмованные стихи, состоявшие из многосложных стоп и припевов, причем в одних применяются ассонансы, а в других не применяются. Затем они перешли к десятисложным куплетам, наподобие лимузинских. Были среди них люди весьма [360] выдающиеся, как по хитроумию вымысла, так и по умению применять размеры. Гильем де Бергедан 9, великодушный и знатный рыцарь, и Пао из Бельвира добились большой известности. Мессер Пере Марк старший 10, доблестный и почтенный рыцарь, создал очень приятные произведения и среди прочего – высоконравственные притчи. В наше время прославился мессер Жорди де Сант Жорди 11, рыцарь высокомудрый, сочинивший очень красивые вещи, которые он сам положил на музыку. Это был отличный музыкант, создавший среди прочего канцону, исполненную противопоставлений, которая начинается: "Всегда мы вместе и всегда мы врозь".

Он сочинил также "Любовную страсть", в каковом произведении собрал много отличных старинных канцон, как те, о которых я уже говорил, так и другие. Мессер Фебрер 12 также создал замечательные произведения, и как утверждают некоторые, перевел Данте с флорентийского на каталонский, нисколько не извратив размера и звучности подлинника.

Мессер Аусиас Марк 13, который жив и поныне, – крупный поэт и человек, обладающий возвышенною душой.

У нас сначала было в ходу множество различных размеров – укажу на "Книгу об Александре", на "Обеты павлина" 14 и еще на книгу архипастыря из Иты. В таком же роде написал книгу "Как вести себя при дворце" и Педро Лопес Старший из Айялы 15, каковую книгу прозвали "Стихотворения". Затем это искусство, которое именуется главным и всеобщим искусством, обрело приверженцев сначала, как я считаю, в Галисийском и Португальском королевствах, где, без сомнения, в нем упражнялись и его усвоили больше, чем в каких-либо других областях и землях Испании, и где оно распространилось до такой степени, что долгое время всякий писатель и всякий поэт испанских областей и земель, будь он кастильцем, андалузцем или эстремадурцем, писал все свои сочинения лишь на языках галисийском и португальском. И еще, как достоверно известно, мы, позаимствовав у них, усвоили легко и без всяких усилий обозначения, принятые в этом искусстве, а также владение им в той или иной мере. Припоминаю, великий властитель, что, будучи еще совсем юным, пребывая подростком во власти моей бабки доньи Менсии де Сиснерос, я видел между другими книгами большой том песен горцев, а также сочинения на галисийском и португальском, большая часть которых была написана королем Португальским доном Динишем 16 (полагаю, сеньор, что он был ваш прадед), каковые сочинения те, кто их читал, хвалили за хитроумие вымысла и за изящные и обаятельные слова. Там были сочинения Жуана Жуареша из Пайвы, который, как говорят, умер в Галисии от любви к португальской инфанте, а также ["Поэма] о Фернандо Гонсалссе" 17. После них сочиняли Вашко Периш де Камойнш, и Фернант Кашкисио, и еще тот великий влюбленный Масиаш 18, после которого сохранилось только четыре канцоны, конечно, о переживаниях любящего, обильные прекрасными изречениями, каковые следует знать. Вот названия этих канцон:

1. Нежданных раб печалей.

2. Любовь терзает и томит.

3. Сеньора, к коей мысль моя. [361]

4. Я жажду меру отыскать.

В королевстве Кастильском хорошо писал король Альфонсо Мудрый 19, и я знал того, кто видел его сочинения; говорят, что он превосходно слагал стихи и на латыни. За названными поэтами следуют дон Хуан из Серды и Педро Гонсалес из Мендосы, мой предок...

Но всех перечисленных, великий властитель, из итальянцев, провансальцев, лимузинцев, каталонцев, кастильцев, португальцев, галисийцев и прочих народов в прославлении и превознесении этого искусства опередили и превзошли обитатели Цизальпинской Галлии и провинции Аквитании. Каким образом и почему это случилось, я не стану сейчас повторяться, ибо в прологе к моим "Притчам" об этом уже говорилось. В силу сказанного и еще многого, что мог бы добавить и пространнее изложить и я и, особенно, тот, кто сведущее меня, Ваше Высочество может понять и достаточно уяснить для себя, насколько уважаемо, ценимо и прославляемо должно быть это искусство и насколько, доблестный повелитель, должно быть лестно для Вас, что владычицы Геликона, непрерывно пляшущие вокруг источника, во внимание к вашим заслугам, в недавнем прошлом приняли вас в свое общество... 20


Комментарии

(1) НЕИЗВЕСТНЫЙ РУССИЛЬОНСКИЙ ТРУБАДУР

ДОН ХУАН МАНУЭЛЬ

ПРОЛОГ

Хуан Мануэль (1282-1348) – испанский писатель, инфант, племянник короля Альфонса X, автор морально-дидактических сочинений, суммирующих знания и нравственные нормы эпохи ("Книга о рыцаре и оруженосце", "Книга примеров о графе Луканоре и Патронно"). Настоящий фрагмент заимствован из Пролога к его сочинениям. Этот забавный куртуазный анекдот Шабано выделяет как свидетельство о "неизвестном трубадуре из Руссильона", откуда происходит, кстати, знаменитый Гильем де Кабестань. Текст: Chabaneau С. Op. cit.

(2) ПРОЛОГ И ПИСЬМО, ОТПРАВЛЕННЫЕ МАРКИЗОМ де САНТИЛЬЯНА ВМЕСТЕ С ЕГО СОЧИНЕНИЯМИ КОННЕТАБЛЮ ПОРТУГАЛИИ

Хотя этот текст содержит довольно мало сведений собственно о трубадурах, он интересен тем, каким образом автор устанавливает их место в истории романоязычных поэтических традиций, утверждая их приоритет и отдавая им пальму первенства. Маркиз де Сантильяна, Иньиго Лопес де Мендоса (1398-1458) – испанский поэт, придворный, один из блестящих людей своего времени.

Сокращенный перевод по изданию Ломмача (см. примеч. 6 к разделу "Итальянские источники").

1. Неаполитанский король Роберт – см. "Жизнеописания..." Нострдама, примеч. 310.

2. ...этой наукой... – В начале Пролога Сантильяна, вслед за тулузскими продолжателями трубадуров XIV в. обозначает поэзию как "веселую науку".

3. Рушился столп и падал стройный лавр. – Этот сонет (269) посвящен, однако, не Роберту Неаполитанскому, как отмечено в тексте, а кардиналу Джованни Колонна.

4. Гвидо Гвиницелли (между 1230 и 1240-1276 гг.) – итальянский поэт, родоначальник "сладостного нового стиля".

5. …Джованни Боккачно... "Нимфы" и т.д. – Имеется в виду "Амето" Боккаччо ("Комедия флорентийских нимф"), где стихи чередуются с прозой, которую автор сравнивает с образцом средневековой латинской прозы "Об утешении философией" Боэция (480-525).

6. ...метр Гильом из Лориса... создал "Роман Розы"... Жан Шопинель... из города Мена. – Аллегорический "Роман Розы", незавершенный в 30-х годах XII в. Гийомом де Лоррисом, был окончен спустя сорок лет Жаном де Меном.

7. Машо – Гийом де Машо (ок. 1300-1377 гг.), французский поэт и композитор, основатель риторической школы, канонизатор поэтических форм во французской поэзии.

8. Ален Шартье (1385-1433) – французский поэт и дипломат. Его поэзия, насыщенная любовной казуистикой, отличается изысканностью формы.

9. Гильем де Бергедан – см. ХСIII.

10. ...Пере Марк старший... – Вместе со своим братом Джауме был зачинателем оригинальной каталонской поэтической школы в конце XIV:– начале XV в.

11. Жорди де Сант Жорди (ум. ок. 1449 г.) – представитель "итальянской школы" в каталонской поэзии.

12. Мессер Фебрер... – А. Фебрер (перв. пол. XV в.), переводчик "Божественной Комедии".

13. Аусиас Марк (1397-1459) – крупнейший каталонский поэт эпохи Возрождения, автор любовных дидактических и религиозных стихов.

14. "Книга об Александре", "Обеты павлина". – Последний роман – продолжение старофранцузского "Романа об Александре" (посл. четв. XII в.), написанного двенадцатисложным (отсюда название – александрийским) стихом.

15. Педро Лопес Старший из Айялы (1332-1407) – автор завершающей развитие испанской средневековой дидактической литературы "Поэмы о дворце".

16. ...дон Диниш... – Король Диниш (1261-1325), один из наиболее известных галисийских поэтов.

17. ...["Поэма) о Фернандо Гонсалесе"... – Испанская эпическая поэма, известная в пересказе короля Альфонсо Мудрого (см. примеч. 19).

18. Вашко Периш де Камойнш (ум. в 1386 г.), Фернант Кашкисио, Масиаш Влюбленный (1 пол. XV в.) – португальско-галийские лирики, поэзия которых определяется испано-итальянскими и классическими влияниями.

19. ...король Альфонсо Мудрый... – Альфонс X, редактировавший первые памятники кастильской прозы – кодекс законов и "Всеобщую хронику", сохранившую ряд утерянных народных сказаний и в дальнейшем служившую неисчерпаемым источником сюжетов.

20. ...владычицы Геликона... и т.д. –Т.е. Музы (см. примеч. 8 к "Жизнеописаниям..." Нострдама).