Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

7.—18 апреля,

За отлучением милорда Гаринтона в своих деревнях:, по мог я от здешнего двора никакую резолюции получить на предложение мое о отправлении министра и потому иного в—у имп—му в—у доносить не имею, кроме того, что, по указу в—о имп—го в—а здесь обретается  в—го имп—го в—а подданным (которых я видеть мог) в—го имп—го в—ва всемилостивый манифеста объявил, и по оному двое из них (о чем и пред тем меня просили) охотно желают отправиться в отечество. Один из них называемый Третьяков 10 послан был сюда от блаженна памяти его императорского [9] величества Петра Великого для обучения пушечного дела еще в 1715 году, но понеже за парламентским актом, которым запрещено такому искусству учить чужестранных, он в ту работу не принят, возвратился в Голландии и тогдашнему тамо послу князю Борису Ивановичу Куракину, который нашло в разных случаях употреблять его в делах вашего императорского величества, как явствуют оригинальные паспорта и инструкции, данная ему Третьякову от него князя Куракина, а напоследок повалено ему указом учиться здесь архитектуре военной и гражданской, и определено было ему в. и. в. жалованье, которое потом отсечено, и затем он пришел в скудость и в долги впал и заключен был в тюрьму, как пространно явствует в его челобитной, которую мне здесь подал, и которую при сей моей покорнейшей реляции прилагаю.

Письма к оному Третьякову от кн. Куракина и от кабинетного секретаря писания я рассмотрел и по оным явственно, что он недобровольно здесь остался и потому ожидаю в—го имп—го в—а указу, что с ним делать, а без отплаты долгов из Англии ему выехать не можно, понеже он из тюрьмы ведет на поруки. Другой именем Афанасьев 11, был послан при резиденте Веселовском, от службы в—го имп—-го в—а отстал, то за недостатком денег из Англии чем в отечество возвратиться не имел, а был ли какой к пиму Афанасьеву о возвращении указ атом я неизвестен, понеже он никакого доказательства не имеет, а по росписи, которую он представил, зажил он здесь долгу чрез 10 лет близ 240 фунтов, которые, если ему в Poccию возвратиться — надлежит [10] уплатить, а он здесь женат и находится в великой скудости, так что помирает почти голодною смертью и живет милостынею, умеет немного по аглицки и в делах кажется искусен, которого при сей моей реляции посылаю челобитную, и что с ним делать—ожидаю вашего имп—го в—а указу.


Комментарии

10 В представленной князю Кантемиру челобитной от 15 апреля 1732 года Андрей Третьяков сам рассказывает печальную историю своего пребывания заграницей. Вследствие запрещения парламентом, учить иностранцев пушечному делу Третьяков обратился с ходатайством к Ф. Веселовскому — русскому резиденту в Англии, а последний к королю Георгу I, но разрешения все-таки не было получено. После того Третьяков отправился в Голландию к князю Б. И. Куракину, а князь Куракин послал его в Амстердам к агенту Фандербургу с наказом, чтобы Фандербург нашел учителя для Третьякова. Подходящего мастера и в Голландии не оказалось, и Третьякову валено было вернуться в Англию к М. Бестужеву, сменившему Веселовского. Но Бестужев оставался в Англии не долго и в ноябре 1720 года получил от статс-секретаря Стенгопа предложение оставить Англию в течете 8 дней. Несчастный Третьяков возвращается в Голландию, но тот узнает от Куракина, что получен указ повелевающий ему Ехать в Англию и отыскивать там братьев Веселовских, не пожелавших добровольно вернуться в Россию и сделавшихся эмигрантами. Третьяков поехал вв. Англию, но Веселовских в Лондоне не нашел. По ходатайству князя Куракина Третьякову разрешали учиться там архитектуре с жалованьем по 75 фун. в и год. Жалованье платили не долго, Третьяков наделал долгов (до 254 фунтов) и попал в тюрьму, откуда был освобожден заступничеством каких-то "двух персон". На челобитную Третьякова отправленную князем Кантемиром в Петербурга не было получено ответа и 26 сентября т. г. (1732) Третьяков снова возобновил свое ходатайство Вероятно кн. Кантемир сжалился над Третьяковым и принял его на службу, по крайней мере имя его встречается (с 1733 г.) в списках служащих при посольстве хранящихся в ланд. гос. арх. (Pub. Rec. Off. St. pap. For. Var. v. 220 f.50.)

11 Иван Афанасьев пишет в своей челобитной (11 апреля 1732 г.), что он служил в Вене при послах бароне Урбихе и Матвееве, "со всякою верностью в государственных делах". В 1717 году во время пребывания Петра Великого во Франции состоял в свите государя и по его повелению был послан в Англию к резиденту Федору Веселовскому, где также "со всякою прилежностью должность свою исполнял". После отставки Веселовского Афанасьев лишился всякого призрения отчего и "пришел в крайнюю мизерию". Подписываясь на челобитной Афанасьев называет себя бывшим канцеляристом государственной коллегия иностранных дел, а из дел лон. гос. арх. видно, что Афанасьев служил в качестве секретаря посольства у Веселовского, и отличался невоздержными образом жизни. См. переписку Веселовского (в Июле 1719 г.) с ст. секр. Сraggs'ом по поводу ареста Афанасьева в доме какой-то женщины сомнительного поведения. Pub. Вес. Off. St. p. Russia, Ministers, 1714—1720 Дальнейшая судьба Афанасьева неизвестна.