Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ЗАРОЖДЕНИЕ БУРЖУАЗНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В АНГЛИИ В НАЧАЛЕ XVII в.

№ 1

Р. И. Новая Британия — получение исключительно прекрасных плодов путем освоения Виргинии 1

...А теперь посмотрим, какую пользу можно извлечь отсюда для общественного блага. Как совершенно очевидно, это можно сделать многими способами. Во-первых, если мы подсчитаем, то увидим, какой прогресс корабельного дела может быть получен там. Мы можем удовлетворить свои потребности в самых различных вещах, а также и потребности других наций в таких необходимых вещах, имеющихся там, которые сейчас трудно получить из какой-либо другой части света, таких, как корабельный лес... Он хоть и не является изящным товаром, но зато пользуется исключительным спросом и обеспечит нам золото и серебро других стран. Только Англия и Голландия тратят на это ежегодно около 300 тыс. ф. ст. Мы можем отправлять корабельный лес в Гамбург, Голландию или в другие места на 50% дешевле, чем из Пруссии или Польши, откуда его сейчас только и можно получить...

Отсюда мы также можем получать в больших количествах железо и медь. Причем в этом случае вырубка леса, как и для строительства кораблей, принесет не вред, а большую пользу этим краям; огромный излишек лесов, даже если непрерывно их вырубать много столетий, сохранится. В то же время это будет благоприятно для нашей страны, так как позволит сохранить наши леса... Здесь есть шелковичные черви и много шелковиц. Благодаря этому женщины и дети, обученные ремеслу, могут заняться с удовольствием изготовлением шелковых тканей, [156] которые можно сравнить с тканями Персии, Турции или любыми другими. Мы можем получать отсюда осетрину, икру и лучшую речную рыбу. Здесь есть конопля для канатов, прекрасный товар, и лен для изготовления тканей. Если за ним хорошо ухаживать, то в такой плодородной почве, при таком климате он принесет большую выгоду и превзойдет то, что получают в других странах...

В последнее время опыт научил нас, на примере некоторых наших соседей... отправлять корабли во все части света, чтобы удовлетворить собственные нужды, а также поставлять из одного королевства в другое необходимые товары, которые они иначе не могут получить. Это способствует накоплению опыта, появлению обученных людей, усилению мощи на море и на земле, в то время как честь и богатство посещают того, кто делал первоначальный вклад.

Достаточно взглянуть немного назад, чтобы увидеть, какими новичками во внешней торговле мы были лет сто назад, не зная ни как везти, ни куда, торгуя лишь с некоторыми рывками на расстоянии двух дней плавания. И это считалось настолько большим делом, что участников называли «купцами-авантюристами». И еще следует принять как правило, что внутренняя торговля приносит лишь незначительную выгоду сообществу, о чем достаточно привести примеры из отечественной истории... Человек, который видит разницу и сравнит времена до и после правления королевы Елизаветы, подумает, что просто невозможно (и тем не менее факты его убеждают), что за время одной Елизаветы... увеличились ее доходы от пошлин, мощь ее флота, улучшились условия жизни ее народа, в каждом случае в семь раз, — и все это только благодаря королевской поддержке торговли...

Возвращаясь к нашим делам, хочу сказать, что те трудности, которые сейчас наблюдаются, не будут ни большими, ни продолжительными, если правильно взяться. Здесь особенно необходимы две вещи: люди для создания плантаций и деньги, чтобы оплатить производимые в настоящее время приготовления и корабли. Первую вещь мы имеем, вне всякого сомнения. Наша страна изобилует праздными людьми, которые, не имея возможности в труде преодолеть свою нищету, массами пускаются в порочные и греховные предприятия. Если мы не найдем способов трудоустроить их за границей, нам вскоре понадобится больше тюрем... Мы обнаружим, что так и было: готы, вандалы и другие варварские народы, замечая у себя перенаселение, отправляли в разные стороны армии, чтобы занять Испанию, Италию и другие страны, а свои собственные избавить от тягот. Так что, как видите, это не новая, но крайне выгодная для нашего государства вещь — избавиться от обилия таких людей, которые поражают страну эпидемией и бедностью, заражают друг друга грехом и преступлениями хуже, чем сама чума. Впрочем, я не имею в виду, что только такие нездоровые члены общества и такие бедняки, нуждающиеся в хлебе, являются наиболее пригодными [157] для использования здесь. Мы намереваемся привлечь людей любого занятия и ремесла, людей честных, мудрых и терпеливых, которые будут рады приехать и которыми страна и деловые круги 2 сочтут возможным пожертвовать...

Однако я заклинаю вас остерегаться и избегать трех видов людей. Наибольшее отвращение вызывают плохие представители деловых кругов, тем или иным образом сбитые с честного курса... Они всегда будут стараться строить козни, чтобы нанести вред колонии. Такие люди ежедневно напрягают мозги и стараются с помощью лживых заявлений под предлогом пользы для общественного блага покуситься на наши древние свободы. Если бы не противодействие властей, они бы захватили монополию — сначала на одно, потом на другое, принадлежащее свободно каждой человеческой профессии. Это означало бы настоящее разрушение торговли.

Второй вид людей — паписты. Из них я бы ни одного, хотя бы в самой незначительной степени отмеченного их заразой, не допустил бы селиться в нашей колонии или в другой части страны. А если бы уже это случилось, то такого человека следовало бы выставить прочь и отправить на корабле обратно в Англию, потому что он всегда будет замышлять заговоры...

Третий вид людей, которых необходимо избегать — это зараженные злом чиновники 3, чума, о которой сам бог жаловался пророку Исайе: «О мой народ! Те, которые ведут тебя, заставляют тебя заблуждаться».

Что же касается основной массы людей, которые могут поехать на плантации, то здесь их ждет богатство. Из представителей всех видов ремесел мы прежде всего готовы принять плотников, корабельщиков, каменщиков, лесорубов, сеятелей, пахарей, рыбаков, бондарей, кузнецов, портных, гончаров и тому подобных, чтобы покрыть все нужды колонии... Здесь есть возможности посадить за работу много тысяч людей, частично в тех отраслях, которые я упоминал, и во многих других выгодных отраслях... Здесь ни один человек не останется без дела. Таким образом, наши моряки не будут бездельничать, а нашим судовладельцам не придется продавать свои корабли ради выгод фрахта. А вы ведь знаете, как много хороших кораблей продается ежедневно в другие страны, как много людей в поисках занятия отправляются в Тунис, Испанию и Флоренцию...

Мы намереваемся получать здесь, бог даст, огромное количество сахарного тростника, для которого почва и климат чрезвычайно подходящи, лен, рапсовое семя, чтобы делать масло. Мы также должны посадить апельсины, лимоны, миндаль, рис, хлопок, имбирь, марену, оливы, сумах и многое другое, что я даже затрудняюсь сейчас назвать. Все они очень хорошие предметы торговли и будут расти как в Италии или в любой другой [158] стране, откуда мы их сейчас получаем. И в дальнейшем исследовании этой земли нам сопутствует несомненная надежда найти кошинель, индиго, жемчуг, а также южное море, ведущее в Китай, и многие другие блага, которые мы еще обнаружим.

Но из всех тех вещей, которыми бог обделил эту землю, следует особо отметить овец, которые необходимы для изготовления шерстяных тканей. Эти ткани, в которых мы нуждаемся, всегда могут быть поставлены из Англии. По мере того, как колония будет увеличиваться, а индейцы будут приобщены к цивилизации (что произойдет в ближайшее время), все это обусловит широкий сбыт английских тканей к огромной выгоде для нашей нации, возрождение древнего ремесла сукноделия, пришедшего в такой упадок в Англии...

...Эти проекты заслуживают самой энергичной поддержки. Благодаря им мы не будем предпочитать маленькие суда, как мы сейчас начинаем делать, а снова станем отправлять такие купеческие корабли, высокие и прочные, что ни один иностранный корабль не сможет заставить их поклониться. Благодаря им мы сделаем этот маленький северный уголок мира в короткое время богатейшим складом и рынком для торговли со всей Европой.

Вторая вещь, необходимая для плантаций, — это деньги. Их следует собрать среди купцов, причем чем более активно они будут участвовать, тем меньше будут их расходы, тем больше прибыль...

Прежде всего надо понять, что его величество даровал нам расширение нашей хартии, со многими широкими привилегиями. В ней есть рыцари и высокопоставленные джентльмены, введенные в королевский совет по делам Виргинии, чтобы управлять нами. Точно так же каждый колонист или купец будет включен в патент поименно. Заложив эту основу, мы планируем теперь обеспечить приток мужчин, женщин и детей (как можно больше), чтобы создать колонию. Одни, колонисты, едут непосредственно, чтобы поселиться там. Другие вкладывают деньги, сами не едут. Но и те и другие считаются членами одной колонии. Каждому обычному участнику, включая десятилетнего ребенка, который будет привезен и останется в колонии, будет обеспечен пай, как если бы они внесли 12 фунтов 10 шиллингов деньгами. Все участники — священнослужители, управители, государственные и судебные чиновники, рыцари, джентльмены, врачи и люди, которые могут сослужить особую службу, — едут как колонисты и выполняют свои функции в колонии. Они содержатся за счет общих взносов и будут получать свои дивиденты (подобно другим) в конце семилетнего срока. Дивиденты будут согласованы со всеми перед отъездом, определены советом в соответствии со значимостью участников и зафиксированы в книге. Так что всегда будет видно, какие люди приехали в колонию, когда и как их оценили...

Что касается раздела земель в конце семилетного срока, то [159] многие возражают, что они будут иметь небольшую ценность, и распределение будет неравным. Но им следует понять, что ни один человек не будет иметь участок в одном месте, не будет лучше или хуже всех остальных. Каждый будет иметь участок пропорционально своему вкладу, причем в трех-четырех различных местах. Они будут выделены на плохих и хороших землях комиссионерами, равно избранными вкладчиками в Англии и колонистами в колонии. Что же касается небольшой ценности этих земель сейчас в Виргинии, то мы знаем, что в Англии 30-40 лет назад ежегодная земельная рента во многих местах не стоила 5 шиллингов, а теперь стоит сорок и больше...

Наши предки, которые не действовали вовремя, упускали лучшую часть, предлагаемые величайшие богатства мира. Мы упрекаем их за это. Однако сейчас получается так, что перед нами, их детьми, стоит такое же испытание. Еще осталась внушительная доля, божественным провидением предлагаемая на наш выбор... И подумайте также о великой задаче освобождения бедных индейцев от мучений, о сострадании, которое каждый добрый человек, проходящий мимо, должен оказывать зверю. Их дети, когда будут спасены, благославят день, в который их отцы впервые увидели ваши лица.

Если бы те бесстрашные английские и шотландские воины, которые часто рисковали своей жизнью и проливали свою кровь, чтобы отвоевать Палестину у турок и сарацин, увидели бы в свои дни эту широко открытую дверь и путь, ведущий к стольким добрым приобретениям, несомненно, на нашу долю этого бы уже не досталось. Как странно, что все государства Европы так долго спали?...

Nova Britania: offering most exellent fruites by planting in Virginia. Printed for Samuel Macham in London, AD 1609.

№ 2

Смит Джон. Описание Новой Англии или наблюдения и открытия капитана Джона Смита (адмирала в той стране) в Северной Америке в год 1614 4.

...Главный продукт, который сейчас можно получать здесь, — это рыба. Она может показаться низменным и грубым товаром, [160] однако тот, кто возьмет на себя труд подсчитать результаты, увидит, я думаю, что это дело стоящее... Кто не знает, что бедные голландцы в основном благодаря именно рыболовству, в напряженном труде, в любую погоду в открытом море, стали такой отважной и преуспевающей нацией! И продавая этот несчастный товар ганзейским купцам в обмен на столь же низменные вещи — такие как дерево, лен, смола, деготь, канифоль, пенька (что опять сбывается французам, испанцам, португальцам, англичанам в обмен на необходимые товары), Голландия стала столь могущественна, сильна и богата, как никто кроме Венеции, которая вдвое ее больше. Ее украшает так много хороших городов, сильных крепостей, такое изобилие кораблей и разнообразных товаров. Здесь и золото, и серебро, жемчуга, алмазы, шелка, бархат, а также рыба, смола, дерево и другие грубые товары. А какие открытия и путешествия на Восток и на Запад, на Север и на Юг, да что там, — по всему миру совершают они? А какую-армию на море и на суше они создали, несмотря на противодействие одного из величайших государей мира? И никогда не могли испанцы, при всех своих золотых и серебряных копях, оплатить свои долги, своих союзников и армию хотя бы наполовину так же честно, как это делают голландцы с помощью презренной торговли рыбой... Это их копи, и море — источник серебряных потоков, которые питают все их могущество. Это сделало их теперь чудом предприимчивости, образцом для подражания в делах. И выгоды от торговли рыбой — это та первопричина, которая поднимает все их слои к вершинам изобилия, силы, славы и обожания...

И если это может давать прибыль даже там, где моряки соглашаются на долю, не составляющую и трети от их труда, где они тратят столько же времени на путь туда и обратно, сколько на ловлю — так короток рыболовный сезон, то почему же мы должны больше сомневаться, чем голландцы, португальцы, испанцы, французы или другие? Почему бы нам не делать лучше, чем они? Ведь здесь в колонии достаточно пищи, чтобы прокормить нас, лес всех сортов, чтобы строить лодки, корабли, барки. Здесь рыба плещется прямо у порога, здесь смола, деготь, мачты, пиломатериал и многие другие предметы, из которых только делать и делать! И здесь нет безжалостных лэндлордов, чтобы обременять нас высокими рентами и терзать поборами. Здесь нет утомительных судебных тяжб, которые в течение многих лет терзали бы нас юридическими рассуждениями. Здесь нет той многолюдности, создающей помехи добрым порядкам, как в заселенных государствах. Так свободно бог и его величество даровали эти благословения всем желающим их получить, что здесь каждый человек может быть хозяином, иметь собственное дело и землю... Кто не имеет ничего, кроме своих рук, может заняться этим ремеслом, рыболовством, и предприимчивость обеспечит быстрое богатство за половину того времени, что мы проводим в Англии в безделии, хуже, чем болезнь. [161]

...Почва столь плодородна, что, несомненно, здесь можно выращивать любые злаки и фрукты, которые растут в других местах. Правда, возможно, что не всегда это будут самые лучшие сорта или некоторые нежные растения могут не дать плодов, потому что лето не такое жаркое, а зима холоднее, по крайней мере там, где мы уже обосновались на побережье, чем в соответствующих регионах Европы и Азии. На островах и полуостровах можно выращивать все виды сельскохозяйственных животных, практически ничего не тратя на прокорм. А пока они не подрастут, я ручаюсь в случае необходимости, в зависимости от времени года, добыть у дикарей пропитание, которого хватит на 300 человек, за несколько безделушек. Если же они не пойдут навстречу (что скорее всего и будет), то тридцати или сорока крепких мужчин хватит, чтобы привести их к повиновению и добыть эту провизию... 200 человек можно ежегодно в течение девяти месяцев использовать в рыболовстве, рассчитанном на торговлю, в то время как остальные займутся прочими необходимыми вещами, способными обеспечить нас другими товарами... Занятие для бедняков и детей, оставшихся без отца: дети обоего пола из числа дикарей, а также и любые другие могли бы, не будь они такими бездельниками, обрабатывать и таскать рыбу без большого стыда или усилий. Только отъявленные лентяи в 12 лет не могут этого делать, и только глубокие старухи не могут скручивать нить, чтобы делать сети...

...2 тыс. ф. ст. будет достаточно для оснащения двух кораблей водоизмещением в 200 и 100 т. Рыбой, которую они оба поймают, можно заполнить тот, у которого 200 т, и в Испании ее продать по 10 шиллингов за кинтал 5. Обычно цена 15 или 20, особенно в начале сезона, и все вместе, следовательно, будет стоить 3-4 тыс. ф. ст. Но пусть будет самая низкая плата, 10 шиллингов, — тогда это принесет 2 тыс. ф. ст. Таким образом, покрываются все издержки по оснащению ваших судов. Затем последующая выручка — от перевозки вина, винограда или других поездок — это уже чистая прибыль... И все это вы можете иметь по истечении шести месяцев. К тому же можно вдвое уменьшить эти издержки, расходы на пропитание, на содержание команды и плату им, если не допускать простоя судов, везти обратно грузы, необходимые для колонистов... По истечении определенного времени так можно получить прибыли, равные голландским, если не больше...

Как это укрепит наше кораблестроение! Как это увеличит количество моряков, даст занятие большой части тех, кто не может на родине найти себе работу по способностям и стыдится там делать то, что он стал бы делать в других странах. Достаточно один раз вкусить сладкие плоды собственного труда, и, несомненно, многие тысячи будут убеждены хорошим примером, найдут больше удовольствия в честной деятельности, нежели в безделии... [162]

Из людей, которые имеют мало средств или вообще только собственные способности для обогащения, кто может получить больше удовлетворения, нежели те, которые обрабатывают эту землю, приобретенную с риском для жизни? И для тех, кто ощутил хотя бы вкус добродетели и благородства, что может быть приятнее создания основ своего будущего на девственной почве, божьим благословением и собственной предприимчивостью, без предубеждения по отношению к кому бы то ни было? И тот, кто имеет хоть крупицу веры или религиозного рвения, — может ли он сделать что-либо более безвредное для всех и более угодное богу, нежели стремиться обратить несчастных дикарей в христианство, привести к цивилизации? Что лучше согласовывается с честью и честностью, нежели изучение неизвестных вещей, создание городов, заселение стран, просвещение невежественных, исправление несправедливостей, обучение добродетели, приобретение для нашей родной страны королевства, которое обслуживало бы ее, привлечение к труду тех, кто бездействует, потому что не знает, что делать?..

Я не такой простак, чтобы считать, что какой-либо иной мотив кроме богатства сможет когда-либо создать здесь сообщество, или побудить людей оторваться от легкой и веселой жизни дома и поселиться в Новой Англии, чтобы осуществлять цели, о которых я говорил. И чтобы кто-нибудь не подумал, что почва здесь непригодна, хотя и такое можно преодолеть трудом и прилежанием, я скажу: я убедился, что люди, которые предаются бесцельным удовольствиям, прилагают в Англии значительно больше усилий для достижения желаемого, нежели мне стоит здесь приобрести достаточное богатство. И при этом, я полагаю, они не ощущают даже половины того удовлетворения, потому что наши удовольствия связаны здесь с приобретением, а в Англии — с потерей и издержками. Здесь природа и свобода сами предлагают нам то, что мы хотим в Англии и что стоит нам дорого. Что может быть более приятно, чем выращивать вина, фрукты или злаки, хозяйствовать на собственных землях, полях, садах, виноградниках, в зданиях, на кораблях, заниматься другими делами к собственному удовольствию? Что может быть лучше отдыха за собственной дверью, в собственных судах на море, где мужчины, женщины и дети могут запросто ловить прекрасную рыбу самых разнообразных видов? И это не просто развлечение, это принесет два, шесть, двенадцать пенсов — все зависит от того, как быстро вы можете управляться с удочкой... Если работать лишь три дня в неделю, можешь приобрести больше, чем в состоянии потратить, если только не злоупотреблять.

Для джентльменов какое занятие может быть восхитительнее путешествий по этим неизведанным местам, поисков дичи, рыбы, соколиной охоты?.. Леса, озера и реки предлагают дичь, которой достаточно для удовлетворения любого любителя охоты, изобилуют такими видами зверей, которые удивляют не только вкусом мяса, но и ценой шкуры... [163]

Я не преследую цель убедить детей покинуть родителей, мужей — жен, а слуг — хозяев. Я говорю лишь о людях, без которых при добровольном согласии можно обойтись. Пусть каждый приход, деревня, город или графство обратит взор на детей 13-14 лет, оставшихся без отца, на молодые супружеские пары, имеющие мало средств для существования. Здесь своим трудом они могут жить исключительно хорошо. Естественно, все это при условии, что сначала надо создать органы власти для управления ими, дома и средства защиты для них... И прежде всего необходима крепость, а также достаточное количество мастеров, таких, как плотники, каменщики, рыбаки, охотники, садовники, управители, лесорубы, кузнецы, прядильщики, портные, ткачи и тому подобное, которые бы взяли 10, 12, 20 учеников, в зависимости от обстоятельств. Благодаря этому мастера могли бы быстро разбогатеть, а подмастерья изучили бы свое ремесло, чтобы последовать их примеру — и все это к всеобщей и превосходящей любую фантазию выгоде для короля, страны, для хозяина и слуги...

Smith John. A Description of New England or the observation and Discoveries by Capitain John Smith (Admiral in that Country) in the North of America, in the year of our Lord 1614. Printed in London by Humfrey Lownes for Robert clerke AD 1616.

№ 3

Робертc Льюис. Сокровище торговли или рассуждения о внешней торговле, в которых показаны выгоды и удобства для общественного блага или королевства, приносимые умелым купцом, а также хорошо упорядоченной и регулируемой торговлей 6

Политические деятели, которые писали о государственном устройстве, отметили три основных способа, с помощью которых королевство может обогатиться. Первый — это завоевания, но такой путь следует признать как накладным и кровопролитным, так и рискованным. Второй способ — создание колоний, строительство хорошо расположенных поселений, однако и этот путь следует считать неопределенным, требующим больших расходов, и утомительным. Наконец, третий и последний способ — это торговля, торговля внешняя, которая сулит наиболее надежный, легкий и быстрый путь к обогащению. Для осуществления первых двух способов требуется тратить деньги и время, в то время как [164] для третьего нужны лишь льготы, привилегии и свободы для купца...

Можно сказать, что изобилие и богатство государства или нации покоятся на трех вещах:

1. Естественные продукты и товары.

2. Искусственные продукты и товары.

3. Выгодное использование, распределение тех и других с помощью торговли.

Под естественными продуктами следует понимать такие товары, которые сама по себе дает природа или труд на земле. Все это я отношу к естественным богатствам, которые обеспечивают изобилие королевству или графству. Однако земля сама по себе производит два различных вида естественных продуктов. Один вид — продукты, добытые из-под земли, такие, как золото, серебро, медь, свинец и прочее. Второй вид — продукты, которые растут в земле — такие, как фрукты, и тому подобное... Люди могут сказать, что эти продукты приносят богатство стране сами по себе, но на самом деле это делается с помощью торговли, способствуя благополучию жителей и успехам всеобщей торговли... Дары, которые природа предлагает людям, будут ущербны для них, их земли будут переполнены прекрасными деревьями и редкими минералами, фрукты и достоинства которых не будут пользоваться спросом ни у соседей, ни в других странах... и, следовательно, никаким способом не принесет выгоды стране, если торговля не обменяет эти вещи на те, в которых имеется нужда...

Вторая вещь, которая, как я отмечал, обогащает королевство — это искусственные товары... Здесь два основных момента имеют значение для успехов в торговле и для выгоды королевству. Во-первых, это число работающих людей, и оно в первую очередь обеспечивает изобилие товаров. Во-вторых, важно их умение, способности, т. е. все то, что делает хорошую репутацию производимым товарам... И так же, как в случае с естественными продуктами, искусственные продукты королевства, как бы ни были они хороши сами по себе, без содействия торговли не могут принести пользу общественному благу, не могут обеспечить изобилие и обогатить. Перейдем теперь к третьему пункту, т. е. к самой торговле... Чтобы понять, как надо вести, сохранять и увеличивать торговлю, следует остановиться на нескольких основных пунктах.

Первое соображение касается того, какие товары следует вывозить в другие страны... Вывозить надо лишь те товары, которыми изобилует страна, вывоз которых может быть разрешен. И наоборот — товары, в которых ощущается нужда, ни под каким видом нельзя допускать к вывозу. Нельзя разрешать и вывоз того, что в других странах может быть использовано против нас — таких товаров, как оружие, лошади, амуниция, предметы для морского и военного дела и тому подобное...

Что же касается золота и серебра, то во многих странах его вывоз тоже запрещен, хотя и часто плохо соблюдается, в других [165] же наоборот разрешен... Хочу привести в пример Тоскану. Ее богатство и изобилие следует приписывать скорее ее торговле и исключительному государственному управлению в вопросах торговли, нежели ее климату или предприимчивости жителей. Отмечено, что три хороших принципа привели эту торговлю к тем высотам, которых она сейчас достигла. Во-первых, это разрешение свободного и открытого вывоза денег. Во-вторых, это необременительные пошлины, уплачиваемые государю за все товары. В-третьих, это хорошее качество и реальная ценность монеты, которая имеет хождение во владениях герцога Тосканского... Надеюсь, что одного этого примера достаточно, чтобы доказать, что терпимость в вопросах вывоза денег еще не создает сама по себе нехватки золота и серебра, так же как запрещение вывоза еще не создает изобилия. Но я не буду дальше распространяться на эту тему, а лишь посоветую всем купцам придерживаться законов и установлений государей, вести дела в соответствии с обычаями тех стран и мест, где они торгуют...

Практикуется еще запрещение вывоза таких искусственных продуктов, которые еще не до конца изготовлены. Так, например, обстоит дело в Англии с шерстью: ее нельзя вывозить, пока она не переработана в ткань. Однако и ткань, отделанную не до конца, вывозить запрещено, потому что в противном случае уменьшаются возможности работы для ремесленника и рабочего...

Этот принцип так неукоснительно и ревностно соблюдается некоторыми государями, что они не удовлетворяются материалами, которые имеются в их странах, но прилагают всю изобретательность, чтобы получить другие из-за границы, дать занятие и работу своим подданным. Так они значительно обогащаются сами, приносят славу своей родине, оказывая великую помощь ее торговле, продавая изготовленные товары даже тем странам, которые когда-то первыми поставляли их и обеспечивали материалы для их производства. Примеров тому мы найдем множество, в самых различных странах... Здесь следует вспомнить — и заслуженно — город Манчестер в Ланкастере. Он закупает в огромных количествах пряжу в Ирландии и сотканное полотно отправляет обратно в Ирландию... Они покупают в Лондоне хлопок, который приходит из Смирны и Кипра, обрабатывают его и превращают в бумазею, вермильон. Затем ткани возвращаются в Лондон, где они продаются — и нередко за границу, в те страны, где условия значительно более благоприятны для производства этих тканей...

Можно обнаружить, что где вывоз товаров, производимых в стране, преобладает над ввозом, торговля процветает, и лучше предпочитать отечественное, пренебрегая иностранным, чем предпочитать иностранное в ущерб отечественному... Отечественное производство, как наиболее полезное, следует поощрять в первую очередь... Так, чтобы как можно больше товаров изготовлялось в стране, отчасти, чтобы обеспечить потребление ввозимого сырья, отчасти, чтобы дать работу бедным ремесленникам, но прежде [166] всего, чтобы продвинуть вперед торговлю королевства и обеспечить хороший оборот для английских тканей. Некоторые государства серьезно занялись этим вопросом и добиваются со всей возможной заботой прогресса там, где имелись недостатки, как это делал король Яков I, оставивший знаменитую память...

Некоторые, чтобы добиться прогресса, освободили отечественное производство от налогов, от всех пошлин и прочих поборов, связанных с продажей и вывозом товаров. Так они поощряют своих подданных производить их, а купцов — вывозить их в другие страны. Некоторые обложили иностранные товары, в которых сейчас нет особой нужды, большими налогами, сдерживая таким образом ввоз, побуждая местных рабочих заняться их производством, добиваясь окончательной отделки товаров дома. Некоторые также освободили от пошлины все виды привозного сырья, стараясь дать работу беднякам в хлопчатобумажной отрасли, в производстве, которое имеет дело с пенькой, хлопком, пряжей, шерстью...

Перейдем теперь ко второму моменту: какие иностранные товары следует принимать и какие — ограничивать с помощью хорошо упорядоченной торговли. Некоторые наблюдательные государственные деятели отметили, что государь должен ограничить ввоз всех товаров, которые ведут к необузданности и излишеству, к основным причинам обеднения королевства, хотя часто это обогащает торговца. К таким товарам относятся драгоценные камни, изысканные парфюмерные изделия, дорогие специи, без которых можно обойтись, дорогие ткани, которые предназначены больше для показухи, нежели для пользы.

Что же касается товаров, которые следует ввозить, то из них наиболее желанны те, которые являются самыми необходимыми, в которых нуждается страна и ее жители. Зерно, масло, сыр и все другие продукты питания должны всегда ввозиться свободно, без налогов и пошлин, как это делается в Ливорно, в Тоскании, в Испании, во многих других местах. Там купцам, которые привозят такие товары, полагается даже награда, чтобы поощрять их готовность делать это в любое время, привозить те же самые товары снова в следующий сезон. Также всегда следует принимать амуницию для защиты страны, для нападения на врагов, — лошадей, оружие, порох, орудия, мушкеты, пули, запальные фитили, а также все для кораблестроения: корабельный лес, мачты, смолу, канаты, железо, ткань для парусов и тому подобное. Третий вид товаров — это те, которые могут обеспечить работой как бедняков, так и более зажиточных. Это сырье для производства различных сортов ткани — из льна и хлопка, шерсти и так далее. Однако многие из этих товаров следует принимать с определенными ограничениями, в соответствии с волей государя, потому что если, например, купец ввозит сначала хлопок-сырец, то последующий ввоз хлопковой пряжи должен быть запрещен, потому что в противном случае часть работы бедняков будет у них отнята. То же относится к пеньке, льну и подобному сырью... [167]

Способы увеличения торговли — это следующий момент, который мы собирались обсудить. Венеция, герцог Тосканы, хитрые голландцы, предприимчивые ганзейские города и другие, которые изучали этот вопрос, нашли и использовали на практике много приемов, наиболее эффективных и действенных для облегчения и увеличения торговли. Анализируя их практику, мы можем использовать и приложить ее к самим себе, для увеличения внешней торговли страны. Эти принципы сводятся к следующему.

Первое. Необходимо всеми способами развивать перевозку товаров как по суше, так и водным путем, как в лодках, так и в повозках, на лошадях. Причем считается необходимым, чтобы реки были судоходны или, если необходимо, сделались такими благодаря труду, искусству и предприимчивости. Необходимо устранить все мешающие водяные мельницы, мосты, рыболовные банки.

Второе. Необходимо, чтобы лорды не облагали никакими пошлинами товары, которые перевозятся в лодках или на баржах. Необходимо, чтобы они не совершали никаких действий, могущих нарушить торговлю.

Третье. Надо сохранять море и реки свободными и безопасными от пиратов, воров и грабителей. Именно они главные нарушители всеобщей торговли между странами, главные враги мореплавания.

Четвертое. Необходимо охранять от них порты, гавани, дороги, строить, где необходимо, укрепления... Надо поддерживать в хорошем состоянии пирсы и другие якорные стоянки, устанавливать маяки, наблюдательные башни, буи.

Пятое. Необходимо ремонтировать дороги, мосты, строить таверны, гостиницы, безопасные места для отдыха людей и гужевого транспорта. Все это должно предлагаться за разумную цену.

Шестое. Надо сооружать посты и станции для смены лошадей, организовывать почтовую службу.

Седьмое. Нельзя практиковать монополии, патенты отдельным лицам — это может повредить свободе торговли. Если таковые обнаружатся, то необходимо наказывать их ревностно и строго.

Восьмое. Надо поощрять привилегиями предприимчивых иностранцев, торговцев ввозить в нашу страну те товары, в которых мы нуждаемся, которые могут способствовать общему делу или обороне страны.

Девятое. Надо освободить от всех тяжелых пошлин и налогов все товары или по крайней мере товары подданных.., или по крайней мере так ограничить поборы, как позволяют потребности государства...

Десятое. Надо установить такие законы и ордонансы для купцов и всех торгующих, для разбирательства конфликтов на море, чтобы дело не ограничивалось гарантиями и доверием между договаривающимися сторонами, но относилось ко всем видам торговых сделок. Должны быть узаконены суровые наказания тем, [168] кто мошенничает и обманывает общество, банкротам, нарушителям всеобщей торговли.

Одиннадцатое. В случае возникновения споров между купцами необходимо быстрое юридическое вмешательство — либо скорейшим осуществлением закона, либо судом купцов. Такой суд практикуется во многих странах, особенно в случаях, когда речь идет об иностранцах...

Двенадцатое. Вес, ценность и достоинство монеты должны быть определенными, постоянными и твердыми. В противном случае следствием будет смущение всеобщей торговли королевства...

Тринадцатое. Само собой разумеется, что есть занятия, которые следует оставить для бедняков и простого народа — пусть они обогащаются. Но есть занятия другие, более благородные, в которых могут хорошо преуспеть лишь люди, разговаривающие на иностранных языках. Это относится ко внешней торговле, для которой требуются люди образованные, сведущие в иностранных делах... Им следует уделять больше чести и уважения, чем делается сейчас, как во Франции, так и в некоторых других странах. И если истинная знатность имеет своим основанием храбрость человека и его мужество, то трудно найти другое ремесло, где бы так требовались именно эти два качества. Купцы путешествуют, не только рискуя своими собственными жизнями, но и своим имуществом, товарами, всем, что имеют, среди всех наций, обычаев, законов и религий. Именно это обстоятельство побудило некоторые государства прийти к выводу, что дверь, ведущая к знатности, должна быть открыта для путешествующих купцов...

Четырнадцатое. Необходимо создать ведомство по страхованию с подходящими и умелыми судьями, которые бы осуществляли быстрое выполнение своих постановлений в отношении конфликтов между купцами...

Пятнадцатое. Единственный способ установить торговлю страны с другими странами по морю так, чтобы кошельки лучших людей не были подвержены риску, — это заставить всех купцов, ведущих морскую торговлю с определенным местом, объединиться в корпорацию и компанию, а не вести дела в одиночку. Конечно, в индивидуальной торговле прибыль будет больше, пока дела идут успешно. Но следует учесть, что возможные убытки полностью сокрушат решившегося рисковать в одиночку. А в паевой компании прибыль меньше — однако она более обеспечена.., и убытки, которые несут много людей, соответственно меньше для каждого из них.

Шестнадцатое. Было отмечено, что в некоторых странах развитие торговли поощрялось таким образом: большие суммы денег давались взаймы без процентов или на необременительных условиях умелым купцам из королевской или государственной казны...

Семнадцатое. Было отмечено, что развитию торговли королевства способствует перевод долговых расписок от одного человека к другому вместо перевода денег. Таким образом можно [169] избежать многих исков между торговцами, ошибок в купеческих счетах, добиться увеличения королевских пошлин.

Восемнадцатое. Как отмечалось в некоторых странах, где бедняки не имели способностей к торговле с другими странами, а богатые не хотели или не осмеливались рисковать своим имуществом, только пример государя подействовал на них, оказался главным толчком к развитию торговли в его стране.

Девятнадцатое. Увеличения торговли можно добиться созданием торгового рынка... Такой рынок — это место, где большие иммунитеты и привилегии дарованы всем купцам, иногда в отношении только отечественных товаров, иногда в отношении иностранных, иногда и тех и других, с полной свободой ввозить и вывозить все виды товаров беспошлинно когда и куда угодно с уплатой лишь небольшого уведомления государю... Некоторые государи могут предположить, что это слишком уменьшит их доходы от пошлины, но я скорее поручусь, что это будет средством их увеличить. Хотя государь ради облегчения своего народа и увеличения торговли установит лишь небольшие пошлины на все ввозимые и вывозимые товары.., он, однако, может получать приличные пошлины со всех товаров, продаваемых внутри королевства, как это сейчас делается в Англии. А расцвет этой торговли, который будет обеспечен с появлением торгового рынка, ... принесет значительное увеличение пошлин в целом...

Roberts Lewes. Trie Treasure of Traffike or a Discourse of foraigne Trade wherein is shewed the Benefit and Commoditie arising to a Commonwealth or kingdome, by the skillful merchant and by a well ordered Commerce and regular Traffike Printed in London by E. P. for Nicholas Bourne AD 1641.


Комментарии

1. Автор трактата, подписавшийся лишь инициалами «Р. И.», не скрывает, что видит свою цель в рекламировании достоинств и выгод английских колоний в Северной Америке. Анонимный автор в предисловии утверждает, что воспроизводит доводы одного из участников проекта освоения Виргинии на совещании в Лондоне в 1609 г.

2. В оригинале: city.

3. В оригинале: magistrates.

4. Автор трактата Джон Смит (1580-1631) — фигура весьма колоритная и показательная для той эпохи, периода первоначального накопления капитала, путешествий, ломки устоявшихся традиций. Джон Смит воевал против Испании сначала с французами, потом в Нидерландах. Затем, по его рассказам, он путешествовал по Италии, жил среди пиратов, служил у герцога Австрии, в Трансильвании, попал в плен к туркам, был продан в рабство в Варну, откуда бежал, убив хозяина, и через Марокко вернулся в Англию. В 1606 г. он отправился на освоение Виргинии в составе первой группы колонистов, побывал в плену у индейцев, сыграл руководящую роль в смещении первого президента колонии Эдуарда Уингфилда и в 1609 г. на некоторое время сам занимал этот пост. Затем он возвращается в Англию, но лишь для того, чтобы снова отправиться в Северную Америку, на этот раз в Новую Англию. Впечатления, вынесенные оттуда, и легли в основу приводимого здесь трактата, одного из примерно десятка сочинений, написанных Джоном Смитом.

5. Кинтал — 122 фунта (50,8 кг).

6. Автор трактата — лондонский купец Льюис Робертс (1596-1640), неоднократно упоминавшийся в статье. Одно время он был директором Ост-Индской компании, а также участвовал и в англо-левантийской торговле (с Восточным Средиземноморьем). Льюис Роберте состоял на службе компании в Стамбуле и после возвращения в Англию в 1638 г. опубликовал книгу «Купеческая карта торговли» — детальное руководство для начинающих купцов, содержащее не только массу практических советов по ведению дел в Леванте и других регионах, но и соотношение курсов валют. Трактат, который приводится здесь, вышел уже после его смерти и может считаться своего рода манифестом английской купеческой верхушки. Он содержит требования, предъявляемые купцами к государству, и не случайно адресован автором парламенту.

(пер. В. Н. Ильин)
Текст воспроизведен по изданию: Зарождение буржуазной экономической мысли в Англии в начале XVII в. // Англия в эпоху абсолютизма (статьи и источники). М. МГУ. 1984

© текст - Ильин В. Н. 1984
© сетевая версия - Тhietmar. 2012
© OCR - Strori. 2012
© дизайн - Войтехович А. 2001
© МГУ. 1984