Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

От Бартоломея Бургхерша- Архиепископу Кентерберийскому Джону Стратфорду, 17 июля. (французский)

Ваше Преосвященство и мой глубоко почитаемый господин! Зная, что Вас очень обрадуют известия от моего повелителя короля и его флотилии, этим письмом сообщаю Вам, что по окончании смотра и снабжения двухнедельным запасом провианта всех кораблей Он отплыл в направлении Гасконии, с намерением там высадится, пройдя по маршруту: мимо Нилдса окраины острова Уайт, и далее прямо- через пролив Ла-Манш. Однако ветер оказался настолько неблагоприятным, что несмотря на продолжительную якорную стоянку, в надежде на то, что Бог пошлет ему благоприятную для пересечения пролива погоду, следовать этим курсом он не смог. Так как Богу не было угодно, чтобы он следовал в этом направлении он решил высадиться там, где пожелает Бог, что и было сделано на полуострове Котантен в Нормандии накануне дня святой Маргариты 12 июля в среду, всей флотилией в добром здравии. По прибытии, мой повелитель принц был произведен в рыцари, вместе с ним и Монтегю, Мортимер, Роуз и многие другие. Город Барфлер был взят. Мой господин Варвик в течение дня имел небольшие удачные стычки с противником, а мой господин Джон Бюшамп вместе с другими рыцарями и сквайрами внезапными вылазками и всевозможными другими способами атаковали врага на протяжении всего этого времени. Однако те люди в районе, у кого было оружие, укрылись в замках и укрепленных городах. Что же касается простого населения в деревнях, то они все перешли на сторону короля. Вот и все новости на данный момент, мой господин, не считая того, что король и его войска начинают располагаться по всей стране, для ее завоевания и установления своих прав, если то будет угодно Богу. Написано в Ла Хог 17 июля.

Канцлер Собора Св.Павла к своим друзьям в Лондоне, 17 июля (латынь)

Сим ставлю Вас в известность, что мы благополучно высадились в Нормандии, в гавани под названием Ла Хог неподалеку от города Барфлер. Король со своей многочисленной вооруженной свитой сошел тут же на берег, и сразу же произвел в рыцари принца – своего сына, сэра Роджера Мортимера, сэра Уильяма Монтагю, а так же многих других. Впоследствии принц собственноручно произвел многих в рыцари Немногочисленные отряды наших людей наносят поражения многочисленным силам врага, убивая большое количество, берут в плен еще большее и захватывают множество трофеев и добра каждый день. В радиусе двадцати миль в округе не осталось никого, кто бы мог оказать сопротивление. Мы располагались в местечке нашей высадки вплоть до ближайшего понедельника – дня Св.Клемента. Тогда же было принято решение выступить, на следующий день, в направлении крупных городов Нормандии, лежащих на нашем пути в глубь Франции, да будет Господь с нами! Написано в местечке Ла Хог, в день Святого Клемента.

Михаэл Нортбург, 27 июля (французский).

Король и его войско высадились в местечке Сен-Вааст Ла Хог 12 июля. Там король организовал стоянку на которой находился до следующего вторника, чтобы выгрузить лошадей, испечь хлеб и дать отдохнуть своим людям и самому. В гавани Ла Хог он обнаружил 11 судов, 8 из которых имели башни на носу и корме: все они были сожжены. В пятницу, пока король находился на привале, некоторые из его людей отправились к городу Барфлер ожидая найти там людей, но ни одной живой души там не оказалось. Ими были обнаружены 9 судов с башнями на носу и корме, 2 рыболовных судна и несколько маленьких судов. Все они были также сожжены. Город оказался таким же большим и добротным, как и Сэндвич. После того как наши люди покинули город, он был сожжен моряками. Некоторые добротные города и поместья в округе были также сожжены. Во вторник король выступил в направлении Валонье, где и заночевал, найдя там необходимый провиант. На следующий день он совершил длинный переход в направлении моста через речку Дувэ, выведенный из строя людьми из Карентена. Той же ночью мост был восстановлен и король вступил в область Карентен, расположенную на расстоянии всего одной мили от моста. Город Карентен такой же большой, как и Лечестер. Большое количество продуктов и вина было обнаружено там. Большая часть города была сожжена и король не смог это предотвратить. В пятницу король стал лагерем в близлежащих деревнях недалеко от речки, которую было трудно форсировать. Люди из Сен-Ло вывели из строя мост, но он был починен, и на следующий день король со своей армией перешел через реку, встав лагерем у города. Горожане еще заранее стали укреплять местность и собирать вооруженных людей с намерением удержать город, однако еще до подхода короля – они оставили город. По меньшей мере, тысяча бочек с вином и большое количество иного добра было обнаружено в городе, который по своим размерам больше Линкольна. На следующий день король продолжил продвижение вперед, найдя пристанище в аббатстве, а его армия стала лагерем в близлежащих деревнях. Солдаты каждый день разбредаются по округе на расстояние от 12 до 15 миль грабя и уничтожая, ими было сожжено несколько поселков. Понедельник и вторник король провел в движении, останавливаясь в деревнях. В среду к полудню он подошел к городу Кан, узнав, что в городе есть вооруженные люди, он построил войска и выслал вперед разведку. Они доложили, что там имеется хорошо укрепленный замок под командованием епископа Байе вместе с рыцарями и солдатами. По эту сторону реки расположен очень большой и красивый город, на окраине которого находится величественный монастырь с могилой Вильгельма Завоевателя. Город обнесен стеной с башнями, а защитники его многочисленны и вооружены. В монастыре никого не было. На другом конце города расположен еще один величественный монастырь-женский. Ни в одном из монастырей никого не было, равно как и в городе по эту сторону реки. Все перешли в крепость. Горожане находились по ту сторону реки, там же где были и французский коннетабль вместе с управляющим де Танкарвилем (очень знатного происхождения ).У них было порядка 500-600 людей плюс простые горожане. Рядовые солдаты нашей армии, без дополнительного приказа и боевого построения, атаковали мост, который был хорошо укреплен заграждением и барьером. Схватка была горячей. Французы оказали сильное сопротивление, защищая мост: он был взят. Затем были захвачены вышеупомянутые коннетабль и управляющий, до 100 рыцарей и 120-140 сквайры. Рыцари, сквайры и простые горожане в большом количестве были убиты на улицах, в домах и садах. Их имущественную принадлежность определить было невозможно, так как все были раздеты. Из нашей знати никто не погиб за исключением одного сквайра, который был ранен и через 2 дня умер. Пища, вино а также другое добро и имущество в большом количестве было обнаружено в городе, по своим размерам превышающим любой английский город, за исключением Лондона. Когда король покинул город около 200 кораблей отправились по направлению к Роше Маас. Моряки сошли на берег и выжгли все побережье на глубину до5-6 миль, унося все добро на свои корабли. Затем они направились к Шербуру, где расположен красивый город, сильная крепость и красивый монастырь. Они сожгли город и монастырь. Все побережье протяженностью 120 миль от Роше Мааса до Острехема в дельте речки Кан,- было выжжено. Был сожжен 61 боевой корабль с башнями на носу и корме, 23 рыболовных судна,и большое количество мелких судов водоизмещением от 21 до 30 тонн. Во вторник, когда король подошел к местечку Кан, горожане Буа обратились к нему с просьбой о добровольной сдаче города и присяге на верность королю, однако принять их он отказался по причине того, что не мог гарантировать их безопасность.

Бартоломью Бургхерш Джону Стратфорду-Архиепископу Кентенберийскому. 29 июля (французский)

Ваше Преосвященство и мой глубоко почитаемый господин, зная что Вы с нетерпением ждете вестей от моего повелителя короля и его подвигах со времени его вступления в Нормандию, пишу дабы поставить Вас в известность, о том, что с момента начала похода король покинул местность Ла Хог, где он высадился, и направился прямо на Кан через большие города: Валонье, Карентен, Сен-Ло и другие. Но ни один француз, сколь знатного ранга не посмел встретить его: будь то в городах, крепостях, или же деревнях. Все сбежали. Так король подошел к Кану. Там находились ; коннетабль, граф д'Э, главный советник де Танкарвиль, а также множество рыцарей, солдат и простого люда из города и округи, добровольно прибывших чтобы защитить город от нашего короля и его армии. Но когда король подошел со своим войском, и появился перед городом, враг отошел за мост расположенный в центральной части города, и встал. Подойдя на максимально возможное расстояние к городу, лучники выдвинулись прямо к мосту и атаковали его градом стрел. Тем временем группа солдат врага выдвинулась и яростно их атаковала. Да так, что, опасаясь людских потерь среди наших, король приказал им отойти. (мы думали, что никого кроме лучников моего господина лорда Варвика там нет). Когда мой господин лорд Варвик подошел к мосту, он увидел что на баррикадах идет рукопашная:его люди дрались так храбро, что захватили всех, до последнего, солдат противника. Таким образом, с помощью нашего Господа, мост был взят, город пал и враг был побежден. Коннетабль сдался сэру Томасу Холланду вместе с большим количеством рыцарей и сквайров, находившихся при нем. Главный советник Де Танкарвиль был взят в плен одним из рыцарей принца, так образом сейчас он его пленник. От 120 до 140 храбрых и благородных рыцарей были убиты и взяты в плен, около сто из которых живы еще. Пять тысяч сквайров, горожан и простого люда были убиты или взяты в плен. С тех пор наши дела идут лучше некуда, слава Господу! Король задержался в городе на 2-3 дня, чтоб пополнить запасы провианта для своего войска. В городе всего было полно. Король намеревается идти прямо на врага, чтоб быстрее закончить все так, как на то будет воля божья. Наши корабли по устью реки подошли к Кану, предав огню и уничтожив около 100 судов, находившихся вдоль побережья. Большой урон был нанесен прибрежным поселкам. Они были преданы огню. На данный момент это все новости, мой господин. Да даст святой дух Вам благородство, доброе здравие и долгую жизнь. Написано в Кане. 29 июля.

Мой повелитель король решил, что все пленники будут отправлены в Англию, и до завершения военной компании не подлежат выкупу или обмену.

Ричард Уэнкли. 2 Сентября (латынь)

Мы должны благодарить господа Бога и признать его заслуги перед всеми существами, за то, что он проявил свою благосклонность к нам. Так, после битвы у Кана, в которой многие были убиты, а город взят и раздет до голых стен, город Байе сдался легко. В противном случае его постигла бы та же учесть. Наш повелитель король совершил переход на Руан. К нему вышли два кардинала и пытались начать переговоры в Лизье. Они были приняты весьма учтиво, из уважения к Папскому престолу и Святой церкви. Им было сказано, что наш повелитель король всегда желает мира, и будет стремиться к нему всеми разумными средствами и делать все, что в его силах. Им было сделано множество предложений во имя достижения мира, иногда ущербных для его интересов. И сейчас он готов начать мирные переговоры, если будут получены серьезные встречные предложения. Вышеупомянутые кардиналы после встречи с нашим противником вернулись обратно. Они предложили нам герцогство Аквитанию, которая была во владении его отца (нашего короля ), и выразили надежду на добрый супружеский альянс, если будет заключен мир. Но это было неприемлемо, а уговорить противника на переговоры они не смогли, и, потеряв надежду на успех, уехали. Король тем временем продолжил свой марш, беря один за другим города, расположенные на его пути. Нигде не было оказано сопротивление. Население покидало район. Бог вселил в них столько страха, что казалось они потеряли дух. Небольшое количество наших солдат брало замки и хорошо укрепленные города. Наш противник в Руане собрал большую армию, но несмотря на свое количественное превосходство, вывел из строя все мосты через Сену. Он двигался параллельно с нами, по другому берегу реки, день в день, выводя из строя или же укрепляя все мосты, через которые мы могли бы переправиться. Несмотря на то, что вся округа в радиусе 20 миль была разорена, а противник находился на расстоянии всего мили от нас, он не осмеливался и не желал пересекать Сену для того чтобы защитить свой народ и свое королевство. Так наш повелитель король подошел к Пуази, где обнаружил мост выведенным из строя. Его враг не сидел в Париже сложа руки, а направил 1000 всадников и 2000 пехотинцев с баллистами для обороны моста и предотвращения его починки. Все мосты вокруг Парижа по которым мы могли переправиться были разрушены. Перекинув 3-4 балки, небольшое количество наших лучников перешло реку. Они убили, по приблизительным подсчетам, тысячу или что-то около того солдат противника, а остальных заставили отступить. Когда мост был восстановлен король вошел в Пикардию, а его враг продолжал следовать с фланга. Так как мосты все были разрушены, мы не смогли найти никакой переправы, кроме как между Кротоем и Аббевилем: в месте прилива и отлива. Здесь вся армия благополучно перешла реку по броду, по которому, как было известно местным, за раз более 6-10 человек никогда не переходили. Наши люди переправлялись везде, где только можно, невзирая на опасность, и к великому удивлению тех, кто знал местность. Противник нашего короля выслал 1000 всадников и более 5000 тысяч пеших для обороны переправы и оказания сопротивления королю, однако, граф Нортхэмтона и сэр Рэджинальд Кобхэм с сотнею солдат и несколькими лучниками вышли навстречу основным силам противника и отбросили их, убив в тот день 2000 или более того. Остальные скрылись в Аббевиле, где находятся основные силы армии врага. Оттуда наш повелитель король направился к Креси, где и сошелся с противником в бою в открытом поле. У противника была очень большая армия, по приблизительным подсчетам около 12000 рыцарей и 60000 другого вооруженного люда. Противник, намереваясь атаковать именно лично нашего короля, расположился напротив нас по фронту. Ему противостоял принц, находившийся на нашей передней линии. На протяжении жестокой и продолжительной схватки враг дважды обращался в бегство, однако, собрав свои силы, ринулся в бой третий раз. Но, слава Богу, двое королей врага были убиты в бою: это король Богемии (точно) и второй король Майорки ( согласно общим донесениям ).Были убиты также два архиепископа: один архиепископ Санса, а имя другого точно не известно. Помимо них были также убиты: герцог Лоррейна, графы Алансона, Блуа, Фландрии, Омэля, Бьюмонта, (это Джон Оне) и Аркура со своими двумя сыновьями, шесть германских графов, а также множество баронов и рыцарей, чьи имена до сих пор не известны. Если верить пленным французам, то весь цвет французского рыцарства погиб. Король Франции был ранен стрелою в лицо и едва сумел уйти. Его знаменосец погиб у него на глазах, а знамя изорвано в клочья. Хвала тому, кто бережет верующих в него, вся наша армия цела и невредима, кроме двух рыцарей и сквайра. Из дворян никто не погиб, за исключением нескольких из Уэльса, да и то не во время битва, а позже, по своей же глупости. И да будет добрым путь нашего спасителя Иисуса Христа и слава господу Богу, уберегшего повелителя нашего короля и его армию от большой опасности! Написано в местечке между Булонью и Виссантом 2 сентября.

Эдвард Третий сэру Томасу Люси. 3 сентября. (французский).

Эдвард, с божьего благоволения король Англии и Франции, повелитель Ирландии приветствует своего дорогого и преданного рыцаря Томаса Люси. Зная, что Вы будете рады получить от нас известия, пишу чтобы сообщить, что мы прибыли в местечко Ла Хог, неподалеку от города Барфлер 12 числа, прошлого месяца июля. Люди все целы и здоровы, слава Богу! Там мы сделали остановку, до вторника, чтобы выгрузить людей, лошадей и снабдить армию продовольствием. Во вторник двинулись на Валонье и взяли город и крепость. Затем продолжили продвижение, отремонтировав по пути мост через речку Дувэ, разрушенный противником. Переправившись мы взяли город и крепость Карантан. Оттуда пошли прямиком на Сен-Ло, и обнаружили, что мост в Пон-Эберте выведен из строя, с целью предотвратить дальнейшее наше продвижение. Мы его сразу восстановили и на следующий день взяли город. На следующий день пошли на Кан, не дав передышку войскам ни на день, с момента нашего прибытия в Ла Хог и подхода к городу Кану. Встав лагерем перед Каном, наши люди начали его штурмовать. Город был хорошо укреплен и полон вооруженных людей. Около 1600 солдат и 30000 простого вооруженного люда, оборонявших город и хорошо и крепко дравшихся. Битва была жестокой и долгой. Однако, слава господу Богу, город был, в конце концов, взят силой, без потерь среди наших людей. Среди взятых в плен оказались: граф Э, коннетабль, главный советник Танкарвиль (он в тот день был провозглашен маршалом Франции), около 140 дворян и рыцарей, а также большое количество богатых горожан, сквайров.Убито было много рыцарей благородного происхождения, дворян, а также простого люда. Флотилия, которая была с нами, выжгла и уничтожила все побережье от Арфлера и до дамбы Коллевиль рядом с Каном. Город Шербур и все корабли в гавани были также сожжены. Всего около ста больших судов и других плавучих средств были сожжены нашими людьми. В Кане мы устроили четырехдневный привал, чтобы дать отдых людям и пополнить продовольствие. Отсюда мы направились прямо на Руан, так как были уверены, что наш враг находится там. Узнав об этом, они разрушили мост в Руане, так чтоб мы не смогли переправиться. В тот же день мы встретили двух кардиналов в городе Лизье. Они задержали нас там под предлогом мирных переговоров, реально же преследуя цель отсрочить наше продвижение. Тем не менее мы уделили им внимание, сказав что терять не собираемся ни одного дня, но при справедливом предложении готовы дать разумный ответ. Поняв, что мост в Руане разрушен, мы встали лагерем у реки Сена на очень близком к Парижу расстоянии. Затем продолжили движение вдоль реки. Все мосты были либо разрушены либо укреплены для обороны и мы не имели возможности переправиться к врагу на его берег. Он также не изъявлял желания приблизиться к нам, хотя и следовал за нами день в день по противоположному берегу. Это пас очень раздражало. Подойдя к Пуази под Парижем мы обнаружили мост разрушенным, а враг наш обосновался в Париже со всеми своими людьми. Мост в Сен Клоде был полностью уничтожен, так что перейти реку оттуда, где мы стояли, и войти в Париж, было невозможно. Три дня мы стояли в Пуази, дожидаясь наступления врага, и занимаясь восстановлением разрушенного моста. Пока мы работали над мостом, значительные сила противника выдвинулись к реке с противоположного берега с целью воспрепятствовать проведению восстановительных работ. Однако часть наших людей переправилось на бревнах на тот берег, и разбила врага, убив многих. Когда мы поняли, что враг не собирается вступать с нами в бой, мы разорили всю округу, ежедневно вступая в мелкие стычки с противником. Форсировав, наконец реку мы направились на Пикардию, что являлось наилучшим из вариантов для вовлечения врага в бой. Выйдя к реке Сомме, мы увидели, что мосты через реку разрушены, и мы повернули на Сен-Валери, где находится брод с морским приливом и отливом. Нам навстречу вышло много солдат и простого люда, оборонявших переправу, но мы силой форсировали реку. С божьей помощью, тысяча людей в ряд перешли реку там, где раньше переходили с трудом 3-4 человека. Таким образом, вся армия благополучно перешла на тот берег за полтора часа. Врагу было нанесено поражение, многие были взяты в плен, еще больше убито, без потерь с нашей стороны. В то же день, когда мы переправилось, враг очень большими силами появился на другом берегу. Его появление было столь неожиданным, что мы оказались совершенно не готовыми. Мы стали выжидать, построив боевой порядок. Так мы простояли весь день и следующий до полудня. Увидев, что вместо того, чтобы форсировать реку, враг уходит к Аббевилю, мы двинулись к Креси, с целью встретить врага по ту сторону леса. В субботу 26 августа, когда мы вышли к Креси, большие силы врага утром появились рядом с нами. У них было более 12000 вооруженных людей, восемь из которых являлись дворянами, рыцарями, сквайрами. Построив боевой порядок, мы стояли до полудня. В полдень обе армии сошлись на открытом поле. Битва была продолжительной и ожесточенной и длилась от полудня до вечера. Враг дрался благородно, время от времени возобновляя сопротивление, однако, хвала Богу, в итоге потерпел поражение и отступил. Были убиты короли Богемии и Майорки ( также другие знатные персоны ), и большое количество графов, баронов и другой знати, чьи имена пока не известны. На ограниченном пространстве, где произошло первое столкновение, погибло более 1500 рыцарей и сквайров. Много других погибло по всему полю в бою позже. Всю ночь после победы мы оставались на поле без приема пищи и воды. На следующее утро начали преследование, убив более 4000 солдат, генуэзцев и другого люду. Потерпев поражение, враг отошел к Амьену, казнив там многих, обвиненных в измене, генуэзцев. По донесениям он собирает новую армию, для нападения на нас, но мы верим в Бога, и молим его о том, чтобы он продолжал благосклонно к нам относиться, как это делал до сих пор. Сейчас мы направляемся к морю, для получения подкрепления и пополнения из Англии как людьми, так и оружием, боеприпасами и продовольствием, израсходованными в продолжительных переходах. Однако покидать королевство Францию мы не намерены до тех пор, пока не завершим войну, с Божьей помощью. Скреплено государственной печатью. Кале. 3 сентября 1346 г.

Михаэл Нортбург. 4 сентября (французский).

Посылаю приветствие ! Этим письмом сообщаю Вам, что наш повелитель король подошел к Пуази накануне Успения Богородицы (14 августа).Мост через Сену, находившийся там, был выведен из строя. Король стоял там, дожидаясь восстановления моста. Пока мы чинили мост, большое количество простого, хорошо вооруженного люда с округи и из Амьена подошло к мосту. Граф Нортхэмптона со своими людьми атаковал их, убив более 500 человек, спасибо Богу, остальные на лошадях ушли. Другой раз, наши люди перешли через реку и убили множество французов из простого люда повсюду в округе и рядом с Парижем, а так же солдат армии французского короля. Таким образом, мы построили новые, добротные мосты для атаки на врага, благодаря Господу, без больших потерь и ущерба для нас. На следующий день после Успения Богородицы наш повелитель король переправился через Сену и направился к Пуа: сильный, обнесенный стеной город, с хорошо укрепленной крепостью внутри, обороняемый противником. После того, как авангард и середина прошли мимо города, замыкающая колонна атаковала его и взяла. Более 300 солдат врага были убиты. На следующий день, граф Саффолк и сэр Хью Диспенсер напали на простой люд в районе, хорошо вооруженный и собиравшийся вместе группами. Они были рассеяны, более 200 чел убито. Около 60 дворян было взято в плен. После чего король направился на Гранвилье. Не успели они еще и разбить казармы, как авангард был атакован солдатами короля Богемии. Наши солдаты бросились на них и вступили в бой, но были все перебиты. Однако, слава богу, Лорду Нортхэмптону удалось уйти и спасти рыцарей и других своих людей, так, что никто не был убит или взят в плен, кроме Томаса Талбота. Он преследовал противника на протяжении двух миль до Амьена, взяв с собой восемь человек, убив двенадцать солдат врага. Остальные были на лошадях и укрылись в Амьене. Затем, король Англии, да храни его Господь, в день Святого Варфоломея, 24 августа, направился к Понтье, и вышел к реке Сомм, которая впадает в море протекая от Аббевиля до Понтье. Французский король выслал 500 солдат и 3000 вооруженного простого люда для обороны переправы, но слава Богу, король Англии со своей армией перешли Сомму вброд там, где никто до них не переходил,не потеряв при этом ни одного человека. Они вступили в бой, убив более 2000 солдат, а остальных гнали до самых ворот Аббевиля. Много рыцарей и сквайров взято в плен. В этот же день сэр Хью Диспенсер взял Кротой, убив со своими людьми четыреста солдат и захватив город, в котором они обнаружили много провизии. Тем же вечером английский король стал лагерем в лесу у Креси на берегу реки, так как французский король появился на противоположном берегу сразу же как только мы пересекли реку. Однако переправляться вслед за нами он не пожелал и вернулся к Аббевилю. На следующий день в пятницу английский король вновь стал лагерем в лесу у Креси. В субботу утром он вышел в направлении Креси, и там наша разведка обнаружила и оценила силы, приближающегося к нам короля Франции с четырьмя большими батальонами. Как, то было угодно Господу Богу, наши армии встретились в открытом поле, перед началом вечерни. Бой был очень жестоким и продолжительным, так как враг держал себя очень достойно.(Далее следует список погибших).С трудом удалось уйти Филиппу Валуа и маркизу звавшегося Избранный Император. Общее количество доблестных воинов, погибших в тот день на поле, не считая пеших и простого люда составило 1542 человека. Ночью английский король со своей армией оставался на поле битвы, и был начеку. Следующим утром перед восходом солнца еще один большой и сильный батальон пошел на нас. Граф Нортхэмптона вместе с графами Норфолка и Варвиком вышли им навстречу и разбили их, взяв в плен много рыцарей и сквайров, убив более 2000 и преследуя врага на протяжении нескольких миль. В тот вечер король встал лагерем у Креси, а на следующее утро пошел на Булонь, по дороге взяв Этапль. Оттуда он дошел до Кале. Насколько мне известно, он собирается осадить город. Для этой цели король послал к Вам за подкреплением, которое должно быть выслано как можно быстрее. После того, как мы вышли из Кана, покидая страну у нас начались большие трудности, но, слава Богу, потерь нет. Возложенная на нас задача требует, чтобы частично наши потребности были удовлетворены за счет пополнения извне. Написано у Кале. 4 сентября.

Текст переведен по изданию: R. Barber. Life and Campaigns of the Black Prince. Boydell Press. 1997

© сетевая версия - Тhietmar. 2002
© перевод - Литвинов А. 2002
© дизайн - Войтехович А. 2001