Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ВТОРОЙ ВЕСТМИНСТЕРСКИЙ СТАТУТ 1285 ГОДА

I. 1 Во-первых, относительно земель, которые часто передаются на определенных условиях. Например, когда кто-нибудь дает землю какому-либо человеку, его жене и их потомству, рожденному в этом браке с добавлением такого положительно выраженного условия, что если этот человек и его жена умрут без наследников, рожденных в этом браке, земля, переданная им таким образом, должна вернуться к дарителю или к его наследникам; или когда человек передает держание в приданое с освобождением от всяких повинностей (in liberum mantagium) 2 и это держание сопровождается таким условием, хотя бы оно и не было выражено в дарственной грамоте, что если муж и жена умрут без наследников, рожденных от этого брака, то земля должна возвратиться к дарителю или к его наследнику. Далее, в случаях когда кто-нибудь дарит землю кому-нибудь из наследников, от него происходящих, то для дарителя и его наследников представлялось и представляется несправедливым, что их воля, выраженная в дарении, до сих пор (часто) не соблюдалась и не соблюдается и теперь.

Во всех вышеописанных случаях, после рождения детей от брака тех, кому было передано на этих условиях держание, до сих пор держатель имел власть отчуждать это держание и лишать таким образом свое потомство земельного наследства против воли дарителя и в противоречии с изложенным в акте дарения. И, кроме того, при отсутствии потомства у такого держателя, держание, переданное на таких условиях, должно быть возвращено дарителю или его наследнику согласно условиям дарения, выраженным в дарственной грамоте, даже если дети были, но потом умерли; тем не менее благодаря сделкам и передаче земли (feoffamento) со стороны тех, кому она была подарена на этих условиях, дарители до сих пор не имели возможности получать ее обратно, что явно противоречит условиям дарения.

По этому поводу наш господин король, понимая, сколь необходимо найти средство помощи в этих случаях, постановил, что воля дарителя, согласно условиям, ясно выраженным в дарственной грамоте, отныне должна соблюдаться, чтобы те, кому земля дана на подобных условиях, не имели права отчуждать полученные таким образом держания, которые после их смерти должны перейти к их наследникам или, в случае, если у них наследников не было или они были, но умерли — вернуться к дарителю или его наследникам.

Также отныне второй муж женщины после смерти своей жены не имеет права на землю, подаренную на таких условиях по “закону Англии” (per legem Angliae) 3, и потомство от второго мужа или жены не может наследовать такое держание.

Непосредственно после смерти мужа или жены, которым было подарено это держание, оно должно перейти к их потомству или вернуться к дарителю или его наследникам, как указано выше.

И так как в каждом новом случае должно быть создано новое средство, то сторона, которая хочет возбудить дело должна получить следующий приказ (breve): “Прикажи А., чтобы он по справедливости вернул В. такой-то манор со всем к нему относящимся, который С. дал такому-то мужу и такой-то жене и наследникам, происходящим от этого брака...”, или “...который С. дал такому-то мужу в приданое за такой-то женщиной и который (манор) после смерти этого мужа и жены должен перейти согласно условиям указанного дарения сыну этих мужа и жены...” или “ который С. дал такому-то и его наследникам, происходящим от него, и который после его смерти должен перейти к его сыну В. согласно условиям дарения”.

Приказ, с помощью которого даритель может получить обратно свое дарение в случае отсутствия наследников, достаточно часто применяется канцлером.

И пусть будет известно, что этот статут касается лишь тех случаев отчуждения земли вопреки условиям дарения которые будут совершены после его издания, и не распространяется на дарения, сделанные до сих пор. Если же сделки в отношении таких земель будут произведены после (издания этого статута), то они должны быть аннулированы. Наследники (держателей) или те, к кому земля должна вернуться, если они достигли совершеннолетия и находятся в Англии и вне тюрьмы, должны получить безо всякого судебного разбирательства.

IX. Когда главные (capitales domini) лорды 4 в своем феоде налагают арест на чье-либо имущество за причитающиеся службы и обычные повинности, и (между ними и держателями) имеется промежуточный лорд (medius) 5 который обязан освободить держателя от уплаты этих повинностей (главному лорду), то у держателя не поворачивается язык после выкупа арестованного имущества отказаться от выполнения требования главного лорда, доказав-шего в курии короля, что этот арест был законно наложен на имущество его держателя, связанного с ним через промежуточного лорда.

И многие до сих пор тяжело притеснялись благодаря подобным арестам, потому что промежуточный лорд, хотя и имеющий имущество, на которое можно было наложить арест, затягивал явку в курию для ответа по приказу “о посреднике” (ad breve de medio) 6. Еще хуже обстояло дело, если такой промежуточный лорд не имел никакого имущества.

Отныне в этом случае устанавливается следующий порядок. Как скоро (имущество) такого держателя на домене (in dominico), имеющего промежуточного лорда, подвергнется аресту, этот держатель должен немедленно испросить приказ “о посреднике”.

И если промежуточный лорд, имея землю в том же графстве, не явится в суд вплоть до того, что на него наложат “большой арест” 7, то истцу в приказе о большом аресте будет указан день, до наступления которого должно два раза совещаться собрание графства, а шериф получит приказ о наложении “большого ареста” на имущество промежуточного лорда согласно содержанию приказа “о посреднике”. И, сверх того, шериф на (этих) двух полных собраниях графства должен торжественно объявить о том, что промежуточный лорд должен явиться в день, указанный в приказе, (чтобы отвечать своему держателю). Если лорд явится в этот день, то поведется тяжба по обычным правилам, а если он не явится, то он теряет службы своего держателя, и с этого времени держатель не будет ни в чем отвечать перед ним. Но после исключения указанного лорда-посредника, держатель будет отвечать только перед главным лордом за те службы и повинности, которые он прежде выполнял в пользу этого лорда-посредника. И указанный главный лорд не имеет (впредь) права налагать арест на имущество этого держателя, пока тот будет выполнять все должные службы и повинности.

И если главный лорд будет требовать с держателя больше (повинностей), чем обычно выполнял в его пользу промежуточный лорд, то держатель будет иметь право на такие же возражения, какие имел бы посредник.

XII. Многие по злому умыслу, желая причинить вред другим, возбуждают ложные обвинения в убийстве и других тяжких уголовных преступлениях с помощью обвинителей (appellatores) 8, которые не имеют никакого имущества и поэтому не могут отвечать за ложное обвинение ни господину королю, ни обвиненным за понесенный ущерб. Поэтому постановлено, что если кто-нибудь, обвиненный таким образом, очистит себя от возведенного на него обвинения в курии короля, то судьи, которые будут слушать и решать такого рода жалобу, должны наказать обвинителя годичным тюремным заключением, и он обязан возместить обвиненному ущерб согласно решению судей, которые должны учесть заключение и арест обвиненного, а также бесчестие, которому он подвергся из-за этого ареста или каким-либо другим способом. Кроме того, (такие обвинители) должны уплатить большой штраф в пользу короля. И если случится, что эти обвинители не имеют никакого имущества, из которого они могли бы возместить вышеуказанный ущерб, то по желанию потерпевшего надо расследовать, по чьему подстрекательству и злому умыслу было возбуждено это обвинение. И если с помощью такого расследования будет обнаружено, что кто-нибудь по своему коварству побудил (обвинителя) к ложному обвинению, то этот подстрекатель должен быть принужден с помощью наложения ареста на его имущество явиться перед судьями. И если (там) он будет уличен законным образом в такого рода коварных подстрекательствах, то он будет наказан тюремным заключением и возместит ущерб, как это было сказано выше относительно (непосредственного) обвинителя. В случае обвинения в убийстве человека для неявки обвинителя в суд не может быть никакого законного оправдания в какой бы курии ни решалось это дело.

XIII. Шерифы позволяют во время своих объездов 9 ложно обвинять перед собой некоторых людей в воровстве и других преступлениях и затем заключают в тюрьмы незаконно обвиненных невинных людей и вымогают у них деньги, хотя бы они не были обвинены законно с помощью 12 присяжных 10. Поэтому постановлено, что шерифы во время своих объездов или в других случаях, когда они имеют власть расследовать преступления по приказаниям короля или по своей должности, могут производить эти расследования только с помощью не менее, чем двенадцати полноправных людей, которые должны приложить к этому расследованию свою печать, как это обычно делается.

И те, кого они найдут виновными в результате расследования, должны быть арестованы, как это делалось раньше. А если (шериф) арестует тех, кто не был признан виновным по этому расследованию, то пострадавший может возбудить против него иск с помощью приказа “об аресте” (breve de inprisonemento) 11 так же, как и против всякого другого лица, произведшего арест, не имея на то распоряжения. И все, что сказано (выше) относительно шерифа, относится к каждому бейлифу иммунитета.

XXI. В статуте, принятом в Глостере, указано, что если кто-либо сдаст свою землю другому на условии уплаты 1/4 дохода с земли или более, то тот, кто сдал, или его наследник через два года после прекращения платежей может возбудить иск о возвращении земли, переданной на таких условиях из домена. Точно так же решено, что если кто-нибудь в течение двух лет не выполняет службы и обычные повинности, которые он обязан выполнять в пользу своего лорда, то лорд имеет право на иск о возвращении земли с помощью следующего приказа: “Прикажи А., чтобы он справедливо вернул В. такое-то держание, которое он держит от него за такие-то службы и которое должно быть возвращено указанному В. потому, что, как говорят, указанный А. уже два года не выполняет их”. И не только в этом случае, но и в случае, предусмотренном в вышеупомянутом Глостерском статуте, приказ о вводе во владение должен быть дан наследнику истца против наследников держателя и тех, кому отчуждено такого рода держание.

XXX. Отныне будут назначаться двое судей, приведенных к присяге 12, которым представляется исключительное право разбирать ассизы о новом захвате, о смерти предшественника и об обвинениях против присяжных (de attincte) 13. Они должны присоединить к себе одного или двух достойнейших рыцарей графства, в которое они прибудут. Вышеуказанные ассизы и обвинения будут разбираться самое большее три раза в год, а именно: в первый раз между пятнадцатым днем после дня св. Иоанна Крестителя и августом, второй раз между Воздвиженьем честного креста и днем св. Михаила и третий раз между праздником Богоявления и праздником сретенья господня. И в каждом графстве они должны назначить день для открытия ассиз, чтобы каждый знал об их приезде, и отсрочить ассизы с одного срока на другой, если их разбирательство должно быть отложено из-за вызова поручителей, оправдания в неявке или из-за отсутствия присяжных. И если в отношении какого-либо дела они сочтут полезным перенести ассизу о смерти предшественника, отложенную ввиду оправдания в неявке или вызова поручителя в Суд Скамьи, они имеют право это сделать. И тогда пусть они пошлют судьям Скамьи протокол вместе с первоначальным приказом (breve originate). А когда процесс дойдет до расследования по ассизе, все дело вместе с первоначальным приказом должно быть отослано снова из Суда Скамьи первым судьям, которые должны провести расследование по ассизе (в графстве). Но отныне для сбережения трудов и расходов судьи одной или другой Скамьи должны назначить по меньшей мере 4 дня в году для расследования такими специально назначенными судьями (в графствах) правонарушений, дело о которых ведется в Суде Скамьи, если только эти правонарушения не настолько тяжелы, что требуют особенно серьезного расследования.

Равным образом этими судьями будут производиться расследования по делам, ведущимся в суде одной из Скамей и не требующим сложного расследования, как например, когда кому-нибудь отказывают во вводе во владение, или в получении сейзины, или когда расследование надо провести только по одному пункту. Но расследования по более сложным и многочисленным пунктам, которые требуют длительного выяснения, будут производиться судьями Скамей, если только обе стороны не пожелают, чтобы расследование было произведено в присутствии кого-либо из земляков по прибытии судей в их графство. И отныне такие расследования должны производиться в присутствии двух или одного судьи и одного рыцаря графства, на (кандидатуре) которого согласятся обе стороны.

И такие расследования не должны производиться в Суде Скамьи до тех пор, пока в собрании графства в присутствии сторон точно не будут установлены день и место (для их разбора). И этот день и место должны быть занесены в судебный приказ в следующих словах: “Приказываем тебе, чтобы ты обязал явкой перед нашими судьями в Вестминстере через неделю после дня св. Михаила, 12 (присяжных), если такой-то и такой-то не явятся в суд в своем графстве в такой-то день и в такое-то место” 14. И когда эти расследования будут произведены, их результаты должны быть сообщены в Суд Скамьи, и там вынесено решение и занесено в протокол. И если какое-либо расследование будет произведено иначе, чем по этой форме, то оно будет считаться недействительным, за исключением только ассизы о последнем представлении на приход и расследования по иску quare impedit, которые должны решаться в своем графстве в присутствии одного из судей Скамьи и одного рыцаря в определенный день и в определенном месте, которые были установлены в Суде Скамьи, независимо от согласия или несогласия ответчика. И там немедленно же выносится решение.

Все судьи Скамьи отныне должны во время объездов иметь своих клерков, чтобы записывать все разбираемые дела, как это обычно делалось в старину. Также предписано, чтобы судьи, назначенные для разбирательства ассиз, не принуждали присяжных обязательно точно высказать, имело ли место лишение владения или нет, с тем, чтобы они установили истину о фактических обстоятельствах и просили помощи у судей 15. Но если они по своей воле хотят сказать, имело ли место лишение владения или не имело места, то такой вердикт допускается под их ответственность. И отныне судьи не должны назначать в ассизы и жюри других присяжных, чем те, которые были сначала приглашены для этого.

XXXI. Когда кто-нибудь выдвинет возражение в суде, а судьи откажутся его допустить и представивший возражение запишет их и попросит, чтобы они приложили к этому (документу) печать, судьи обязаны приложить печать, и если один из них не захочет, то должен приложить другой — его товарищ. И если (затем) король по жалобе на действия судей прикажет представить ему протокол и в свитке не окажется этого возражения, а истец представит его в письменной форме с печатью судей, то судье будет приказано явиться в определенный день для того, чтобы он признал эту печать своей или отказался от нее. И если судья не может отрицать, что это его печать, то должно быть вынесено решение о том, следует ли принять это возражение или отвергнуть его.

XXXVIII. Шерифы, сотники (hundredarii) и бейлифы иммунитетов (libertatum) имели обыкновение до сих пор притеснять лиц, находящихся под их юрисдикцией, тем, что включали в жюри и ассизы людей больных, дряхлых и страдающих длительными или временными заболеваниями, а равно людей, находящихся во время этого назначения вне графства; они созывали также чрезмерное количество присяжных, чтобы вымогать у них затем деньги,, за то, что потом отпускали их с миром; и таким образом ассизы и жюри отнимали много времени у бедных людей, тогда как богатые оставались дома, благодаря данным ими взяткам.

Поэтому постановлено, что отныне в каждую ассизу должно назначаться не более 24 человек. Старики свыше 70 лет, люди, страдающие постоянными болезнями, нездоровые во время составления ассизы или находящиеся в это время вне графства, не должны призываться в жюри присяжных и в малые ассизы. И никто не может быть включен в ассизу даже для расследования в пределах графства, если он имеет держание, которое приносит доход менее 20 шиллингов в год. И если такие ассизы и жюри будут действовать за пределами графства, то они должны состоять только из тех, кто имеет держание с доходом не менее 40 шиллингов в год, за исключением свидетелей в отношении хартий или письменных актов, присутствие которых необходимо, если они способны к выполнению этой обязанности. Но этот статут не касается жюри по Великой ассизе 1, в которые часто приходится включать рыцарей, не живущих в данном графстве, но имеющих там земли, по причине малого количества рыцарей.

И если шерифы или бейлифы иммунитетов нарушат в каком-нибудь пункте этот статут и будут в этом уличены, то они должны возместить потерпевшей стороне понесенные убытки и кроме того уплатить штраф королю. И пусть назначенные для принятия ассиз судьи, когда они прибывают в графство, выслушивают жалобы в отношении статей, содержащихся в этом статуте, и осуществляют правосудие по вышеуказанной форме.


Комментарии

1. Эта статья статута известна в литературе как статут de donis conditionalibus (об условных дарениях).

2. Liberum maritagium — земля, выделенная при жизни владельца в пользу его дочери или какой-нибудь близкой родственницы в качестве приданого и освобожденная от всех повинностей до третьего поколения. Если у женщины, получившей liberum maritagium, не было потомства, то земля после ее смерти подлежала возврату дарителю или его наследникам.

3. Держание по “закону Англии” или “by courtesy” — специфический для Англии обычай, согласно которому муж после смерти жены продолжал владеть ее держанием до конца своей жизни, если у них были дети, способные наследовать.

4. Capitales dominus - главный лорд феода, в данном случае лорд, которому принадлежит верховная собственность на данное эемельное владение, хотя оно иногда держится от него через многих посредников.

5. Medius — см. прим. на стр. 170.

6. Breve de medio — приказ, с помощью которого возбуждается иск против промежуточного лорда.

7. “Большой арест” (le grand destrece) — арест, налагаемый на имущество ответчика с целью принудить его к явке в суд. После троекратного вызова он в случае неявки подвергался штрафу. Затем он вызывался еще три раза, и если не являлся, снова подвергался штрафу. Штраф взимался путем частичного наложения ареста на движимое имущество ответчика. Если же он не являлся и после этого, то у него конфисковалась земля и движимое имущество, что означало “большой арест”.

8. Appellatores — обвинители, возбуждающие обвинение в частном порядке в отличие от обвинения, возбуждаемого шерифом или королем в результате показаний обвинительных присяжных.

9. Объезд шерифа — sherif turn. Два раза в год шериф объезжал свое графство для проверки десятков свободного поручительства и для разбора мелких уголовных преступлений.

10. То есть с помощью обвинительных присяжных (см. выше) или какой-либо другой комиссии присяжных.

11. Приказ de inprisonemento выдавался для возбуждения иска о незаконном аресте против шерифа или какого-либо другого чиновника.

12. Речь идет об ассизных судьях — комиссиях, разъезжавших по графствам специально для разбирательства гражданских дел по ассизам. В 1272 году особым ордонансом вся Англия была разделена на несколько областей, включавших по нескольку графств, к каждому из которых было прикреплено по 2 ассизных судьи. Согласно постановлению Второго Вестминстерского статута (ст. XXX) ассизные судьи должны были разбирать ассизы в графствах три раза в год.

13. Дела по приказу de attincte возбуждались против присяжных по обвинению их в ложных показаниях в пользу одной из сторон.

14. Эта статья устанавливает систему, известную у историков английского права под названием nisi prius system. Эта система сводится к тому, что ассизные судьи имеют право разбирать в графстве все иски по ассизам, возбужденные в Суде Общих Тяжб или в Суде Королевской Скамьи. Разбор же исков по ассизам в центральных королевских судах мог производиться только в том случае, если разъездная ассизная комиссия почему-либо не состоялась.

15. Имеется в виду запрещение судьям насильно исторгать у присяжных ответ в прямой форме, если они не могут его дать по ходу расследования, чтобы таким образом не извращать истину с помощью чисто формальных показаний.

(пер. Е. В. Гутновой)
Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия памятииков феодального государства и права стран Европы. М. Гос. изд. юр. лит. 1961.

© текст - Гутнова Е. В. 1961
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Медведь М. Е. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Гос. изд. юр. лит. 1961