УВЕДОМЛЕНИЕ О ЧАЕ И О ШЕЛКЕ

Из Китайской книги Вань боу Кюань называемой.

ПЕРЕВЕЛ СЕКРЕТАРЬ ЛЕОНТИЕВ.

В Санктпетербурге

при Императорской Академии наук

1775 года.


О ЧАЕ.

КОГДА СНИМАТЬ С ДЕРЕВ ЛИСТЬЯ (У китайцев в лексиконе описано чаевое дерево подобным с виду ольхе.), надобно знать время, когда листья снимать, для того, что ежели рано снимутся, чаевой вкус еще не совершен; а поздо, совершенство вкуса потерялось.

Настоящая пора снимать оные за пять дней до наступления времяни названого Гу юй 1, и продолжать только десять ночей, ради того, что самое лучшее к сему время, ночь [2] чистая, когда нет облаков, туману и росы.

Доброта листьев.

(1) Цвета житкомалинового.

(2) В морщинах.

(3) Кругловатые.

А кои красноваты и походят на камышовой лист, те самые худые.

Доброта вкусов?

(1) Самой лучшей чай тот, которой растет между горами в буераках.

(2) Которой растет в камышовых рощах.

(3) В каменистых местах.

(4) На песках.

Каким образом листья высушивать?

(1) Взяв свежие листья, оборвать прочь стебельки и кончики, и выбрать толстые листья.

(2) Взять котел железной, которой бы имел в себе ширины 2 чи 4 цунь 2. [3]

(3) Поставить оной порожней над жаром и разжечь весьма горячо.

(4) Листьев помянутым образом очищеных положить в разженной котел весом полтора гина 3, и поспешно переворачивая лопаткою, поджаривать, наблюдая при том, чтоб жар не умален был; как скоро вид на листьях появился поспелой, тотчас снять котел с жару, и чай выложить на сито; на сите легонько листья скатывать на подобие горошин, а скатав опять положить в котел, и вновь отгребая по маленьку из под котла жар прочь, поджаривать до тех пор, как листья высохнут.

Когда таким точно образом чаевые листья исправлены будут, то такой нежной приятности вкус в оных будет, коего описать не возможно.

После того, как листья помянутым порядком поджарились, высыпать оные из котла в старое [4] чистое лукошко, и оклеить оное кругом бумагою, чтоб дух не выходил. По трех сутках, (что уже в чаю природа возобновилась) высыпав чай из лукошка в тот же котел, на самом малом жару вновь поджаривать, чтоб очень сух был. По сем сняв с жару котел, чай простудить, а как простыл, высыпать в ценинной не самоузкогорлой сосуд, пригнетая по легоньку, чтоб плотнее сосуд наполнен был; наполня, накрыть чай сухими камышовыми листьями; на листья наслать ряд одинаких душистых цветов; сверху горло сосуда плотно закупарить бумагою, обвязав и оклея оное во много рядов; по сем наложить на сосуд вызженой чистой кирпич, и поставить оной в деревянном чердаке, в таком месте, куда ветр не приходит, и где близко огня и зноя нет, ради того, что чай от ветра может ко вреду охолодиться, а от жару пожелтеть. [5]

Как на чай воду варить?

Чайник с водою, в то время на жар постановить, как уже уголье во все покраснели, постановя чайник, тотчас раздувать уголье махавкою, помахивая по легоньку, и при том скоренько; а как скоро в чайнике от закипания звук слышен, то помахивать махавку прытче, до того времени, как пора придет чайник долой снять.

Жар надобен прежде умеренной, а по том по малу увеличенной, ради того, чтоб вода свою (для чая) посредственную силу возымела; ибо, когда жар очень мал, то вода будет слаба (хотя кипела) и может от чаю побеждена быть, а когда жар велик, будет очень сильна, и победительница над чаем, а нам надобно, чтоб как вода, так и чай, своих умеренных действий не лишились, чтоб было между ими согласное средство. [6]

Как кипучую воду распознавать?

По виду: когда на воде появились пузырки подобные рыбьим или раковым глазам, в то время начинает закипать, а когда показались струи, волны, быстрой разлив, то знать надобно, что вода совершенно поспела, и всей своей сырости лишилась.

По звуку: когда слышно подобие тресучего стука или бегучего шепота, закипать начинает, а по сем, как уже ничего не слышно, то совершенно поспела.

По пару: когда от воды в верх поднялся паре лоскутьями, по одному, по два и более, закипает, а как пар в верх прямо столбом пошел, совершенно поспела.

Как сырую воду хранить?

Держать в ценинном сосуде под кровлею, куда солнечные лучи не [7] доходят, и накрывать только холстиною, чтоб звезды и роса проницать могли, ради того, что солнечными лучами вытягается из воды природная сила, а от звезд и от росы соблюдается в воде чистая влага.

Чайник, в коем воду греть?

Употреблять серебреной или оловянной, или глиняной, а медной и железной к сему не годятся.

Из чего чай пить?

Чайник и чашки употреблять фарфоровые, самые чистые белые, на коих цветов нет, а вытирать оные льняным чистым холстом.

О ШЕЛКЕ 4.

Крестьянки принимаются за шелковые яицы, (или назвать семена) [8] после зимнего солнечного поворота, не много дней спустя.

Семена рождены от бабочек, прильнули (как мелкие крапинки) к толстой бумаге.

Сперва кропят семена снежною холодною водою дважды, два дни сряду 5, покропивши, бумагу с семенами свертывают, и держат дватцать дней в холодноватом чистом месте, а по дватцати днях [9] кладут в ценинную корчагу; корчагу закупаря, выносят раз в каждых десяти днях на солнце для обозревания.

По наступлении времени Юй-шуй 6 бумагу с семенами вынувши из корчаги, кропят один раз речною водою, а по том спустя дней сорок, вносят корчагу в теплой покой, и становят на полке.

Когда на шелковицах появились листочки, в то время бумагу с семенами из корчаги вынимают и дерев греют на солнце, переворачивая на обе стороны, и наблюдая, чтоб не горяче нагреть, от нагревания семена вид свой переменяют, и наконец оказывают на себе пепельной цвет; как скоро такой цвет появился, бумагу с семенами свертывают, и кладут в корчагу; в [10] корчаге подержав пол сутки, вынимают вон, расстилают на начевки, и греют в полуденное время на солнце с полчаса; по сем, вносят в покой, в покое чрез четверть часа семена перераждаются в чернинких червячков; червячкам в то самое время дают шелковичные листочки изрубленые весьма мелко и просеяные сквозь частое решето.

От корму начинают червячки вырастать; они рождения своего в третей день становятся белыми, а в седьмой день желтыми, и засыпают; спят сутки, в верх подняв головы.

После сна из желтого цвета переменяются в белой, из белого в черной, из черного опять в белой, из белого опять в желтой, и засыпают в другой раз в четырнадцатой день от рождения.

После другого сна еще чрез семь дней переменяют на себе [11] цветы (также как после первого сна) и засыпают в третей раз, в дватцать первой день от рождения.

По третьем сне черви начинают гнезды вить: (можно сказать начинают себе гробы делать) вьют трои сутки бесперерывно, выпуская неперерывную нить из рота.

Те гнезды, кои надобны для семян, вносят в особой чистой покой на прохладной ветерок из гнезд сутки чрез пятеры и шестеры выходят бабочки мужеского и женского рода; вышедши попарно совокупляются, и от женщинок родятся семечки (яички), бабочки ничего не едят, и прочь от своего места не летают, лишь поднимаясь не высоко попархивают, живут не далее трех суток; семена их как желтоватые крапинки.

Из семян от пары бабочек может родиться червей на вес с [12] золотник; а от золотника червей может шелку вытти два фунта с лишком.

Те гнезды, кои для шелку, кладут в ценинную корчагу, на гнезды для замаривания, чтоб бабочки не родились, кладут не много соли; обернув соль в большой толстой лист (с дерева). Горло корчаги обмазывают глиною, и так морят в корчаге семь суток; по том вынувши, варят в котле, и из котла (помешивая) мотают шелк.

Котлы, в коих гнезды варят, большие из одного котла выходит шелку близко полутора пуда, а мотают из котла пять человек.

Наблюдении.

Покой, в коем червей кормят светлой, окны с четырех сторон; стены, окны и потолок оклеены белою чистою бумагою; в таком покое для обогревания червей [13] четыре печи по углам; наблюдать, чтоб тепло было по сходству времени и погоды, становя в пример то, что сутки червям служат за год; им утро, весна; вечер, осень; между утром и вечером, лето; ночь, зима; а сверх того наблюдать, когда червячки появились, чтоб было большее тепло; когда заснули, чтоб малое тепло; после последнего сна, чтоб холодно; когда гнезды вьют, чтоб большее тепло было.

Черви любят чистоту, тихость и сухость, и для того наблюдать, чтоб не было дыму, пыли, сырости, вони, стуку и крику.

Черви, когда черны, то голодны и много едят; белы, меньше едят; желты, сыты; и для того шелковичные листья (корм) давать по наблюдению сего, смотря при том, чтоб листья не были сухие, вонючие, мокрые, холодные, горячие. [14]

Кормить червей на начевках, начевки иметь плетеные из тонких прутьев на них постлать тонко мягкое сено, а сверх сена тонкой холст, чтоб червям было мягко.

Трои начевки становить на станках в три ряда, сверху пустые от пыли, в средине с червями, (на коих кормить), с низу пустые от сырых паров.

Смотреть, чтоб на начевках червям не тесно было, и для того делить их на многие начевки по легоньку состукивая, (а не руками или чем либо снимая) с начевок на начевки.

Когда черви созрели и начали для свивания гнезд мест искать, в то время состукивать их в цюи 7; цюи становить на высоком [15] плоском месте, где нет сырости и зною.

Гнезды бывают белые и желтые; белые почитаются лучшими.

По гнездам можно узнать, из коего бабочка выдет мужеского рода, из коего женского; мужеские гнезды в цюях бывают на верху, островатые и тонкокожные; женские на низу, кругловатые и толстокожные.

Смотреть, чтоб на гнезды не попала мокрота, пыль, копоть и какая либо нечистота.

Те в цюях гнезды хорошие, кои ближе к солнцу.

Для бабочек собраные гнезды класть на начевки порознь по одному, не стесняя гнездо с гнездом.

Пред выходом бабочек гнезды шевелятся.

Бабочек сажать попарно на толстую белую бумагу, отобрав хороших, кои не уроды, и кои ни какого на себе странного вида не имеют. [16]

Умерших и уродов бабочек зарывать в землю, для того, что птицам и скоту вредны.

Бумагу с семенами держать в чистом сухом тепловатом месте, где зною, жару, дыму, пыли и сырости нет.

* * *

Приобщаю перевод мой с Китайских стихов, кои напечатаны на картинках, изображающих крестьянский работы, как крестьяне хлеб пашут, а крестьянки шелк делают 8.

Картина 1. Мочит хлебные семена.

Спокойная весна готовит все плоды,
Я рано стал вставать, принявшись за труды. [17]
Снес курицу сперва, на жертву обещал,
Чтоб хлебной урожай, весь осенью собрал.
Теперь иду к реке, плетюшку становить;
Я с неба жду дождя, повлажить, покропить,
Мне надобны ростки, надежны семена,
С сохой пойду на луг, в пристойны времена.

2. Пашет землю.

Обильно нас восток, дождем в ночь наградил.
С сохой итти на луг, к началу побудил.
Вот зелень сколь мила! веселые весны,
Сколь сильно тянет бык, бока хотя красны.
Пособит мне костыль, я дале побреду
Увижу чем чинит, подгорье нам беду
Работай не тужи, надейся на святых
А что будет по том, не наш совет простых.

3. Развивает большие комья.

Ни мало не боясь, тумана и дождя,
На спицах стал орать, и ведра не пождя,
Солома 9 на плечах, одежда вся моя,
Камыш 10 на голове пою песни стоя.
Тащи мой бык тащи, по комьям повези,
Тяни ты спицы вдруг, копыты хоть в грязи.
Тебе тяжко тащить, а мне разве покой?
Спина моя болит, не жди больших побой. [18]

4. Разбивает мелкие комья.

Разделся зипун скинул, все пашни обошел,
Все борозды прошедши, работу там нашел,
На многих местах видел велику разноту,
Есть кучи там и воды, познал всю доброту.
Теперь взялся за грабли, разравнивать хочу,
Уже возмусь за роги, с быка в реку вскочу.
Весны запах изрядной, я песенку вспою,
Рубил зимою в лесе 11, забыть скуку мою.

5. Сравнивает землю.

Великую догадку, на пашнях можно зреть,
Сколь сделан стан искусно, не видевши не вздеть.
Как ходит разновидно, на спицах весь вертясь,
Под ним земля с водою, мешается кружась.
Уж птицам нет там места, себе гнезды свивать,
Три рядом весны станем, туда не допускать.
Окажется болото, похоже на ладонь,
Смотри как дышать начал, бык будучи не конь.

6. Сеет семена 12.

Взял старой хлеб я в поле, в первые рассевать,
С ростками оказался, уже нечего зевать. [19]
И розы распустились, и пашня вся жирна,
От дождиков утеха, погода столь смирна.
Сегодня я руками, не мучуся бросать,
А завтре я глазами, по пашням озирать.
Сперва явится зелень, родился корешок,
Дождуся того время, вот вышел колосок.

7. Появился посев.

Мы видим весны сердце, в рождении ея,
Смотря на нашу пашню, похвалим постоя.
Недавно наш посев был, бреди сам погляди,
Теперь свободно время, сюда внука веди.
Пособит мне костыль мой, и к озеру дойтить?
Уже в вечерне время, ну, есть за что попить.
Не всякой может ведать, крестьянских наших бед,
Сколь много нам бывает, забот, досад, сует,

8. Напаяет пашню.

Мы исстари навыкли, за пашнями смотреть,
Как зелень пообсохла, трудиться не робеть,
Я жадные посевы, водою напою,
Старинную догадку, исполню, что стою?
Боте будете моя пашня, довольна и влажна
Веселой вид окажет, живехонька нежна.
Когда дождь появится, за чем уже с двора,
Вон птицы возглашают, дождю итти пора. [20]

9. Снимают росаду.

Молодинку, росаду, таскаем из воды,
Увидим наши после, надежные плоды.
Велик и мал собрались, раненько, веселясь,
Бери неси на место, охотой ободрясь.
Нам есть за что приняться, велики корешки,
Забавная работа, однакож не смешки.
Пришла пора сажанья, особь каждой кусток,
На пашнях будет виден, и запад и восток.

10. Сажают росаду.

За утра бы нам дождике; а в полдни бы жарок,
Поспеет хлеб созреет, в осенней холодок,
Река да лето воздух, сугубой подают,
На севере на юге, крестьянушки поют.
Сажаючи росаду, досугу нет рукам,
Я кланяюсь, ты носить, отведай же стань сам.
Забыл разве Мадая 13, как мучил и бивал,
Неси сажай проворно, бесился и кричал?

11. Полют в первой раз.

По времяни был дождик, росаду покропил,
Согласно было солнце, траву в ней народил.
Повсюду виде новизны, куда ни оглянись,
С кореньями таскай вон, поли же не ленись. [21]
Иное съесть годится, бычок наш разберет
Ты вспомни как он часто, в густой грязи бредет.
Сколь праведну Юншию 14, велика похвала,
Что птицы хлеб пололи, мольба ему дала.

12. Полют в другой раз.

От солнца жар несносной, одежда с плеч долой,
Под шляпой пот разлился, не думай же домой.
Спине довольно жару, уж полдни на дворе,
Еще мы потеребим, жены бредут к поре.
Во лукошке несут полдник, в кувшине есть вино,
Теперь братья с работы, приятно нам оно.
Тащат с собой ребенка, работе приучать,
Обряды бы крестьянски, с измала начал знать.

15. Полют в третей раз.

Крестьянская работа, заботна и трудна,
Вот в третий раз примайся, пущай руки до дна.
Одной рукой таскаем, другою бережем,
Вот пальцами теребим, ногтями, не ножом.
Мы круглой год трудимся, для брюха своего,
Ростет хлеб, есть утеха, желать еще чего? [22]
Наелся сыт доволен, на небо погляжу,
Узнаю как дождь будет, при зелени сижу.

14. Поливают.

Теперь на низку пашню, сколь жалок человек!
Ведром лью воду целым, в работах весь свой век,
Труд делаю посеву, стыдясь в дому сидеть,
Не уток ловить вышел, трудиться и потеть.
Пшено ростет сильнее, по утренним зарям,
Вам маленькие птички, не здесь уж жить, вон там,
Как над лесом косой луч 15, так песенку зовут?
Спрошу жены и мужа, куда смешно поют.

15. Жнут.

Крестьянушки в тумане, в руках у нас косы,
Мы в миг срежем, что схватим, обуты ж не босы.
Хоть руки наши крепки, истрескались кругом,
Болят и поясницы, с ног клонит не смехом. [23]
Ребятушки пришли вы, колосья собирать,
А вы и в душегрейках, не полно ль вам играть?
Запел песню цветочки, ступай, ношу понес,
Дойду я как до дому, в глаза мне месяц весь.

16. Кладут на скирды.

Хлеб стали класть на скирды забота уж мала,
Любуяся на прибыль, работа ж и была.
В глазах высоки скирды желты как облака,
Оглянешься на пашни, пустыня далека.
Довольно будет хлеба нам целой годе прожить,
Как осень не заставит заботиться тужить,
Тогда мы скажем смело хорошенькой годок,
Вон в нашей деревушке пекут, везде дымок.

17. Молотят.

В осенне у нас время хорош воздух и сух,
С дерев листья валятся летает всюду пух.
Молотим в добру пору послушай, стукотня,
Смотри по молотилам какая трескатня.
С стороне куры сбирают бродя по семенам,
Приятно птички смотрят останется и нам. [24]
Пришел в избу, посмотрит, замаран весь в пыли,
Зажги 16 дрова скорее, пустова не мели.

18. Толкут.

Любезной ты наш месяц ранешенько взошел,
Прохладной ветерочик в листах игру нашел,
Теперь мы станем братцы по ступам колотить,
Уже ужин изрядной зобами молотить,
Какой же дух наносят душисты корешки 17
Везде, где ни посмотришь, стоят годны мешки,
На мельницу мы пойдем водою хлеб молоть,
Расстанемся со ступой, не все ноги колоть.

19. Просевают.

Недавно стуке от ступы, теперь от решета,
Жемчуг в руках, сколь любо, работа, да не та.
К всему уже привыкли, вы рученьки мои,
С начала, как я вспомню, больши труды свои [25]
Богат хлебом до волен, себя добр похвалю,
Катаю, просеваю, не в пашне уж полю.
Не стану же я пить так, как пьяница сосед,
Валяется не помнит, подушки под ним нет.

20. Веют.

Начевками я вею, сор в стороны летит,
Мал ветер помогает, пшено мое гремит,
На землю опускаясь катаясь и стучась,
Жемчужины не зерна, работай веселясь.
Не надобно такой дар бросать нам и терять,
Пусть после жены выдут, остатки подбирать.
Сберут много иль мало несколько же трудов,
Не льзя забыть голодных недавношных годов.

21. Зерны обдирают.

Ворочаем кружимся работа вся в плечах,
Наляжем посильнее, ходя на помочах,
Послушайте ребята, как жерновы бурчат,
Послушайте подите, как, зерны здесь журчат.
Скончаем мы работу, с семян кожу сдерем,
Чтоб вихорь не поднялся, до ветру уберем. [26]
Как хлеб мы засевали, где мерка? дай сюда,
Теперь есть хлеба горы, почто с мерой куда?

22. Ссыпают в закромы.

Коровы загоняй в клев, не лето на дворе,
Хлебе в закромы ссыпай весь на той уже поре.
Гуляще будет, время поспим и полежим,
Пшена хлеба довольно куда ни поглядим.
Осталася забота, прикащику отдать,
Известны нам оброки, уже нечего гадать
Не все же сидеть в доме ребята досадят,
Кричат, играют, плачут, да кашею кадят.

23. Приносят жертву.

Окончилась работа, крестьянушки, покой,
Нам должно помолиться куда идешь? постой.
Послушай как в деревне, стихи везде поют,
Довольны изобильны, на жертву подают,
Велика добродетель, великого Царя,
Великой дар небесной; прославят все моря.
Хуги 18 приносить жертву, оставил нам устав,
Мы знаем почитаем нужнее многих прав. [27]

24. Кропят семена шелковых червей.

Прошел великой праздник крестьянкам не гулять,
Шелковичны деревья уж стали оживать,
Настал приятной воздух, сюда птицы летят,
За семечки принявшись молодушки кропят,
Надев юпку весенню заскавши рукава,
Теперь еще не знают, забота какова.
Слыхали, что царица за то же принялась,
Казать им собой образ, постяся и молясь.

25. Черви заснули в другой раз 19.

Теперь заснули черви, поди ты не ленись
Спускай ляньдзы 20 скорее, сама тут не вертись,
А ты прими ребенка, по пестай же его,
Вот рад стал, как увидел он друга своего,
Слыхали ль вы примету, я думаю не врут,
Посев от ветров зябнет, с дождей листы ростут,
Когда высоко солнце, то черви не встают.
А слышите ль как птички бе по 21, весть подают. [28]

26. Черви заснули в третей раз.

Приятной нежной воздух, ни ветров ни дождей,
Все зеленью окрылось, дождались наших дней,
Заснули черви наши, и в третей уже раз,
Весна на половине пора, пришел их час
Как хитро на листочке любезной червячок,
Поделал все узоры, не лег же на бочок.
В досужно легла время 22, рука под головой,
Не крепко же заснула, за многой суетой.

27. Червь созрел.

Сколь стались наши черви велики и крупны,
Съедают полны ноши, прошли уже все их сны,
Едят весьма проворно, листы как дождь шумят,
Молодки суетятся, работают не спят,
Мужья ранню пшеницу, жнут в поле дома нет
Такое стало время, где полдник тут обед.
Однако веселенька 23, за песню принялась
Как выход большой шелку 24, неси же не бесясь. [29]

28. Отбирают листы сухие.

Пшеница пожелтела, червь в силе стал бродить
Мы больше суетимся, гнездо знать хочет вить
Теперь уж понемножку листочков им даем
А ходим без нарядов ранешенько встаем,
Они желтеньки стали, весьма нас веселят,
Примета шелку много, старухи говорят.
Кто памятует басню 25, как в светлу было ночь
Туюй кричал дунь гане, почто ты идешь прочь.

29. Рассаживают червей по начевкам.

Все черви после трех снов немного стали есть
Местечек себе ищут, где б гнездышки им плесть.
Делим их по начевкам, тихохонько стуча,
Наклали полну избу, болят права плеча,
От дождиков деревья прибавили сучков,
Листки после годятся для новых червячков,
Прохладно под поветью нам песенку запеть
Пшеница как созрела, то стыдно так сидеть 26. [30]

30. Счиплют листья.

Теперь мы начнем песню, Уэлеву 27 вспевать
Давно пора соседи шелковицу счипать,
Соседушки собрались, ватагою пошли,
Согласны и любовны, веселье смех нашли.
Хоть лестницы высоки, а выше поползут,
Лукошки хоть широки, наполня понесут.
Послушай как Хуанлияжу 28 кричит яжу.
Он ягоды то вспомнил, пойду я погляжу

31. Вешают цюи 29.

Все черви 30 прочь с начевок вам полно есть люй ель.
На новое местечко, там нет для вас постель 31.
Тихохонько на цюи их спустим не ленясь,
С больших червей шелк мягкой получим потрудясь,
Как ведро, то мы станем на солнышке держать,
А ветер и ненастье, в покоях нагревать.
Не много пройдет время, мы гнездышки сберем
Смотреть будет приятно, в корчаги как складем 32, [31]

32. Согревают червей.

Вот ныне наши черви за дело принялись,
Плетут сетки узоры, как снегом обнялись.
Раскладываю угли, огреть бы как мне их,
Пора спустить все ляньдзы 33, сует много моих.
Смотри, как я старушка, пекуся при огне,
Пот градом льет, не веришь, что день и ночь в бродне,
Сынки мои и дочки лежат себе храпят,
Буди их, не проснутся. На матку не глядят.

33. Гнезды сбирают.

Пришел к нам большой праздник, дверь окны отворяй.
Серебряные горы 34, заботу забывай
Мы гнездышков дождались, окончились труды.
Белы чисты, каков снег, смотри сама, сюды.
Веселье стало, радость, старушке старичку.
Друг друга поздравляют, богатство мужичку,
От гнездышков утеха Царице есть самой,
На стол кладет сбирает, другое все долой. [32]

34. Разбирают гнезды.

Гнездо велико, восемь; а мало одного
Червь нить мотал по сучьям без места своего 35.
Одни гнезды мы спрячем, скажите для чего?
Другие разварим все, гадайте для кого?
Шелк выдет, то сошьем вам прекрасной всем наряд.
Тепло носить и в стуже, потешим вас ребят.
Камок будет довольно, беда только долги,
Оброк тяжел, приступят, плати, давай, не лги.

35. Вносят гнезды в погреб.

Бузун 36 лежит на блюде, а листья на верху.
Утун 37 здесь у колодца, ну, быть после смеху.
Мы гнездышки в корчаги, полненько накладем.
Закупарим, завяжем, и в погреб отнесем.
До срока мы продержим, чтоб гнездам отсыреть.
Для выходного шелку, скоряе бы поспеть
Мы с гнезд будем шелк белой, колесами мотать
Смотря станок прилежно, нельзя не примечать. [33]

36. Варят гнезды.

Во всей нашей деревне за гнезда принялись
Молодушка досужа вари не обарись.
Сидишь ты подле печи, сама треплешь рукой,
К котлу припадши смотришь, мотаешь шелк ногой.
Шелк белой и хорошей, долга нитка идет,
Вертится стан кружится, не пряслицей прядет,
Стал вечер, уже поздо, не все же ей варить,
Пришла к стене к подружкам спросить, поговорить.

37. Бабочки вышли.

Из гнездышков из сеток прекрасны метлячки,
На свет вышли беленки, а были червячки.
По парочкам сошедшись, далеко не летят
Яичками своими, как золотом кропят,
Вот плод от них остался нам черви возрастут.
Червь каждой будет с шелком, камку после соткут.
Как бабочки посохли, куда бы их девать?
Всех на воду пускают, других уж будут ждать. [34]

38. Приносят жертву.

За шелк больши поклоны кладут благодаря,
Сим хвалят прославляют Сышу город поя.
В тебе шелку начало Царица избрала,
Великой дар премудро, народу подала.
Тогда носили кожи, ни мало не стыдясь,
Взялася за работу, молясь прежде постясь.
Сколь святость не постижна простым нашим умам,
Вот дар перед глазами, молиться должно нам.

39. Заготовляют шелк на основу.

Пора пришла приматься основу настилать,
Вам девушки молодки, престать гулять играть.
Височки подобрали за дело принялись,
Пятинки взявши в руки, чистенько убрались,
Как шелк сплетен премудро, числа всем ниткам нет,
Смекают да гадают, не могут знать примет.
А вот и шелк мотают, колеса лишь гремят,
Вот тень от них при солнце, уж мало по дням спят. [35]

40. Ткут.

Теперь легла не в полог, но села за станок,
Вот свечки засветила, взялася за челнок
Равно лежит основа подношки лишь стучат.
Рука ходит проворно, а грядки не скрипят.
Сидит, зябнет, трудится, всю ночь на сквозь одна,
Сработает, дождется камчатна полотна,
Все в грамотке напишет к подружиньке своей
Припомнит и плетюшку, ходила вместе с ней.

41. Сматывают.

Мужья нас принуждают готовить на оброк,
Плотненько посидеть нам, приходит уже срок.
На правеже бьют больно, ой, в прошлом как году,
Провал их возьми страшно глядеть таку беду.
Да что делать хоть трудно, а ночку посидеть,
Шелк к утру приготовить, мужьям своим радеть. [36]
Смотри уж ночь проходит, которой теперь час?
Вон масло все сгорело, огонь почти погас.

42. Основа.

В шелку ниток хоть много, кладут, их по одной.
Лежали бы все стройно одна подле другой.
Пример взяв из основы, нам можно, рассуждать.
О правах о законах как лучше учреждать
Судья потребен честной, разумной человек,
Такую бы основу хранил свой целой век.
Тих, скромен, осторожен, воздержен от страстей,
Страсть пагубой считает, бежит ее сетей.

43. Красят.

Шелк чистой белой взявши, во всех красках варим,
Мы способы варенья, отнюдь не пророним.
Не просто по уменью, Гесянь 38 как предсказал
Святой искуство издал, все краски описал.
Куда б наша попала работа без него,
Вот стали б сбродом красить, не смысля ничего, [37]
А ныне научася, мы хитрости такой,
Варим красим искусно, нет нужды ни какой.

44. Травы и узоры наводят.

Обыкли люди многи новизну почитать,
А девушки молодки узоры собирать.
Теперь она трудится руками и умом,
Чтоб к стате травка с травкой, сучек листок с цветком.
Прекрасной штоф выходит, самой любо глядеть.
Туды сюды разводы, сидеть будет потеть
С начала думы много, не просто принялась,
И так и сяк смекала, смекала же не час.

45. Кроят.

Тогда сидели ткали прилежно у машин,
Теперь стоят гадают, принявшись за аршин.
Пригоженьки подружки камки штофы кроят,
Вот этот цвет хорошей любовно говорят.
Отложеные штуки, по что уж и глядеть,
Хоть много трудов было, в оброк несть не жалеть. [38]
Слыхал ли кто, что славной Ханинской Леубин 39
Любил на лицах женских природной вид один.

46. Шьют.

Игла по штофу ходит, а ножницы гремят,
Чижовой цвет приятной лоскутьями делят,
Сколь узко сколь широко, вершками могут знать.
Сколь долго сколь коротко, не долго им гадать.
Как взденет кто обнову, тот должен вспомянуть,
Вот сколько трудов было, не можно не вздохнуть.
И для того крестьянок ни кто не презирай
За тяжкие работы жаленъем награждай.

Перевод с Китайского языка из врачебной книги называемой бын цоу.

О чае.

Чай естества холодноватого, ход имеет к низу стремительной, [39] гонит в низ ветры, помогает желутку в варении пищи, разбивает густую флягму, утоляет жар, жажду и тоску, чистит голову и глаза, отгоняет сон и забвение, истребляет всякую заразу случившуюся от вина, от пищи, от масла, от сала и прочего, свободной ход производит в обеих проходах.

Многое употребление чая не допускает тело приходить в тучность, и сушит, а при том холодным делает желудок.

Не пить чай после вина с похмелья на тощей желудок, за тем, что, может вредить тогда почки, уринальной пузырь, и поводом служить к водяной болезни 40.

О вине горячем, хлебном.

Пить вино сие мало; чистит кровь, понуждает к хождению дух, [40] придает телу всему бодрость сгоняет тоску и скуку, не допускает во внутрь всякой воздушной вред, свергает бываемую во внутренностях нечистоту, греет желудок и помогает действовать лекарству.

Кто пьет вино сие много, у того оное вредит жизненной дух, густит и истребляет кровь, портит желудок, выжигает жизненной сок, воспаляет огонь, раждает флягму, возводит гнев и запалчивость, возбуждает любовную плотскую страсть, производит во внутренности горячие пары, и парами разнообразные болезни.

Об уксусе.

Разбивает в груди застоявшиеся мокроты, и истребляет всякой вред или назвать яд от мокрот происходимой, укрочает буйность духа, помогает желудку в варении пищи, придает побуждение [41] к кушанию (апетит), разбивает пары, лечит обморок у женщины после родин бываемой; когда взливая оной на разженной кирпич, дают ей пар сей нюхать.

Уксусом полоскать во рту, когда явились пупырья.

Муку разведя погуще уксусом казать, где ушибено и кровь замерла.

Доброй уксус из хлеба и давношней.

Зубам уксус не полезен, что мягкими делает.

О луке.

Луковые головки естества холодного, а перья горячего (У них один лук песочной, а репчатого нет.), и для того перьев больному, которой в горячке, отнюдь не давать, лук производит пот, проводит в жилах дух, и тем чистит кровь, пользует глазам в видении, и ушам в слышании, прочищает оба прохода. [42]

Смерть может тому приключиться, кто лук с медом вдруг покушает.

О чесноке.

Крепит желудок, придает побуждение к кушанию (апетит); проницает все жилы, гонит озноб от сырости случившейся, охраняет человека от всякой воздушной заразы и от вредных паров, утоляет опухоли и всякой опасной нарыв; (мазать толченым, смешавши с маслом конопляным), унимает кровь, когда не перестает итти из носу, (мазать толченым подошвы).

От многого употребления, (то есть кушания) чеснока раждается флягма, возводится огонь, разгоняется дух, слабеет кровь, вредятся глаза, помрачается жизненной дух, (ум). Не кушать чеснок и мед в одно время.

О инбире.

Лечит простуду, прочищает нервы, и гонит из нерв вредные [43] мокроты, чистит кровь, производит в легком свободное дыхание, очищает в грудях и желудке, придает побуждение к пище (апетит), разбивает флягму, ободряет жизненной дух.

О курице.

Куриное мясо весьма полезно кушать после болезни, будучи в слабости; женщине после родин кушать надобно курицу: коя бы вся была черпая; женщине беременной хорошо кушать петушье мясо, а пред родами весьма полезно кушать одну кашицу из сорочинского пшена от переваренного, (как кисель) петушьева мяса. Кашица от пятилетней старой курицы крепит матку.

Куриные яицы охраняют сердце, покоят пять хранилищ (Называют пятью хранилищами, сердце, легкое, печень, почки, селезенку.), пользуют дух, прибавляют кровь, свареные житко, чистят горло, [44] успокоявают матку, и хорошо кушать перед родами; когда по родах место не сходит, разболтать в чашке желтка два три, и волосами (срезав не много с головы) намоча оные в желтках, пострекать в горле, чтоб отрыгание произвелось, то тотчас место сойдет.

От излишнего кушания яиц происходит смутность и тоскливость.

Скорлупою от насиделого яица, в коем наклюнулся цыпленок, нетолченою очень мелко, и смешаною в масле конопляном весьма полезно мазать оспу.

Пупок или назвать желудок куриной укрочает тоскливость, чистит пузырь и проходы уринальные, утоляет понос, и кровотечении женские.

О утке.

Лечит такие болезни, когда страждет легкое, или почки, [45] весьма полезно кушать тому, кто слаб и кашляет.

Утиные яица выгоняют жар от сердца, из грудей и из желудка.

О свином мясе.

Свиное мясо удручает тело, но много кушать оное не здорово, за тем, что раждается флягма, слабнут жилы, густеет кровь.

Каждой внутренней свиной член лечит в человеке самой тот же член, как сердце лечит сердце, так и протчие члены равно лечат. По следствию же сего еще полезно человеку кушать печень свиную для глаз, легкое для утоления кашля, почки для поясницы, и когда уши заложило.

О бараньем мясе.

Баранье мясо особливо полезно кушать человеку слабому и чахотному, питает дух, кровь и жизненные соки, кренит и бодрит [46] плоть и жилы, придает побуждение к пище.

Молоко овечье хорошо кушать для легкого, почек и желудка, когда слабы оные.

Пеплом из кости шейной хорошо тереть зубы.

О говяжьем мясе.

Кушать мясо сие полезно для внутренних членов, а особливо крепит желудок, и в силу дух приводит.

Молоко коровье полезно кушать для кишок и желудка, утоляет в желудке всякой не обычайной и опасной жар. Слабым и чехотку получившим людям надобно кушать молоко сие необходимо.


Комментарии

1. По российскому Календарю небесной знак *** тельца, которой обыкновенно бывает в Апреле месяце, и начинается около 10 числа. Гу юй, две Китайские литеры значат хлебный дождь.

2. Российских один аршин три вершка.

3. Российских два фунта 8 золотников.

4. Китайцы о шелке в летописях своих пишут, что сие искуство нашла Царица Силинши; она была до Рождества Христова за 2600 лет с лишком, червей кормила, шелк делала, и ткала своими руками; пред начатием сей работы, постилась, а по окончании, сделаную своими трудами камку приносила в жертву.

С тех времен все Китайские Царицы собственные шелковые заводы, имели, и как оная трудились, приняв за закон, что для подданных женщин может от того быть великое к шелковым работам поощрение.

Так трудятся и Манжурские ныне Царицы. У них в Пекине близь дворца дом шелкового завода весьма великолепен.

5. То есть: в оба ночные время не кропят.

6. По российскому календарю знаки *** рыбы обыкновенно бывает в Феврале месяце, и начинается около 10 числа. Юй шуй, сии две литеры Китайские значат дождевая вода.

7. Цюи: большие плетеные клетки, в коих черви гнезды вьют, бывают на подобие скрынок круглых или четвероугольных.

8. Картинки оные есть в Академической библиотеке, переплетены в две книги, и названы Гын джиту, то есть изображения пахания и ткания. Я не будучи стихотворец, и не зная правил стихотворства, перевел оные не прозою, а стихами, по необходимости, дабы удобнее оказать оригинальных стихов мысли.

9. Епанча.

10. Шляпа.

11. Начин песни.

12. У Китайцев есть водяные пашни; сеют пшено сорочинское в болотных местах У них пшена сорочинского есть родов с пять.

13. Имя.

14. Имя.

15. Начин песни.

16. К жене.

17. Пред домашними идолами курят, принеся благодарность.

18. Имя.

19. Смотреть в уведомлении.

20. Занавески плетеные из тонкого тростника, вешают на дверях и окнах.

21. Так посвистывают: бе по значит сто начевок, начевки бывают из тростника плетеные, на них червей кормят.

22. Крестьянка.

23. Крестьянка.

24. Начин песни.

25. Басня.

26. Начин песни.

27. Имя.

28. Птичка желтая, ростом с дрозда. На шелковицах бывают ягоды подобные малине.

29. Цюи: большие плетеные клетки, в коих черви гнезды вьют, бывают на подобие скрынок круглых или четвероугольных.

30. Изъяснено во уведомлении.

31. Зеленой лист.

32. Есть во уведомлении.

33. Занавесы, или назвать над дверники.

34. Говорит о белых гнездышках.

35. Червь (семян) произведет, здесь говорит о диких червях.

36. Есть выше сего во уведомлении.

37. Утун, название дерева.

38. Имя.

39. Название княжества. Имя. прозвище и имя Гю Бын Джин.

40. Китайцы пьют чай без сахара, положа щепоть листьев в чашку чайную, наливают на чай кипучую воду, а наливши покрывают чашку крышкою, чтоб не много поустоялся.

Текст воспроизведен по изданию: Манжурского и китайского хана Шун-Джи-хана книга. Полезный и нужный образ к правлению. СПб. 1788

© текст - Агафонов А. 1788
© сетевая версия - Тhietmar. 2020
©
OCR - Иванов А. 2020
© дизайн - Войтехович А. 2001