Их жизнь

После установления в Китае власти маньчжуров (вторая половина XVII в.) влияние евнухов сначала пошло было на убыль. [387] Евнухи не были близко известны маньчжурам до нашествия на Китай, но, зная по слухам или из истории, что наиболее ловкие из них при случае становились временщиками, и опасаясь повторения подобных вещей, маньчжурские императоры до середины XIX века не позволяли им играть активную роль в политической жизни. Запретить этот институт они не могли, так как переняли от китайцев традицию содержать при дворцах гаремы; кроме того, надо было еще обслуживать императора и его семью, и эта обязанность также традиционно лежала именно на евнухах. После упразднения в 1661 г. императором Шуньчжи «13-го ямыня», который вел дела евнухов, ими стал заниматься департамент Нэйуфу.

Императорский двор, насчитывавший тысячи чиновников, стражей, евнухов, наложниц гарема, императорской родни и жен, составлял маленькое государство в государстве. Там были собственное управление, законы, суд и финансы. Нэйуфу, или Управление Дворцовых дел, состоящее из большого штата министров и мандаринов, подразделялось на семь ведомств. Третье церемониальное ведомство, к которому были причислены евнухи, отвечало за порядок, в котором наложницы гарема должны были являться на аудиенцию к императору, а также за составление свиты и почетной стражи для императорских выходов; оно проводило церемонии торжественных приемов и празднеств. Много евнухов было и в четвертом ведомстве, которое заведовало гаремом императора и подбором для него девушек.

В начале XX в. в императорском дворце насчитывалось свыше трех тысяч евнухов, которые делились на две категории. Евнухи первой категории обслуживали императора, императрицу, мать императора и императорских наложниц; обычно они пользовались специальными привилегиями. Принадлежавшие ко второй категории - всех остальных. Координирующим центром был Цзиншифан, специальный орган по делам евнухов при императорском дворце; затем шли главные управляющие придворными евнухами (таких насчитывалось 16 человек; затем - начальники отделений евнухов (152 человека); остальные - более 90% - собственно евнухи. Около императора и императрицы находились главные управляющие и начальники отделений. Наивысший титул, которого обычно мог достичь евнух, был титул четвертого ранга, однако, начиная с Ли Ляньина, бывали случаи награждения евнухов в порядке исключения более высоким - третьим и [388] вторым рангом. Евнухи высшего ранга носили на шапках синие шарики и перья.

Как сообщалось в недавно вышедшей книге «Тайны евнухов последней династии», никто никогда не знал, с какого времени велся список евнухов императорского дворца. О смерти евнухов специально не сообщалось, а потому у распорядителей евнухов были списки с «мертвыми душами», по которым они могли получать неучтенные средства. Чтобы распорядители евнухов не брали взяток, императрица-мать или супруга императора участвовали в выборе кандидатов на вакантные должности. К концу династии Цин деньги каждого нового евнуха в немалой части оседали в карманах распорядителей евнухов, императрицы и императорских наложниц.

При вдовствующей императрице Цыси институт евнухов вновь стал играть важную роль. Долгие годы правой рукой Цыси был уже упоминавшийся главный евнух Ли Ляньин. Согласно некоторым источникам, он сначала служил парикмахером Цыси и, по слухам, даже услаждал ее в иных отношениях, за что она якобы и произвела его в главные управляющие. Существует множество историй о личных отношениях между императрицей Цыси и главным евнухом Ли, основанных как на достоверных, так и на выдуманных фактах. Все они, однако, сходятся в том, что, несмотря на свою неполноценность, он был способен приносить своей властительнице такие волнения, восторги и экстаз, которые ей редко мог доставить полноценный мужчина. Так, в «Рассказах Летнего дворца» (Шанхай, 1915 г.) анонимный автор утверждает, что Ли пристегивал к себе ремнем молодых людей таким образом, чтобы нижняя часть их тела заменяла его собственную, в то время как в остальном он был «яростен, как рыкающий лев». Автор добавляет, что драконша-императрица и дракон-евнух были настолько ненасытны, что приходилось выстраивать целую очередь молодых людей, готовых сменять друг друга.

Привязанность Цыси к Ли Ляньину якобы объяснялась еще и тем, что император Сяньфэн перед смертью (1860) говорил с министром Су Шунем, являвшимся фактически главой правительства, о необходимости устранить Цыси, а Ли, случайно подслушав разговор, вылез ночью через собачий лаз, прибежал в дом сестры Цыси и передал эту информацию. Позднее, 8 ноября 1861 г. Су Шуня казнили, отрубив руки, а затем голову.