Рассказы из дворцовой жизни во времена маньчжурской династии Цин. Конец XIX - начало XX вена

В Китае за последние годы было издано немало содержательных и интересных книг, повествующих об историческом прошлом страны. Среди них особый интерес представляют воспоминания о быте маньчжурского двора. Написанные современниками драматических событий, которые произошли на рубеже XIX-XX веков, эти воспоминания (нередко - записи устных рассказов) отражают картины жизни в пору царствования молодого государя Гуансюя, таинственно умершего в 1906 году, и дряхлеющей, но еще всесильной Цыси, которая до конца своих дней продолжала держать в своих руках бразды правления. К числу подобных сочинений (вернее, записанных бесед) относится своего рода исповедь дворцовой девушки Жун, которая много лет прислуживала Цыси вплоть до смерти вдовствующей императрицы в том же 1906 году, на следующий день после кончины Гуансюя. Маньчжурка по национальности, Жун (ее китайская фамилия Хэ, а маньчжурская - Хэшэли) была женщиной неграмотной [255] (по ее словам, придворным слугам было не положено учить грамоту), но весьма наблюдательной и неглупой, что видно из ее интересных рассказов о жизни двора, которые были записаны литераторами уже позднее, в сороковые годы. Жун пользовалась благосклонностью стареющей императрицы, о чем, например, может свидетельствовать один факт: во время бегства Цыси из дворца в 1900 году (в связи с опасностью ее пленения бунтарями-«боксерами» или европейцами из Объединенной армии восьми государств) среди ограниченного числа лиц свиты, сопровождавшей Цыси в Сиань, была и юная Жун. Молодая служанка хорошо разбиралась в дворцовой жизни, знала ее тайны, она встречалась со многими придворными, причем некоторые из них доверяли ей свои секреты. Среди знакомых Жун было немало тайцзяней, начиная от мелких служек и кончая такими влиятельными персонами, как евнух Ли Ляньин (Главный Управляющий Ли) или не менее известный Цуй Юйгуй. Сама Жун по распоряжению Цыси (что считаюсь особой милостью) была выдана замуж за евнуха Лю, также служившего во дворце. В ее замужестве (такие трагичные браки случались довольно часто) немалую роль сыграл Ли Ляньин, который, видимо, преследовал какие-то свои цели. Зная об этом, Жун тем не менее не затаила обиду на евнуха (она прекрасно понимала законы и правила дворцовой жизни, с которыми всем приходилось мириться), и поэтому ее характеристика евнуха Ли сохранила свою объективность. Ниже приводятся отдельные фрагменты ее воспоминаний, касающиеся жизни евнухов, в нашем переводе. Они весьма интересны во многих отношениях, в частности, с точки зрения изображения психологии людей, раскрытия мелких фактов и подробностей, касающихся судьбы дворцовых скопцов (Цзинь И, Шэнь Илин. Дворцовые девушки рассказывают о прошлом. - Пекин, 1992.).