ДУГАЛЬД КРИСТИ

ДЕСЯТЬ ЛЕТ В МАНЬЧЖУРИИ

Записки шотландского миссионера д-ра Кристи.

(Перевод с английского Ю. В.)

TEN YEARS IN MANCHURIA. A STORY OF MEDICAL MISSION WORK IN MUCDEN

1883-1893

ГЛАВА I-я.

Начало медицинской деятельности.

Маньчжурия занимает северо-западный угол Китайской империи, с площадью в 300000 квадратных миль и население ее достигает 20000000. Из них найдется разве только один на 20 человек маньчжурского происхождения, да и те приняли все обычаи и язык китайцев. Большая часть населения китайцы, так что на практике между Маньчжурией и другими провинциями Северного Китая замечается весьма мало разницы. Мукден, бывший резиденцией в прежнее время теперешней династии, оффициально считается вторым городом в империи. В нем насчитывают до 250000 населения и он считается ученым и коммерческим центром провинции. Город окружен массивной стеной с четырьмя воротами. Улицы города шире, чем в городах южного Китая, но не чище. Дома все одноэтажные, ибо народ имеет суеверное предубеждение против высоких построек, которые дозволяются только для храмов. Только духи могут селиться в башнях, но не люди. Теперь, когда прошло первое десятилетие работы Миссии медиков, интересно обозреть, что она успела сделать за это время.

Когда я приехал в Маньчжурию осенью 1882 года, я посетил Мукден с его благословением г. Росс, который уже пожал добрые плоды со своей нивы, — первый обращенный им был окрещен в 1876 году. Наша цель была приобрести участок, на котором можнобы поселиться и приняться за работу. Один участок был приобретен, но второй трудно было купить, так как к иностранцам относились враждебно.

Зиму мы провели в порте Нью-чуанг, где было принято несколько сот пациентов, первым из них был Ванг, верный спутник В. С. Бернса во время его последней болезни. [11]

Переезд в Мукден в 1883 г.

В Мае 1883 года мы переехали в Мукден и для Миссии Медиков был приобретен дом в восточном предместье города. Несколько месяцев, пока строился дом, обе семьи ютились в крохотном домишке. В настоящее время контраст бросается в глаза: на нашем маленьком участке помещаются четыре удобных жилых дома. Конгрегация, когда я познакомился с ней в первый раз, была очень мала и нанимала маленькой домишко. Теперь собирается 200-300 человек в большой величественной церкви каждое воскресенье.

Прибытие иностранного доктора в Мукден, который еле знал язык, произвело большое волнение. И как только я имел возможность начать прием пациентов, народ повалил толпами. Боюсь, что немного было оказано настоящей помощи, ибо многие приходили только посмотреть на иностранцев. Часто было трудно распознать, действительную болезнь от выдуманной и трудно ответить на вопрос сколько было употреблено лекарств. Через несколько времени увлечение прошло и число пациентов быстро уменьшилось. Маленькая комната в доме Г-на Росс была любезно отдана в мое распоряжение и отделана под приемную. Она была открыта для регулярным приемов в июне и в каждый приема бывало до тридцати человек. Через три месяца число посещений увеличилось до 60 и затем до 80, однако работа двигалась медленно. Пациенты соображались с советами иностранных докторов, не упуская и своих собственных средств. Язык их всегда служил для нас затруднением. У меня не было опытного помощника, поэтому я должен был делать все сам. Комната для консультаций и была в то же время и амбулаторная; а комната, в которой пациенты ожидали очереди была так мала, что проповедывать приходилось иногда на открытом воздухе, особенно в жаркое время. Таково было начало нашей работы.

Эпидемия.

В Августе и Сентябре страшная холерная эпидемия посетила страну. Местный способ лечения, состоявший главным образом из уколов длинными иглами, был скорее вреден, чем приносил пользу и смертность в Мукдене была очень велика. Это бедствие принесло однако пользу нашему делу: много народа приходило к нам за помощью и лекарствами, и предубеждение против нас было сломлено. [12]

Подозрения.

Тем не менее оставались еще подозрения и к иностранцам и к их лекарствам. Некоторые говорили, что миссионеры служат авангардом английскому войску, которое вторгнется и наводнит Китай. Другие уверяли, что наши лекарства изменят сердца тех, кто их принимает и заставят их следовать за иностранцами и перенять их ученье. Один мандарин пришел вырвать больной зуб и так боялся наших лекарств, что его даже нельзя было убедить прополоскать рот простой, предложенной ему, водой. Скоро всплыла старая история, что сердца и глаза детей вырываются нами для приготовления лекарства и для фотографии. Летом 1884 года приехал к нам один католический священник, одетый в свой обыкновенный длинный черный костюм. Он приехал в крытой телеге, пробыл несколько времени у нас и уехал домой. Амбулаторная была в это время переполнена народом, так что многие знали о его визите. День или два спустя, около наших ворот собралась довольно сильно возбужденная толпа. Всеми рассказывалось следующее: будто бы мы и католики очень желали бы приобрести глаза и сердца детей, за которые предлагаем большие деньги. Когда приезжал пастор, то он увез у себя под платьем маленького ребенка. Мы удалились в темную комнату, свесили его, вынули глаза и сердце и уплатили деньги. Такая торговля детьми началась недавно и накануне из города выехало три телеги, нагруженные сердцами и глазами детей. Три пункта всей этой истории были верны. Потерялся ребенок магометанин, к нам действительно приезжал католический священник, и один иностранец, приезжавший в Мукден, уехал из города в трех телегах на другой день после визита священника.

Почти около этого же времени одна мать принесла свою маленькую дочку и в то время, как мать рассказывала подробности симптомов болезни, девочка, испуганная видом иностранца, потихоньку выскользнула из комнаты. Когда поток красноречия женщины иссяк, она оглянулась кругом, но дочери ее уже не было. Сильно испуганная, она бросилась обратно в приемную, но и там ее не было. Тогда начались поиски в самом доме и вне его, но все напрасно. Между тем мать, вполне убежденная, что мы украли ее девочку, горячо и громогласно требовала ее выдачи. Наконец кто-то высказал предположение, что она убежала туда, где ее мать остановилась на квартире. Послали человека посмотреть и там нашли маленькую беглянку, довольную, что она спаслась от страшного [13] иностранца. Даже когда принесли это известие, стоило большого труда уговорить женщину уйти из нашего дома. Конечно это была последняя пациентка, которую мы видели у себя.

На наших воротах наклеили афиши с призывом к населению изгнать нас из страны, но нам ничего не сделали; мы не можем пожаловаться на дурное отношение к нам в Маньчжурии, подобное тому, какое некоторые миссионеры испытали в других провинциях Китая. Все подозрения и недоверчивость, которые питало к нам население современем совсем пропали; только нет-нет да и напомнят нам, что глаз, такой член тела, который нам доверить лечить опасно. Только в последнюю весну к нам явилась девушка с больным глазом, который представлял серьезное препятствие к выходу ее замуж. Ее мать, которая уже бывала в нашей больнице, казалось, имела к нам доверие и с большим интересом относилась к христианской вере. Так как они боялись распространившейся выдумки, то я исполнив операцию, передал пациентку матери с фальшивым глазом. Сначала мать была очень довольна, потому что девочка чувствовала себя великолепно и наружность ее много улучшилась. Однако через день или два она вернулась с ребенком и просила вынуть глаз, прося извинения и говоря, что она вернется за ним. Она больше не возвращалась и я уверен, что родные ее дразнили ее, что она получила глаз от иностранца.

Большим затруднением для нашей работы было то, что многие из наших пациентов обращались к нам уже после того, как они лечились у своих докторов китайцев и только тогда, когда те говорили, что нет никакой надежды на выздоровление, обращались к нам. Но с каждым годом число пациентов, приходивших к нам за первою помощью увеличивалось, что служило несомненным доказательством возраставшего к нам доверия. Впоследствии, в городе Телине, я познакомился с нежелательным выражением доверия к иностранной медицине. Мы услышали, что на улицах города продаются иностранные лекарства человеком, выдающим себя за члена нашей миссии, и я был уверен, что это — нечестный поступок против нашей амбулатории. После наведения справок через старшего заведующего отделением церкви в Телине истина обнаружилась. Человек этот вовсе не был нашим членом, но нашел, что если он будет говорить, что продает иностранные лекарства, то сбудет их в большем количестве. Он выучил один из наших гимнов, чтобы убедить народ в том, что он в союзе с нами. Каждое утро, [14] растянув свою маленькую палатку, он пел наш гимн и когда собиралась кругом толпа, он расхваливал свои лекарства, выдавая их за иностранные.

ПРОГРЕСС

Осенью 1883 года мы могли перейти в наш собственный дом и в то же время наша временная амбулатория была перенесена в новое помещение на нашем собственном участке. Молодой человек по имени Вэй назначен был раздавать лекарства, другой — Чан, проповедывать Евангелие и Луй-фу быть привратником. Этот последний был самым верным человеком, какого я когда либо встречал и был уважаем всеми, кто знал его. Он умер в 1890 году, когда я был — в отпуске и я был глубоко огорчен этой потерей.

Одним из наших первых пациентов в этой амбулаторной был человек среднего возраста, приведенный к нам своей маленькой дочерью почти слепым. Одно время он занимал хорошее место писца в одной из правительственных контор; потеряв зрение и из за страсти курить опиум, он лишился места. Он падал все ниже и ниже, так что в настоящее время и он и жена его и дети дошли до положения нищих. Под влиянием лечения его глаза поправились и он всегда очень внимательно слушал проповедь. Однажды я услышал, как он говорил другому пациенту: «Бог оказал мне милость открыл глаза мои». Возвратившись домой, он поступил на прежнюю свою службу и в скором времени достиг обеспеченного положения. Почти двадцать лет он курил опиум и находил, что эта привычка подрывает его здоровье. Напрасно пробуя избавиться от этой привычки без посторонней помощи, он пришел к нам в качестве пациента-интерна. Он был одним из немногих курильщиков опиума, которые вылечились. Все время он, казалось, искренно, приписывал, что все, что сделано для него, совершено благодаря милости Божией. Он никогда не входил в церковь, это очень трудно для человека, находящегося на государственной службе, но всегда приходил навестить нас, когда приезжал в Мукден и всегда был готов признать себя верующим во Христа. Он хорошо грамотен и читал многие из наших книг. Что касается до других пациентов, то затруднений с ними было меньше и в Декабре этого года (1883) наши сердца были порадованы крещением двух мужчин; это первые плоды трудов Мукденской медицинской миссии. [15]

Городская амбулаторная в 1884 году.

Спустя год по приезде в Мукден, была открыта более обширная амбулаторная в городе, где принимались больные два раза в неделю; больница же на нашем участке была открыта ежедневно. Еще год прошел прежде нежели мы были в состоянии принять больных интернов. Во все это время все оперированные нами больные должны были находиться или в своих собственных помещениях, или нанимали квартиры неподалеку от нас. Один из пациентов был старый буддистский священник, у которого сильно болели глаза. Зрение его поправилось и через год он снова явился к нам для дальнейшего лечения. Слово, которое он слышал и которое так разнилось от той религии, которой он следовал, произвело на него очень сильное впечатление и он, казалось, старался постичь глубже истинный путь жизни. Мы были порадованы двойной удачей: он оставил нас с поправившимся зрением и через несколько недель был окрещен будучи семидесяти трех лет от роду, вместе с двумя другими пациентами. Не смотря на его восьмидесяти трехлетний возраст и старческую слабость, его до сих пор можно видеть в церкви каждое воскресенье.

(Продолжение следует).

(пер. Ю. В)
Текст воспроизведен по изданию: Десять лет в Маньчжурии. Записки шотландского миссионера д-ра Кристи // Китайский благовестник, № 11-12. 1908

© текст - Ю. В. 1908
© сетевая версия - Thietmar. 2017
© OCR - Иванов А. 2017
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Китайский благовестник. 1908