Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь
(открываются в новом окне)

ИСТОРИЯ ЖЕЛЕЗНОЙ ИМПЕРИИ

[ИСТОРИЯ ДИНАСТИИ ЛЯО]

ЛЯО ШИ

[ДАЙЛЯО ГУРУНИ СУДУРИ]

Тетрадь V

Имя даляоского хана Шэн-цзуна — Луй-сюй. В детстве звали Вэньшуну 394. Внук хана Ши-цзуна, [по имени] Уюй, старший сын хана Цзин-цзуна, [по имени] Мин-цзи. Мать — урожденная Сяо. Хан Шэн-цзун [был] с детства любителем книг, с десяти лет умел сочинять ши (Ши — это сочинение, написанное стихами).

Когда придет в совершенный возраст, то станет искусным стрелком из лука и [тонким] знатоком во всем: игре [на струнных инструментах], пении, рисовании, настройке [музыкальных инструментов]...

Во 2-й год [эры правления] Цянь-хэн, установленной ханом Цзин-цзуном (980 г.), [ему] был пожалован титул Лян-ван.

В 4-й год [эры правления] Цянь-хэн (982 г.), в 9-й луне, хан Цзин-цзун скончался, и Шэн-цзун Вэньшуну вступил на ханский престол. В то время [ему] было 12 лет. [Его] мать хуантайхоу, согласно словам оставленного [ханом Цзин-цзуном] указа, приняла на себя дела управления [государством, о чем был] издан указ и обнародован во всех губерниях. Тайхоу, мать [Шэн-цзуна], проливая слезы, обратилась во всем: «Мать — вдова, сын -малолеток, и притом [другие] люди из царского дома сильны. Пограничная линия еще не установлена. Что с этим делать?». Елюй Сечжэнь [вместе с] амбанем по имени Хань Дэ-жан выступили вперед и сказали: «По правде [говоря], у тайхоу нет препятствий к доверию и употреблению нас на службе». И после этого тайхоу, советуясь с Елюй Сечжэнем и Хань Дэ-жаном, взяла на себя руководство 395 в управлении государством.

Уже в 10-й луне [двенадцатилетний] хан Шэн-цзун начал управлять государственными делами. Все амбани поднесли хану и объявили почетный титул «прозорливый совершенномудрый император». Императрице, [84] [матери Шэн-цзуна], поднесли и объявили почетный титул «вдовствующая императрица» (хуантайхоу). [Хан] выпустил всемилостивейший манифест о прощении преступников, [по которому были] освобождены все преступники.

В 12-й луне охраняющий Южную столицу Цзин-ван — [сын хана Ши-цзуна] — прибыл, приведя [с собой сунского посла] 396, и устно доложил: «Династия Сун командировала посла, /2/ пришедшего поднести пояса, [обложенные] рогом носорога, и с пожеланием заключить мир». [В ответ] на эти слова хан Шэн-цзун сказал: «[У сунского посла] нет [официального] письма», — и велел пришедшему послу возвратиться назад.

В 5-й год [эры правления] Цянь-хэн (983 г.), в 1-й луне, хан Шэн-цзун, согласно словам оставленного [ханом Цзин-узуном] указа, возвел в [княжеское] достоинство старшего сына другой матери [т.е. наложницы хана Цзин-цзуна], самого дружелюбного 397 [из всех братьев], и объявил Нин-ваном. [Далее], хан Шэн-цзун назначил Елюй Сюгэ наместником Южной столицы, а также пожаловал [ему] печать главноуправляющего войсками, действующими в южной губернии, и вверил все пограничные дела. Елюй Сюгэ равномерно распределяет пограничные войска, вводит закон смены [пограничных гарнизонов], поощряет [занятие] земледелием и шелководством, приводит в исправность военное оружие. По [этой] причине области у пограничной линии очень укрепились 398.

[Некий] бохайский чиновник, который топчет конем [дороги в чужие края] и благодарит за подарки 399, сказал: «[Я] доволен щедрыми милостями почившего хана», — и хотел последовать [за ханом в могилу] и умереть, но хан Шэн-цзун не позволил [этого] и удостоил отличия — пожаловал ему деньги и шелк.

В той луне 15 племен народа дансян объединились и пришли к границам государства Да Ляо для нападения. Воевода-усмиритель (чжаотаоши) Хань Дэ-вэй вступил в сражении и разбил [их]. Амбани [из тех], кто искупал [на войне свои] ошибки 400 [и проступки], ходили в карательный поход против [исподволь], шаг за шагом 401 отложившихся от подданства племен и разгромили [их].

Во 2-й луне [жители] свыше 70 сунских пограничных деревень пришли для вступления в подданство государства Да Ляо.

В 5-й луне свыше 1.000 даляоских семей отложились от подданства и ушли в государство Сун. Амбань по имени Елюй Шампу призывами [и уговорами] склонил [мятежников] к покорности и привел назад в [свое] государство.

Хан Шэн-цзун вместе со всеми амбанями поднес хуантайхоу и объявил почетный титул [«Чэн-тянь хуантайхоу»] — «принявшая [управление по воле] Неба хуантайхоу». /3/ Все амбани поднесли хану Шэн-цзуну и объявили почетный титул [«Тянь-фу хуанди»] — «покровительствуемый Небом император». Был выпущен всемилостивейший манифест о прощении преступников, наименование эры правления Цянь-хэн изменено и год назван 1-м годом [эры правления] Тун-хэ (Слова тун хэ означают: «общее согласие») (983 г.).

Во внутренних и внешних [владениях] был обнародован милостивый манифест, [по которому] гражданским и военным чиновникам [в их послужных списках] прибавили по одной отметке, [дающей право на повышение] в должности. Хан Шэн-цзун издал указ: «[Всем] от левых и правых министров трех столичных городов, от чиновников трех [столичных] правителей 402! Честно соблюдайте [свои] обязанности! [Только лишь] из раболепия [и пресмыкательства] приказам не подчиняйтесь! Далее, вы, начальники уездов во всех губерниях и [ваши] помощники! Пусть чиновник из области [или] командированный ханом человек и говорит бесчестно: "Подать сюда средства!", — а [вы] не пугайтесь и [средства] не отдавайте! Будьте внимательны ко [всему] услышанному! Отличайте добро от зла! Наводите справки, разыскивайте в сельских околотках и предавайте суду тех простолюдинов, которые отделились от родителей и поселились отдельно! Если есть почтительные к родителям, [в домах которых] живут вместе, не разделяясь, [представители] до трех колен [родства, т.е. дети, отцы, деды], то ставьте знак на их воротах и дверях!».

Во 2-й год [эры правления] Тун-хэ (984 г.), во 2-й луне, два амбаня по именам Сяо Пунин и Сяо Циньдэ, ушедшие воевать с восточным народом нюйчжи, покарали народ нюйчжи и с победой пришли [домой], после чего хан Шэн-цзун назначил Сяо Лунина чиновником, [ответственным за] политический курс 403 [государства], а Сяо Циньдэ — командующим крупными [войсками]. Наградил [их] золотыми сосудами и деньгами.

В 3-й год [эры правления] Тун-хэ (985 г.), в 3-й луне, чиновники ямыня, [называемого] шумишэн — [«верховное военное управление»] 404, — представили доклад: /4/ «В нашем государстве Цидань [некоторые] казенные [т.е. отписанные в казну, закабаленные] семьи крайне бедствуют. Пусть богатые дома оградят [бедные дома] от казенной службы!» После [прочтения доклада] хан Шэн-цзун просмотрел списки всех племен [и установил, что] у пяти внутренних плохих маленьких 405 племен семьи небольшие 406, [следовательно — бедные, и потому] [85] казенная служба [для них] тяжела. По [этой] причине освободил [пять племен] от казенной службы, проверив [сведения об их] бедности.

В 4-й год [эры правления] Тун-хэ (986 г.), весной, в 1-й луне, амбани такого рода, как линья Елюй Мулугу, цзедуши Сяо Талань (Далань?), шумиши Елюй Сечжэнь и линья [Сяо] Циньдэ, ходили в карательный поход против народа нюйчжи, нанесли ему поражение и захватили 100.000 пленных, 200.000 лошадей, [а также] разного рода вещи. Когда, повернув войска назад, пришли [в родные места], то хан Шэн-цзун снарядил и отправил [навстречу им] своего ближайшего амбаня, который составляет [список блюд] и ставит [обеденный] столик 407, похвалить [командующих] за их подвиг, пожать руки и передать сказанные ханом слова. Чтобы подкрепить изнуренных трудами, велел угостить [их] фруктами и напоить вином 408. Когда Елюй Сечжэнь, Сяо Талань (Далань?) Елюй Мулугу и другие вместе со своими родственниками пришли и встретились с ханом, то хан удостоил всех угощения парадным обедом и наградил [командующих] в соответствии с рангом.

Амбань по имени Ли Цзи-цянь отложился от подданства государства Сун и пришел к даляоскому хану Шэн-цзуну для вступления в подданство, и [хан] назначил его генерал-губернатором (цзедуши) исключительно трудного [для управления] округа 409.

В 3-й луне живший в Южной столице Елюй Сюгэ представил доклад: «Сунский хан Тай-цзун отправил войска [в поход]. Трое амбаней по именам Цао Бинь, Цуй Янь-цзинь и Ми Синь вошли [в наши земли] по дороге из Сюнчжоу 410. Амбань по имени Тянь Чжун-цзинь 411 /5/ вошел через ущелье, [ведущее к городу] Фэйху. Два амбаня по именам Пань Мэй и Ян Е 412 вошли по дороге, [ведущей через заставу] Яньмыньгуань. Войдя по трем дорогам, захватили 413 после этого 414 наши Чжочжоу, Гуань и Синьчэн — эти три города». После того, как пришли с [этим] сообщением, хан Шэн-цзун немедленно разослал во все стороны людей со словами: «Войска всех племен, идите к Елюй Сюгэ для объединения и все вместе сражайтесь!». Затем вручил Елюй Моцзи 415 — наместнику, оборонявшему Восточную столицу (Восточная столица — это [на] Ляодуне), — обоюдоострый меч и отправил, сказав: «Возьми крупные войска и иди позади [для прикрытия тыла основных войск]! Нарушивших [военные] законы людей карай по собственному усмотрению!».

Сяо тайхоу и хан Шэн-цзун взяли крупные войска и, доложив в храме [предков], лично выступили в поход. Чиновник из управления военного инспектора [по имени] Елюй Пудэ разбил сунские войска в окрестностях [уездного города] Гуань. К тому времени войска северных и южных племен еще не подошли. Поэтому Елюй Сюгэ, опасаясь, что сил недостаточно, обнаруживает себя, но в бой не вступает. По ночам Елюй Сюгэ вместе с легкими авангардными отрядами выходит [из лагеря] отыскивать и уничтожать слабые одинокие вражеские [отряды]. Многочисленных вражеских [отрядов] велит остерегаться. Днем, показывая ловкость и храбрость и вынуждая противника принимать меры предосторожности, выматывает его силы. Также устраивались засады в местах с густым лесом, перерезались пути подвоза провианта (букв.: «хлебные дороги»), в результате чего у сунских [войск под командованием] Цао Биня и других окончился [весь] провиант, и [они] отправились в обратный путь. Елюй Сюгэ напал на них и захватил большое [количество] лошадей, крупного рогатого скота и военного оружия.

/6/ Цыши даляоского города Хуаньчжоу [по имени] Чжао Янь-чжэн вместе с городом изъявил покорность династии Сун. Когда сунские войска вошли в город Шочжоу 416, то оборонявший его цзедуши Чжао Янь-цзань вместе с городом также изъявил покорность династии Сун. Даляоские войска в сражении с [войсками] сунского командующего Тянь Чжун-цзиня потерпели поражение. Три даляоских амбаня по именам Да Пэн-и, Ма Юнь и Хэ Вань-тун 417 были убиты. Даляоский цзедуши, другие главные 418 [чиновники] и делопроизводитель (паньгуань) дали волю 419 населению города Инчжоу [принять решение, а затем] вместе с ним также изъявили покорность династии Сун. [Являющийся] вождем главный командир даляоских конных и пеших [племенных] войск, чиновник из управления обороны 420 Люй Син-дэ, главные командиры Чжан Цзи-цун и Лю Цзи-цзинь, эти четыре чиновника, вместе с жителями [уездного] города Фэйху также изъявили покорность династии Сун. Хан Шэн-цзун вручил своему линья [Елюй] Мулугу четыре знамени, четыре барабана и один меч, присоединил [к его войску] сопровождающих хана храбрых лучших воинов и отправил со словами: «Иди к Елюй Сюгэ для приумножения [его] сил!». [Некий] главный командир [поддался призывам] дружественной династии 421 и вместе с жителями уездного [города] Линцю также вступил в подданство государства Сун.

В 4-й луне даляоские тиинь по фамилии Яо 422 и чжаотаоши Хань Дэ-вэй пришли сообщить о том, что разбили сунские войска. Сунский амбань по имени Пань Мэй принял войска и взял штурмом даляоский город Юньчжоу. Когда сунские [командующие] Цао Бинь и Ми Синь /7/ также взяли войска и пришли сражаться, то Елюй Сюгэ [действовал таким образом]: брал легкие отряды [кавалерии], выбирал удобный случай — час [86] косьбы сена [или] время обеда, — когда шеренги и колонны [неприятельских войск] распадались, и нападал [на врага. Легкие отряды] неожиданно нападали и [также] неожиданно отступали, поэтому сунские войска не успевали прийти на помощь друг другу. Когда [сунские командиры] в [спешном] порядке собирали [войска] и отправлялись в путь, то [многим из] воинов не удавалось выпить [воды из хорошего источника, поэтому они во время движения] часто приходили [к обмелевшим от сильной жары речкам] пить плохую смешанную с землей воду. Только на четвертый день пришли к городу Чжочжоу и получили донесение: «Пришли войска Сяо тай-хоу». Цао Бинь, Ми Синь и другие испугались, не остановились для отдыха, хотя и шел дождь, и отступили. Сяо тайхоу, узнав об этом, дала Елюй Сюгэ проворных лучших воинов и велела преследовать [отходящие сунские войска]. Елюй Сюгэ шел по пятам и истощал силы врагов, [которые наконец] остановились, огородившись кольцом из повозок с провиантом. Елюй Сюгэ окружил [их], поэтому Цао Бинь и Ми Синь с несколькими всадниками той же ночью вышли [из окружения] и бежали. Остальные воины разбежались во все стороны. Преследуя их, Елюй Сюгэ двигался на восток от города Ичжоу. Когда прибыл человек с донесением: «Несколько десятников тысяч сунских воинов обедают на [берегу] реки Шахэ», — то Елюй Сюгэ, выслушав донесение, взял войска и пошел [к реке Шахэ] для нападения. Сунские воины приметили поднявшуюся [вдали] пыль, [Каждый] бросился бежать, стараясь [обогнать] другого, и [в обстановке общего смятения находившиеся] в центре давили ногами друг друга, [так что] погибла большая половина [воинов]. Пришедшие затем войска Елюй Сюгэ и Сяо тайхоу полностью уничтожили на [берегу] реки Шахэ [оставшихся в живых сунских воинов]. Сяо тайхоу взяла [свои войска] /8/ и возвратилась [домой], после чего Елюй Сюгэ [приказал] собрать трупы павших сунских [воинов] в одно место и насыпать [над ними] холм. Хан Шэн-цзун, согласно церемонии [по случаю] победы над [вражескими] войсками, принес жертвы [духам] Неба и Земли и вместе со всеми амбанями встретился с хуантайхоу в воротах 423, согласно церемонии, [совершаемой по случаю] радостного события. Елюй Пудэ, даляоский чиновник из тунцзюньсы — [из управления военного инспектора], — который [по долгу службы] наблюдает за печальными и тихими, за ленивыми и сумасбродными, за скромными, робкими и спокойными [воинами] 424, и другие [военачальники также] ходили для преследования сунских войск и нанесли [им] крупное поражение. [Отправили людей, которые] пришли поднести [хану] захваченные ими латы, шлемы, военное оружие и сообщить о победоносных деяниях, после чего хан Шэн-цзун вручил указ амбаню по имени Чэньдэ и командировал к [тому], кто наблюдает за печальными и тихими 425 [и т.д. воинами], и к другим [военачальникам] сказать добрые слова. Цзедуши Хэлуду, чанвэнь Сели и другие разбили [сунские] войска и поднесли хану военное оружие, латы, шлемы. Хан Шэн-цзун назначил Елюй Сечжэня дутуном в конных войсках всех губерний, Сяо Таланя (Даляня?) — [его] помощником при расположении [войск] 426, Елюй Дицзы — главным инспектором (дуцзянем). Отправил [всех] в губернию Шаньси. Когда Елюй Сечжэнь, взяв войска, двигался [в направлении Шаньси], то сунский командующий Ян Е 427 велел войскам взять под охрану все города губернии Шаньси, а сам стал охранять города [области] Дайчжоу. Елюй Сечжэнь встретился в окрестностях [уездного города] Динъань с войсками сунского амбаня по имени Хэ Лин-ту 428, разбил [их], долго преследовал, настиг у [уездного] города Утай и убил несколько десятков тысяч человек 429. Далее, на следующий день, подошел к [стенам] города Юйчжоу и хотел вступить в сражение, но сунские войска из опасения в бой не вступали. Елюй Сечжэнь написал письмо, [где было] слово: «Сдавайтесь!», — [прикрепил письмо] к стреле и выстрелом из лука [отправил письмо] к [находившимся] внутри города людям. Когда схватит и допросит [вражеского] шпиона, [тот] скажет: «Идут войска на помощь [городу Юйчжоу]». Из-за этих слов отправил Елюй Дицзы с приказом: «Ночью в узком горном проходе /9/ спрячь в засаде [войска]! Когда враг придет, выйди и сражайся!». Защитники города из-за того, что на помощь им пришли [сунские] войска, вышли из города, чтобы пробиться [сквозь ряды даляоских войск и соединиться с пришедшими на помощь]. Елюй Сечжэнь ударил им в тыл, а Елюй Дицзы преградил путь пришедшим на помощь [городу Юйчжоу] войскам и вступил в сражение, вследствие чего все [сунские] войска были разгромлены с двух сторон — [с лица и тыла]. Преследуя [их] почти до ворот [города] Фэйху, убили 430 более 20.000 человек. Вслед за тем, [воспользовавшись всею] мощью победителей, захватили 431 город Юйчжоу, после чего также взяли [штурмом] город Хуаньчжоу 432 и убили более тысячи человек — чиновников и солдат, защищавших город. Елюй Сечжэнь, получив донесение: «Сунский командующий Ян Е идет помочь доставить войска» 433, — отправил Сяо Таланя (Даланя?) и велел [ему] спрятать [войска] в засаде у дороги. На следующий день пришел Ян Е для доставки войск, после чего Елюй Сечжэнь появился со своими войсками, создавая [видимость] нападения. Когда Ян Е, взяв знамя, сам вышел сражаться, то Елюй Сечжэнь, умышленно обратившись в бегство, заставил [тем самым Ян Е] подойти к месту засады, чтобы спрятанные в ней воины вышли [для атаки с тыла, а сам] сразу же [остановился и] повернулся [лицом к противнику]. Стесненный с двух сторон, [с лица и тыла], сунский Ян Е потерпел поражение и бежал. Подойдя к деревне под названием Ланъяцунь 434, подумал про себя: «[Китайские] слова лан я цунь означают: "деревня волчьих [87] клыков" 435. Моя фамилия [Ян] созвучна слову [ян] — "овца" 436. Хорошо ли овце входить в волчьи клыки?!», — почувствовал отвращение к названию деревни и [решил] не входить [в нее]. Но когда люди двух сторон [при этом главнокомандующем] стали принуждать [и упрекать его], не вынес стыда. Во время вхождения [в деревню неожиданно] появились со всех четырех сторон скрывавшиеся в засаде даляоские воины и стали стрелять из луков. /10/ Ян Е, раненный [многими] стрелами, упал с коня. Даляоские воины взяли его живым в плен и доставили к Елюй Сечжэню. Елюй Сечжэнь, браня [его, злорадно] сказал: «Ты более тридцати лет ведешь борьбу против нашего государства. [И вот] ныне с каким лицом — [с достойным ли лицом победителя — ты] пришел на встречу со мной?!», — после чего Ян Е только о себе самом скажет: «Убей!». Ян Е — [это тот, кто] в государстве Сун, с [самого его] начала, снискал славу богатыря и храбреца. Когда объявлялась его фамилия Ян, то вот что бывало: человек, [стоявший в единоборствах] напротив, отказывался сражаться. Был пленен, будучи раненым, поэтому не [мог] есть и на третий день умер. Елюй Сечжэнь положил в ящик голову Ян Е и поднес хану Шэн-цзуну. Хан велел голову Ян Е отослать Елюй Сюгэ, [который] показал ее всем войскам. После этого сунские войска, охранявшие область Юньчжоу и прочие подобные ей области, услышали о том, что Ян Е захвачен, бросили все города и бежали. Цзедуши даляоских крепких областей, чинивших препятствия при сборе и роспуске [войск] 437, всего пятеро амбаней, мешали [также, находясь на своих постах], управлять и контролировать 438 племена си, болели [душою] 439 за государство Бохай и переметнулись [наконец] на сторону династии Сун, поэтому хан Шэн-цзун детей и жен переметнувшихся амбаней отдал [в рабы] заслуженным амбаням.

Сунские командующие Цао Бинь и Ми Синь взяли войска и переправились через реку Цзюймахэ. Имея намерение вступить в бой с Елюй Сюгэ, построили напротив [даляоских войск] ограду и стали завлекать [неприятеля]. Длина рядов [противоборствующих войск], выстроенных [перед сражением] у двух лагерей -у южного и северного, — шесть-семь ли. На следующий день даляоский [командующий] Елюй Сюгэ взял войска, /11/ напал на сунские войска, нанес им поражение и убил многих [врагов]. После этого Елюй Сюгэ поднес хану захваченные у сунских войск военное оружие, латы, шлемы и [различное] имущество.

Две особы — Ли Цунь-чжан и Юй Янь-цинь из города даляоской [области] Юйчжоу — болели [душою] за [свою] область 440 и убили цзедуши [Сяо Чоли], который повторно набирал [войска] и был верен [династии Да Ляо] 441, [а затем] изъявили покорность династии Сун. Когда хан Шэн-цзун пришел [в места, лежащие] севернее всяких разнообразных рек 442, то каждый из всех командующих поднес хану трофеи согласно церемонии [по случаю] победы над [вражескими] войсками. Когда крупные войска пришли и осадили город Гуань, амбань по имени Елюй Пудэ [из управления военного инспектора] первым взобрался на городскую крепостную стену. Город был взят, после чего хан Шэн-цзун освободил простых горожан со словами: «Живите по-старому, по-прежнему!». Осаждавших город командиров и солдат наградил дорогими вещами в соответствии с [их] рангом.

В 5-й луне даляоские войска снова напали на сунские войска Цао Биня и Ми Синя у заставы Цигоугуань, нанесли им крупное поражение и преследовали вплоть до реки Цзюймахэ. [Во время переправы] в реке утонуло много сунских воинов. Когда оставшиеся из них [в живых] бежали к [заставе] Гаоян [гуань], то снова натолкнулись на даляоские войска, и несколько десятков тысяч [сунских воинов] были убиты. Охранявшие повозки с продовольствием несколько десятков тысяч сунцев, теснимые даляоскими войсками, вошли в опустевший город у [заставы] Цигоугуань. Даляоские войска окружили их, но в связи с днем рождения хуантайхоу всех /12/ отпустили и отправили [по домам]. Командированные послы повсюду [сообщали]: «Победили пришедшие сунские войска». Хан Шэн-цзун удостоил угощения командиров и солдат в ямыне Юаньхэдянь [«Главный мирный зал»], Елюй Сюгэ возвел в [княжеское] достоинство и объявил Чун-ваном. Пожаловал чиновничьи [должности] в соответствии с рангом снискавшим заслуги командирам и солдатам, подчиненным [тому], кто [по долгу службы] побуждает [к стрельбе и рукопашному бою] печальных и тихих, скромных и робких, спокойных [ит.д. воинов] 443, и подчиненным другим [военачальникам]. Отправил Елюй Сюгэ указ [следующего содержания]: «Собранные в Южной столице военное оружие, латы, шлемы держи в [боевой] готовности! 444 Накопи много съестных припасов! Этой осенью пойду в карательный поход против Южной династии Сун». Хан Шэн-цзун поделился и пожаловал сопровождающим его людям сунских воинов, вынужденных сдаться [в плен]. Когда хан, повернув войска, шел назад, то хуантайфэй — [вдовствующая вторая жена хана Цзин-цзуна], супруги 445 и сыновья всех ванов, [а также] принцессы все [вместе] пришли встретить хана. На вершине горного хребта были поставлены монгольские юрты, возле дороги было установлено изображение хана Цзин-цзуна. Хан Шэн-цзун со всеми амбанями сделал возлияние хлебной водкой перед изображением [своего почившего] отца-хана Цзин-цзуна, выстроил захваченных пленных перед изображением и устроил великий пир. [Далее], хан Шэн-цзун выпустил указ в губернии Шаньси, [в котором] отметил заслуги и преступления командиров и солдат. Цзайсяна, спокойного 446 [по своему характеру], лишил [его] прежних [заслуживающих наград] отличий за то, что [число] заслуг сравнялось с [числом] преступлений. [Некие] цзедуши возмущались [своим [88] назначением] и забывали появляться и управлять войсками областей, в которых [они] жили и находились [на службе] 447, [за что] наказал [их] палками, [дав каждому] по 50 ударов. Девять человек такого рода, как тиинь по фамилии Яо 448, были отрешены от всех должностей и объявлены простолюдинами за то, что, получив сведения о враге, /13/ отступили без боя. Подчиненные Елюй Сечжэню командиры и прежде карали народ нюйчжи и одержали победы. Затем также разгромили войска династии Сун. За [эту] двойную заслугу щедро наградил [их] в соответствии с рангом. Елюй Сечжэня повысил [в титуле] и назначил тайбао — [великим защитником].

В 9-й луне хан Шэн-цзун поднял войска для карательной войны с династией Сун, вышел через заставу Цзюйюнгуань и пришел в Южную столицу. Пожаловал шелковую ткань и деньги [живущим] в Южной столице чиновникам, буддийским и даосским монахам и старикам, щедро наградил отправляющихся в карательный поход на Юг командиров и солдат. При отправлении хана Шэн-цзуна в карательный поход на Юг хуантайхоу лично осмотрела повозки с продовольствием, латы и шлемы воинов. Назначила Елюй Сюгэ [командиром легких] авангардных [отрядов]. Назначила во все племенные войска по одному вождю-[военачальнику] и сказала: «Стянув каждое войско [к одному пункту], отправляйтесь [в поход]! В суматохе, [когда]шеренги и колонны рассыпаны, [в путь] не отправляйтесь!». Даляоские войска пришли в [некогда] танский пограничный уезд 449 и услышали о том, что сунские войска находятся у моста, который [они] держали под охраной 450. Хан Шэн-цзун немедленно отправил [туда] лучшего командующего, поэтому сунские войска не смогли [далее] охранять этот мост и сожгли его. Даляоские цзедуши Лубугу и главный инспектор (дуцзянь) Елюй Пань напали на сунские войска в области Тайчжоу и были разбиты, поэтому [хан] лишил Лубугу прежних [заслуживающих наград] отличий за то, что бежал от врага, а надзирающего за племенными войсками [Елюй Паня] отрешил [от должности с лишением чина]. Всех подчиненных [им] чиновников наказал палками и отпустил.

/14/ Седые старые рабы 451 [некоего] ланцзюня натолкнулись на воинов из сунского авангарда (сяньфына) в местности, в которой [они] вели наблюдение и прятались 452, напали [на них] и взяли живыми в плен девять человек, [а также] захватили одиннадцать лошадей, за что были награждены серебряными сосудами.

В 12-й луне Елюй Сюгэ разбил сунские войска в местах [уезда] Ванду, захваченную добычу поднес хану Шэн-цзуну. Некий сяосяо внезапно 453 натолкнулся на повозки с продовольствием [и фуражом] для сунских [войск], полностью разгромил войско при этом [обозе], провиант и сено сжег. Хан Шэн-цзун взял крупные войска, вступил в сражение с сунскими командующими [по именам] Лю Тин-жан 454 и Ли Цзин-юань в области Мочжоу, разбил войска Лю Тин-жана и взял живыми в плен двух сунских командующих по именам Хэ Лин-ту и Ян Чжун-цзинь 455. В его войсках были убиты чанвэнь — его героический старший брат 456 — и ханский близкий прислужник 457 [из числа] его молодых рабов 458. Когда сопровождающие хана Шэн-цзуна войска, названные Юйлиньцзюнь — [«армия обороны и наступления»], — осадили сунский город центрального участка [наступления] 459, то оборонявший [этот] город командующий сдался [киданям].

Когда даляоские войска [после] сражений находили сунские богатые могилы и Запретные города 460 [с храмами предков], то они распускались и [им] позволялось брать [все], что угодно 461. Войска и народ государства Сун вступали в подданство государства Да Ляо. После взятия штурмом городов каких-нибудь сунских областей 462 даляоскими войсками убивались все защищавшие города командующие за то, что не сдались перед [штурмом]. Солдатам позволялось брать [все], что угодно.

/15/ Отложившийся от подданства государства Сун амбань по имени Ли Цзи-цянь взял пятьсот всадников, приблизился к даляоским войскам и командировал к хану Шэн-цзуну человека сказать [следующее]: «Я желаю стать зятем [хана] великой династии и охранять границы великого государства», — и хан Шэн-цзун принял [его] слова. Дочери своего родственника Елюй Сяна 463 пожаловал титул 464 принцессы Ичэн гунчжу и отдал в жены Ли Цзи-цяню (Затем, [в 990 г.], объявил Ли Цзи-цяня ваном государства [Си] Ся).

В 5-й год [эры правления] Тун-хэ (987 г.), в 1-й луне даляоские войска завоевали многие сунские города и уезды 465. Когда пришли к [главному] городу [уезда] Вэньань, то отправили жителям города письмо со словом: «Сдавайтесь!», — но жители города [ответили]: «Не будем сдаваться». И даляоские войска взяли штурмом тот город, всех [его] воинов перебили, женщин и детей взяли в плен.

В 4-й луне хан Шэн-цзун повернул войска [назад], пришел в Южную столицу и вместе со всеми чиновниками поднес хуантайхоу и объявил почетный титул «мудро добродетельная, божественно благоразумная, сообразующаяся с обстоятельствами, приводящая народ в согласие, принявшая [управление по воле] Неба хуантайхоу» 466. Все амбани поднесли хану Шэн-цзуну и объявили почетный титул «проникший в суть добродетелей, прославляющий почтительность к родителям, блестяще совершенномудрый, покровительствуемый Небом император». [89]

/16/ В 6-й год [эры правления] Тун-хэ (988 г.), в 8-й луне, Елюй Сюгэ натолкнулся на сунские войска в области Ичжоу, убил [их] командиров (чжихуэйши) и возвратился с войсками [домой]. Чанвэнь из западного даляоско-го [дальнего] уезда — амбань [из тех], кто искупал [свои] ошибки 467 [и проступки], — одержал победу в карательном походе против племен, которые управлялись [только] силой [оружия] 468. Захваченную добычу поднес хану Шэн-цзуну. Линья Сяо Циньдэ из восточного удела, [занимающий должность] чиновника, который осуществляет связь с войсками и подробно записывает [полученные сведения] 469, также ходил в карательный поход против народа нюйчжи, разбил нюйчжиские войска и захватил богатую добычу. Хан Шэн-цзун с крупными войсками снова двинулся в карательный поход против Южной династии Сун. Даляоские войска подошли к сунскому городу Чжочжоу. В письме, [привязанном] к стреле, написали слово: «Сдавайтесь!» — и выстрелом из лука [послали стрелу] внутрь города, но его жители сдаваться не стали, после чего расставили войска для осады [города] со всех четырех сторон. [Находившиеся] внутри города жители сдались только тогда, когда [даляоским войскам] удалось подойти 470 [вплотную] к крепостным стенам. Хан Шэн-цзун получил донесение о том, что идущие на помощь [Чжочжоу] сунские войска повернули назад, немедленно дал войска Елюй Сечжэнюи двум [некогда] осужденным и взятым под стражу 471 амбаням и отправил с приказом: «Преследуйте!» И [они] отправились в погоню и разбили [эти сунские войска].

В 10-й луне даляоские войска брали штурмом разные главные 472 города. Амбань, [занимающий должность чиновника], который сосредоточенно обдумывает 473 [дела управления], встретился с сунскими войсками у [заставы] Ицзингуань 474 и также разбил [их]. Когда даляоские войска шли в наступление на ворота в Великой [китайской] стене, то сунский командующий по имени Ли Син, оборонявший [главный] город [области] Дин-чжоу, взял войска /17/ и вышел [из города] сражаться. Елюй Сюгэ разбил [его войска], преследовал и убивал [врагов] на протяжении пяти-шести ли.

В 11-й луне хан Шэн-цзун взял в осаду город у ворот в Великой [китайской] стене. Когда [даляоские войска] осадили город со всех четырех сторон, то [находившиеся] внутри города люди пошли напролом и стали пробиваться сквозь [кольцо] окружения. Даляоский Елюй Сечжэнь кричал им: «Сдавайтесь!» — но [они] сдаваться не стали, поэтому хан Шэн-цзун вместе с амбанями такого рода, как Хань Дэ-жан 475, вступил в бой [с пытавшимися прорваться сквозь окружение] и всех перебил. Взятых [в плен] записал в рабы и пожаловал воинам из области Янь. Далее, когда хан Шэн-цзун после осады и штурма взял город Маньчэн, то [находившиеся] внутри города воины открыли северные ворота и бежали, [по поводу чего] хан Шэн-цзун командировал к правителю города человека вести переговоры добрыми словами, поэтому правитель города вместе со [всеми жителями] города изъявил покорность. Далее, взял штурмом город Цичжоу, распустил войска для грабежа, захватил город Синьлэ 476 и скалы горы Сяоланшань — [«Горы молодых волков»]. Тысяча сунских воинов, вышедших через заставу Ицзингуань 477, была атакована и разбита даляоским ланцзюнем, который [на войне] рыл [подземные ходы], брал в осаду 478, [штурмовал города], и чанвэнем, который являлся [ханским] старшим братом 479. Был убит один [сунский] помощник командира полка (фуцзян).

В 12-й луне крупные войска стояли у границ государства Сун.

В 7-й год [эры правления] Тун-хэ (989 г.), в 1-й луне, когда [хан] повернул войска и пришел [домой], то [сунский] командующий по имени Гао Жун, охранявший скалы, которые прочно заслоняли [собой] 480 государство Сун, вместе со всеми [воинами] пришел для вступления в подданство государства Да Ляо, после чего хан Шэн-цзун пожаловал [ему] грамоту со словами: «Поселись в Южной столице!».

/18/ Когда даляоские войска осадили город Ичжоу, то войска сунского города Суйчэн вышли [из города] и пришли на помощь [осажденным]. Отправленные ханом Шэн-цзуном войска сразились [с ними] и захватили пять командиров (чжихуэйши) 481. И [объединенные] крупные войска все вместе вступили в сражение, взяли штурмом город Ичжоу и склонили к сдаче цыши — [правителя области], который задержался [в Ичжоу] и опоздал 482 [бежать]. Когда оборонявшие город воины хотели выйти и бежать на юг, то хан Шэн-цзун лично взял войска и отрезал [им путь к бегству], поэтому [они], испугавшись, [из города] не вышли. Войска и народ города Ичжоу были переселены в город Яньцзин — [Южную столицу]. Хан Шэн-цзун убил белую лошадь и серого быка, принес [их] в жертву [духам] Неба и Земли и, повернув войска, пришел в Южную столицу.

Во 2-й луне 17 сунских цзиньши 483, каждый сам по себе и вместе со всем [своим] семейством, пришли для вступления в подданство, после чего хан Шэн-цзун сказал чиновникам, [чтобы они] проэкзаменовали [пришедших цзиньши]. Лучших (букв.: «первостепенных») назначил учеными чиновниками 484 [Академии наук], остальных — чиновниками уездных главных учреждений 485.

В 4-й луне хан Шэн-цзун пристрастился к игре в мяч, поэтому цзяньи дафу — сановник, ругающий 486 [императора], — представил увещевающий доклад: [90] «Мне, амбаню, представляется, что хан в [список] великих удовольствий записал такую [забаву]: по возвращении из ямыня играть в мяч, когда найдется свободное время. Я полагаю, что в этом деле есть три несоответствия. Верх и низ по сути [своей] являются противоположностями 487, [так могут ли] господин и вассал вести [на равных] спор за победу[?!] 488 Когда господин примет [мяч], то вассал станет выхватывать [его у господина]. Когда господин упустит [мяч], то вассал будет радоваться. — Это первое несоответствие. Далее, туда-сюда вместе [всею толпою двигаясь и] мешая друг другу, вместе и окружают [хана] спереди и сзади. /19/ Жадный, позволив подняться [своим] желаниям, теряет все: и благопристойность, и [чувство] долга 489. Когда бросает палку, то входит во вкус [игры], и, быть может, случится, что попадет [палкой] в платье хана. И вассал нарушает закон, и господин также не может обвинить [его]. Это второе несоответствие. Если ханская высокопочтенная особа легкомысленно забавляется скачкой в обширной местности, то земля, пусть и ровная, на самом деле тверда, а конь, пусть и хороший, точно [может] споткнуться на передние ноги. В случае, если ханская особа свалится [с седла], сделав ошибку при метании [палки] на всем скаку, то повиснет [на стремени], не потеряв [при этом] пылкости. Разве это возможно?! Если так [случится], то не испугается ли также мать-государыня (тайхоу)? Это третье несоответствие. Что же делать? Хан, с уважением вспомни унаследованные правила этикета и оставь развращающую и изнуряющую 490 игру!». Хан Шэн-цзун весьма одобрил этот доклад и принял слова [цзяньи дафу].

В этой (4-й) луне из государства Сун в государство Да Ляо пришло для вступления в подданство племя тухунь — независимое многочисленное племя, которое обменивало исключительно великолепные вещи на южное золото 491, после чего хан Шэн-цзун пожаловал людям [этого] племени в награду платье и пояса.

В 5-й луне даляоский амбань по имени Елюй Сюгэ взял войска, отправился к городу Маньчэн и призывами склонил к подданству более семи сотен сунских воинов. Отправил людей, [которые] доставили [их] к хану Шэн-цзуну.

Династия Сун отправила своих амбаней такого рода, как Лю Тин-жан, [которые] в жаркую пору пришли для осады даляоского города [области] Ичжоу, после чего все командующие государства Да Ляо [от неожиданности] испугались. Только один Елюй Сюгэ взял [смелых] проворных воинов, /20/ вступил в сражение с сунскими войсками севернее реки Шахэ 492 и убил несколько десятков тысяч человек. Захватил и поднес хану большое количество военного оружия и тяжелой поклажи, после чего тайхоу очень хвалила [его] и издала указ, [в котором] отменила выкрикивание имени и коленопреклонение Елюй Сюгэ [во время церемоний и приемов во дворце].

В 8-й год [эры правления] Тун-хэ (990 г.), в 5-й луне, правитель народа нюйчжи, который [ранее] чинил препятствия и вред 493 [киданям], предоставил дань династии Да Ляо, после чего хан Шэн-цзун возвел [этого] чинившего препятствия и вред [правителя] в достоинство Шуньхуа-вана — [«князя приятных речей»].

В 12-й луне Ли Цзи-цянь, правитель государства [Си] Ся, командировал посла, пришедшего в государство Да Ляо с сообщением: «Захватил сунские [области] Линьчжоу и Лучжоу», — после чего хан Шэн-цзун командировал [своего] посла, [доставившего в государство Си Ся свидетельство на титул, по которому] Ли Цзи-цянь был объявлен [Сяго-ваном] — князем государства Ся.

В 9-й год [эры правления] Тун-хэ (991 г.), в 1-й луне, амбань из ямыня, [занимающегося составлением] государственных исторических книг, который [по долгу службу] проверяет [собранный материал] и выпускает [из него непригодное] 494, поднес хану Шэн-цзуну [летопись] Яргянь кооли — [«Истинные законы»], и хан наградил [его] в соответствии с рангом.

В 4-й луне Ли Цзи-цянь, ван государства Ся, командировал своего человека, [хорошо] изучившего Север 495, [который] пришел к хану Шэн-цзуну принести благодарность 496 за возведение [Ли Цзи-цяня] в княжеское достоинство.

В 7-й луне хан Шэн-цзун для правителей губерний выпустил указ: «Хороших добродетельных людей выявляйте [и рекомендуйте на должности]! Разыскивайте [и производите следствие] над корыстолюбивыми и жестокими! Соболезнуйте почтенным старикам из народа! Прекратите расточительство и необузданность [в желаниях]! Давайте чиновничьи [должности] сыновьям и внукам погибших на войне!».

/21/ В 8-й луне народ нюйчжи прислал в государство Да Ляо людей, которые приманивают оленей рожком, [подражая их реву во время гона, а потом] стреляют [в них]. Люди Восточной столицы прислали в дар трехногую ворону.

В 10-й луне Ли Цзи-пэн, цзедуши сунских самых трудных 497 [для управления] окружных городов, пришел для вступления в подданство, после чего хан Шэн-цзун возвел Ли Цзи-пэна в достоинство Сипин-вана.

В 12-й луне Ли Цзи-цянь, ван государства Ся, тайно искал покровительства у династии Сун, и хан Шэн-цзун вручил указ воеводе-усмирителю (чжаотаоши) Хань Дэ-вэю и отправил с приказом: «Веди переговоры [с Ли Цзи-цянем]!» [91]

В 10-й год [эры правления] Тун-хэ (992 г.), в 1-й луне, хан Шэн-цзун издал закон, [по которому] запрещалось при совершении поминок убийство лошадей, а [при погребении] — заполнение [могил] латами, шлемами, золотой и серебряной посудой.

Во 2-й луне Хань Дэ-вэй возвратился назад и сообщил в представленном докладе: «Про Ли Цзи-цяня солгали, что [он] ушел воевать на Запад, [вот он на переговоры и] не явился. Я ходил в другие областные 498 города, ограбил [их] и принес [награбленное]». Далее, государство Ся командировало посла, пришедшего к хану Шэн-цзуну с сообщением: «Хань Дэ-вэй произвел грабеж и унес [награбленное]», — после чего хан Шэн-цзун приказал отдать [все назад и этим] прекратил гнев 499 [государства Ся].

В 11-й год [эры правления] Тун-хэ (993 г.), в 3-й луне, хан Шэн-цзун отправил наместника Восточной столицы Сяо Хэндэ и других с приказом: «Покарать [корейское] государство Солхо!». Сяо Хэндэ, взяв войска, отправился [в поход] и захватил корейские пограничные города. Поэтому корейский /22/ ван [по имени] Ван Чжи испугался, вручил письмо человеку, красивому и нежному 500, [который] пришел [в государство Да Ляо] с признанием вины, после чего хан Шэн-цзун выпустил указ, [по которому] государству Солхо были отданы принадлежащие народу нюйчжи [земли протяженностью в] несколько сотен ли, что восточнее [реки] Ялуцзян.

В 7-й луне вышли из берегов воды двух рек, называемых [по-китайски] Шэнгань [«буйная и дерзкая»] и Чжанхо [«увеличивающая урожай»]. Были затоплены совершенно все хлебные посевы населения, жившего западнее [заставы] Цзюйюнгуань, и уплыло много домов населения, жившего в [области] Фэншэнчжоу 501 и Южной столице.

В 12-й год [эры правления] Тун-хэ (994 г.), в 1-й луне, хан Шэн-цзун, прославляя [жившего] в городе [области] Бачжоу человека с острым хитрым языком 502, достигшего возраста ста тридцати трех лет, пожаловал [ему] шелковую ткань, [украшенное] вызолоченной кожей 503 платье, серебряный пояс, в соответствии с месяцем — овец и вино, а также освободил его дом от натуральной повинности.

В 3-й луне [корейское] государство Солхо командировало посла, пришедшего с просьбой вернуть захваченных у него людей и скот, после чего хан Шэн-цзун выпустил указ, [в котором] велел [совершившим преступление] откупиться от наказания.

В 6-й луне хан Шэн-цзун выпустил указ: «Правители областей и уездов! Если [у кандидата на должность] нет пороков, из-за которых [обычно и] совершаются преступления, то на [другие не столь значащие] обстоятельства не обращайте внимание! Экзаменуйте [его] и, представив доклад, употребляйте на службе!»

В то время в местожительстве хана было много разбойников, и амбань, который любил мирные правила 504, положил начало [новому] закону о поимке разбойников, поэтому они с того [времени там] исчезли. [До сего времени было, что], хотя бы старшие и младшие братья мятежника и не следовали [его злому] умыслу, [их] всех вместе предавали суду. Любивший мирные правила амбань, увещевая, сказал: «[Слова] старший брат, младший брат вот о чем говорят: хотя бы [братья] и были единоутробными, /23/ [их] сердца разные. Если предать суду вместе [с другими] того, кто не последовал [злому] умыслу мятежника, то это [означает]: тот закон [о поимке разбойников] направлен на невинного. Отселе впредь нужно избавлять от наказания того [из братьев], кто не последовал [злому] умыслу, хотя бы братья и жили все вместе 505». Тайхоу одобрила и приняла эти слова.

В 8-й луне династия Сун командировала посла, пришедшего с пожеланием заключить мир, но хан Шэн-цзун не согласился.

В 11-й луне хан Шэн-цзун выпустил во всех губерниях [следующее] предписание: «Заносите в списки 506 все эти имена — [имена] захваченных в государстве Сун чиновников, не разбирая того, [простой ли это] письмоводитель [или] человек с [большими] дарованиями, а на войне — храбрый [или] малодушный 507 человек, и доставляйте [списки] сюда!»

В 12-й луне [корейское] государство Солхо прислало в дар женщин-актрис 508, но хан Шэн-цзун не принял [их] и возвратил назад.

В 13-й год [эры правления] Тун-хэ (995 г.), в 11-й луне, хан Шэн-цзун командировал послов [со свидетельством на титул, по которому] правитель [корейского] государства Солхо Ван Чжи был объявлен ваном. Из государства Солхо были отправлены десять человек, прибывших с целью выучить язык государства Да Ляо.

В 14-й год [эры правления] Тун-хэ (996 г.), в 3-й луне, ван государства Солхо Ван Чжи представил доклад, [в котором писал о своем] желании взять в жены [знатную киданьскую девушку], и хан Шэн-цзун отдал ему в жены дочь оборонявшего Восточную столицу царского зятя Сяо Хэндэ.

Пять человек такого рода, как оборонявший Восточную столицу Сяо Хэндэ, которые [по долгу службы] наблюдают и делают выговор трусливым [воинам] 509, и другие /24/ в карательном походе против народа ужо 510 не одержали победу, за что были отрешены от своих должностей с лишением чинов. [92]

В 6-й добавочной луне люди [некоего безымянного], не имевшего истоков [происхождения] 511 племени поднесли хану Шэн-цзуну найденную в земляной промоине [статуэтку] — золотого коня. Хан Шэн-цзун объявил Ланьлин-ваном и Цзюнь-ваном 512 Сяо Талиня (Даланя?) за то, что употребил хитрость и убил шестьдесят изменников, подобных тем, кто мешает [делам], вредит и присваивает [чужое добро] 513.

В 15-й год [эры правления] Тун-хэ (997 г.), в 1-й луне, правитель народа ужо пять дней 514 [находился в пути и] пришел к хану Шэн-цзуну для вступления в подданство. Государство Ся командировало посла, пришедшего с сообщением: «Разбили сунские войска», — и хан Шэн-цзун возвел Ли Цзи-цяня, [правителя] государства Ся, в достоинство Сипин-вана. В это время умер сунский хан Тай-цзун, и [его] сын Чжэнь-цзун унаследовал престол. Хан Тай-цзун сидел на троне 22 года. Был в возрасте 59 лет.

В 5-й луне восемь племен диле 515 убили своего чанвэня и отложились от подданства, после чего даляоский амбань по имени Сяо Талинь (Далань?) погнался [за ними] и схватил половину людей из тех племен.

Сяо Талинь (Далань?) обратился с вопросом к Елюй Чжао: «На наших границах — [тех, что с] трех сторон [защищают государство Да Ляо] 516, — тишина и спокойствие. Военные действия 517 только что прекращены. Ныне один народ цзубу намерен воспользоваться нашим [мирным] досугом и зашевелиться. Если отправиться покарать [его], то путь долог и движение [направившихся к нему войск будет очень] затруднено. Если простить [его] и остаться [дома], то будет притеснять и мучить наше пограничное население. Если увеличить [пограничные регулярные] войска и заставить [их] охранять [население], то доставляемые [ими] съестные припасы [в пути будут отняты разбойниками и до границы] еще и не дойдут! Если, желая перевести дух, [даже] на один час оставить [вину] без внимания, то защитить [себя] от будущих беспорядков /25/ не сможем. Как лучше [в таком случае] поступить?».

На эти слова Елюй Чжао письменно ответил: «Как я слышал, [некогда] говорили: "Когда постигают суть искусства управления 518, то [люди] уподобляются [членам] одной семьи, хотя бы [и были до этого] злобными врагами, а когда делают ошибки в искусстве управления, то [люди] уподобляются [случайным] путникам, хотя бы [и были] подданными 519 [или] друзьями". У многих племен северо-западной окраины, [среди которых производится набор в пограничные гарнизоны], один мужчина [из каждой семьи] в пору земледельческих работ отправляется жить на сигнальный маяк. Другой мужчина работает на казенной пашне. Двое мужчин поселяются на границе для [ее] охраны 520. И хотя бы в одной семье было четверо мужчин, дома [они] находиться не могут. Все работы по сеноставу и пастьбе скота сваливаются на детей и женщин. Если [они] однажды случайно встретятся с разбойниками и будут обобраны, то [вся семья] наверняка не сможет [снова] стать состоятельной и будет голодать. Быть может, хан из сострадания весной и летом окажет [голодающим] вспомоществование зерном. Чиновники же, через которых происходят пересылка и выдача [зерна из государственных складов], выдадут зерно, подмешав [к нему] отруби. [Далее], прямая подать — та, что взимается с пахотных земель, — слишком тяжела. [До будущего урожая] около нескольких месяцев жить так же, [как после сбора урожая в осеннюю и зимнюю пору], становится невозможно, вот и приходят с сообщением о крайне нуждающихся [людях]. "Скот кормит", — вот что говорят, и [скот является] основой благосостояния государства (букв.: «основой, делающей государство богатым»). Но чиновники из опасения, что люди будут скрывать и утаивать [его численность], собирают весь скот в одно место и никому не позволяют кормить [его] на вольных [выпасах] в местах с хорошей травой и водой. Далее, когда поселившийся на границе для [ее] охраны воин умрет [или] убежит, то немедленно доставленный и поселенный вместо [него] новый человек на пропитание [ничего] не получит. Вот потому-то, [по всем этим причинам, народ северо-западной окраины], ежедневно голодая и ежемесячно уменьшаясь [числом], мало-помалу доходит до крайности и [идет] к концу].

Нынешний [предлагаемый мною] план: дать обедневшим [участки пахотной земли и взимаемую с этих земель] прямую подать сделать незначительной; выдать [беднякам для вспашки] быков и позволить заниматься земледелием по [своему] желанию; при смене поселяющихся на границе для [ее] охраны воинов /26/ остерегаться разбойников, [нападающих в пути на переселенцев и их семьи]; захваченный на войне хлеб выдавать людям, у которых [его] недостаточно; [позволить] взращивающим скот людям отпускать его на волю, и [скот сам] найдет [для выпаса и выгула] места с хорошей [водой и травой].

Когда бы стало [так], то можно надеяться на то, что в течение нескольких лет [народ северо-западной окраины] непременно станет богатым и сильным. Когда после этого основательно обученных 521 отборных воинов усовершенствовать [уже окончательно в военном] строю — в шеренгах и колоннах, — то [они] станут твердыми в обороне и будут одерживать победы в [походном] движении. Далее, когда бы прежде [всего] устрашили и покарали тех, кого трудно исправить и усмирить, то все другие станут остерегаться [уже] по своей воле. В случае, когда бросают огромные земли, но [важно] рассуждают на общем совете о малых землях; когда уклоняются от сильного, но нападают на слабого, то не только напрасно [приводят] к концу [государственные] [93] средства и силы, но и не могут страхом удержать в покорности его сердце. Эти два [обстоятельства] вот о чем говорят: о возникновении корысти и [связанных с нею] несчастий. Нельзя не рассмотреть [со всех сторон эти обстоятельства].

Как я слышал, знаменитый древний командующий установил подвиг — усмирение... 522, и это зависело от [его] добродетелей, а не от множества [воинов]. Поэтому и цзиньский командующий, о ком написан и обнародован [указ] 523, с восьмитысячным войском разгромил миллионную армию [того], кого взяли в плен и убили 524. И Елюй Сюгэ из нашего государства с войском в пять отрядов нанес поражение стотысячной армии Цао Биня. Вероятно, причина [побед заключалась в том, что военачальники по великому] благословению [Неба] сближались с сердцами воинов, а [воины] получали [от Неба] силы [сражаться] насмерть 525. Командующий, ты первый вельможа в государстве, а также владел [когда-то] одним уделом [на его окраине]. И [ты] должен, сообразуясь с древностью, совершать героические поступки. Если [поступок направлен] на высокое, смотри на знаки Неба! Если на низкое, выполняй планы людей! /27/ Будь внимателен ко [всем] местным [людям]: и с крутым, и с ровным [характером]! Угадывай правду и ложь врагов! Если обдуманный [мною] план не упускает [ничего важного], то большая польза 526 [от него] дойдет до будущих поколений!».

Сяо Талинь (Далань?) про слова этого [письма] сказал: «Справедливо».

В 8-й луне хан Шэн-цзун охотился в местах, в которых [обычно] определяли [текущие задачи] и составляли [планы дальнейших действий] 527, после чего хуантайхоу, увещевая, сказала хану Шэн-цзуну: «Вот сказанное мудрецами прошлых [поколений]: не действуй по желанию сердца! Меня вот что заставляет страдать: ты стал повелителем Поднебесной, но если будешь действовать [по желанию сердца] — скакать на коне во время охоты во весь опор, то однажды из десяти тысяч [случаев] конь [ведь может] споткнуться на передние ноги и произойдет беда. Отселе впредь удерживай себя [от сердечных порывов]!».

Умер ван [корейского] государства Солхо, и [Ван] Цун, сын [его] старшего брата, командировал своего амбаня по имени Ван Тун-инь в государство Да Ляо с сообщением о трауре, после чего хан Шэн-цзун отправил [своего] посла для совершения поминок [на могиле почившего] вана государства Солхо.

В 16-й год [эры правления] Тун-хэ (998 г.), в 11-й луне, хан Шэн-цзун командировал послов [со свидетельством на титул, согласно которому] Ван Цун был объявлен ваном его государства Солхо.

В 17-й год [эры правления] Тун-хэ (999 г.), в 9-й луне, хан Шэн-цзун отправился в карательный поход против династии Сун и не смог [взять] штурмом 528 сунский город Суйчэн. Даляоский амбань из совета [по делам межгосударственных] сношений 529 смог [взять] штурмом два города, [прославившихся своими искусно выполненными] прозрачными веерами и украшениями из золота и олова 530. Когда хан Шэн-цзун пришел к городу Инчжоу, то даляоские войска /28/ вступили в бой с сунскими войсками и взяли живыми в плен двух командующих по именам Кан Чжао-и и Сун Шунь. Захватили большое [количество] латов, шлемов, военного оружия. Даляоские войска завоевывали поселки и главные уездные города 531 государства Сун. Когда пришли к городу Суйчэн, то все сунские войска, [стоявшие] вблизи реки, приняли [бой]. Хан Шэн-цзун выстроил свою конницу и сказал: «[Всем] идти прямо напролом!» И даляоские войска нанесли поражение сунским войскам, большая половина [которых] была убита.

В 18-й год [эры правления] Тун-хэ (1000 г.), в 1-й весенний месяц, войска возвратились в Южную столицу. [Хан] наградил заслуженных командиров и солдат и предал суду людей, которые [притворно] показывали свои усилия, но [на самом деле] не служили со [всем] усердием.

В 19-й год [эры правления] Тун-хэ (1001 г.), в 4-й луне, хан Шэн-цзун своей жене, урожденной Сяо, поднес и объявил почетный титул «императрица Ци-тянь».

В 10-й луне хан Шэн-цзун отправился в карательный поход против династии Сун. Направляясь [воевать] в страну, [лежащую] вдоль [многочисленных] каналов 532, сказал Лянго-вану 533 Лун-чэну: «Возьми легкие авангардные отряды и войди [в земли неприятеля] впереди [всех войск]!». Лун-чэн отправился в путь, напал на сунские войска в Суйчэнской области и разбил [их]. Даляоские войска направились к сунскому городу Мань-чэн, но так как дороги развезло от дождей и идти [по ним] стало невозможно, то войска возвратились назад.

В 20-й год [эры правления] Тун-хэ (1002 г.), в 3-й луне, хан Шэн-цзун /29/ с приказом: «Покарать династию Сун!» — отправил [в поход] амбаней такого рода, как цзайсян совета [по делам межгосударственных] сношений 534. Великий защитник (тайбао)[один из трех высших сановников государства] — прибыл [туда, где производился смотр воинских подразделений], привел в порядок, возглавил [войска] 535 и нанес поражение сунским войскам в очень душной 536 области. Амбань по имени Сяо Талинь (Далань) также разгромил сунские войска в области Тайчжоу. Ходившие в карательный поход против династии Сун командующие возвратились с войсками [назад] и захваченную военную добычу поднесли хану Шэн-цзуну, после чего хан наградил [их различными] дорогими вещами в соответствии с [их] должностями. [94]

В 21-й год [эры правления] Тун-хэ (1003 г.), в 5-й луне, два даляоских амбаня по именам Елюй Угуэ и Сяо Талинь (Далань) сразились с сунскими войсками, схватили живым командующего по имени Ван Цзи-чжун 537 и убили большое [количество сунских] воинов.

Умер ван государства [Си] Ся — Ли Цзи-цянь, и [его] сын Ли Дэ-чжао командировал посла, пришедшего сообщить хану Шэн-цзуну о трауре. Хан Шэн-цзун снарядил амбаня по имени Дин Чжэнь и отправил для совершения поминок [на могиле] вана государства Ся.

В 22-й год [эры правления] Тун-хэ (1004 г.) Ли Дэ-чжао из государства [Си] Ся поднес хану Шэн-цзуну вещи, оставленные его отцом Ли Цзи-цянем, после чего хан Шэн-цзун командировал послов [со свидетельством на титул, по которому] Ли Дэ-чжао был возведен в [княжеское] достоинство и объявлен Сипин-ваном.

В 9-й добавочной луне хан Шэн-цзун отправился в карательный поход против Южной династии Сун. Даляоские войска напали на сунские войска в [некогда] танской пограничной 538 области и нанесли [им] крупное поражение. Даляоский командующий по имени Сяо Талинь (Далань) /30/ напал на сунские войска в Суйчэнской области и также разбил [их]. Даляоские войска не смогли [взять] штурмом город Инчжоу, но взяли штурмом город Цичжоу. Даляоский амбань по имени Елюй Коли встретился с сунскими войсками в области Минчжоу, вступил в сражение и разбил [их]. Когда даляоские войска направились в Тайюаньскую область, то амбань по имени Сяо Талинь (Далань) наткнулся на «сердитую стрелу» 539 [лука-самострела, установленного] укрывшимися в засаде сунскими воинами, и умер.

[В 11-й луне] сунский хан Чжэнь-цзун командировал в государство Да Ляо амбаня по имени Цао Ли-юн 540 [обсудить вопрос] о заключении мира, после чего хан Шэн-цзун в ответ вручил амбаню по имени Хань Ци письмо, [в котором] велел поставлять подарки 541, и командировал к сунскому хану Чжэнь-цзуну. Сунский хан командировал амбаня по имени Ли Цзи-чан, который сказал хану Шэн-цзуну: «Наш хан будет называть [Сяо] тайхоу младшей теткой [по-маньчж. ухумэ] 542 и ежегодно поставлять сто тысяч лянов серебра и двести тысяч [кусков] шелка», — и хан Шэн-цзун согласился с этими словами. Вручил амбаню по имени Дин Чжэнь ответное письмо о поставке подарков и командировал [в государство Сун]. В той же [11-й] луне отвел войска в Южную столицу, удостоил угощения командиров и солдат и наградил в соответствии с рангом.

В 23-й год [эры правления] Тун-хэ (1005 г.), в 5-й луне, [корейское] государство Солхо командировало посла, пришедшего поздравить хана Шэн-цзуна с радостным событием: заключением мира с династией Сун. И династия Сун /31/ будет постоянно ежегодно поставлять серебро и шелк, о которых шла речь при заключении мирного [клятвенного договора].

В 24-й год [эры правления] Тун-хэ (1006 г.), в 8-й луне, [живущий] в городе [области] Шачжоу 543 глупый и лживый князь 544 поднес хану Шэн-цзуну коней примитивного, покорного, очень маленького 545 народа и красивый нефрит.

В 25-й год [эры правления] Тун-хэ (1007 г.), в 7-й луне, умерла мать Ли Дэ-чжао, вана государства [Си] Ся, после чего хан Шэн-цзун снарядил и отправил посла для совершения поминок [на могиле матери правителя Си Ся]. Воевода-усмиритель (чжаотаоши) северо-западной окраины Сяо Туюй покарал и разорил племена, которые отвергали 546 [свою зависимость от государства Да Ляо].

В 26-й год [эры правления] Тун-хэ (1008 г.), в 12-й луне, амбань по имени Сяо Туюй отправился в карательный поход против народа хуэй-гу («уйгуры»?), что в области Ганьчжоу. Правитель народа [и его] отец принесли [Сяо Туюю] подарки 547 и изъявили покорность, поэтому Сяо Туюй [только строго] поговорил [с ними], чтобы укротить [их дух], и отправил назад к их народу.

В 27-й год [эры правления] Тун-хэ (1009 г.), в 11-й луне, хуантайхоу тяжко заболела, поэтому [хан] помиловал всех преступников. В день беловатого зайца хуантайхоу умерла.

В 28-й год [эры правления] Тун-хэ (1010 г.), в 1-й луне, останки хуантайхоу были похоронены в ямыне Шоутудянь — [«Зал для принятия планов»], что в [области] Цяньчжоу.

Во 2-й луне государства Сун и Солхо командировали послов, пришедших для совершения поминок [на могиле] хуантайхоу. Хан Шэн-цзун поднес хуантайхоу и назвал посмертный [почетный титул Шэн-шэнь сюань-сянь хуанхоу] — «свято божественная, объявленная в народе мудрой 548 императрица».

/32/ В 4-й луне воевода-усмиритель (чжаотаоши) Сяо Туюй [снова] отправился в карательный поход против народа хуэй-гу (хуэй-ху «уйгуры»?), что в [области] Ганьчжоу, и смог [взять] штурмом город [области] Сучжоу, после чего пленил [и доставил в государство Да Ляо] совершенно все население того города. По приказу хана Шэн-цзуна восстановил [крепостные стены некоего] старого города с заваленными и разрушенными входами 549 и поселил [пленных в этом восстановленном городе].

Кан Чжао — чиновник из Западной столицы [корейского] государства Солхо, который [по долгу службы] учитывает и исследует [политическую обстановку в государстве] 550, — убил своего повелителя Ван Цуна 551 и [95] самовольно возвел [на престол] Ван Шуня — старшего в ханском роду по летам, после чего хан Шэн-цзун, выслушав донесение об этом, обратился ко всем амбаням: «То, что корейский Кан Чжао убил своего вана и возвел [на престол] старшего в роду по летам, [означает]: это чрезвычайное нарушение долга. Нужно поднять войска и пойти расспросить о преступлении». И все амбани высказались: «Нужно пойти, [это] будет справедливо». Только Сяо Тилей, увещевая, сказал: «Наше государство ежегодно ведет карательные войны, и все воины утомлены. Кроме того, для ханской персоны это еще и время ношения траура. [Урожай] хлебов этого года не убран. Внешнее государство [Солхо] хотя и маленькое, но города [его] крепки. И хотя мы в сражениях [до сих пор] одерживали победы, на твердость [наших уставших от походов войск рассчитывать] не можем. Когда однажды из десяти тысяч [случаев] роняют из рук удачу, к чему раскаиваться в этом?! Вот что я содержу в уме: отправим-ка одного посла расспросить о причине преступления! Если [Кан Чжао и Ван Шунь] примут ту вину на себя, то отменим поход наших войск. В противном случае поднять войска по окончании траура [по хуантайхоу, связанных с ним печальных] церемоний и после сбора [урожая] хлебов также будет не поздно». Но если и сказал [так], хан Шэн-цзун не принял [его] слова.

В 8-й /33/ луне хан Шэн-цзун лично взял войска и отправился в карательный поход против государства Солхо. Командировал посла в государство Сун с сообщением: «Поднял войска». Отправил выдающегося командира 552 — амбаня по имени Хань Ци — к корейскому вану Ван Шуню расспросить о [причине] преступления, после чего Ван Шунь вручил своему послу письмо, [в котором] просил хана Шэн-цзуна об отводе войск, но хан Шэн-цзун не согласился [на это]. И крупные [даляоские] войска переправились через [реку] Ялуцзян, после чего корейский амбань по имени Кан Чжао пришел встретить [врага] и вступить в бой. Был разбит даляоскими войсками, повернул [назад] и стал охранять город Тунчжоу. Затем Кан Чжао вышел [из города] для сражения. И даляоский амбань по имени Елюй Дилу взял живым в плен корейского Кан Чжао — [того], кто связал и обезглавил жестокого и яростного 553 [Ван Цуна]. Преследовал корейские войска [на расстоянии] более десятка ли. Четыре города этой губернии: Тунчжоу, Хочжоу, Гуйчжоу и Нинчжоу — признали зависимость от государства Да Ляо. Даляоский амбань по имени [Сяо] Пайя вступил в сражение с корейскими войсками на корейском горном перевале под названием Угодэ — [«Непреодолимый»] 554 — и также разбил [их]. Корейский ван вручил своему послу письмо со словами: «Лично приду для согласования [вопроса] о передаче ежегодной дани. Отведи войска!» — и командировал к хану Шэн-цзуну. После этого все амбани обратились к хану: «Нужно принять [его] изъявление покорности». Но амбань по имени Елюй Яоцзи сказал: «То, что корейский Ван Шунь в самом начале [войны], сразившись один раз и будучи разбитым, желает признать зависимость и просит [об отводе войск, означает]: это обман и [воинская] хитрость. Если принять [сейчас] изъявление покорности, то как бы не угодить в его обман и хитрость! /34/ Если примем признание зависимости в [самом] конце, по истощении его сил, то также не опоздаем». Но если и сказал [так], хан не принял [его] слова. Последовал совету всех [амбаней] и отменил роспуск войск для грабежа 555. Своего амбаня по имени Мабую 556 назначил наместником в городе Кай-цзин 557, амбаня по имени Ванбэ 558 назначил его помощником. Когда отправлял [их] для поселения в городе Кайцзин — местожительстве корейских ванов, — то прикомандировал к великому учителю (тайши) Илиню тысячу отборных воинов. Препровождая Мабую, направились к городу Кайцзин, после чего оборонявший Кайцзин корейский командующий по имени Цзо Сы-чжэн 559 убил командированных династией Да Ляо десять человек такого рода, как [чиновник], возглашающий фамилии и заслуги 560 [посетителей во время приемов во дворце], и с войском вышел встретить Мабую и других, поэтому [они] повернули назад и пришли [к хану]. Хан Шэн-цзун дал войско амбаню по имени Илинь и отправил со словами: «Сразись с Цзо Сы-чжэном!», — и Цзо Сы-чжэн бежал в Западную столицу, получив донесение о приходе [Илиня] с войском. Даляоские войска осадили город Кайцзин, пять дней штурмовали, но не взяли [его]. Хан Шэн-цзун отправил двух амбаней по именам [Сяо] Пайя и Паньну со словами: «[Возьмите] штурмом корейский город Кайцзин!». И [Сяо] Пайя и другие встретились с корейскими войсками и разбили [их], после чего корейский ван бросил Кайцзин и бежал. Даляоские войска предали огню город Кайцзин. Преследуя до [реки] Цинцзян — [«Прозрачная река»], убивали [врагов] и повернули назад.

/35/ В 29-й год [эры правления] Тун-хэ (1011 г.), в 1-й луне, войска возвратились [домой], после чего население всех сдавшихся корейских городов отложилось от подданства [государства Да Ляо].

В 4-й луне хан Шэн-цзун выпустил указ: «Если человек из царского рода учинит злодейское преступление, то выжигайте клеймо на [его] лице, [следуя] примеру всех племен!».

В 30-й год [эры правления] Тун-хэ (1012 г.), в 4-й луне, корейский ван командировал [в государство Да Ляо ловкого, находчивого] амбаня, который [умел] добиваться [на переговорах] нестрогих благоприятных соглашений 561, и [тот] передал [хану Шэн-цзуну слова корейского вана]: «Буду жить [в покорности] согласно основному долгу вассала 562», — после чего хан Шэн-цзун сказал [этому амбаню, умевшему] добиться нестрогих [96] благоприятных соглашений: «Передай своему вану: "Приди лично для заключения мира!"», — и отправил назад. Корейский ван вручил амбаню по имени Тянь Гун-ни письмо со словами о себе самом: «По болезни прийти не могу», — и командировал [в государство Да Ляо]. По прибытии Тянь Гун-ни [встретился с ханом], и хан Шэн-цзун сказал: «Когда возвратите шесть городов, то пусть два наших государства живут по-старому, по-прежнему!» — и отправил Тянь Гун-[ни] назад.

Военные и гражданские чиновники государства Да Ляо поднесли хану Шэн-цзуну и объявили почетный титул «хорошо знакомый с литературой 563, могущественный в военных [делах], превосходный [в исполнении] правил этикета, постигший значение добродетелей, склонный к милосердию, прославляющий 564 почтительность к родителям, благоразумный, блестяще совершенномудрый, покровительствуемый духами и покровительствуемый Небом император». Наименование эры правления Тун-хэ было изменено и год был назван 1-м годом [эры правления] Кай-тай (Слова кай тай означают: «открывший великое» 565) (1012 г.).

В той луне отложились от подданства все внешние [инородческие] владения.

Во 2-й год [эры правления] Кай-тай (1013 г.), в 1-й луне, отложились от подданства племена уго и диле 566, поэтому даляоский /36/ амбань, который [по долгу службы] исследует 567 [политическую обстановку в стране], отправился в карательный поход [против них]. Захватив всех, доставил назад в прежние места [обитания] и поселил [там].

В 6-й луне амбань по имени Елюй Хуаго отправился на Запад в карательный поход. Успокоив западные губернии, пришел к хану Шэн-цзуну, и хан снова отправил Елюй Хуаго с приказом: «Иди и покарай племена чжубу (цзубу "татары" 568?)!» Елюй Хуаго дошел до государства чжубу (цзубу го?) и разбил войска его правителя Уба.

В 3-й год [эры правления] Кай-тай (1014 г.), в 1-й луне, правитель государства чжубу (цзубу го?) Уба пришел к хану Шэн-цзуну для поклонения, после чего был возведен в достоинство Вэй-вана.

В 4-й год [эры правления] Кай-тай (1015 г.), во 2-й луне, привыкший к спокойной [жизни] 569 амбань ходил в карательный поход против враждебных, непреклонных 570 племен и одержал победу, поэтому хан Шэн-цзун командировал амбаня, который контролирует и ведет [за собой войска] 571, и [амбань] по повелению хана взял привыкшего к спокойной [жизни] за руки и передал слова одобрения. Елюй Силян, ведя карательную войну против государства, называемого Уго — [«государство Пяти племен»], также одержал победу, и хан командировал послов наградить снискавших заслуги командиров и солдат. К тому времени племена юйцзюэ стали спокойными. Но когда хан пожелал переселить людей этих племен во внутренние земли, то они сразу же начали затруднять переселение: присоединяться к враждебным непреклонным племенам и [вместе с ними] отлагаться от подданства. Хан Шэн-цзун дал войска Елюй Силяну и отправил покарать враждебные непреклонные племена. Елюй Силян победил те племена, всех [их] мужчин убил. /37/ Отыскав всех людей племен юйцзюэ, присоединившихся и отложившихся от подданства вместе с враждебными непреклонными племенами, доставил [их также] вместе с ними [во внутренние земли], по повелению хана построил город на реке Люйцзюйхэ и поселил [там].

В 5-й луне хан Шэн-цзун назначил Елюй Силяна главным управляющим (дудяньцзянем), Сяо Цюйлея — главным инспектором (дуцзянем) и отправил покарать [корейское] государство Солхо.

В 5-й год [эры правления] Кай-тай (1016 г.), в 1-й луне, два амбаня по именам Елюй Силян и Сяо Цюйлей [снова] направились к государству Солхо, разбили его войска западнее областного города, мимо которого [они] прошли 572, и захватили несколько десятков тысяч человек. Повернув войска, пришли в места округа Наньхай, где Елюй Силян внезапно заболел и умер.

В 7-й луне хан Шэн-цзун ходил охотиться в горах Чишань 573. Во время конной стрельбы из лука по одному обнаружившему себя тигру конь хана Шэн-цзуна [скакал слишком] быстро, поэтому хан опоздал с выстрелом, и [стрела] прошла мимо [цели]. Когда тот тигр погнался за ханом и приблизился [к нему для прыжка], то все [его] приближенные поразбежались. И [тогда] амбань по имени Чэнь Чжао-гунь спустился с коня, внезапно 574 схватил тигра за оба уха и сел [на него] верхом, после чего тот тигр замер от ужаса. Хан Шэн-цзун сказал сопровождающим его [на охоте] людям: «Стреляйте скорее!», — но Чэнь Чжао-гунь закричал громким голосом и приказал прекратить стрельбу. И хотя бы тигр перевалил через гору, Чэнь Чжао-гунь ни за что не свалился бы [с него]! Улучив мгновение 575, он выхватил привешенный на бедре меч и зарубил тигра. Хан Шэн-цзун подогу шел [у нему] близко и сказал: «Вот как измучился!» И в тот же день, /38/ не откладывая, удостоил Чэнь Чжао-гуня угощения и наградил золотыми и серебряными сосудами.

В 6-й год [эры правления] Кай-тай (1017 г.), во 2-й луне, принцесса, [жена Сяо Туюя], убила свою девочку-служанку, которая сушила на солнце котлы 576, безо [всякой ее] вины, поэтому хан Шэн-цзун [своего] зятя Сяо Туюя, [носившего звание «воевода — зять императора»], понизил [в должности] за то, что [он был] не в [97] состоянии править домом, и назначил государственным советником (пинчжанши). Принцессу понизил [в титуле] и сделал прежней, равной [другим принцессам] 577.

В 5-й луне назначил Сяо Хоцзо главнокомандующим (дутуном), Ван Цзи-чжуна 578 — главным управляющим (дудянъцзянем), Сяо Цюйлея — главным инспектором (дуцзянем). При отправлении в новый карательный поход против [корейского] государства Солхо хан Шэн-цзун вручил Сяо Хоцзо обоюдоострый меч и сказал: «Преступивших законы людей убивай по собственному усмотрению!». Сяо Хоцзо и другие в сражениях с [войсками] государства Солхо победы не одержали и возвратились назад.

В 7-й год [эры правления] Кай-тай (1018 г.), в 5-й луне, Пулули — вождь племени, которое сражается под бой в гонги и барабаны 579, шел к ханскому городу. Когда пришел к реке, которая вплотную подходит к Пескам 580, то вдруг внезапно затмились небо и земля, и все бывшие вместе с Пулули сорок три человека [были подхвачены] сильным ветром и взлетели. Упали [сверху на землю] на расстоянии в несколько ли [от реки]. Не взлетел только сам Пулули и единственный кувшинчик, в котором согревают вино.

В 10-й луне хан Шэн-цзун назначил Сяо Пайя главнокомандующим (дутуном), Сяо Силея — помощником главнокомандующего (фу дутуном), Елюй Баго — главным инспектором (дуцзянем) и снова отправил в карательный поход против [корейского] государства Солхо. При отправлении хан Шэн-цзун сказал уходящим [в поход] амбаням: /39/ «С обороняющими корейские города чиновниками говорите [понятно и] вразумительно! Говорите [им]: "Людей, пришедших вместе со многими для вступления в подданство, щедро кормим. Людей же, которые упорно обороняются и сопротивляются, непременно убиваем"».

В 12-й луне Сяо Пайя и другие напали на корейские войска [в местности] между двух рек — Шахэ и Тухэ 581. Даляоские войска были разбиты. Многие непослушные, [распоясавшиеся после поражения], голодные племенные воины, которые падали и теряли сознание 582 [от лишений в пути и полученных ран], гибли [во время переправ через реки]: опускались на дно и тонули. Чанвэнь Агода и все возвышенные, честные, знаменитые 583 [амбани] были убиты этими лихими и крайне опасными 584 воинами.

В 8-й год [эры правления] Кай-тай (1019 г.), в 3-й луне, амбани такого рода, как Сяо Хань-нин, Елюй Баго, Сяо Пайя и Сяо Яоцзи, возвратились с войсками из [корейского] государства Солхо, после чего хан Шэн-цзун перечислил и объявил [их] преступления, но судебное разбирательство [по их делу] отменил. Всем женам ходивших в государство Солхо и погибших на войне чиновников пожаловал грамоты 585 [с признанием заслуг погибших].

В 9-й год [эры правления] Кай-тай (1020 г.) хан Шэн-цзун командировал в [корейское] государство Солхо своего амбаня по имени Елюй Цзы-цзун 586, и тот пришел [назад] с письмом от корейского вана, в котором говорилось: «Стану пограничным вассалом, буду предоставлять 587 дань». Хан Шэн-цзун принял слова того письма и командировал посла [с сообщением] о прощении вины корейского вана.

В 10-й год [эры правления] Кай-тай (1021 г.), в 11-й луне, хан Шэн-цзун сидел в ямыне Чжаочэндянь — [«Зал для приемов и вручений»], и все военные и гражданские чиновники поднесли хану и объявили почетный титул «хорошо знакомый с литературой, /40/ богатырь в военных [делах], послушный [в исполнении] правил этикета, совершивший подвиги, установивший мир император». [Наименование] эры правления было изменено, и год был назван 1-м годом [эры правления] Тай-пин (Слова тай пин означают: «мирный» 588) (1021 г.). Был выпущен всемилостивейший манифест о прощении преступников.

[Хан] своего сына — Лян-вана Цзун-чжэня 589 — объявил престолонаследником.

Во 2-й год [эры правления] Тай-пин (1022 г.), в 3-й луне, скончался сунский хан Чжэнь-цзун, и [его] сын Жэнь-цзун унаследовал престол. Хан Чжэнь-цзун сидел на троне 25 лет. Был в возрасте 55 лет. Хан Жэнь-цзун командировал посла, пришедшего к хану Шэн-цзуну с сообщением о трауре, после чего хан Шэн-цзун снарядил двух своих амбаней по именам Сяо Жэ-синь и Фэн Янь-сю 590 и отправил для совершения поминок [на могиле] сунского хана Чжэнь-цзуна.

В той же луне произошло землетрясение, [вследствие чего] провалилась местность под названием Уцзуй, что у городов [областей] Юньчжоу и Инчжоу, раскололась высокая северная гора 591, [из нее] вырвались воды и, став рекой, потекли вниз.

В 4-й луне династия Сун командировала посла, [который] поднес хану Шэн-цзуну оставшиеся после ее почившего хана [Чжэнь-цзуна] вещи.

В 12-й луне скончался корейский ван Ван Шунь, и [его] сын Ван Цинь командировал посла, пришедшего к хану Шэн-цзуну с сообщением о трауре. Хан Шэн-цзун объявил Ван Циня ваном его государства. В 3-й и 4-й годы [эры правления] Тай-пин (1023-1024 гг.) никаких дел не было. [98]

В 5-й год [эры правления] Тай-пин (1025 г.), в 4-й луне, [в самом начале лета], в тот вечер, когда хан Шэн-цзун /41/ шел от вод реки [Яцзыхэ, которая протекала недалеко от города] Чанчунь и [была богата] запасами рыбы и [диких] гусей 592, эти воды с громоподобным гулом перебросились через засеянные и вспаханные 593 холмы, и на расстоянии в сорок ли [от города Чанчунь?] образовалось одно озеро — [Яцзыхэпо «озеро Утиной реки»?].

В 6-й год [эры правления] Тай-пин (1026 г.), в 3-й луне [люди] народа цзубу пришли воевать в западные губернии государства Да Ляо, и амбань по имени Сяо Хуэй разбил [их]. После сего все подвластные народу цзубу племена отложились от подданства [государства Да Ляо], и даляоские войска отправились в карательный поход [против них], вступили в сражение и были разбиты. [Находившиеся] в этих войсках военный инспектор (цзяньцзюнь) Нелигу и великий защитник (тайбао) Хобулюй были убиты.

В 11-й луне хан Шэн-цзун выпустил указ, [в котором] говорилось: «Любого из управляющих делами чиновников — крупного ли, мелкого ли — отрешать от должности с лишением чина, если [он] был корыстолюбивым и жестоким, [то есть] обдиралой народа! Пока, [усовершенствуя] самого себя, не состарится, не давать назначение на службу! Непременно заменять [на службе] скверного, бесчестного человека, хотя бы [он] и занимал высокое положение [при дворе]! Если способные к делам, бескорыстные, усердные люди занимают низкое положение, то представлять [их] к повышению [в чинах и должностях]! В случае, если ханский родственник принимает взятки, то ссылать [его] на казенные работы 594 как [самого последнего] подлого человека, когда обнаружится его преступление!».

В 7-й год [эры правления] Тай-пин (1027 г.) дел не было.

В 8-й год [эры правления] Тай-пин (1028 г.), в 1-й луне, [люди] народа дансян напали на даляоскую пограничную область и увели [скот и людей]. Даляоские войска отправились в карательный поход против народа цзубу, /42/ поэтому его правитель по [жизненно важным хозяйственным] причинам, [связанным с приходом] весны 595, вместе со всеми изъявил покорность.

В 9-й год [эры правления] Тай-пин (1029 г.), в 8-й луне, чанвэнь из Восточной столицы Даяньлинь, [который был командующим] войсками, называемыми «войска шэли» (шэли цзюнь), отложился от подданства государства Да Ляо; заключил в тюрьму оборонявшего Восточную столицу царского зятя Сяо Сяо-сяня 596 и [его] жену — принцессу Нань-ян; убил этих трех амбаней: председателя министерства финансов Хань Шао-шуня, советника Ван Цзя и главного командира Сяо Пудэ; немедленно стал ханом в Восточной столице; объявил название [своей] династии — Син-лю; дал наименование эре [своего] правления — Тянь-цин. [Следует сказать, что с самого] начала — со времени покорения этой области Восточной столицы ханом Тай-цзу — [здесь] пошлины с соли, дрожжей и [других] налогов, взимаемых с подобных этим мелочей, не существовало. Когда же Фэн Янь-сю и Хань Шао-шунь, эти два амбаня, попеременно, по очереди занимая [пост председателя министерства финансов], начали взимать [с этой области] такие же, как в области Янь, налоги, то народу стало невозможно жить. Далее, область Янь ежегодно теряла [часть урожая] хлебов, поэтому советник министерства финансов Ван Цзя говорил хану: «Когда прикажешь построить суда и сплавлять [на них] хлеб Восточной столицы для народа области Янь, то водный путь опасен, и много людей потонет в воде. Вот почему [все] тревожатся». Но если и говорил [так], хан совершенно не верил [его словам]. И когда народ возроптал и хотел поднять бунт, то Даяньлинь убил главноначальствующих Хань Шао-шуня 597 и Ван Цзя [именно] ради того, чтобы успокоить народ. Было, что во время составления заговора [все меры по его осуществлению] обсуждались Даяньлинем и Ван Дао-пином совместно. Но вечером того [дня, когда Даяньлинь совершил убийства и объявил себя ханом], Ван Дао-пин /43/ бросил своих детей и жену, перелез через городскую стену, бежал и прибыл к хану с сообщением [об этих событиях], после чего хан немедленно вызвал войска всех губерний и приказал: «Экстренно отправляйтесь в карательный поход!». Сяо Пиди, царский дядя по матери, находясь недалеко от Восточной столицы, первым [из всех командующих] взял подведомственные ему войска и стал охранять необходимые Даяньлиню для передвижения местности, отрезав [тем самым] пути ухода на запад. К слепой, молчаливой младшей сестре 598 великого защитника (тайбао) Даяньлинь тайно отправил человека с письмом, [в котором были такое слова]: «Скрытно, [исподволь, как бы невзначай] испытай 599 Елюй Бугу, предводителя объединенных [племенных] войск!» Но слепая молчаливая младшая сестра [великого защитника] донесла Елюй Бугу об этих словах. Получив [от нее] отправленное [Даяньлинем] письмо [и узнав из письма имена заговорщиков], Елюй Бугу убил восемьсот человек из [бывшего] государства Бохай — всех, кто составлял заговор [и помогал] Даяньлиню [в его осуществлении. Затем] отрезал пути [ухода] на восток. Эти два города — Хуанлунфу и Баочжоу — не признавали зависимости [от хана-самозванца], поэтому Даяньлинь немедленно разделил войска и [с частью войск] пришел для захвата города Синьчжоу. Помощник цзедуши города Синьчжоу, который держал в [своих] руках дела [города] 600, солгал: «Признаю зависимость», — поэтому [Даяньлинь] не стал спешить и не взял [город] в осаду. [99]

Когда позднее узнал об его обмане и осадил город, то [помощник цзедуши уже] успел укрепить его. Не захватив [город Синьчжоу, Даяньлинь] возвратился [в Восточную столицу].

Даяньлиню покорились все северные и южные [племена] народа нюйчжи, а государство Солхо еще и предоставило дань. Когда все войска хана Шэн-цзуна одно за другим прибыли из всех губерний [к Восточной столице], то Даяньлинь крепко охранял [этот] город и не выходил [из него].

В 10-й луне хан Шэн-цзун /44/ назначил главнокомандующим (дутуном) Сяо Сяо-му — чиновника из Восточной столицы, который [по долгу службы] учитывает и исследует 601 [политическую обстановку в государстве]; чанвэня Сяо Пиди назначил помощником главнокомандующего (фу дутуном); великого вана внесенных в список 602 племен Сяо Пуну назначил главным инспектором (дуцзянем) и со словами: «Покарайте Даяньлиня!» — также отправил [к Восточной столице] для умножения [сил ранее отправленных войск].

В 10-й год [эры правления] Тай-пин (1030 г.), в 3-й луне, Сяо Пиди, обговорив [все] с Сяо Сяо-му, построил преграды 603 вокруг 604 Восточной столицы на расстоянии [от нее] в пять ли, [полностью отрезав тем самым от внешнего мира], и взял [ее] в осаду. После этого подчиненный Даяньлиню командующий, [который был] обычным иностранным ученым 605, учинил заговор с даляоскими войсками. Открыв ночью южные ворота, впустил даляоские войска, которые схватили Даяньлиня. И область Восточной столицы успокоилась.

В 11-й луне ходившие в карательный поход против Восточной столицы амбани возвратились и встретились с ханом Шэн-цзуном, после чего хан удостоил [их] парадным обедом и объявил Сяо Сяо-му Дунпин-ваном, Сяо Пиди — Ланьлинцзюнь-ваном, Елюй Пуну 606 — главным чиновником [одного] управления 607.

В 11-й год [эры правления] Тай-пин (1031 г.), во 2-й луне, хан Шэн-цзун пошел [в весеннее набо] — к реке, [что протекала около областного города] Чаньчунь. [Находясь в пути], в 3-й луне начал болеть. В 6-й луне скончался [в местах] севернее реки Дафухэ. На троне сидел 49 лет. Был в возрасте 61 года.

(пер. Л. В. Тюрюминой)
Текст воспроизведен по изданию: История железной империи. Новосибирск. Институт археологии и этнографии СО РАН. 2007

© текст - Тюрюмина Л. В. 2007
© сетевая версия - Тhietmar. 2012
© OCR - Иванов А. 2012
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Институт археологии и этнографии СО РАН. 2007