Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь
(открываются в новом окне)

ИСТОРИЯ ЖЕЛЕЗНОЙ ИМПЕРИИ

[ИСТОРИЯ ДИНАСТИИ ЛЯО]

ЛЯО ШИ

[ДАЙЛЯО ГУРУНИ СУДУРИ]

Тетрадь III. Часть первая

Имя даляоского хана Ши-цзуна — Юань 247. В детстве звали Уюй. Внук хана Тай-цзу Абаоцзи, старший сын Жэньхуан-вана Туюя. Мать — урожденная Сяо. Ши-цзун Уюй по природе 248 [своей] был величественным и сильным, внутренне снисходительным, но внешне строгим, искусным стрелком из лука, добрым [на дела]: раздачу [милостыни] и заботу о пропитании людей. Люди охотно повиновались [ему]. Хан Тай-цзун любил [его] как родного сына.

В 9-й год [эры правления] Хуэй-тун (946 г.), установленной ханом Тай-цзуном, Ши-цзун Уюй, следуя за ханом Тай-цзуном, ходил в карательный поход против государства Цзинь. Во 2-й луне [этого года] был возведен в достоинство Юнкан-вана.

В 4-й луне [10-го года эры правления Хуэй-тун] (947 г.), когда хан Тай-цзун умер в городе Луаньчэн, не оставив указа об унаследовании [престола], все войска находились в страхе. Великий ван южных министерств Елюй Хоу пришел к великому вану северных министерств Елюй Ва и сказал: «Не следует и на один день оставлять пустым ханский трон. В случае, если уведомить тайхоу и если будет [на то] воля тайхоу, то [на престол] непременно возведут Ли Ху. Но сердце Ли Ху жестоко и свирепо. Считать народ своими детьми не сможет. Если хотим соответствовать желанию людей, то [на престол] нужно возвести Юнкан-вана Уюя». Но Елюй Ва не мог ни подтвердить, ни прервать [его слова]. В то время человек по имени Елюй Аньдуань был для Юнкан-вана Уюя любезным другом. Юнкан-ван Уюй тайно принял Аньдуаня и стал расспрашивать об [этом] плане, поэтому Аньдуань сказал: «Ван, сердце твое мудро и снисходительно. [Ты] — старший сын Жэньхуан-вана. И хотя [12-летний] Шоуань-ван Шулюй — [старший] сын хана Тай-цзуна, /2/ сердца всех людей Поднебесной направлены к тебе, ван. В случае, если [вопрос о престолонаследии] не решишь в настоящее время, то в будущем [упущенного уже] не догонишь, хотя бы и раскаялся». В ту пору из Верхней столицы прибыл человек [с донесениями], поэтому Аньдуань тотчас же распространил внутри войск ложную весть: «Ли Ху умер», — чему все воины поверили. После этого Аньдуань пошел держать совет с двумя ванами — ваном Севера и ваном Юга, и ван северных министерств Елюй Ва, выслушав [Аньдуаня], сразу же встал и сказал: «Наши две персоны только что рассуждали об этом деле. Было, что почивший хан постоянно велел Юнкан-вану Уюю стать его преемником. И если уж нас сегодня это дело объединило, то кто [из нас] откажется [выполнить волю почившего хана]? Но только если возведем [на престол Уюя], не известив тайхоу, то как бы не произошли раздоры в царствующем доме!» Аньдуань сказал в ответ: «Ван, [к чему сомневаться], коли уж ты знаешь о намерении почившего хана [в отношении] Юнкан-вана Уюя: "Пусть он наследует!"? Кроме того, Юнкан-ван Уюй очень благоразумен, и сердца людей покорны [ему]. Когда немного промедлим, то великое дело погибнет. Если уведомить тайхоу, то [на престол] непременно возведут Ли Ху. Ли Ху — жестокий, свирепый человек, и все люди, которые идут дорогою [на север, домой], знают о его пороках. Когда [Ли Ху] унаследует престол, то что сделает с царствующим домом?!». Великий ван южных министерств Елюй Хоу сказал: «Эти слова справедливы. Я утвердил [решение] и завершил [дело]», — сразу же привел в порядок войска, собрал всех командующих и в городе Чжэньян возвел Юнкан-вана Уюя /3/ на престол перед гробом хана Тай-цзуна. Юнкан-ван Уюй, став ханом, назначил Аньдуаня главным командиром над людьми, изъявившими ему покорность, доверяя Аньдуаню как сердцевине сердца. Хан Ши-цзун, придя в город Динчжоу, отправил Тяньдэ, Шогу, Цзели 249 и других со словами: «Возьмите гроб [с телом] хана и идите впереди [всех] в Верхнюю столицу!» Тайхоу, услыхав, что Ши-цзун стал ханом, дала войска Ли Ху — младшему брату хана Тай-цзуна — и отправила со словами: «Иди навстречу [Уюю] и вступи в сражение!». Когда Ли Ху пришел в Южную столицу, то илицзинь Аньдуань и чанвэнь Люгэ 250 командировали человека сообщить [об этом] хану Ши-цзуну, а сами взяли передовые [т.е. легкие авангардные] войска 251 и пришли в местность у самой красивой великой реки 252, [где] натолкнулись на войска Ли [72] Ху и, вступив в сражение, разгромили [их]. Ли Ху вернулся [домой], схватил семьи всех амбаней хана Ши-цзу-на и сказал охранникам: «Когда я в [новом] сражении потерплю поражение, то всех этих убью первыми!». От таких слов люди пришли во всеобщее негодование и ужас: «В случае, если произойдет сражение, то отцы, сыновья, старшие, младшие братья и все прочие [родственники] будут убивать друг друга». Когда хан Ши-цзун пришел к реке Хуанхэ 253, то тайхоу вместе с Ли Ху привела в порядок войска и пошла к переправе через реку Хуанхэ навстречу [хану Ши-цзуну].

В то время человек по имени [Елюй] Учжи был на стороне тайхоу. Хан Ши-цзун написал одно письмо, назвав [в письме] Учжи ловким в составлении отчетов [о расходах сумм], и, опорочив [его таким образом], велел перепроводить [письмо] к тайхоу. Тайхоу получила письмо и показала [его] Учжи. Учжи, окончив читать, сказал: «Тайхоу помогала Тай-цзу и водворяла спокойствие в Поднебесной. Поэтому я /4/ имею желание до [самой] смерти ревностно служить [ей]. Но если тайхоу сомневается во мне, то найду ли я [возможность служить ей], хотя бы и желал исполнить [свой] долг? [Относительно случившегося скажу, что если вы] ныне встретитесь для переговоров, то [дело] до совершения преступления и не дойдет. В противном случае скорее сражайтесь, чтобы разрешить сомнение победой или поражением! Если души людей поколеблются [хотя бы] один раз, то бедствия династии не бывают мелкими. Тайхоу, хорошенько вникни [во все]!». Тайхоу сказала: «Амбань, если я сомневаюсь в тебе, то для чего показываю письмо?!». Учжи ответил: «Ли Ху и Юнкан-ван — сын и внук Тай-цзу. Далее, ханский престол не перешел к чужому. Почему же нельзя Юнкан-вану сесть [на ханский трон]? Тайхоу, подумай о возможных дальних [последствиях] и встреться с Юнкан-ваном!». Тайхоу спросила: «Кого можно командировать?» Учжи ответил: «Если тайхоу не сомневается во мне, то я отправлюсь на переговоры, и если, сверх ожидания, Юнкан-ван примет [мои] слова, то [это] будет счастье для царствующего дома». И тайхоу тотчас же командировала Учжи и велела [ему] препроводить письмо к хану Ши-цзуну. Хан Ши-цзун также [написал] письмо, вручил [его] Елюй Хайсы и [хотел] командировать [Хайсы к тайхоу], но так как слова письма были чрезвычайно неприятны [для слуха], то Учжи, увещевая, сказал: «Если в письме написать так, то бедствия династии не прекратятся. [Когда] прекратите враждовать, то до [кровопролития], успокоения царствующего дома и заключения мира [дело] и не дойдет». Но хан [все] говорил: «[Да] как она может сражаться со мной, хотя бы и была во многом подобна мужчине?!». Учжи отвечал: «Пусть она и не победит, [вы] есть одно [целое] — кости и мясо! Кроме того, [уже] известно, кто победит, а кто потерпит поражение. Хотя хан, к счастью, победит, но не останется никого из семей всех амбаней /5/ — из тех [семей], что схвачены Ли Ху. Когда [все] это обдумаешь, то [поймешь]: только в примирении благо». Люди левой и правой сторон, подслушавшие эти слова 254, изменились в лице [от страха]. Хан Ши-цзун долго раздумывал, а [затем] спросил: «Каким образом примириться?». Учжи ответил: «Когда встретишься с тайхоу и [правдиво] объяснишь все, что [тебя] озлобило, то примирение не будет трудным. [Ведь только] по такой причине не медлят со сражением — если не приходят к согласию». Хан Ши-цзун признал его слова справедливыми и тотчас же командировал к тайхоу [Елюй] Хайсы со словом: «Встретимся!». По прошествии нескольких дней, действуя через послов, встретились и сразу же стали высказывать все, что [их] озлобило, и кричать. Когда уже и малого желания примириться не осталось, тайхоу сказала Учжи: «Не поразмышляешь ли ты хорошенько вместо меня?». Учжи ответил: «Тайхоу, я буду говорить, если ты скажешь Ши-цзуну: "Прекращаю вражду"». Тайхоу сказала: «Говори ты!». Учжи взял в руки бирки и обратился к тайхоу: «Почему [ты] в прежние времена — во времена Жэньхуан-вана — ханом поставила Тай-цзуна, [хотя] он и был младшим братом [Жэньхуан-вана]?». Тайхоу ответила: «Возведение Тай-цзуна [на престол] — это [устное] завещание Тай-цзу». Затем Учжи обратился к Ши-цзуну: «Великий ван, по какой причине ты особым образом стал ханом, не известив бабушку и младшего брата отца?». Хан Ши-цзун ответил: «Был закон, по которому [мой] отец Жэньхуан-ван должен был сесть на трон. Но [он] не сел, уступил [трон] и ушел в государство Тан. Ныне закон — мне сесть [на трон] ханом». Учжи, приняв строгий, важный вид 255, сказал: «Разве может быть такое — закон сына Жэньхуан-вана, закон сына того, кто покинул страну отца и матери и ушел в государство Тан?! Великий ван, /6/ примиряясь с тайхоу, уже немного проигрывает [в споре], но не принимает вину на себя. Только выкапывает все, что [его] озлобило. Тайхоу же снова, [как и после смерти хана Тай-цзу], потворствует своей любви и, говоря: "[Таково устное] завещание почившего хана", — хочет [в этот раз] отдать трон взбалмошному Ли Ху. Если так, то для чего примиряться? Быстро сойдитесь и сражайтесь!». Сказав, бросил на землю взятые в руки бирки и возвратился [на свое место]. Тайхоу, проливая слезы, сказала: «Тай-цзу при мятежах, [поднятых] всеми [его] младшими братьями, встречался [с ними для примирения], люди Поднебесной страдали, и притом отверстия ран еще не затянулись. Разве может быть такое снова?». Сказав [Учжи]: «Подай одну бирку!», — взяла [ее в руки]. Хан Ши-цзун сказал: «Мой отец не стал ханом, поэтому [ханом] стал я — [его] сын. О ком [это] снова говорят: "Бунтовщик"?» — и, приняв [от Учжи], взял в руки одну бирку. При этом люди левой и правой сторон, обняв друг друга, все [73] вместе зарыдали. Тайхоу снова обратилась к Учжи: «С примирением покончено. Но кого же [все-таки] нужно посадить на трон?». Учжи ответил: «Тайхоу, когда отдашь трон Юнкан-вану, то все будет соответствовать воле Неба и желанию людей. Стоит ли еще сомневаться?». Ли Ху громко воскликнул: «Если существует Ли Ху, моя особа, то как Уюй сможет взойти [на престол]?». Учжи сказал: «[По] закону всех поколений [на трон] садится старший сын. А все [его] младшие братья сесть не могут. Притом восшествие [на престол] в прежние времена следующего совершенномудрого хана не было справедливым. Кроме того, ты, гун, жесток и свиреп, и люди чрезвычайно озлоблены [на тебя]. Весь народ желает возвести [на престол] Юнкан-вана. Вырвать [престол из его рук] невозможно». Тайхоу сказала Ли Ху: «Две наши особы 256 — Тай-цзу [и я] — с [самого] начала любили тебя больше других сыновей. Люди обычно вот что говорят: "Пристрастно любимый сын /7/ не в состоянии защитить дом; женщина, которой довелось печалиться, не умеет управлять домашним хозяйством". Я — не из тех, кто не возводит тебя на ханский [престол]. Но что делать с твоей неспособностью [к управлению]?». Сказав [так], утвердила престол за [29-летним] ханом Ши-цзуном. После этого, по прибытиии хана Ши-цзуна в Верхнюю столицу, стало известно по слухам, что тайхоу и Ли Ху снова приняли другое намерение, [поэтому хан] переселил тайхоу и Ли Ху и водворил на жительство в городе [области] Цзучжоу, [где был похоронен хан Тай-цзу]. Амбаня, который нарушил клятву и стал [для него] невыгодным 257, убил, сказав: «[Участвовал] в заговоре».

В 8-й луне хан Ши-цзун свою мать, урожденную Сяо, возвел в достоинство хуантайхоу. Впервые употребил в северных министерствах должность шумиши 258 — [председателя верховного военного совета] — и назначил [на нее] Аньдуаня. Останки совершенномудрого хана Тай-цзуна похоронил в области Хребта славы 259 и принес жертву [духам] Неба сожжением бумажных [денег]. Все амбани поднесли хану Ши-цзуну и объявили почетный титул «император Тянь-шоу» 260. [Хан] помиловал всех преступников, изменил наименование эры правления Хуэй-тун 261 и назвал год 1-м годом [эры правления] Тянь-лу (Слова означают: тянь шоу «ниспосланный Небом»; тянь лу — «обнаруженный Небом» 262) (947 г.).

Хан Ши-цзун объявил посмертный почетный титул своего отца Жэньхуан-вана — «император Жан-го (Слова жан го означают: «уступивший государство»)». Объявил Аньдуаня правителем государства Дундань, Чагэ — Тайнин-ваном, Люгэ — шиинем, Гао Сюня 263шумиши в южных министерствах.

Во 2-й год [эры правления] Тянь-лу (948 г.), в 1-й луне, двое амбаней по именам Елюй Тяньдэ и Сяо Хань задумали поднять мятеж. Предугадав это, [хан] заключил [их] в тюрьму. [Затем] с Елюй Тяньдэ сблизился тиинь Люгэ вместе со своим младшим братом Пэньду 264 и хотел поднять мятеж, но Елюй Шила узнал [об этом] и пошел к Учжи с тайным доносом, /8/ после чего Учжи немедленно, взяв [с собой] Елюй Шила, вошел к хану Ши-цзуну и сообщил об этом деле. Хан Ши-цзун [велел] привести Люгэ и других и допросил [их], но так как Люгэ не сознался в преступлении, то сразу же прекратил [дело]. Прошло немного времени, и Люгэ привел хана Ши-цзуна в свой дом, сказав: «Посмотри на игру в шашки!». Спрятав внутри рукава меч, подошел к хану принять [от него] вино, после чего хан, почувствовав [недоброе], велел схватить Люгэ и расспрашивал об этом деле, но так как Люгэ сразу же поклялся: «Нет!», — то хан снова, вторично, допрашивать не стал. Но Учжи сказал хану Ши-цзуну: «[Допроси] Люгэ и Шила на очной ставке! Нельзя [этот донос] оставить без внимания!». И хан Ши-цзун сказал: «Амбань, ты произведи расследование вместо меня!». Учжи немедленно взял людей с привешенными на боку мечами и пошел [к Люгэ]. При допросах [этот] сообщник Тяньдэ сознался в преступлении, после чего Тяньдэ был казнен, Сяо Хань наказан палками, Люгэ смещен [с должности тииня] и поселен на границе, Пэньду отправлен [на жительство] к наводящему страх грабежами дикому народу 265.

В тот год умер Лю Чжи-юань, хан династии Хань, и [его] сын Чэн-ю взошел [на престол]. Лю Чжи-юань сидел на троне 2 года. Был в возрасте 54 лет.

В 3-й год [эры правления] Тянь-лу (949 г.), в 1-й луне, схватили младшую сестру хана Ши-цзуна [по имени] Абули вместе с ее мужем Сяо Ханем за то, что [они снова] задумали поднять мятеж. Сяо Хань был казнен, а принцесса Абули заключена в тюрьму, [где] умерла от голода.

В 4-й год [эры правления] Тянь-лу (950 г.), во 2-й луне, Данин-ван 266 Чагэ /9/ тайно отправил человека с обманными словами о том, что его отец Аньдуань гнушается им, и [человек] пришел к хану Ши-цзуну с [этим] сообщением. Хан Ши-цзун велел сходить за Чагэ. Когда Чагэ привели, то [он] стал без удержу рыдать перед ханом. Хан Ши-цзун посмотрел на него с состраданием, назначил командиром в племенных войсках, [выстраиваемых перед сражением] в западных шеренгах 267, и разрешил [беспрепятственные] вход во внутренние [покои] и выход [из дворца]. Во время охот хана Ши-цзуна Чагэ обычно не привешивает на пояс лук и [колчан] со стрелами, обманывая, что у него в руках простудная болезнь 268 [и он не может стрелять из лука], а [74] сопровождает хана с железной дубиной. Чагэ извещал хана Ши-цзуна о любом нарушении в своем доме, поэтому хан верил ему, называя истинно надежным [человеком]. Чагэ на стоянках (татань) располагался на ночлег вместе со всеми прочими родами. Если и хотел положить начало злому [замыслу, то подходящего] случая 269 не представлялось. Помаленьку, шаг за шагом приближаясь, стал располагаться на ночлег неподалеку от хана. Чанвэнь 270 Елюй Учжи, удостоверившись в коварстве Чагэ, написал и представил хану Ши-цзуну доклад, после чего хан, не поверив, показал тот доклад Чагэ. [Прочитав], Чагэ сказал про Учжи: «Клевещет!» — и зарыдал [так, что полностью] перехватило все горло (букв.: «глотку и гортань»). Хан Ши-цзун сказал: «[Да] знаю я про эти твои места [на стоянках]! К чему плакать?!». С того [времени] Чагэ стал злиться на Учжи, а Учжи сказал [ему]: «Если у тебя не было этого намерения, то, [выходит], я заблуждался в [своих предположениях и] подозрениях. А ты не поступай [более] не по правилам!». Потом Учжи снова сообщил хану Ши-цзуну о зловредности Чагэ, и хан сказал: «Чагэ покинул отца и показывает мне [свое] усердие. Нет у него другого намерения». Учжи спросил: «Если Чагэ непочтителен к отцу, /10/ то может ли он быть преданным хану?». Но хан Ши-цзун не принял [его] слова.

В 9-й луне хан Ши-цзун ходил в земли Шаньси, в 10-й луне ходил в карательный поход на юг, успокаивал внутренние густонаселенные родовые поселки 271 и брал штурмом города. Захватил много пленных и повернул войска [назад].

В 5-й год [эры правления] Тянь-лу (951 г.), в 1-й луне, амбань государства Хань по имени Го Вэй убил своего хана, сам взошел [на престол] и дал название династии — Чжоу. Чэн-ю, хан государства Хань, сидел на троне 3 года. Был в возрасте 20 лет. Го Вэй 272, хан государства Чжоу, командировал своего человека — [чиновника], который поздравляет [с радостным событием] и преподносит [дары] 273, и [тот] пришел к даляоскому хану Ши-цзуну с сообщением [о происшедших событиях], после чего хан Ши-цзун отправил посла, [через которого] велел [Го Вэю] присылать хороших лошадей.

Далее, Лю Чун 274 из государства Хань стал ханом в Тайюаньской области.

Во 2-й луне хан династии Чжоу вручил письмо двум своим амбаням — [чиновнику], который приглашает, вызывает и встречает [посетителей во время приемов во дворце], и [чиновнику], который заботится о печати 275, — и командировал к хану Ши-цзуну. Хан Ши-цзун просмотрел письмо. Поскольку слова доставленного письма были неучтивы, то сидел, принимая приглашающего, вызывающего и встречающего [посетителей чиновника] и других.

В 6-й луне Лю Чун из Тайюаньской области командировал посла к даляоскому хану Ши-цзуну сказать, что династия Чжоу ведет с ним войну, [а также передать] слова: «Стану [твоим] сыном. Приди с войсками на помощь! Пожалуй мне титул!», — после чего даляоский хан Ши-цзун командировал Янь-вана Дела 276 и шумиши Гао Сюня, [которые поднесли и] объявили почетный титул Лю Чуна — «император Шэнь-у (Слова шэнь у означают: «дух-богатырь») Великой династии Хань».

Южная династия Тан также /11/ командировала [чиновника], ведавшего [государственными] доходами 277, [который] пришел в государство Да Ляо со словами: «Подними войска и приди на помощь!».

В 9-й луне хан Ши-цзун отправился с войсками в карательный поход против династии Чжоу. Придя в горы [некогда] могучей державы 278, [что занимала земли и] города области Гуйхуачжоу, хан вместе с тайхоу совершил жертвоприношение [духу своего] отца, императора Жан-го. Когда все амбани опьянели, Чагэ пошел к Шоуань-вану. Если [хотел] договориться [с ним об убийстве хана Ши-цзуна], то Шоуань-ван не согласился [на это]. Затем пошел к Елюй Пэньду и советовался [с ним]. И Елюй Пэньду принял [его] слова. В тот же вечер эти двое вместе, взяв воинов, ворвались [в походный дворец] и убили тайхоу, хана Ши-цзуна и всех прочих. Хан Ши-цзун сидел на троне 5 лет. Был в возрасте 34 лет. Чагэ хотел стать ханом, но все амбани не согласились [на это], поэтому схватил их семьи, все до единой. Чагэ пошел осмотреть богатство дворцовой кладовой хана Ши-цзуна. С руганью, со скандалом 279 [проникнув в кладовую], стал рассматривать кубки и, сказав: «Драгоценностей, подобных этим, мало на свете, и ныне я приобрел [их]!», — отдал [кубки] своей жене. Жена сказала: «Шоуань-ван Шулюй, Учжи и все прочие будут жить, а от нашего рода [и малого] остатка не останется. Хотя и приобрел эти вещи, какая [в том] польза?». Чагэ ответил: «Шоуань-ван годами молод. Учжи, быть может, и держал [когда-то] в подчинении [каких-то] несколько рабов. Завтра утром придет для поклонения. [В отношении] его у меня нет опасений». В то время Учжи стало известно из слов людей, [что охранники] говорят: «Как бы не упустить [из-под стражи] человека в красном платье!». И Учжи сразу же обменялся платьем [с другим человеком], вышел [из-под стражи] и отправил людей, [которые] привели всех ванов. Дал знать командирам сопровождающих хана войск о [своем] желании уничтожить мятежников единой [общей] силой. /12/ Когда [бежавший к южным горам] Шоуань-ван возвращался в место своей стоянки, то Учжи отправил своего младшего [75] брата Елюй Чжуна 280 встретить вана. Когда ван пришел, [Учжи] стал советоваться [с ним], но ван сомневался и не верил Учжи. Учжи сказал: «Великий ван, ты — сын следующего совершенномудрого хана. Если мятежники найдут [тебя], то непременно убьют. Кому же [тогда] все амбани будут показывать усердие?! На кого будут опираться царствующий дом и мы?! Когда попадешь в руки мятежников, то [упущенных возможностей уже] не догонишь, хотя бы и раскаялся». И только тогда ван поверил его словам. Все командующие, услышав об уходе Учжи [из-под стражи], пришли [к нему] один за другим. Лишь только прояснилось небо, привели к порядок войска и тотчас же, не дав Чагэ [возможности] успеть [что-либо предпринять], пошли и окружили [лагерь мятежников]. Сообщник Чагэ, которого, доверяя, втянул [в преступление] 281, пришел с сообщением: «Шоуань-ван и Учжи с войсками окружили внешние [укрепления]», — после чего Чагэ немедленно отправил людей, [которые] убили [жену] хана Ши-цзуна — императрицу, урожденную Сяо. Чагэ вышел [из лагеря, чтобы] забрать 282 напуганные [этими событиями] войска, после чего Шоуань-ван отправил человека сказать Чагэ: «Вы подняли мятеж и убили хана. Что теперь еще намерены сделать?». Илицзинъ, хитрый и мудрый 283 [человек], бросил войска и сдался Шоуань-вану. И другие, глядя на него, стали потихоньку уходить [к Шоуань-вану] с изъявлением покорности, поэтому Чагэ понял, что [его] дело невыполнимо (букв.: «дело невозможно»). Приведя всех захваченных [им людей] из семей чиновников, схватил лук и стрелы и, угрожая, сказал: «Вы выходите скорее и сражайтесь! В противном случае [всех вас] убью!». В то время линья Елюй Диле 284 находился среди захваченных [и ставших] сообщниками [Чагэ по принуждению]. Он выступил вперед и сказал: «Когда будем вести переговоры таким образом: "Разве Шоуань-ван может взойти 285 [на престол], если бы хана не убили?" — /13/ то мы сможем избавиться от наказания». Чагэ спросил: «Если [действовать] согласно словам гуна, то кого можно будет командировать?». Елюй Диле ответил: «Я [сначала один] проверю 286 [все, а потом] пойду вместе с Чагэ и буду вести переговоры». И Чагэ, следуя этому плану, немедленно командировал [его]. Далее, Шоуань-ван отправил Елюй Диле назад, и [тот] схватил Чагэ, употребив хитрость. Чагэ был [предан самой жестокой медленной смертной казни] — изрезан в куски. Все [его] сыновья были убиты.

Тетрадь III. Часть вторая

/14/ Имя даляоского хана Му-цзуна — Цзин. В детстве звали Шулюй. Внук хана Тай-цзу, [по имени] Абаоцзи, старший сын хана Тай-цзуна, [по имени] Яогу. Мать — урожденная Сяо. Во 2-й год [эры правления] Хуэй-тун (939 г.), установленной ханом Тай-цзуном, [5-летний] Му-цзун был возведен в достоинство Шоуань-вана.

В 5-й год [эры правления] Тянь-лу (951 г.), [установленной] ханом Ши-цзуном, в 9-й луне, Чагэ убил хана Ши-цзуна, после чего Му-цзун, [по имени] Шулюй, [которому в то время было около 17 лет], взошел на ханский престол. Все амбани поднесли хану и объявили почетный титул «император Тянь-шунь». [Наименование эры правления] Тянь-лу было изменено и год назван 1-м годом [эры правления] Ин-ли (Слова тянь шунь означают: «благоприятный Небу»; ин ли — «соответствующий [лучшим] образцам» 287) (951 г.).

Хан Му-цзун сказал Учжи: «Амбань, судьба моего народа поистине вышла из твоих рук», — и поручил [ему] управление государственными делами. Пожаловал все имущество бунтовщиков, но Учжи отказался и не взял. Хан Му-цзун командировал амбаня, который тревожился [о нем], поддержал и привел в порядок [дела] 288, и [тот] пошел в государство Хань сообщить о трауре.

В 11-й луне династии Хань, Чжоу и Южная Тан, каждая сама по себе, командировали послов, [которые] пришли для совершения поминок [на могиле] даляоского хана Ши-цзуна. Хан Му-цзун издал указ, где говорилось: «Когда явитесь к хану для поклонения, то следуйте китайскому церемониалу на основании [указа] следующего совершенномудрого хана!».

В 12-й луне династия Хань командировала послов, [которые] поднесли луки, стрелы, седла и лошадей.

Во 2-й год [эры правления] Ин-ли (952 г.), в 1-й день нового года, послы Южной династии Тан /15/ [доставили] спрятанное внутри воскового [шарика] письмо и поднесли десять тысяч панцирей из рогов носорога.

В 10-й луне династия Хань командировала послов, [которые] поднесли виноградное вино.

В 11-й луне, в день зимнего поворота Солнца, хан Му-цзун совершил поклонение Солнцу, сообразуясь с древним обычаем.

[Согласно существующей] в государстве Да Ляо традиции, в день зимнего поворота Солнца ханская персона всходит на башню и расстилает наверху башни коврик 289. Хан, обратившись [лицом] к Солнцу, дважды бьет [76] челом и возжигает курения. Амбани, обязанные совершить поклонение [по своему служебному положению], дважды бьют челом перед Солнцем на двусторонней лестнице ямыня, [расположенного] под башней. Когда хан сядет на трон, то амбани подают [ему свои] доклады. [Ответственный за проведение церемонии] цзайсян [стоит] вместе с подведомственными ему амбанями, выстроенными ровно в ряд на задней стороне [тронного зала], и объявляет имена [подающих доклады амбаней, которые] дважды бьют челом перед ханом. [Покинув] места [церемониальной] выстройки, не возвращаются [на них], говорят: «Особе хана — вечное счастье!», — снова дважды бьют челом, встают [и остаются возле трона]. Объявляющий на заседаниях о делах чиновник 290 [Строительного министерства], стоявший в [церемониальном] строю вместе с подведомственными ему чиновниками на боковой [стороне тронного зала], и прочие [главные] чиновники ямыней сначала устно докладывают о делах, а потом точно так же, как и предыдущие, бьют челом.

В 3-й год [эры правления] Ин-ли (953 г.), во 2-й луне, к Диле, даляоскому тайбао — [великому защитнику], который управлял городом Ичжоу, пришло войско города Синьчжоу, [принадлежавшего] династии Чжоу, чтобы вовлечь [его] в сражение. Диле вступил в сражение и победил.

В 5-й луне от династии Хань прибыл посол и сообщил хану Му-цзуну: «Каменная триумфальная арка, воздвигнутая династией Цзинь для восхваления гениальности и добродетелей 291 вашего почившего хана Тай-цзу-на, разрушена династией Чжоу. Ныне желаем снова вырезать камни [для арки]», — и хан Му-цзун /16/ принял [эти] слова.

В 6-й луне умерла Согласующаяся с Небом вдовствующая императрица — [т.е. Ин-тянь да-мин ди хуан-хоу — жена хана Тай-цзу]. Хан Му-цзун целых семь месяцев не рассматривал государственные дела. Посмертно [поднес] хуантайхоу и объявил почетный титул «императрица Чжэнь-ле» 292. Похоронил в области Хребта предков 293.

В 4-й год [эры правления] Ин-ли (954 г.), в 1-й луне, умер Го Вэй — правитель династии Чжоу. [Его] приемный сын — Цзинь-ван Чай Жун 294 — унаследовал [престол]. Го Вэй сидел на троне 3 года. Был в возрасте 53 лет. Хан Му-цзун получил известие о том, что войска династии Чжоу нападут на династию Хань, и отправил на помощь династии Хань амбаня по имени Елюй Дилу.

В 5-й луне население городов Синьчжоу и Дайчжоу отложилось от подданства государства Хань и вступило в подданство государства Чжоу, после чего хан Му-цзун отправил своего великого вана южных министерств [по имени Елюй] Талей с приказом: «[Иди] на помощь Елюй Дилу и покарай [изменников]!». Елюй Талей отправился [на помощь, в то время как] войска государства Чжоу захватили несколько городов губернии Тайюань. Династия Хань из страха не [отдавала приказ своим войскам] вступать в сражение. Правитель династии Чжоу, получив известие о том, что даляоский Елюй Талей с войсками пришел [на помощь Елюй Дилу], дал двум амбаням по именам Фу Янь-цин и Го Цун-и 295 лучшие войска 296 и отправил [сражаться]. Талей напал на [эти] стоявшие в горном проходе Синькоу чжоуские войска и разбил их. Ши Янь-чао 297, [один из] их командующих, был взят в плен. Войска династии Чжоу обратились в бегство, после чего даляоские войска получили обратно уступленные прежде [противнику] города.

В 7-й луне /17/ даляоские воины по ошибке ограбили людей государства Хань, поэтому ханьский правитель командировал посла, пришедшего со словами: «Принесите [назад]!», — и хан Му-цзун все отослал назад.

В 5-й год [эры правления] Ин-ли (955 г.), во 2-й луне, династия Хань командировала послов, пришедших с пожеланием поднести хану Му-цзуну и объявить почетный титул, но хан Му-цзун не принял [ее] слова.

В 11-й луне умер Лю Чун — правитель династии Хань. [Его] сын Лю Чэн-цзюнь 298 командировал к даляоскому хану Му-цзуну посла, пришедшего [с сообщением о трауре и] со словами о желании унаследовать престол, после чего хан Му-цзун командировал [своего] посла для совершения поминок и [доставки свидетельства о] назначении Лю Чэн-цзюня следующим ханом.

В 6-й год [эры правления] Ин-ли (956 г.), в 6-й луне, династия Хань командировала посла, пришедшего для обсуждения войсковых дел.

В 7-й год [эры правления] Ин-ли (957 г.) племена бигудэ 299 отправили послов, предоставивших дань [династии Да Ляо].

Шаманка по имени Сяо-гу поднесла хану Му-цзуну лекарства, сказав: «[Это] лекарства, от которых зарождается долголетие». К этим лекарствам [шаманка] примешивала желчь мужчин и в течение нескольких лет убила многих людей, [чтобы добыть желчь]. И только теперь, в это время, хан Му-цзун понял обман и схватил шаманку. И толпа застрелила [ее] из луков.

В 8-й луне хан Му-цзун пристрастился к облавной охоте и не управлял государственными делами.

В 10-й луне, [с наступлением зимних холодов], хан Му-цзун упрямо охотился в горах 300 и говорил главноуправляющим амбаням: «Когда будут истинно виновные люди, которых следует казнить по закону 301, /18/ а я в [77] сильном гневе [прикажу] казнить и невиновных людей, то вы, амбани, настойчиво увещевайте [меня]! Не обращайте внимание на личность!».

В 8-й год [эры правления] Ин-ли (958 г.), в 4-й луне, Сяо Сы-вэнь, наместник Южной столицы, завоевал пограничные области (чжоу) и уезды (сянь) государства Чжоу, после чего хан Му-цзун командировал посла отблагодарить [Сяо Сы-вэня] подарком за беспокойство и труды.

В 7-й луне хан Му-цзун отправился на облавную охоту в горах Елашань. До исхода 9-й луны стрелял в горах в оленей и не рассматривал государственные дела.

В 9-й год [эры правления] Ин-ли (959 г.), в 4-й луне, [войска] государства Чжоу пришли для нападения на государство Да Ляо, после чего хан Му-цзун назначил Сяо Сы-вэня, наместника своей Южной столицы, командующим всех войск и отправил воевать. В той луне войска государства Чжоу завоевали три даляоские заставы — Ицзин[гуань], Вацяо[гуань] и Юй[гуань] 302.

Далее, в 5-й луне, [войска] династии Чжоу завоевали две области — Инчжоу и Мочжоу. Хан Му-цзун отправился в Южную столицу, после чего войска династии Чжоу возвратились [назад]. Даляоские войска отвоевали назад уезд Жунчэн. В той луне умер правитель династии Чжоу [по имени] Чай Жун, и [его] сын Цзун-сюнь 303 взошел [на престол]. Чай Жун сидел на троне 6 лет. Был в возрасте 39 лет.

Даляоский ван [по имени] Диле /19/ и объявляющий на заседаниях о делах чиновник [Строительного министерства по имени] Хайсы, которые дружили и [часто вместе] ловили рыбу 304, составили заговор и хотели поднять мятеж. Догадавшись об этом, хан Му-цзун схватил всех [причастных к заговору] и, совершая жертвоприношения [духам] Неба, Земли, предков и [духу] отца, докладывал всем о преступлении составивших заговор и схваченных [им] амбаней 305.

В 10-й год [эры правления] Ин-ли (960 г.), в 1-й луне, дудяньцзянь — [главный управляющий — одного из] южных ямыней 306 династии Чжоу [по имени] Чжао Куан-инь отстранил своего повелителя Цзун-сюня [от управления], сам взошел [на престол] и назвал династию Сун. Цзун-сюнь сидел на троне полгода.

В 6-й луне в государство Да Ляо прибыл посол от династии Хань и сообщил хану Му-цзуну о том, что сун-ские войска осадили город их [области] Шичжоу 307, после чего хан Му-цзун дал войска четырех племен Ала — цзедуши своего города Датун — и отправил со словами: «Иди на помощь [династии] Хань!». Сяо Сы-вэню дал войска трех племен и отправил, сказав: «Сражайся [в качестве] помощника [цзедуши]]».

В 8-й луне хан Му-цзун, опьянев, разбушевался, схватил серебряную дубинку и забил до смерти своего близкого прислужника 308 — человека, который заботился о котлах 309.

В 10-й луне Си-инь — сын Ли Ху — [хотел] поднять мятеж, но был схвачен. После этого Си-инь заставил своего отца Ли Ху — [младшего сына Тай-цзу Абаоцзи] — вмешаться [в это дело], вследствие чего Ли Ху был заключен в тюрьму, где и умер.

В 11-й год [эры правления] Ин-ли (961 г.), в 4-й луне, хан Му-цзун стрелял из лука в оленей и не оказывал [никакого] внимания государственным делам.

В 5-й луне младший астроном, который [при наблюдении за звездным небом] стоит [лицом] точно на север 310, составил календарь /20/ и поднес [его хану Му-цзуну].

В 12-й год [эры правления] Ин-ли (962 г.), в 5-й луне, была засуха, и хан Му-цзун велел своим людям левой и правой сторон прыскать друг на друга водой изо рта, вследствие чего погода [переменилась] и пошел дождь.

В 13-й год [эры правления] Ин-ли (963 г.), в 1-й луне, хан Му-цзун [в течение] девяти дней пил до [полного] опьянения вино и хлебную водку.

В 8-й луне хан Му-цзун отправился [на охоту] в горы Цзиньшань, чтобы стрелять из лука в оленей-самцов [во время гона], приманивая [их особым] свистком, и возвратился домой на семнадцатый день.

В 11-й луне хан Му-цзун охотился, четыре дня пил вместе [со всеми] вино и хлебную водку в домах охотников и награждал их.

В 14-й год [эры правления] Ин-ли (964 г.), в 9-й луне, племена хуан[шоу] шивэй отложились от подданства [государства] Да Ляо.

Хан Му-цзун, не [различая] дней и ночей, пьянствовал, буянил и убил во дворце своего близкого прислужника 311 — истопника 312.

Государство Уго отложилось от подданства государства Да Ляо, [его люди] занимались грабежами, [отнимая] у народа имущество и скот, после чего чанвэнь поднял и повел [за собой войска в карательный поход] 313. В сражениях с государством Уго поднявший и ведущий [за собой войска], а также 314 [многие] другие все были убиты.

В 15-й год эры правления] Ин-ли (965 г.), во 2-й луне, хан Му-цзун отправился [охотиться] на восток. Когда хан добыл [первую] утку, то на радостях для сокольничих, если [они] совершат преступление, отменил [78] уголовные законы, [карающие] выжиганием клейма на лице и смертной казнью через вырезание почек 315, а также освободил [сокольничих] от казенной службы.

В 3-й луне хан Му-цзун /21/ схватил нож и заколол близкого прислужника 316 — мальчика-подростка 317 — за то, что [он] опоздал ко времени, когда подаются столовые палочки [т.е. опоздал к ханскому столу]. Охотника [из тех], кто стреляет [в оленей], приманивая [их особым] свистком 318, казнил зато, что [он] заупрямился пойти днем понаблюдать 319 за лебедями, подвергнув [таким] пыткам: заставил [его] обнять раскаленный докрасна медный столб, [велел людям] раздроблять [его] руки наполненным горящими углями утюгом и скрести [его] голову раскаленным докрасна железным гребнем.

В 12-й луне ханский близкий прислужник — мойщик котлов 320 — самовольно пошел домой, поэтому хан Му-цзун разгневался и убил жену мойщика котлов за то, что [он] стосковался по ней и пошел домой.

В 16-й год [эры правления] Ин-ли (966 г.), в 5-й луне — [в сезон, когда созревает пшеница], — стояла засуха. Хан Му-цзун опрокинул лодку в выкопанном пруду и [на днище перевернутой лодки] молился о [ниспослании] дождя, но дождь не пошел. Покинув лодку, хан лично встал на середине вод и [усердной] молитвой испрашивал [у Неба дождя], вследствие чего внезапно пошел дождь.

В 17-й год [эры правления] Ин-ли (967 г.) хан Му-цзун, пристрастившийся к вину, постоянно буянит и немедленно убивает людей, когда приметит [их] небольшие проступки. Когда звери и птицы бывают запущены и истощены, то взращивающих их людей никоим образом не прощает и непременно убивает. А если [дело обстоит] так, то главноначальствующие амбани [различных ведомств] такого рода, как Сяо Сы-вэнь с хитрым лисьим характером 321, сберегая себя, не говорят [хану] уже и единого слова увещевания. Только [один] амбань с того времени, как живет [во дворце] 322, постоянно увещевает хана: «Жизнь человека /22/ важна. Разве можно убивать [людей] из-за птиц и зверей?!». Но если и говорил [так], то хан, одобряя [этого амбаня], слов [его] не принимал.

В 18-й год [эры правления] Ин-ли (968 г.), в 1-й день нового года, хан Му-цзун устроил пир во дворце, но не заставлял амбаней бить челом. В 15-й день хан лично пошел на торговую площадь посмотреть на лампы, закупил вина на одну сотню лянов серебра и напился. Всех амбаней распустил [по домам] и велел [им] купить вино и пить [в течение] трех вечеров.

Хан Му-цзун издал указ для своих подданных левой и правой сторон: «Всякого способного человека, которого можно употреблять на службе, приближайте и назначайте на должность, невзирая на разряд [чинов]! Состарившихся и ослабевших людей возвращайте домой [т.е. увольняйте со службы] и кормите, выдавая жалованье!».

В 7-й луне умер Лю Чэн-цзюнь 323, правитель династии Хань, и [его] сын [Лю] Цзи-юань [отправил к хану Му-цзуну посла], пришедшего с сообщением: «Наследуя, взошел [на престол]», — после чего хан Му-цзун снарядил и командировал [своего] посла для совершения поминок [на могиле] правителя династии Хань.

Хан Му-цзун в течение семи лет убил более семидесяти человек, взращивающих зверей и птиц, по [той] причине, что звери и птицы бывали запущенными и истощенными.

В 19-й год [эры правления] Ин-ли (969 г.), в 1-й луне, хан Му-цзун и уважаемому известному чиновнику, и [близкому слуге, заботившемуся о] китайских фруктах [к ханскому столу] 324, говорил [одинаково]: «Когда я, напившись допьяна, стану решать дела, идя вразрез [с законом], то вы [также] действуйте вопреки [закону] и не исполняйте [мое] повеление! Объясняйте [причину неисполнения] после того, как протрезвлюсь!».

Во 2-й луне сын хана Ши-цзуна [по имени] Сянь-нин [«мудрый и спокойный»] вошел [в ханские покои] и встретился с ханом Му-цзуном, после чего хан Му-цзун сказал: «Мой [приемный] сын стал человеком. [Ему] можно доверить дела управления [государством]».

В 3-й луне династия Хань [снова] командировала посла со словами: «[Лю] Цзи-юань, наследуя, /23/ взошел [на престол]». [Посол] пришел к даляоскому хану Му-цзуну [с этим сообщением и] с просьбой [пожаловать] почетный титул, после чего хан Му-цзун командировал своего амбаня по имени Хань Чжи-гу 325, [который доставил свидетельство о] назначении [Лю] Цзи-юаня ханом династии Хань.

Хан Му-цзун охотился в области Хуайчжоу (Хуайчжоу подведомственна Линьхуанфу) и добыл медведя. Сразу же, на том же месте, напился вместе [со всеми] до [полного] опьянения. Когда возвратился в место стоянки, то в тот вечер ханский близкий прислужник, который [по долгу службы] заботился о ложках, котлах, китайских фруктах, дровах [и т.д.] 326, и другие подобного рода шесть человек составили заговор и убили хана.

Хан Му-цзун сидел на троне 19 лет. Был в возрасте 39 лет 327.

(пер. Л. В. Тюрюминой)
Текст воспроизведен по изданию: История железной империи. Новосибирск. Институт археологии и этнографии СО РАН. 2007

© текст - Тюрюмина Л. В. 2007
© сетевая версия - Тhietmar. 2012
© OCR - Иванов А. 2012
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Институт археологии и этнографии СО РАН. 2007