Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь
(открываются в новом окне)

ИСТОРИЯ ЖЕЛЕЗНОЙ ИМПЕРИИ

[ИСТОРИЯ ДИНАСТИИ ЛЯО]

ЛЯО ШИ

[ДАЙЛЯО ГУРУНИ СУДУРИ]

М. Н. Суровцов.

О владычестве киданей в средней Азии: историко-политический обзор деятельности киданей от начальных известий о появлении народа и основании им династии Ляо до падения сей последней на западе

Тетрадь II.

Внутренний обзор: церемонии, музыка, празднества (обряды), значковый приказ, экономический обзор, уголовные законы, военное устройство, религия, просвещение и т.д.

I. О церемониях

К числу многих характерных черт кит. народа принадлежат и церемонии. Потребность в них почувствовалась еще за 200 лет до Р. X., при императоре Яо (одном из 5-ти ди), который и ввел их, одинаковые по всей империи. Окончательное освящение их последовало с появлением Ли-цзи 103 великого Кун-узы. Впоследствии они разнообразились и получили большую распространенность, захватив собою почти все сферы общественной жизни Китая и, таким образом, привели Европейцев в то недоумение, которое выразилось пресловутым изречением: 10 тысяч церемоний. Действительно, сами Китайцы приписывают им громадное значение: по их нехитрому миросозерцанию буквальное, неизменное исполнение налагаемых на гражданина условий вообще и церемоний в частности является источником нравственного совершенства. Надо, кстати, заметить, что в Китае по преимуществу обращается внимание на нравственность гражданина. Но это, так сказать, общая теория, на которой зиждется идея о церемониях. По уверению самих ученых Китая, церемонии имеют своей цельной точкой еще нечто другое, более близкое интересам двора — это подавление тех сил, которые так или иначе могут подкапываться под престол, враждебны ему, составляют его оппозицию, потому что, как они говорят, по мере исполнения церемоний можно судить и о степени привязанности к престолу. Но, конечно, тут всегда можно ошибиться: под маской наружной покорности может скрываться злой умысел. Как бы то ни было, но вот 2 основных мотива, по которым создались кит. церемонии.

Эти церемонии с тем же кит. взглядом на них заимствовали и те кочевые империи, которые, создавшись бок о бок с Китаем, так или иначе заводили с ним сношения.

Династия Ляо, утвердившись в Сев. части Китая, заимствовала от него вышесказанную мысль о церемониях, но применила ее у себя с значительными изменениями, руководясь в данном случае своими специальными условиями. Мы даже встречаем в ней оригинальные церемонии, установленные благодаря некоторым фактам ее собственной истории. Такова церемония хе-пи нан, установленная по случаю возмущения Чжун-юань'я, дяди императора Дао Цзуна.

Идея, однако ж, и у кочевой империи осталась одна и та же, что и в Китае: как сами Кидани смотрели на значение церемоний видно уже из того обстоятельства, что когда Агуда не хотел кланяться Тяньцзо на пиру при р. Кун-тун-цзянь (Сунгари), то Фынь-сянь, министр императора, советовал ему убить Агуду, опираясь на то, что тот не знает церемоний (поступает невежливо), следовательно, убить такого человека не грешно. Кроме того, в истории Ляо мы встречаем довольно часто (особенно в отделе биографий императриц и гун-чжу) похвалы тем лицам, которые знали церемонии и были привержены к ним. Это, как видно, ставилось наряду с заслугами (гун), считалось каким-то особенным светлым штрихом в нравственном характере субъекта.

Нельзя не признать также и того, что церемонии, как и вообще все заимствования от монархического Китая, были одной из тех мер, которыми пользовались кид. императоры для своих прямых, насущных целей, т.е. в [233] деле укрепления своей власти среди подданных — кочевников, легко воспринимающих революц. идеи и более всего склонных к конституционным формам правления, потому что, хотя мы и видим, что кидане имеют много городов, нельзя не заметить из некоторых фактов из истории, что они не совершенно утратили формы прежнего кочевого быта.

Отличные церемонии (цзя-и-ся)

a) Церемония северного поздравления императрицы с днем рождения (хуан-тай-хоу-шень-чень)

С появлением дня чиновники (штат) «ходят во дворец». Гос. посланники, достигнув канцелярий (мо), разделяются на очереди, как при обыкновенных церемониях. Хуан-тай-хоу (мать-императрица) входит в залу и садится. Хуан-ди (император) садится сбоку, с вост. стороны. Кид. вельможи (ше-жень, местные люди) входят в залу по заслугам (тун-мин). Киданьские, китайские чиновники, Сунский уполномоченный (ши-фу), а также хань-линь-сё-ши (наз. чина в ученом комитете) по очередям входят в Зап. и Вост. ворота и, по соединении всех очередей (все вместе), приносят поздравления, затем молятся о долгоденствии в верх, зале и выходят, разделившись на очереди, для представления (инь), все, как при церемонии Нового года (чжень-дань). Церемониймейстер (Цзяо-фан) встает и делает 7 поклонов. Кид. и кит. люди и чиновники входят с вином (т.е. приносят поздравление), все, как при церемонии Нов. года. Только по обнародовании священного указа император нисходит с трона и подносит императрице церемониальные вещи, приличные сему дню, и по окончании сего дважды кланяется в верхней зале. Штат также кланяется. Император всходит на трон; чиновники разделяются на очереди для представления. Чжун-шу-лин-бей да Ван, входя по Зап. лестнице в верх, залу, делает доклад (о представлении). Кид. чиновники делают представление, за ними кит. чиновники делают представление, за ними Китайские чиновники и люди вместе с чжу-дао делают тоже самое. Кун-хао-гуань 104 ставит диван и делает 4 поклона, по окончании чего представляется. После сего все гражданские и военные чиновники, в порядке и по именам, а также Гао-лийский и Сяский посланники также представляются (фын). Сюань-хуй-ши 105 представляется по вызову. Каждому предоставляется место, кун-хао-гуань почтительно относит диван (табурет). Кидане, китайцы, а также чиновники благодарят (за что?) пятью поклонами, вызова каждый с почтительностью ожидает и отходит. Цзяо-фан и чжу-дао также представляются. Посланники благодарят также, как и они. Кид. чиновники благодарят за дозволение веселиться и, отойдя в верх, залу, становятся у трона. Кит. люди и чиновники, а также Сунский ши-фу входят в восточные тун-мынь лицом к западу и благодарят за дозволение веселиться, как при церемонии Нового года. Вызова каждый с почтительностью ожидает в верх. зале. Чиновники (кит.) и ши-фу также становятся у трона в верх. зале. Цзянь-чжань (кравчий?), цзяо-фан и шань-фань-цзунь-жень входят через Восточный портик и становятся также у трона. Юй-чуан (императ. постельничий) входит с вином для императора. Чиновники, присутствующие при этом, кланяются. Император подносит вино императрице, которая принимает его сидя. Прислуживающие (т.е. император?) стоят. Чиновники все кланяются и желают долгоденствия, и каждый с почтительностью стоит в ожидании вызова. Когда императрица (хуан-тай-хоу) выпьет вино, то награждает затем императора. Император, став на колени, выпивает вино и, отойдя на ковер у трона, кланяется. Все присутствующие чиновники тоже кланяются, затем император награждает вином всех чиновников и Сунского уполномоченного, которые пьют его стоя. Хуан-ди восходит на трон и садится церемониально. Чиновники вместе с Сунским уполномоченным все кланяются и желают долголетия, а затем, по данному знаку, все садятся. Затем начинается угощение вином. При первом входе все, находящиеся в двух портиках, кланяются и желают долгоденствия (вань-суй). Каждый тогда садится. Затем Цинь-Ван (первый Ван, родственник импер. дома) входит с вином, как на церемонии Нового года. Если Хуан-тай-хоу пожалует его вином из своей руки, то он становится на колени и пьет, затем отходит в лу-тай (башню росы) и делает 5 поклонов. Вызова в залу должен с почтением ожидать. При третьем выходе с вином приносят пирожки и чай. Цзяо-фан становится на колени со словами приветствия. Чиновники, ши-фу, лань-ся-цзун-жень все стоят со словами приветствия и по знаку кланяются при каждом блюде. За чаем следует мяо-фань (отличное кушанье), все как при большом обеде. Затем подают рисовую кашицу в чашках. При 7-м входе с вином чиновники открывают песни; лань-ся-цзун-жень встают и кланяются, желая долгоденствия, и каждый удаляется согласно церемонией (прилично). Чень-шоу-гуань (высшие) выходят двумя дверьми с приличными приветствиями. Чень-ляо (сослуживцы) и ши-фу встают и, по знаку поклониться, кланяются и желают долгоденствия, и каждый с почтением отходит. Штат (т.е. вышеозначенные: чень-ляо и ши-фу), а также кид. чиновники благодарят за веселье и, по окончания сего, выходят. Китайцы (простые, не чиновники) и чиновники, а также ши-фу становятся на колени и делают 5 поклонов. По знаку каждый тогда прилично выходит [234] в тун-мынь. После чего докладывают (бао), что внутр. двери (ге-мынь) не заняты, и император с Хуан-тай-хоу сходят с тронов.

Примечание: для соблюдения этикета (в соответствии со святой умеренностью) сунцы присылали с поздравлением в день рождения и новый год, причем употребляли вышеописанную церемонию с некоторыми (оттенками), что необходимо прояснить.

Церемония при гостях. При каждых 5-ти поклонах встают и еще кланяются, и встают. Затем становятся на колено со значками (цзинь-ху, выставляя значки), трижды становятся на колени и трижды кланяются в землю.

Затем выставляют значки и тотчас же кланяются, затем встают и еще кланяются, поднимаются и еще кланяются, и затем поднимаются. При церемонии, при гостях чиновники весь день следуют этим правилам.

b) Северное поздравление императора с днем рождения

Чиновники и гос. посланники разделяются по очередям. Император входит в тронную и садится. Чиновники и шуфу входят, соединившись очередями, и приносят поздравления: Затем в том же порядке отходят, как при церемонии поздравления хуан-тай-уоу. Чжун-шу-лин-бей да Ван делает доклад, чжу-дао входит и подносит бяо-шу. Цзяо-фан встает и делает 7 поклонов. Штат входит в Вост. и Зап. ворота (т.е. двери) и, разделившись на очереди, вторично кланяется. По знаку вносят в залу вино. Сюань-хуй-ши объявляет указ (да, ответ); чиновники благодарят за это и разделяются на очереди. Музыка. Император пьет вино; чиновники соединяются очередями. Затем, разделившись на очереди, выходят из залы (или: отходят от трона?), все, как при церемонии Нов. года. Представление (цзянь-фын) также, как при церемонии поздравления хуан-тай-хоу. Хуан-тай-хоу является в залу к императору; при приближении ее императорские родовичи и побочные родственники (вай-цы), а также вельможи (да-чень) делают ей встречу. Хуан-тай-хоу садится в императорские маленькие носилки, император следует за ней пешком, чиновники все идут в порядке. Сюань-хуй-ши и все заведующие внутренними дверьми, собравшись толпой, также следуют за шествием. Цзяо-фан приказывает музыке играть. Кунь-хао делает 4 поклона и следует за шествием. Чиновники вместе становятся у юж. стороны горной башни (шань-лоу) и ожидают (прохода императора). Хуан-тай-хоу входит во внутр. покои и делает приветствие (окружающим, ши-фу), вместе с чиновниками входят в мо (канцелярию). Затем Хуан-тай-хоу входит в залу и садится. Хуан-ди с восточной стороны садится сбоку. Кид., кит. чиновники, ши-фу, войдя двумя воротами по очередям, делают коленопреклонение и 5 поклонов. Вызова каждый с почтением ожидает и становится лицом к трону. Хуан-ди нисходит с трона и подносит императрице церемониальные вещи, приличные дню рождения 106.

По знаку каждый садится. Следует вино, после чего чиновники приближаются к трону и благодарят. После первого входа с вином в залу цзун-чжен приближается к трону (стоит), затем Цинь-Ван входит с вином, идут чай и закуска. Цзяо-фан делает приветствие по церемонии. Затем выносят отличные блюда. При 7 входе с вином чиновники увеселяются музыкой. Цзун-чжен встает и благодарит, чиновники и ши-фу также встают, остальное — как при церемонии Нов. года.

c) Церемония поздравления императрицы (Хуан-хоу) с днем рождения

В обыкновенное время чиновники собираются во дворец, и император и императрица кланяются перед палаткой (да-чжан). При появлении солнца кидане, кит-цы и чиновники присутствуют при этом и тоже кланяются, Хуан-ди всходит на трон и садится. Хуан-хоу еще кланяется. Чиновники, присутствующие при этом, также кланяются, соединившись очередями. Хуан-ди награждает Хуан-хоу церемониальными вещами. Хуан-хоу благодарит и кланяется. Чиновники, конечно, также кланяются. Киданские ше-жень входят по заслугам. Кидане, китайцы и чиновники по порядку входят и приносят поздравления. Выносят чарку. Шень-жень по знаку становится на колени и делает 5 поклонов, затем встает, желает благополучия (вань-фу) и по знаку вторично кланяется. Передовая очередь в верхней зале становится на колени и искренно (?) молится о долгоденствии, по окончании чего отходит и затем снова становится, прогнувшись телом, перед троном и на коленях делает 5 поклонов. Вызова каждый с почтением ожидает. Один из управляющих (заведующих) чиновников делает доклад. Все чиновники и чжу-дао входят и подносят бяо-шу (поздравительный текст). Цзяо-фан встает и делает 7 поклонов, но не приносит поздравление. Кун-хао-гуань встает и делает 4 поклона. Чжу-дао приближается и докладывает (улоу) о начале пиршества, после чего делает 8 поклонов. Кидане и кит-цы, соединившиеся очередями, входят с вином долгоденствия и, став на колени, делают 5 поклонов и отходят. Один из вельмож становится на тронном ковре вне балюстрады и, выставив значок, подносит вино (императору и [235] императрице). Император и императрица (хуан-хоу) принимают чарки, подносивший снова отходит на ковер и, выставив значок, снова кланяется внутри балюстрады и, став на колени, желает долгоденствия. Чиновники и прочие также желают долгоденствия и, по окончании питья вина, снова становятся на колени у трона и делают 5 поклонов. Сюань-хуй-ши докладывает об обнародовании милости (сюань-да) согласно церемонии и, вынув значок, держит башенку (в которой помещаются чарки для вина). Хуан-ди и хуан-хоу пьют вино. Чиновники разделяются на очереди. Цзяо-фан докладывает о музыке, все кланяются и желают долгоденствия. Выпив вино, Хуан-ди и хуан-хоу отдают чарки; находящиеся в зале становятся на колени и делают 5 поклонов. По вызову (по знаку) каждый с почтением ожидает и отходит. Чиновники приносят поздравления (представляют цзянь-фын), как по церемонии. Веселие объявляется также согласно церемонии. Цзяо-фан, цзянь-чжань и чиновники с почтением ожидают в верхней зале. Хуан-хоу подносит императору вино, по знаку все прислуживающие чиновники кланяются. Когда император принял чарку, все кланяются. Когда императрица сядет, киданьские ше-шень, китайцы и че-ши (евнухи?) по данному знаку должны кланяться, пожелав долгоденствия, садятся. Да-чень входит (т.е. подносит) вино императору и императрице, затем следует отличное кушанье и закуска. После чего снова подают вино императору и императрице, а затем идет обед, и вносят рисовую кашицу. Цзяо-фан дает знать об этом, чиновники все встают. Со словами почтения (приветствия, коу-хао) по данному знаку все кланяются, желают долгоденствия и, поблагодарив за веселье, расходятся, как при обыкновенных церемониях.

d) Церемония цзинь-ши-цзе-цзань (предварительного экзамена доктора)

В назначенный день кандидаты собираются у импер. палатки (дворца) по именам (тун-мин), с табличками, которые у всех одинаковые. По окончании доклада следует представление, как обыкновенная церемония. Цзинь-ши первой степени ниспускается на плац-парад (дань-чи, место перед дворцом) и делает 4 поклона, обратившись лицом к дворцу. По знаку с почтением ожидает, и все отходят. Но тот, кто представляет св. труд (вень-цзы, письмена) не отходит, а подносит его, ставя во внутренних дверях. Когда принимает, то становится на левое колено, а затем прямо встает и отходит. Церемония окончена.

е) Испытание доктором и пожалование степени кандидата (цзинь-ши-сы-ден-цзя-че-и)

Чиновники стоят. Ду-цзюань-гуань делает доклад. По окончании сего кандидаты у левой стороны становятся в порядке по именам и фамилиям (по фамильным именам). Ге-ши принимает таблички для испытания, а затем делает и отводит кандидатов на место перед дворцом, где они и становятся в порядок. Ге-ши объявляет о имеющемся испытании, и (кандидаты) дважды кланяются. Ше-жень (вельможа) объявляет об испытании: каждому кандидату дается по одному экземпляру таблички для ознакомления, почему каждый со словами приветствия становится на левое колено и принимает табличку. По окончании чего все кланяются, изогнувшись телом. Каждый с почтительностью ожидает. Разделившись на очереди, становятся vis-a-vis. По окончании доклада отходят по 2-м лестницам в верхнюю залу и, приблизившись к трону со словами приветствия, садятся (букв.: награждаются сидением). При 3-м входе с вином встают и, поблагодарив, отходят с приветствием из залы. Церемония окончена. Пай-инь-лан-цзюнь входит с вином, ге-ши (экзаменатор?) принуждает пить (т.е. веселиться).

f) Церемония награждения доктора великолепной одеждой (чжуан-фу)

Хуан-ди в императорской тронной. Чиновники в казенной одежде (княжеской) 107 сопровождают доктора; все входят с вост. стороны лицом к западу и дважды кланяются с почтением, приближаются к месту перед дворцом (дань-чи) лииом к трону и делают поклонение перед дворцом. Ге-ши говорит об имеющемся испытании и (доктор?) дважды кланяется, изогнувшись телом. Ше-жень объявляет об испытании. Каждый кандидат награждается одним экземпляром таблички (чи-де), вместе с тем награждаются и чжуан-фу, для уяснения всего в подробности, почему кандидаты со словами приветствия кланяются и, став на колени, принимают таблички (испытание). По окончании сего еще кланяются и отходят. Затем (награжденный) переменяет одежду, снова становится на дань-чи и благодарит за милость 5-ю поклонами, причем становится на колени. Каждый с почтением ожидает и становится на Восточной стороне зала в порядке. После (все), садятся и награждаются весельем. К концу дня церемония оканчивается. [236]

g) Церемония изай-сянь-чжун-се-(и)

Император в обыкновенной одежде всходит к трону. Все очереди встают, как при обыкновенных церемониях, и затем церемониально садятся. Чиновники же верхней залы, а также и нижней, становятся с вост. и зап. сторон для прислуживания, как по церемонии Сунского посла, что было выше. Затем чжун-се-гуань входит слева и, дойдя до дань-чи, становится лицом к западу. Ше-жень, находящийся в зале, принимает табличку (цзюй, прибор) с фамильными именами чиновников и почтительно ожидает. Чжун-се и сюань-хуй становятся в очередь в верх. зале. Ше-жень приближается к трону и вызывает каждого чиновника, а сюань-хуй вызывает по очереди (тун-бянь). Двое ше-жень'ей становятся друг против друга, представляют чжун-се-гуань'я трону, затем сопровождают его (инь, ведут, идут впереди?) и, прогнувшись телом, делают знак поклониться; чжун-се-гуань становится на колени и делает 5 поклонов, не выходя из очереди, желает г-рю (шень-гунь, святому телу) благоденствия и, по знаку, вторично кланяется. С почтением выходит из очереди и становится на колени. Передовые чиновники, выразив благожелание, падают ниц, поднимаются и снова у трона, по знаку, становятся на колени и делают 5 поклонов. Выйдя из очереди, чжун-се также выражает благожелание, как в начале церемонии. Всего делает 17 поклонов. По знаку тотчас отходит по прав, лестнице к трону и садится (где должно, инь, — соответственно). Чиновники также садятся со словами почтения. Гун-фынь-гуань (дворецкий) вносит вино, объявляет о начале пиршества. Чиновники, вынув значки, держат чарки, стоя позади трона и, выпив вино, ставят чарки, затем вынимают значки и по знаку кланяются, все кланяются. Каждый садится также по данному знаку. Затем, вынув снова значки, отдают чарки гун-фынь-гуань'ю. Вносится в 3-й раз вино и разносится соответственно месту каждого (по старшинству места?). Чиновники все почтительно стоят. Чжун-се-гуань по прав, лестнице ниспускается до дань-чи и, став к главной зале, делает коленоприклонение с 5-ю поклонами, а затем отходит на прав, сторону. Чиновники также все уходят. Канцлер (чень-сян), чу-ми-ши (также наз. чина), а равно и др. чиновники не входят в залу, а награждаются вином просто (без церемоний?). Цзе-ду-ши (наз. чина) не входят в очереди, а становятся по заслугам (или именам). При 7 поклонах все благодарят.

h) Церемония поклона перед бяо (бай-бяо-и)

В назначенный день прежде всего расстилают ковер от восточных шань-ге-мынь (внутр. дверей) до трона. Сев. и юж. чиновники, ши-фу всех государств на ковре у трона соединяются в очереди. Двое тун-ши-ше-жень (переводчик) поднимают стол с бяо (бяо-ань), поставив перед главным в очереди (передовою очередью), приветствуют и, изогнувшись наполовину телом, кланяются. Чжун-шу-ше-жень становится сбоку стола. Первый в очереди (бянь-шоу) становится на колени, вынимает значок, затем поднимает (берет) бяо и, став на лев. колено, передает его чжун-шу-ше-жень'ю, после чего снова кланяется, встает и еще кланяется. Чжун-шу-ше-жень снова полагает бяо на стол. Тун-ши-ше-жень поднимает бяо-ань (стол, на котором легкий бяо) и, войдя в дун-шань-ге-мынь, полагает. Очереди разделяются и выходят. Церемония окончена.

i) Церемония поздравления с рождением императорского сына (е-шень-хуан-цзы-и)

В назначенный день (прежде всего) в чжен-дянь (первой зале) портреты прежних государей. Хуан-ди входит в 8 родовую залу (на-цзе-дянь) и садится. Северные и юж. сюань-хуй-ши становятся на прав, и лев. лестницах зала. Сев. и юж. чиновники в золотых шапках и великолепных одеждах входят соединенными очередями. Двое из передовой очереди подносят бяо. Ду-бао-гуань становится сбоку левой лестницы. Двое сюсень-хуй-ши по вост. и зап. лестницам ниспускаются и принимают бяо, подносящий бяо становится на лев. колено и передает, по окончании чего тотчас кланяется, поднимается и еще раз кланяется. Каждый с почтением ожидает. Сюань-хуй-ши вместе на лев. лестнице передают бяо ду-бао-гуань'ю для чтения. По окончании чтения приветствия, чиновники, изогнувшись телом, отходят к северной стороне. Главная очередь на лев. лестнице верх, комнаты внутри балюстрады приносит поздравления, а по окончании сего отходит на лев. лестницу нижней комнаты и снова, став у трона на колени, делает 5 поклонов. Церемония окончена.

k) Церемония поздравления с благознаменательным дипломом (хе-сянь-жуй-и)

Сев. и юж. чиновники в великолепной одежде и золотых шапках стоят соединенными очередями. Двое из главной (передовой) очереди, приносят каждый билетное поздравление бяо-хе. Сев. и южные сюань-хуй-ши лев. лестницы нижней залы принимают бяо и передают в верхнюю залу для прочтения. Да-чень (вельможа) читает бяо, по окончании чего приветствует. В ниж. зале чиновники, изогнувшись телом, делают 5 поклонов. После чего также отходят. Двое из передовой очереди на лев. лестнице верх, залы внутри балюстрады [237] кланяются и, став на колени, приносят поздравления, высказав которые, отходят на лев. лестницу нижней залы и снова у трона делают 5 поклонов. После чего с почтением слушается сюань-да (обнародование ответа). По прочтении снова кланяются и, изогнувшись телом, благодарят за обнародование указа 5-ю поклонами. По окончании чего каждый с почтением ожидает. Разделившись на очереди, становятся для прислуживания. Церемония окончена. Два департамента (лян фу) докладывают о делах, как всегда.

В 6-й г. Цянь-Тун (Тяньцзо 1107) при «му-е-шань-жуй-юнь-цзянь» («видение благознамения облаков горы Муе-шань») ввели эту церемонию. Тянь-Цин 1-й г. (Тяньцзо 1110) по случаю «небесного дождя» благодарили за обнародование указа. После чего Чжао Ван входил с вином. Цзяо-фан приказывал музыке играть. Чиновники пировали. При 1-м входе с вином церемония оканчивалась. Докладывали о делах.

l) Церемония хе-нин-нань (поздравления в умиротворении бунта (нань))

Хуанди и Хуан-хоу входят в залу и садятся. Сев. и юж. чиновники, а равно и женщины (императорские фрейлины и наложницы — мин-гуй), поочередно кланяются 5-ю поклонами и приветствуют. Двое из передовой очереди выходят (из рядов) наклонившись, становятся на колени и с выставленными значками держат бяо, приподняв над столом. Близстоящий ге-ши принимает бяо и кладет на стол. Все поэтому кланяются. Двое из переводчиков (тун-ши-ше-жень) поднимают стол (на котором лежит бяо) и, взойдя по лев. лестнице дворца (залы), полагают его в лу-тай (башню росы). Ду-бяо-гуань (читающий бяо) становится перед императором и читает бяо. По окончании чего чиновники в ниж. зале делают 5 поклонов и, прогнувшись телом, отходят. Двое из первой очереди становятся вместе внутри балюстрады по прав и лев. лестницам. Сев. очередь становится на колени с выражением почтения. По окончании сего отходит на тронный ковер и становится (в порядке). Очередь южная (у юж. стороны зала) также делает, как и северная. По окончании сего, разделившись, нисходят по правой и лев. лестницам и снова, став у трона, делают 5 поклонов. Сюань-хуй объявляет о приказании, и затем все кланяются. По обнародовании указа (да) об «усмирении мятежа», князья и пр. благодарят за обнародование указа и поздравляют, причем кланяются 5 раз. Соединив очереди, чиновники следуют за хуанди, (фрейлины мин-гуй) следуют за императрицей для осмотра портретов прежних государей в зале хуан-тай-хоу (императрицы-матери). Присутствующие вельможи все кланяются. Хуан-тай-хоу садится, все приносят ей поздравления 10-ю поклонами. Затем все отходят в верхнюю залу и награждаются пиром.

Примечание. Церемония хе-нин-нань установлена по поводу усмирения мятежа дяди (тай-шу) императора Дао Цзуна Чжун-Юань'я, что случилось в 9-й г. Цин-Нин (1065). Императрица Жень-и сама (лично) предводительствовала гвардией (вей-ши) и усмирила всех сопротивлявшихся помощников Чжун-юань'я.

m) Церемония чжун-у (полудня?)

С появлением дня чиновники собираются в обыкновенное время в императорской палатке. Хуан-ди, обвязанный веревкой долгоденствия (чан-шоу-цай-мей), садится на носилки. Чиновники соединяются очередями, как при церемонии дань-чи. Каждый награждается веревкой долгоденствия, для чего становится на колени и, приняв, кланяется. После сего отходят и следуют за поездом. При запуске бывает 3 раза вход с вином. Если же награждаются весельем (пиршеством), то являются в назначенное время слушать приказания(указы).

n) Церемония чун-цзю (цер. двойной девятки)

С восходом солнца сев. и юж. чиновники собираются в импер. палатке, а затем следовали в парадном шествии. Когда достигали вей-чан (загороженной площадки), то награждались чаем. Император тотчас садился. Чиновники становились перед ним в очереди, и каждый награждался вином цзюй-хуа (артемизии), почему становились на колени и таким образом принимали. Затем кланялись. При 3-м входе с вином вставали с приветствиями (и расходились).

o) Церемония скрывания жребия (изан-цзю-и)

В назначенный день сев. и юж. чиновники в обыкновенной одежде входили во дворец. Император прибывал в зал тянь-сян (небесного благополучия). Чиновники приближались к трону и награждались местом: кидане на юж. стороне 108, китайцы — на северной, разделившись поровну. Следовал обряд скрывания жребия в 5 или 7 стрелочек (употреблявшихся для этого). После чего награждались закуской, по окончании коей вставали и, выпрямив их (т.е. стрелки?), снова садились. Снова следовал тот же обряд в 3 или 5 стрел. После чего [238] награждались чаем. По окончании сего цзяо-фан подавал каждому (скрытый жребий?). Если император получал жребий, то чиновники входили в вином (с поздравлением), а после чего и сами по порядку награждались вином.

II. Обряды

Религиозный обряд или культ есть объективное выражение внутреннего смысла религиозного установления. Как и все другие народы, Кидане имели у себя множество обрядов, относившихся к различным религиозным торжествам. Но принадлежали ли все нижеописанные обряды собственно этому народу, вынесены ли они с первых мест седалища, с Сяньбийских гор? Вот вопрос, на который бы следовало прежде всего обратить внимание. Может быть, при тщательном исследовании мы нашли бы тут и чуждые элементы, весьма вероятно, заимствованные от тех народов, с которыми Кидане имели связь на своем историческом поприще, как, напр., Тукюе, Уйгуров, Тангутов и т.д. Недостаток времени и материала не позволяет мне рассмотреть этот в высшей степени интересный вопрос, и я постараюсь отметить только то, что прежде всего бросается в глаза. Рассматривая сферу обрядности этого народа, мы замечаем тут, во-1-х, присутствие элемента первобытной религии Азии — шаманизма, гнездившегося, насколько мы узнали это по кит. источникам, более всего в сев. части Маньчжурии, куда он был загнан усилившимся буддизмом. Из этого мы можем думать, что Кидане были не чужды этой религии; во-2-х, влияние учений Китая: даосизма и буддизма 109, заимствованные ими при сношении с этой державой или, вероятнее, от Китайцев, поселившихся между ними, о чем мы узнаем из дорожника Ху-цяо, помещенного в Цидань го чжи (Описание кид. г-ва, цз. 25). Эти два элемента ярче всего выступают в сфере обрядов Киданьского народа или, скорее, династии Ляо: может быть, в среде собственно народа было много такого, о чем мы не знаем в настоящее время, да едва ли успеем узнать и в будущем, т.к. кит. историки как-то вообще чуждаются описания народной жизни (поверий, обычаев и т.д.) и дают нам понятие только о тех делах, которые выдвигаются из среды других, властвуют в стране, т.е. о том, что мы называемым владетельным домом, династией. О народной же жизни мы узнаем по частным описаниям, на которые, однако, мы не имеем смелости слишком много полагаться и верить всему, что писал какой-нибудь полуобразованный купец или даже просто турист, Бог знает как попавший в страну и часто не имеющий никаких основ для такого рода описаний. Кроме того, можно думать, что на сферу обрядности Киданей имел влияние и магометанизм, уже тогда распространявшийся в Вост. Туркестане и между Уйгурами, имевшими короткие отношения с Киданями и даже некоторое время считавшими их своими подданными. Императрица Шу-лу (жена Амбагяня) вела свой род от Уйгуров (цз. 71 Ляоши), сам Тай-цзу на своем поприще имел самую короткую связь с Уйгурским У-му-чжу, как узнаем это по истории Даши (цз. 30 Ляоши).

Приступим же теперь к описанию самих обрядов.

а) Чжен-дань (первое число нового года)

В первое число первой луны (государь) делал катышки величиной с кулак из рисовой каши (смешивают с мозгом из кости белого барана и разбрасывают их по палатке, всего числом 49). С наступлением 5-ой стражи, государь и пр., бывшие в палатке, выбрасывали катышки в окно. Если выбрасывалось четное 110 число, то тотчас начинала играть музыка и устраивалось пиршество; но если выпадало непарное число, то музыка не играла, а призывали 12 человек шаманов (у), которые обходили кругом палатки, потрясая колокольчиками, держа в руках стрелы и крича во все горло. В палатке же во все камины бросали соль, обжигали землю, а также спугивали мышей, как бы удаляя демонов. Из палатки не выходили в продолжение 7 дней. Этот день (или обряд?) наз. а-ни-я и-нынь-и 111 (по другим, т.е. прежде — най-не-и-ни), что в переводе значит: первый день (чжен-дань), най — знач. чжен, а не-и-ни — дань.

b) Начало весны (ли-чунь)

В день начала весны женщины подносили (мужчинам?) весенние картины (чунь-шу), которые подклеивались тафтой черного (по другим, желтого) цвета и украшались изображением дракона или жабы. Этот день наз. и-чунь (действительная весна). [239]

c) Жень-жи (человеческий день)

Первый день первой луны наз. днем курицы, второй — собаки, третий — свиньи, четвертый — барана, пятый -лошади, шестой — коровы, а седьмой — человека (человеческий; значит, приходится 7-го числа 1 -й луны). В этот день гадали о ясной погоде, о благознаменательном сумраке (пасмурных днях, необходимых для сбора шелку), а также о бедствиях. В этот день стряпали пироги и ели их посреди зала, что наз. сюнь-тянь («прокуривать небо»).

d) Чжунь-хе-цзе (празднество согласия)

1-го числа 2-й луны государственный род Сяо (императрицы) устраивал пиршество, на которое приглашался род Е-люй (императора). Это делалось ежегодно. Этот праздник наз. по-киданьски: чжа-ла-ба (ся-ли-по), что значит: ся-ли — цин, просить. Весьма вероятно, что это заимствовано от Китая 112.

e) Праздник дня рождения

В 8-е число 2-й луны Тай-цзы Си-да в столице и департаментах, равно и во всех округах, носят его деревянное изображение (истукан). Причем, открываются различные игры, ходят по городским стенам, увеселяются музыкой. Си-да-тай-цзы (третий сын Сида), тот, который в западных странах Сен-юй (т.е. Индии?) был сыном Вана Цзинь-фань'я, фамильное имя имел: цай-тань, собственное (родовое) — ши-цзя-моу-ни (Шакьямуни?) и был признан за Будду (от своих последователей) за познание сущности вещей.

g) Праздник шань-и (отогнание наваждений)

По обычаю, в 3-й день 3-й луны 113 вырезывали из дерева фигуру зайца и, разделившись на партии, стреляли в него с лошади. Тот, кто попадал первый, считался победителем; побежденный слезал с лошади и, став на колени, подносил вино победителю, который и выпивал его, сидя на лошади. Это празднество наз. по-киданьски: тао-ла хе-р-бу-ге, что в переводе значит «стрелявший в зайца». Тао-ла-ту, заяц (по-монг. Таолай), хербухе -ше, стрелять.

е) Празднество дуань-у (прямого полдня)

5-го числа 5-й луны в полдень императору подносили (фын) платье семи дел (ци-ши) на подкладке из смеси листьев артемизии (вень-е) с шелковой ватой. Сев. и юж. чиновники (кит. и туземные) каждый получал платье 3-х дел (сань-ши). Государь и чиновники открывали пиршество, в котором Бохайский повар (шапфу) подавал похлебку из артемизии, сплетали веревку из 5-ти цветных нитей и обвертывали вокруг плеча, что (т.е. веревка) наз. хе-хуань-цзи (радостная).

Еще скручивали из шелку веревку и опоясывали ей весь корпус: такая веревка наз. чан-лин-люй (долгоденствие). Этот день наз. та-бу и нин-и, что значит 5-я луна. Прежде писалось: тао-сай-и-ни; тао значит — 5, а сай-и-ни — луна (юе) 114.

f) День летнего поворота (ся-чжи-чжи-жи)

Этот день наз. дворцовым праздником (чао-цзе). Женщины подносили веера и мешочки с белилами и румянами и взаимно (между собой) делали подарки.

g) Праздник чжа-ла-ба (ся-ли-по)

18 числа 6-й луны, по гос. обычаю, фамилия Елюев делала угощение, на которое приглашала фамилию Сяо. Этот день также наз. чжа-ла-ба (днем угощения).

h) Праздник чжун-юань (15-го числа 7-й луны)

Ночью 13 числа 7-й луны государь (тянь-цзы) уезжал за 30 ли на запад от своего дворца, где ставилась палатка (чжан-су). Перед приездом (букв. перед сроком) приготовлялись вино и закуски. На другой день (14-го [240] числа) он пировал со всеми бу-ло и войсками, сопровождавшими его, причем играла туземная музыка. С наступлением вечера он возвращался в свой походный дворец. Это торжество наз. встречей праздника (ань-цзе) 15-го числа (которое и есть соб. чжун-юань, самый день торжества), играла кит. музыка и было большое угощение. Затем рано поутру 16-го числа снова отправлялись на Запад в сопровождении войск и бу-ло, коим приказывалось прокричать 3 раза: это назыв. проводами праздника (Сунь-цзе). Самое торжество по-киданьски наз. сай-инь и-нынь-и.

j) Праздник чжун-цю 115

8 числа 8-й луны убивали белую собаку, голову которой зарывали в 7 шагах от палатки, выставляя зубы. Через 7 дней (т.е. 15 числа 8-й луны) палатку переводили на то место, где была зарыта собачья голова. Этот праздник наз. и-ке-ну-р (по-друг. не-хе-ми), что в переводе значит: собачья голова. Не-ке — цюань, собака, а ми — шоу, голова.

i) Чун-цзю 116 (двойное девять?)

9-го числа 9-й луны г-рь в сопровождении всех чиновников и родовичей стрелял тигра. Кто застреливал меньше, тот штрафовался, т.е. в тот день должен был приготовить угощение. По окончании стрельбы ставили палатку и столы на возвышении, где г-рь награждал туземных и кит. чиновников угощением, пили вино, настоянное на астрах (цзюй-хуа), ели заячью печень, смешанную с сырым оленьим языком. Также кропили двери (мынь-ху) вином, настоянным на растении чжу-юй, для прогнания наважденья. Этот день наз. бо-ло-ли у-чу-ли, что в переводе значит: 9-й день 9-й луны.

h) Праздник дай-бянь (сжигания лат)

В 10-й луне (Сяо-чунь) в 5-ти столицах приготовляли из бумаги в малом размере платья, латы, а также пики, сабли и др. военные снаряды, каждого сорта по 10.000 штук. 15-го числа г-рь с туземными вельможами тайно отправлялся на гору Му-е-шань, где сжигал все это с молитвой (или докладом), написанной туземными письменами (фань-цзы). Этот праздник наз. да-ла-хе-ке (прежде чит. дай-бянь), что знач. «сжигать латы». Да-ле-хе — тао, жечь, а бянь — латы (цзя).

l) Праздник зимнего поворота (дун чжи)

В этот праздник по государственному обычаю закалывали белую лошадь 117, белого барана и гуся и смешивали их кровь с вином. Государь кланялся Черной горе. Дух этой горы, как верят Кидане, заведует их душами, подобно тому, как по понятию в Китае, дух горы Дай-ю заведует душами умерших Китайцев. Каждый год 5 столиц доставляли 10 тысяч лат для людей и лошадей (т.е. по 10 тысяч людей, лошадей и лат, склеенных из бумаги) для принесения в жертву этой горе. Обряд сожжения соблюдался весьма строго: без принесения жертвы не смели приближаться к горе.

m) Праздник па-чень-жи (день последней луны)

С наступлением 12-й луны г-рь одевался в военные доспехи и вместе с сев. и юж. чиновниками, одетыми также в военные платья, садился на трон ночью и пировал при звуках музыки. После чего дарил по порядку латами, баранами и лошадьми. Это праздник по-киданьски наз. чжо-хе-я-бу (по-другому ша-ли-по), что значит «время сражения», т.е. это время ведения войн.

n) Праздник воров 118

С 13-го числа 5-й луны позволялось народу на 3 дня быть ворами, но если кто награбит свыше девяти связок (в каждой по 500 монет), тот судился по закону. По-киданьски этот праздник наз. чу-ли-по, что китайцы переводят «время воровства» — дао-ши. [241]

o) О времени похода войск

Кидане не избирали дня для выступления в поход, но, взяв артемизию, смешанную с конским пометом, зажигали ее на бедре 119 (пи-па-гу) белого барана. Когда кость от горения трескалась, то отправлялись, а если нет, то не выступали.

p) День под циклич. знаком у

Когда выступление в поход случалось в день у, равно как если и не отправлялись в этот день на войну, всегда обращались к западу и делали 3 сильных крика. По их мнению, это день великого царя из сев. династии.

r) Вихрь

Когда кидане встречались с вихрем, то защуривали глаза, делали по воздуху 49 120 ударов плетью; если в рот набивалась пыль, то не откашливались по семи раз (?).

s) Обряд цзай-шен (вторичного рождения?)

В каждые 12 лет император отдавал приказание, чтобы в зимнюю луну последнего года выбирали счастливый день и ставили домик (палатку) цзай-шен на севере от цзинь-мынь, очистив для этого место. В устроенный таким образом домик (цзай-шен) клали носилки (юй, колесницу) духов прежних г-рей и дома императрицы-матери, а по бокам комнаты с вост. и юж. сторон ставили 3-х ветвистое дерево В назначенный день дети (тун-цзы) и чань-и-юй (старуха) приходили в комнату и становились внутри ее, а женщина, которой давали держать вино, и старик с колчаном и стрелами становились вне дома, после чего призывали духа ниспуститься в носилки, для чего расставляли жертвы. По окончании сей церемонии г-рь выходил из спальни (дворца) и являлся к этому домику. Чиновники делали встречу ему и кланялись. Император входил в комнату и снимал платье, после чего босой, в сопровождении мальчика, 3 раза обходил (проходил под) дерево, а чань-и-юй (старуха) при каждом обходе обтирала императора. Мальчики 7 раз обходили дерево. Император с вельможами становились по бокам дерева; старик, держащий стрелы, говорил: «Шен нань» (родился мужчина, мальчик). После чего тай-у (главный шаман) покрывал голову императора платком, а затем снимал. Чиновники (штат) приносили поздравления и кланялись. Старуха (чань-и-юй) брала вино, и женщины подносили его императору. Главный шаман подносил разноцветные цян-бао (пеленки) и проч. вещи, над которыми совершал молитву. Затем выбирали 7 стариков и каждому давали по императорскому имени (юй-мин), завернутому в разноцветный шелк, что они и подносили (императору), став на колени. Император выбирал имя на счастье (цзянь-мин), стариков награждал вещами, почему те кланялись и отходили. Чиновники представляли разноцветные пеленки и проч. вещи. Император кланялся портретам всех прежних г-рей, после чего следовало пиршество.

В вариантах (као-чжен) в соч. Ван-и-янь-беи-лу.

О затмениях

При лунном затмении кидане приготовляли вино, лепешки и поздравляли друг друга. Государственные Ваны (Го Ван) на другой день также делали пиршество. При окончании солнечного затмения смотрели и отплевывались.

III. О музыке

Первому организатору китайского государства Фуси (с 2952-2837 = 115 л.) приписывается изобретение самых популярнейших в Китае музыкальных инструментов ЦИНЬ и СЕ. Но мне кажется, что это изобретение должно приписать последующим временам, когда уже прочно установилась гражданская жизнь и явилась потребность удовлетворения высших чувств. В противном случае, т.е. если признать Фуси изобретателем музыкальных инструментов, то можно с вероятностью предположить, что он был не первый государь-изобретатель, что до него уже свершился переход народа из дикого, младенческого состояния, следовательно, Китайский народ при нем был уже на высокой точке развития, что, конечно, делает ему еще больше чести... Я хорошо знаю, что и у диких народов мы встречаем также стремление удовлетворить эстетическую потребность, что у [242] них в большом употреблении музыка (или, по крайней мере, что-то вроде музыки); но здесь, в Китайской истории, потому это кажется мне несколько странным, что в период изобретения музыкальных инструментов не было еще много такого, на что прежде всего должен был обратиться ум изобретателя, а именно: оружия и т.д., как таких изобретений, которые, скорее всего, были необходимы для неокрепшего общества. Кроме того, тому же Фуси приписывается изобретение Гуа, что, конечно, требовало уже высокого умственного развития. Вообще эпоха Фуси как-то несколько не вяжется с последующими, она стоит как-то выше последующих актов развития народа. Может быть, сам изобретатель отличается высоким умственным развитием, преобладанием умственного элемента над чувственным... Впрочем, обо всем этом я говорю мимоходом и не приписываю поэтому большого значения. Итак, первыми музыкальными инструментами в Китае, бесспорно, должны считаться цинь и се (кимвалы и тимпаны?!); впоследствии, с развитием жизни, Китайцы сделали некоторый прогресс в области музыкального искусства и кроме струнных (цинь и се) инструментов изобрели: духовые, металлические и др. 121 Правда, они недалеко ушли в этом отношении, потому что, как говорил о. Иакинф, музыка составляла часть государственной религии и, следовательно, была заключена в тесные рамки Китайского консерватизма, но относительно кочевников они были несравненно выше, хотя сами иногда заимствовали от них (пи-па), почему мы и видим Китайскую музыку при дворах кочевых империй. Ляоская династия также заимствовала от Китая многие роды музыки, имея у себя только один род — фань(или го)-е (государственную, национальную); остальные же роды музыки были заимствованы от Китая, а именно: симфоническая (я-е), большая (да-е) и рассыпчатая (духовая?) (сань-е).

Описание музыки

Ляосцы имели: а) государственную музыку (го-ё), в) симфоническую (я-ё), с) большую (да-ё), д) рассыпчатую (сань-ё) и е) нао-че или хень-чуй-ё (духовую и металлическую). В древней истории говорится, что Шэн-цзун и Син-цзун (Кид. государи с 983-1056) оба понимали тоны (музыки), установили шень-ци (голоса), ге-цы (пение) и у (пантомима), что допускали во всех обыкновенных церемониях. Но по небрежности династии многое было утрачено: голоса музыки шао (императора Яо), ся (1-й династии в Китае) и военной были забыты, книги оставлены; сначала делали запись в истории, но, по небрежности ее, много обратилось в редкость.

a) Го-ё (государственная)

Ляоская государственная музыка была подобна (музыке) прежних Ванов, а общегосударственная (чжу-го, всех аймаков) была подобна княжеской (хоу чжи-фэнь).

В Северный день (первый?) Первой луны при дворцовом поздравлении употребляли симфоническую музыку (гунь-сюань-я-ё), при собрании (юань-куй) употребляли большую музыку (да-ё-цюй-по); после чего употребляли рассыпчатую (сань-ё-цзе-ди, роговую), а ночью (этого же дня) государь пировал в Яньской столице и употреблял го-ё (государ.).

В 13-й день 7 луны император выходил из походного дворца и уезжал за 30 ли, где была приготовлена палатка. В 14-й день делали увеселение: все войска следовали за ним; у каждого рода (аймака) была особенная музыка. В 15-й день в праздник чжун-юань было большое пиршество, где употребляли китайскую музыку (хань-ё). При начале весны открывали хин-го (оранжереи?). Государь приносил в жертву головы застреленных гусей; в Яньской столице пировали с музыкой. Несколько десятков человек играли на маленьких музыкальных инструментах, пили вино 122.

в) Музыка общегосударственная (чжу-го-ё).

При Тай-цзу, в 3 год Хуй-тун (940), Цзиньский (тогдашней династии в Китае) Сюань-хуй-ши Янь-дуань-Ван Тяо и проч. со всеми улусными правителями имели торжество при дворе государя в зале юй-бянь. Дуань-тяо вставал и подносил вино (государю). После чего начиналось пение и пантомимы; поднимали флаг для всеобщего торжества. [243]

В 3-й год Хуй-Тун (940) в день дуань-у 123 все чиновники с улусными правителями приносили поздравление по форме. В Яньской столице устраивалось торжество, причем приказывалось 2 уйгурским Тянь-хуан'ам начать пантомимы коренного государства (т.е. Ляо).

Во 2-й год Тянь-Цин (Тяньцзо 1112) ездили с весельем по Куньтунцзяну, где было устроено угощение. Император приказал старшинам всех бу по порядку открыть пантомимы и играть на музыкальных инструментах. Агуда воспротивился этому. Император был огорчен таким поступком и стал советоваться с Фын-Сянем. Этот советовал ему убить Агуду 124.

с) Симфоническая музыка (я-ё)

Начиная от Хань (династия Китайская), симфоническая музыка наследственно переходила от одной династии к другой. Китайцы имели древние песнопения и древнюю большую симфонию. Ляосцы же в церемониях при жертвах не употребляли песнопения. Когда Тай-цзун ходил в Бянь (Кай-фын-фу), то получил там (т.е. забрал) от Цзиньцев музыкальное сочинение: тай-чань-ё-пу и гун-сюань-е, отослал это для заведывания в Среднюю столицу (Да-нин-фу).

При Шэн-цзуне, в первый год Тай-Пин (1020), при принятии верховного титула и при церемонии грамот была остановлена музыка (гунь-сюань) во дворце, для которой были устроены флаги, расположенные у трона, находившегося тремя ступенями выше Западной лестницы. Се-мой-лан (наз. должности) заведовали поднятием флага у трона. Когда тай-чань-бо-ши (секретарь палаты жертвоприношений) проводил тай-чань-цин (начальника палаты жертвоприношений), а этот, в свою очередь, провожал государя, се-мой-лан поднимает флаг; тай-ё-лин (капельмейстер) приказывал ударять в колокола, в правый и левый попеременно. Гун-жень поднимал флаг, музыка начиналась; хуан-ди садился на трон, и двери (залы?) затворялись, музыка останавливалась (прекращала игру).

Ваны и Гуны входили в двери; когда они достигали трона, музыка останавливалась. Тун-ши-ше-жень (переводчик) сопровождал вельможу с грамотой; музыка по знаку начинала играть; когда грамота полагалась на стол сян (пахучем) перед троном (букв. перед залой), а положивший отходил к трону, музыка останавливалась.

Ю-це-гуань подносил (т.е. брал) грамоту, музыка начинала; когда он входил в залу и, положив грамоту перед императорским троном, отходил на Север от Западной стены к трону, музыка останавливалась. Когда да-чень входил в залу, музыка начинала; когда тот достигал внутренности балюстрады у трона, музыка замолкала.

Да-чень спускался с лестницы зала, музыка начинала; когда он снова становился у трона, музыка прекращалась.

Ваны и Гуны 3-х низших степеней выходили (из залы), музыка начинала играть; тай-чань-бо-ши сопровождал тай-чань-цин, сопровождавшего государя для следования во внутренние комнаты, музыка прекращалась.

При Син-цзуне, в 9-й год Чжун-Си (1040), верховной Киданьской грамотой установлено: при входе и докладах государю должна быть музыка лун-ань (торжественного спокойствия).

При Шен-Цзуне, г. пр. Тун Хо, 1-й год (983), при пожаловании грамотой Чен-тянь-хуантай-хоу 125 была постановлена музыка на инструментах Сюнь и Сюй. Тай-ё-гунь и се-мой-лан делали вход.

При входе императрицы (тай-хоу) со значками флаг поднимался, и музыка тай-хо начинала; когда тай-ё-лин и тай-чань-цин проводят (императрицу) к трону, где она садилась, занавески опускались, музыка останавливалась.

3-х высших степеней гражданские и военные чины входили шу-хо, музыка начинала. Когда они достигали трона, музыка прекращалась.

Когда цзай-сян следовал к императору с грамотой (для подписи?) музыка, начинала; когда он полагал грамоту перед залой на стол, музыка замолкала.

1. Когда император входит в двери, кон-хо (гармонического спокойствия) музыка начинает; когда он достигнет до трона перед залой, музыка прекращается. Хань-линь-сё-ши-да-цзянь-цзюнь (наз. чина) принимает грамоту, музыка играет; когда он положит ее перед императорским троном, музыка замолкает. Чень-сян (министр, визирь) входит в залу, музыка начинает; когда он приблизится к трону для прочтения грамоты, музыка прекращается. Хуан-ди входит в залу, музыка начинает; когда он достигает трона, музыка прекращается. [244]

Тай-хоу объявляет ответ (указ); по окончании сего музыка начинается; когда хуан-ди достигнет до Западных внутренних покоев, музыка прекращается.

Цинь-Ван и чень-сян входят в залу, музыка начинает; когда, отойдя, выйдут из очереди (?), музыка прекращается.

Опускают занавески, музыка начинает; хаунтай хоу входит во внутренние покои, музыка прекращается.

При пожаловании грамоты императорскому сыну (хуан тай-цзы), когда он входит в двери, чжан-ань (музыка) начинает.

При церемонии пожаловании грамоты музык. инструменты расставляются и управляются следующим образом.

В каждом из четырех углов залы расставляются инстр. сюй; каждый инструмент управляется 1 лицом.

У инструментов гунь-сюань на каждой стороне по 9 сюй; каждый сюй управляется 1 музыкантом.

У инструментов сюй к Северу располагаются камертоны (чжу-юй), у каждого сюй по 1 инструменту, из которых каждый управляется 1 музыкантом.

Внутри инструментов сюй расположены улусные инструменты (бу-ле), правая и левая сторона, каждая управляется 102 лицами.

На северо-запад от инструментов сюй расположены гражданские пантомимисты, всего 64 человека; маленькое знамя держат 2 человека.

Се-люй-лан 1; дай-ё-лин 1.

Вот перечень 12 танских музыкальных инструментов, носивших название хо. Ляосцы сначала употребляли их:

1) Юй-хо при принесении жертвы духу неба;

2) Шунь-хо при принесении жертвы духу земли;

3) Юнь-хо при жертвах предкам;

4) Су-хо при песнопении в расставлении жертв из яшмы и парчи;

5) Юн-хо при положении в сосуд жертвы духам;

6) Шоу-хо при принесении вин в жертву духам;

7) Тай-хо при восхождении и нисхождении;

8) Шу-хо при входах и выходах;

9) Чжао-хо при поднесении вина (возвышении, тосте);

10) Сю-хо при пище (при поднесении пищи);

11) Чжен-хо при принятии императорской грамоты для путешествия;

12) Чен-хо при принятии императорским сыном таковой же грамоты.

У ляосцев было 12 ань-ё (музыкальных инструментов ань). Лянская династия (с 907-923) переменила наз. 12 танских хо и сделала (из них) 9 цин-ё; Хоу-танская (с 923-936), основав храм предков Танской династии (тан-цзун-мяо), по-прежнему стала употреблять 12 танских хо; Цзиньская снова сделал перемену и стала называть их тун-ё. По Лянским церемониям мы узнаем, что при выходах и докладе государю употреблялся инструмент лун-ань (торжественного спокойствия), при докладе императорскому сыну (хуан тай-цзы) употребляли чжень-ань, т.е. Ляо переменили наз. инструментов хо на ань; о прочих же 10 ань известия не находим.

О Ляоской симфонической музыке известий не дошло: (известно только, что) они не делали инструментов 8 звуков (исчисленные ниже), а заимствовали от Тан.

Вот эти 8 звуков (или инструментов):

1) металлические: бо чжуань (колокола);

2) каменные: ую шень (звонкий камень);

3) струнные: цинь и се (се 25 струнах);

4) бамбуковые: ё (флейта), сяо (флейта);

5) пао (глиняные?): шен и юй;

6) глиняный: сюнь (флейточка);

7) кожаный: гу-чао (барабан);

8) деревянный: чжу-юй (камертон?).

Прежде по 12 законам (?) мерой риса служила (музыкальный инструмент?) флейточка в 1 фут и 9 вершков, пустая и 3-х коленчатая, и только при Дао Цзуне, в г. пр. Тай-Кан (1075-1083), введены были меры для риса (и проса) ШЕН и ДОУ 126 (китайские), и намеревались утвердить (это?) законом. Их (т.е. Ляоские) законы (фа, постановления) много заимствовали от древних (законов, люй). [245]

d) Большая музыка (да-ё)

Эта музыка получила начало при Ханьской династии (Старшей). Царство Цинь, установив порядок голосов (шен), в тоже время образовала музыкальный департамент (ё-фу). Суйский Гао-Цзу (581-605) издал указ, коим приказывал разыскивать (?) и узнавать о звуках (тонах), вследствие чего из Западного края Су-чжи-по (наз. страны?) были получены голоса у дань (восходов начал), кои, соединив с 7 тонами (инь) и 84 чжоу, и приложили. Это и было причиной того, что в симфонической музыке стали употребляться эти голоса. Музыка, употреблявшаяся при дворе отдельно от симфонической, стала называться да-ё (большою?). Цзиньский Гао-Цзу (Ши Цзин-тан) отправил с грамотой Ин-тянь хуан-тайхоу и Тай-цзуну своих министров Пень Дао и Лю-сюй, в тоже время препроводил и инструментовку этой (т.е. большой) музыки, таким образом она очутилась у Ляосцев.

Употребление ее было в следующих случаях.

При пожаловании грамоты императрице Чен-тянь хуан-тай-хоу. При Шэн-цзуне, г. пр. Тай-Пин, 1-й год, толпа мальчиков сопровождала императрицу на носилках до Цзинь-луань-мынь (причем играла вышеозначенная музыка).

При Тяньцзо в 1-й год Тянь-Цин установлен обряд пожелания императору долгоденствия (шан-шоу-и).

При выходе императора из Восточных внутренних покоев ударяли плетью (для водворения тишины); музыка начинала; когда занавески свертываются и двери открываются, музыка прекращается.

Тай-юй (кравчий, дворецкий?) держит башенку (в которой лежит чарка с вином), (чиновники) разделяются на очереди, тай-ё-лин поднимает флаг, музыка начинает; когда император выпьет вино, музыка останавливается.

Чиновники садятся соответственно, кроме Восточной и Западной сторон; тай-ё-лин сопровождает тан-шан-ё, который поддерживает да-чень, держащего башенку; тай-ё-лин докладывает о поднятии флага для начала пения; музыка начинает; когда император выпьет вино, музыка останавливается. Чиновник открывают пиршество во всех местах; тай-ё-лин докладывает об осмотре и поднятии флага, музыка начинает; когда выпьют вино, музыка прекращается.

Тай-чень-цин (начальник жертвенного приказа) входит с кушаньями императору; тай-гуань-линь докладывает о всеобщем угощении, музыка начинает; гражданские пантомимисты входят и после 3-х перемен снова выходят, музыка прекращается.

При поднесении вина чиновники начинают пиршество, музыка начинает играть; когда вино выпьют, музыка замолкает.

Вносят кушанья; всюду (т.е. все присутствующие, штат) начинают пиршество; музыка играет; военные пантомимисты входят для представлений, а когда уходят после трех перемен, музыка прекращается. Двери закрываются (хе, соединяются), занавески опускаются, дается знак для восстановления тишины (минь-бянь), музыка играет; когда император войдет в Западные внутренние покои, музыка прекращается.

Начало инструментов большой музыки принадлежит Танской династии. Тай-Цзун (династии Тан, с 627-649) ввел в употребление музыку «семи добродетелей» и «девяти заслуг». Императрица У-хоу (с 685-705) уничтожила эту музыку, употреблявшуюся в храме предков, которая и была поэтому забыта. После же в храме предков стали употреблять Суйские военные и гражданские пантомимы, а при дворце Гао Цзуновском (с 650- 683) цзин-юнь-ё (музыку цзин-юнь). Этот род музыки и пантомим (музыкальных пантомим) крепко держался при Танском дворе, осененный законом, и таким образом просуществовал до конца династии, даже держался при у-дай (пяти династиях: Лян, Хоу Тан, Цзинь, Хань и Чжоу), в период крайнего неустройства и расточительности. Таким образом, большая музыка Ляоского государства была заимствована от Цзинь. А музыка и пантомимы цзин-юнь перешли в отдел музыки цзо-бу.

Помещаю перечень музыкальных инструментов, которые были следующие:

1) юй-шен (яшмовый звук);

2) фань-сян (резонанс);

3) чоу-чжен (гусли);

4) чжу (гитара);

5) кун-хоу;

6) да-кун-хоу;

7) сяо-кун-хоу;

8) да-пи-па (монгольский музыкальный инструмент);

9) сяо-пи-па;

10) большой пятиструнный;

11) малый пятиструнный; [246]

12) чуй-е (лист для свиста);

13) да-шень (большая свирель);

14) сяо-шень (малая свирель);

15) би-ли (инструмент со звуком тибетских пастухов);

16) сяо (флейта);

17) тун-бо (медный тимпан);

18) чан-ди (длинная флейточка);

19) чи-па-ди (8 свирелей в 1 фунт);

20) дуань-ди (короткая свирель);

21) мао-юань-гу (барабан);

22) лянь-чао-гу (непрерывный барабан);

23) цзюй (снаряд).

Свистунов (и) — 2 чел.

Пантомимистов — 20 чел., разделенные на 4 отдела (по 5 в каждом).

Пантомимистов цзинь-юнь-ё — 4 чел.

Пантомимистов цинь-юнь-ё — 4 чел.

Пантомимистов по-чжень-ё — 4 чел.

Пантомимистов чень-тянь-ё — 4 чел.

Большая музыка имеет связь с симфонической, у которой было 7 тонов (инь). Большая музыка имела 7 голосов шен, назыв. еще 7 дань (восходов), происхождение которых следующее:

1) от по-то-ли (?) произошел звук: пинь-шен;

2) от чжи-ши — чан-шен;

3) ша-ши-чжи — чжи-шен;

4) бань, чжань — у-шен;

5) хоу-ли-цзе-ху — сянь-шен.

С переходом музыкального департамента от Суйцев стали употреблять эти голоса (шен), и таким образом 28 чжоу (тонов) 4-х первых звуков (даней: потоли, чжи-ши, ша-ши-чжи и ша-хоу-цзя) составили эту музыку (т.е. большую).

Вот перечень этих чжоу.

I. Происхождение от По-то-ли:

a) чжень-гун;

b) гао-гун;

c) чжун-люй-гун;

d) дао-чжоу-гун;

e) нань-люй-гун;

f) сянь-люй-гун;

g) хуань-чжунь-гун.

II. От Цзи-ши (дань):

a) юе-чжоу;

b) да-ши-чжоу;

c) гао-да-ши-чжоу;

e) сяо-ши-чжоу;

f) се-и-чжоу;

g) линь-чжунь-шань-чжоу.

III. От звука Ша-ши (со звуком Ша-ши?):

a) да-ши-цзё (рог);

b) гао-да-ши-цзё;

c) шуань-цзё;

d) сяо-ши-цзё;

e) се-и-цзё;

f) линь-чжун-цзё;

g) юе-цзё.

IV. От звука (дань) Ша-хоу-цзя:

а) чжунь-люй-чжоу; [247]

b) чжень-пинь-чжоу;

c) гао-пинь-чжоу;

d) сянь-мо-чжоу;

e) хуань Чжунь-чжоу;

f) бань-ше-чжоу;

g) гао-бань-ше чжоу;

Эти 28 чжоу 4-х даней не употребляли законов шу 127. Все эти тоны высшей нотой своей имели ЦИН, а низшей — ЧЖО (между которыми и происходило изменение голоса, нот). Всего, собственно, было 49 чжоу (так как 7*7), но остальные 21 чжоу были потеряны.

e) Сань-ё (рассыпчатая)

При династии Инь (1783-1134) была организована музыка до Р. X. ми-ми (отличная), голоса которой имели широкую популярность и (после) образовали голоса чжан-вей. В период между Циньской и Ханьской династиями (с 221 до 222) есть известие, что Циньцы составили (привели в порядок) голоса и стали забывать чжан-вейские. При Ханьской младшей династии император ее У-ди (25-57) образовал после того музыкальный департамент (ё-фу) и отчасти ввел в употребление голоса «Западной прохлады» (си-лян). Теперешняя сань-ё употребляется в публичных представлениях, при пантомимах и различных входах, и есть список тех самых голосов, которые употреблялись при вышеупомянутом У-ди. Династия пятицарствия (У-дай) Цзинь в 3 г. пр. Тянь-фу (при Ци-Ване с 943-946) отправила Мо-сюй'я и Линь-гуань'я (наз. музыкантов) к Ляоскому двору, и таким образом музыка сань-ё перешла к Ляо.

Она употреблялась:

1) при пожаловании императрице грамоты;

2) при играх в лошади и рога просили также, чтоб играла музыка;

3) в день рождения императора.

В день рождения императора эта музыка играла в следующем порядке:

При 1-м входе с вином, би-ли (род инстр. со звуком тиб. пастухов — би) начинает.

При 2-м входе с вином, пение с участием рук (игры на инструменте) играет.

При 3-м входе с вином играют на однострунной пи-па.

Блины и сай подают со словами приветствия.

Ши (пища, кашица) вносится с различными увеселениями.

При 4-м входе с вином (ничего не бывает).

При 5-м входе с вином играют на флейте однодуховой, барабане и флейточке.

При 6-м входе с вином играют на гуслях однострунных посредством шара.

При 7-м входе с вином трубят в рога (цё-ди).

При угощении Сунского посланника:

При 1-м входе с вином играют на би-ли.

При 2-м входе с вином — пение (ге).

При 3-м входе с вином — пение с аккомпанементом.

При 4-м входе с вином играют на однострунной пи-па.

Затем ЧАЙ, блины и кашица вносятся также, как и прежде.

При 5-м входе с вином ничего не бывает.

При 6-м входе с вином, на флейте с соблюдением законов кривизны (?).

При 7-м входе с вином, на гуслях однострунных.

При 8-м входе с вином — пение с ударом в повешенные инструменты.

При 9-м входе — игра в рог.

Нижепоименованные 3 тона с 4-мя голосами, соответствующими звукам 4 времен года, составляют, таким образом, 12 голосов (или тонов), издаваемых 12 флейточками (гуань). Чтобы сделать согласование голосов (шен) и тонов (инь), делают флейточку (ди) с 4 дырами. Три же тона, употребляемые в сань-ё, следующие: тон неба — ЯНЬ, тон земли — И и человека — ЧЖУН; голоса же (шен) 4 времен года суть следующие: голос весны -ПИНЬ, лета — ШАНЬ, осени — ЦЮЙ (цюй-шен), а зимы — жу (жу-шен).

Инструменты этой музыки следующие: БИ-ЛИ, сяо (флейта), ДИ (флейточка), ШЕНЬ (флейточка), ПИ-ПА (монг. инстр.), У-СЯНЬ (пятиструнный), кун-хоу, чжен (гусли), ФАНЬ-СЯН (резонанс издающий), палочный [248] барабан (чжан-гу), ГУ 2-й степени, ГУ 3-й степени, ЯО-ГУ (поясничный барабан), да-гу (большой) и кун-пи-бань (доска).

Разные игры, употребляемые при этой музыке, были в различные времена различны. Так, при Диском Цинь-гуне употребляли карликов, музыкантов (шутов) и остряков (философов, жу); при Ханьской династии во времена У-ди употребляли рыб, драконов и пресмыкающихся. При Хоу-Хань для увеселения двора употребляли веревочные пантомимы и разные искусные фокусы, заимствованные с Западного края (Си-юй). Вольные же песни не были в употреблении, поэтому о них нет известия.

f) Гу-чуй-ё (духовая и барабанная)

Эта музыка еще носит название: дуань-сяо-нао-ге-ё (музыка колокола и короткой флейты) и заимствована от Китая. Говорят, что она была в тоже время и военной (цзюнь-ё). По Ляоским разным церемониям было постановлено: при дворцовых собраниях употреблять ее в парадах и торжественных шествиях. Самый отдел музыки разделялся на 2 крыла: правое и левое. При шествии со значками (лу-бо) чиновники все должны были иметь эту музыку.

К первому отделу (или крылу) принадлежали:

Гу-чуй-лин'а — 2 (начальники, капельмейстеры);

Гань-гу (барабанов на носилках, больших) — 12;

Цзинь-чжень (металлических тазов) — 12;

Да-гу (больших барабанов) — 120;

Чан-чинь (долгопоющих) — 120;

Нао (колоколов) — 20;

Гу (барабанов) — 20;

Ге(свистулек) — 24;

Гуань (трубочек) — 24;

Сяо (флейт) — 24;

Цзя (свистков) — 24.

К заднему (хоу) отделению принадлежали:

Да-цзё (б. рогов) — 120;

Гу-чуй-чень (управителей) — 2 чел.;

Юй-бао (зеленых крыльев) — 12;

Гу (барабанов) — 12;

Гуань (дудочек) — 24;

Ди (флейточек) — 24;

Нао (колоколов без языка) — 12;

Гу (барабанов — колоколов) — 12;

Сяо (флейт) — 24;

Цзя (свистков) — 24.

Эти два отдела употреблялись в парадных шествиях и при докладе, но при дворцовых собраниях они располагались в порядке и не употреблялись при докладах.

g) Хен-чуй-ё (поперечно-духовая?)

Эта музыка также военная и, подобно гу-чуй-ё (вышеописанной), разделялась на два отдела. Как та, так и другая принадлежали ведению гу-чуй-лин'а (управителя).

К переднему отделу принадлежали:

Да-хен-чуй — 120;

Цзе-гу (праздничных барабанов) — 2;

Ди (флейточек) — 24;

Би-ли (с тиб. звуком) — 24;

Цзя (свистков) — 24;

Тяо-пи-би-ли — 24;

Гань-гу (барабаны на носилках) — 12;

Цзинь-чжень (тазов) — 12;

Сяо-гу (м. барабанов) — 12;

Чжун-лин (среднепоющих) — 120; [249]

Юй-бао (зел. крыльев) — 12;

Гу(барабанов) — 12;

Гуань (дудочек) — 24;

Сяо (флейт) — 24;

Цзя (свистков) — 24.

Задний отдел включал:

Сяо-хен-чуй- 124;

Ди (флейточек) — 24;

Сяо (флейт) — 24;

Би-ли — 24;

Тяо-пи-би-ли — 24.

Музыки гу-чуй и хен-чуй всех чиновников 4-х высших степеней имели различные изменения и оттенки, о чем смотрите в описании значкового приказа (и-вей). Голоса музыки прежних Ванов Чжоуской династии стали забываться и были утрачены (забыты). Чжоуская — южная (Чжоу-Нань) сделала перемены в музыке, а при Ши-хуан'е (император — основатель Цзиньской д., 221-203 до Р. X.) мы уже встречаем голоса: чжень-вей, цинь, янь, чао и чу, которые все были организованы и представлены (императору). Между тем, голоса музыки симфонической стали забываться (в этот же период). При Ханьской и Танской династии в гражданских делах употребляли большую и рассыпчатую музыки, в которых все западные звуки; при военных же делах употребляли гу-чуй и хен-чуй (духовую и барабанную), в которых все северные звуки. Симфоническая же музыка есть та, у которой инструменты симфонии; голоса ее также западные.

О значковом приказе

На Востоке и особенно в Китае внешняя обстановка играет немаловажную роль, потому что тамошние правительства смотрят на это, как на средство, возвышающее верховную власть на пьедестал величия, хотя, с другой стороны, нам хорошо известно, что те же прав-ва не прочь утверждать, что это дело второстепенное, и что истинное значение верх. власти основывается на началах хорошего управления... Но это, без сомнения, истинно-высокая и классич. мысль не всегда выдерживается на деле, и мы видим, что кит. прав-во испокон веков старалось о большем разнообразии и блеске атрибутов верх, власти и, видимо, считало это не лишним. Это несколько расходится с тем фактом, который мы действительно замечаем в Китае, а именно, отсутствие капитальных памятников, таких построек, какие мы встречаем, напр., в Египте. Ясно, что династии Китая не старались об увековечении памяти о себе такими постройками, по той высокой мысли, что память об них будет жить в их деяниях, свершенных для блага народа, но в тоже время не забывали себя в период своего существования и старались, по возможности, о внешнем блеске, почему регалии верховной власти: знамена, носилки, значки, печати, а также принадлежности при различных обрядах, празднествах, выходах и т.д. (что на Кит. вообще назывались и-вей (значковый приказ), — пользовались немалым влиянием правительства.

Понятие об этих принадлежностях и необходимость приобретения их сознавали и те инородческие империи, которые так или иначе заводили сношения с Китаем и создавали свое гос. тело по кит. образцу. Основатели этих империй с принятием императорского титула немало заботились о приобретении этих атрибутов верх, власти, потому что без них, по заимствованной от Китая мысли, не могла с достоинством существовать и самая императорская власть.

Тоже самое мы видим и в истории династии Ляо. Еще раньше Тай-Цзу киданьские старшины приезжали к Танскому двору и просили наград печатями и знаменами. Тай-Цзу, а за ним Тай-Цзун уже не довольствовались такими подарками и сами бесцеремонно отбирали у китайцев эти принадлежности. Когда последний из них проник в Бянь, тогдашнюю столицу Цзиньской династии, то он вместе с последним императором этой династии унес с собой в Монголию и все имперские принадлежности, хранившиеся в кладовых династии. Тоже самое делают Цзиньцы после разгрома Сунской династии и взятия ее столицы.

Очевидно, что как та, так и другая инородческие династии имели одну общую мысль о необходимости приобретения внешних атрибутов верховной власти, и это весьма понятно, если мы припомним, что как та, так и другая создались по кит. образцам и даже вызваны были на историч. поприще этой же самой силой 128. [250]

Не имея времени теперь подробно рассмотреть значение чинов и вообще пожалований, я укажу только на то обстоятельство, по видимости пустое, кот. мы дов. часто встречаем в истории Ср. Азии, а именно, на громадное значение разных пожалований Китайским двором среднеазиатским властителям, вследствие чего те постоянно чувствовали свою зависимость от него и таким образом давали ему возможность иметь влияние на свои дела. Особенно ярко обнаруживается это после указа Зап. Тулгаского дома, когда Китай сильно влиял на среднеазиатскую политику, сдерживая враждебные против себя мысли мелких владельцев посредством этой системы. Императорская династия Ляо также держалась этой системы, что видно из того, что она жалует грамоты Сяскому и Гаолийскому Ванам. Чжурчженьский Янке также сдерживался этой мерой.

Вообще, чины и внеш. знаки отличия на Востоке играют немаловажную роль, что, конечно, не иначе можно объяснить, как пустым тщеславием среднеазиатцев, впрочем, не чуждым и для других малоразвитых народов.

1-е описание Значкового приказа

После разгромления Бохайского царства, а затем уничтожения Цзиньской династии Ляоскими императорами все гос. вещи (вень-у) Чжоу, Цзинь, 2-х Хань, Суй и Танской династий достались в их руки. Таким образом, они приняли носилки, платье и пр. вещи для великолепия, печати, золотые значки (фу) для передачи приказаний (хао-лин). То, что принадлежало к разряду гражданских принадлежностей, называется И, а к военным — ВЕЙ.

a) Колесницы и одежда (юй-фу)

Как императорские, так и низшие юй-фу принадлежали глубокой древности. При Юй'е (знаменитого своими гидравлическими работами) были в употреблении маленькие носилки (нянь). При Шанской династии (с 1766-1400) введены большие повозки (да-му) с украшениями на тутовом корне. При Чжоуской (1122-1225) употреблялись уже украшения из яшмы, золота и слоновой кости. Циньцы (с 1225-1206) стали употреблять значки и принадлежности 6 г-в (мелких владений) и каждое употребляли отдельно. Но то, что было введено прежними Ванами, не было императорское (не имело значения импер. Принадлежностей). Во времена Ханьской династии мы встречаем уже известие о насечках (резных украшениях) на колесницах. Но из всего этого краткого очерка видно, что имена разных принадлежностей сохранились и до нашего времени, самое же устройство и значение принадлежностей были утрачены, потому что потомство получает только 1 % от всего этого. В ближайшие времена, во времена Танской династии, мы встречаем более обильный материал: носилки и телеги, перешедшие от Суй и Чжоу, подвергались различным изменениям и разнообразились, платье при жертвоприношениях, дворцовое и обыкновенное красное, а также домашние украшения (юй-вень) из красного, темно-красного и зеленого янтаря были распределены на степени и разряды. При У-дай обыкновенная одежда была заменена дворцовой. Ляоское г-во с Тай-цзуна имело самые короткие отношения с Китаем, и мы встречаем далее интересное известие о том, что император (киданьский) с кит. чиновниками, составлявшими Южную партию, употребляли кит. платье, а императрица поддерживала Сев. партию кид. чиновников и носила государственную (национальную) одежду, т.е., значит как та, так и другая одежда пользовалась одинаковыми привилегиями, пожалуй даже, китайская имела перевес. Эта (или кит.) одежда была введена во времена династии Пятицарствия Цзинь.

b) Национальные колесницы (го-юй)

Кидане по своему прежнему образу жизни были номады: они при своих перекочевьях, следовавших по пастбищам, жили в войлочных кибитках и имели большие носилки (телеги), жены их употреблялись для присмотра за лошадьми и употребляли маленькие носилки, богатые люди могли употреблять блестящие и дорогие украшения. Обстановка императора и императрицы (т.е. правителей, владетелей страны) отличались великолепием и строгою важностью. Эти национальные колесницы были следующие:

a) Да-юй (большая) употреблялась при пожаловании грамот, при церемонии цзай-шен (что было выше) и при жертвах духу государя;

b) Юй-ла (последней луны) употреблялась императором и императрицей;

c) Цзун-ду-че (носилки главного знамени) запрягались императорскими скаковыми (отличными) лошадьми. Употреблялись императрицей при церемонии приношения жертв горам;

d) Че (носилки) при церемонии выбора императрицы, употреблялись ею (т.е. хуан-хоу);

e) Цин-сянь-че (носилки с голубой занавеской) с 2 драконовыми головами, седалище и кузов изукрашены серебряными украшениями. Запрягались скаковыми лошадьми и употреблялись при выдаче замуж гун-чжу [251] (царевны императорского двора) для награды ей. В древности эти носилки употреблялись при выходе замуж дочерей Чжоуских Ванов (носивших имя Цзи);

f) Сун-чжун-че (похоронная?). Носилки в 1-м этаже (ярусе) с бахромой и кистями из парчи; головы драконов из серебра, внизу привешивалась трещетка, позади висит большой войлок. Запрягались волами. В прежнее время употреблялись для этого бараны, как бы показать, что они приносятся в жертву. Эта колесница употреблялась также для наград гун-чжу при выходе их замуж.

При пожаловании грамоты (це) императрице, император всходит на носилки И (стул) и от зала бянь достигает до Западных ворот бяньле (БЯНЬ-МИНЬ). При церемонии принесения жертвы горам на оседланной лошади, император управляет лошадью и прислуживает хуан-тай-хоу. Следует церемония последней луны. Затем император ниспускается с носилок и, принеся жертву на Восток, садится на лошадь и входит в облавную арену. После церемонии се-че-сё (се-се) все отправляются на лошадях к Востоку, причем чиновники находятся на юж. стороне, а женщины (фрейлины, мин-гуй) — на северной.

c) Китайские колесницы

При Тай-цзуне, в 1-й год Хуй-Тун (937), Цзиньские уполномоченные Жень-дао и Лю-сюй приготовили (для Ляоского двора) носилки, повозки и церемониальные вещи; император и императрица при принятии Верховных титулов, постановили грамоту церемоний (церемонно в грамотах?). От этого платье и носилки Сына Неба (т.е. кит. императора) приняли блистательный вид. В годы правления Тай Пин (Шен-Цзун, 1020) употреблялись кит. церемонии в грамотах, а чен-хуан-лин-чжень-че, лу (повозки), шань-нянь (вые. носилки), фын юй-чжень-юй (носилки для поднесения императору) и нянь (от. носилки), также великолепные большие носилки и повозки — все это окончательно сосредоточилось у ляосцев.

а) В законе 5 дорог Чжоуской династии мы встречаем известие о 5 повозках, но Цзиньская династия, следовавшая после нее (или после объединения Китая), забыла об них, и только при Ханьской 2-й (Хоу-Хань) они были реставрированы.

в) Яшмовые носилки (юй-лу). Их употребляли: при принесении жертвы Небу и Земле, а также в Храме предков, при дворцовых поздравлениях и при принятии императрицы. Украшение из чистой голубой яшмы, желтая внутренность, слева 12 священных знамен с колокольчиками, поперек также висело 2 колокольчика, впереди драконовая оглобля, справа (в тексте слева) ставили 1 большое знамя с 12 маленькими, все расписанные подымающимися драконами, длинными и стелющимися по земле великолепными синими драконами, золотые украшения на уздах, кисти и кожаные подпруги числом 12 — вот отличительные черты ее устройства. При церемонии испытания стрел 129 г-рь всходил на яшмовую повозку и достигал до внутр. ворот. При Шэн-цзуне, в 10-й год Кай-Тай (приходится во 2-й год Тай-Пин, 1022), император всходил на эту повозку и от внутренних сань-мынь доходил до залы «долгоденствия» (вань-шоу). После чего подносили 7 раз вино портрету императора в храме предков.

c) Золотая повозка (цзинь-лу) употреблялась при возвращении к пиршеству, с охоты, жертв и угощения. Украшения из чистого золота, остальное — как в яшмовой повозке. Цвет употреблялся соответственно (цвету) ее материала (сущности). Запрягается в красную лошадь с черной гривой (кожурой?).

d) Слоновая повозка (сян-лу). Употребляется при путешествиях. Украшение из чистожелтой (?) слоновой кости; остальное — как в золотой. Везется желтою лошадью.

e) Кожаная повозка (вей-лу). При зимней облаве и военных делах. Из белой чистой кожи. Везется белой лошадью.

1) Му-лу (деревянная, везомая верблюдом). При охоте. Покрыта черным чистым лаком; возится черным верблюдом.

Носилки (че) были гораздо меньше колесниц и употреблялись при незначительных делах.

a) Ген-чень-че (происходящие от землепашества?). Употреблялись при землепахании (императора?). Чистая тройная светлая покрышка; остальное — как в яшмовой колеснице.

b) Ань-че (также, назыв. цзинь-сянь, добродетельные). При отправлении в какое-нибудь место (низшее). Золотые украшения, кузов коляски несколько изогнутый; в входе протягивались 8 колокольчиков. Занавеска выкрашена темно-красным лаком, внутренность красная, ключи также красные; запрягается рыжая лошадь с красными кожаными подпругами и кистями.

c) Сы-ван-че (4-х ожиданий, также наз. мин-юань, далеко-светлая). При поклонении на кладбищах и тризнах (посещении могил родственников). Золотые украшения. Занавески выкрашены голубым лаком, внутренность красная; везется быком (или коровою). Остальное — как в ань-че. [252]

d) Лян-че (прохлады). В провинции и при окончании охоты. Также чистого золота украшения, серебряные накладки, драконы и фениксы 5-тицветные вытканы (на занавеске или накладке), покрытая лаком дверь с красными тесьмами седалище — вот их устройство. Возились они скаковой лошадью (то-чи). При носилках употребляли людей (носильщиков).

Танский Гаоцзун (с 627-650) ввел 7 носилок, а для чиновников холщевые носилки (че). При носилках употреблялись служители, таскавшие их на своих плечах. При Ляоском дворе в годы прав. Тай-Пин (Шэн-цзуна) при церемонии грамот император садился в императорские носилки.

a) Да-фын-нянь (носилки б. феникса). С красным чистым заголовком с золотыми фениксами, дверцы разрисованы облаками и золотыми перьями, спереди передок, внизу баллюстрадка из нитей и тесемок. Все украшено облаками, фениксами и серебряными насечками. У императорских носилок 80 человек;

b) Да-фань-нянь (носилки б. славы);

c) Сянь-юй-нянь (благополучной прогулки);

d) Сяо-нянь (маленькие). В праздник юн-шоу (продолжительного благополучия) императрица (Хуан-тай-хоу) всходит на эти носилки;

e) Фань-тин-нянь (носилки портика славы). Черная чистая занавеска над самой внутренностью, красная перекладинка. Всё в узорах, облаках, фениксах, красные и зеленые занавески в отверстиях, красивые (хуа, с узорами) доски, парадная есть, 2 занавески, 4 бамбуковые палки, украшенная серебром насечка. У императорских носилок 120 чел.;

e) Да-юй-нянь и f) сяо-юй-нянь — большие и малые яшмовые носилки;

g) Сяо-яо-нянь (для дальних прогулок). Употребление всегдашнее. Деревянный кузов, чистого золота украшения, серебряные накладки, парадная тесьма. Управляется 20 чел. Весной и летом (носильщики?) в красных рубашках, а осенью и зимой — обыкновенная парчовая одежда;

h) Пин-тоу-нянь (фавноголовые). Употребляются обыкновенно, обыденно. Устройство подобно сяо-яо-нянь, без кузова. При пожаловании грамоты императрице Чен-тянь Хуан-тай-хоу она употребляла эти носилки;

j) Бу-нянь (походные, пешеходные). В 3-й год Тун-хо (986) Шен Цзун, остановившись на житье у р. Тухе 130, отправлялся на этих носилках обозревать состояние управления страной (это тоже в. хорошая черта между Государями Востока, хотя, с др. стороны, мы видим (я постараюсь доказать это), что народная масса стояла особняком от прав-ва: оно чуждалось ее);

i) Янь-че (древний род носилок). Эти носилки с красными чистыми двойными дверьми с украшениями разрисованы черепахами, фениксами и перьями; занавеска красная, на дверях занавеска из шелковых красных нитей. Все (т.е. эти занавески) украшены изображениями благознаменательных баранов, расписано колесами, ведется волами, которые при следовании иногда заменяются лошадьми. 18 мальчиков в одежде благознаменат. баранов (разрисованной изображениями благ. Баранов) ведут их (т.е. волов).

Кроме того, были еще телеги (носилки юй), которые таскались людьми. Когда «сын неба» отправлялся на таких носилках, то носильщики употребляли кожаные наплечники и полотняные нарукавники.

a) Яо-юй (поясничная). Передняя и задняя бамб. палки, украшенные головами драконов, золотыми или серебряными, красные узоры представляют фениксов. Платье император соизволяет употреблять парчовое. На особо устроенном ковре полагается маленький диван. Носилки подносят 16 чел.;

b) Сяо-юй (маленькие). Красного цвета, голубые заголовки, кривые рукоятки, красные узоры, нити и кисти — как в фынь-нянь (носилках феникса). Только в них устраивается место (седалище) для императора (особенное от тех носилок). Подносят носилки 24 чел.

Колесницы и носилки импер. сына (хуань-тай цзы че-лу).

a) Цзинь-лу (золотая повозка). При принесении жертвы в начале зимы (чжень-дун) и принятии жены (принцу) из значительного долга. По грамоте церемонии, дарованной императорскому принцу, из чен-хуан-лин (старого устройства повозка, заимств. от Китая) была сделана эта повозка (т.е. золотая);

b) Яо-че (коляска). В 5-и день (1-й луны Нового года) во дворце обыкновенно приносят жертвы. Чиновники принимают участие в этом и для разъездов употребляют эту коляску. Она украшена золотом, темно-красной занавеской и красной внутренностью, возится лошадью;

с) Сы-ван-че (4-х ожиданий). Употребляют ее при посещении покойников. Золотые украшения, занавеска, покрытая темно-красным или ярко-красным лаком — вот ее особенность. Запрягается в 1 лошадь. [253]

2-е описание Значкового приказа

a) Го-фу (государственная одежда)

Кидане в своем первобытном номадном образе жизни жили в уединенных местах, без всякого понятия о роскоши и удобствах. Затем, перекочевав к Хуан-хе (Шара-мурени), они стали жить уже на более широкую ногу: предок (цзун-фу, дядя) Тай-цзу Су-ле 131, бывший при фамилии Яо-нянь в чине юй-юе (канцлера), стал заводить на этом местности (у Шара-мурени) села и городки, обучать народ в разведении тутовых (?) дерев, ткать пеньку и т.д. Это было признаком их возвышения. С Тай-Цзу и Тай-Цзуна жизнь еще более усложнилась, и через сношения с Китаем они познакомились с роскошью и великолепием. При влиянии Китая их мануфактурная деятельность стала быстро развиваться, и кроме выделки тонкого флера и тафты они стали выделывать и разные тонкие шерстяные материи для употребления на платье. Платье, однако ж, было не у всех одинаковое (т.е. живших в пределах Кид. г-ва). Северная партия, или киданьская, употребляла гос. нац. одежду, партия же южная, или китайская, держалась своей одежды.

Одежда при жертвоприношениях. Ляосцы для жертвоприношений горам имели одежду «большой церемонии» (да-ли) с разными дорогими украшениями.

При малой жертве (фо-сы) император надевает шапку ин (крепкую), красный пояс и изукрашенный изображениями черепах бао (кафтан). Императрица надевает красный на (головной убор), платье: со швами красный бао. яшмовый пояс и с черными великолепными швами вей (род одежды, вроде пояса). Чиновники и фрейлины в платьях и украшениях следуют цвету бахромы главного знамени.

При большой жертве (да-сы) императорское платье состоит из золотой шапки с золотыми украшениями, бао белого газа; красного пояса, украшенного рыбами и горами и великолепно спускающегося книзу, украшенной костью носорога и яшмой кожи (рукоятки) и великолепного с черными швами вей'я.

Дворцовые одежды при Тай-цзу (в год под циклич. знаками). Когда император получил престол, дворцовая одежда и исподнее платье из лат приготовлялись не всегда, впоследствии при церемонии се-чё-сё (прежде се-се) и большой стрельбе в иву употребляли эту одежду. При Шэн-цзуне в г. пр. Тун-Хе, при пожаловании грамоты Чен-тянь-хуан тай-хоу, она с 3 высшими степенями (чинов) употребляла одежду большой стрельбы в иву.

Императорская одежда (хуан-ди-хоу) состоит из шапки ши-лу-гунь, со швами красной бао (курма?), яшмового пояса с спускающимися украшениями из кости носорога и великолепного узорчатого вей. Говорят, что эта государственная траурная (гун-мянь) одежда при Тай-Цзуне заменена парчовым бао и золотым поясом.

Штат имел войлочные шапки, украшения из золота и цветов или же (еще) из драгоценных камней, яшмы, из шерсти синего цвета налобник (е), свешивающийся позади (назатыльник), вытканный из золотых перьев, узкий пояс, волоса в прическе чжунь-чжу (наполовину собранные) с 1 рядом, или же флеровая одежда: черная флеровая шапка без верху, не покрывающая ушей и лба, спереди украшена золотыми цветами, наверху (т.е. в окружности) темно-красная, на самом верху — драгоценный камень (вроде нынешних кораллов), одежда (платье) состоит из темно-красного узкого бао. пояса с принадлежностями оружия (чжан е), украшенного желтой и красной тесьмой, внутри с кожаной подкладкой. Золото, яшма, туй-цзин, индиго, камни (драгоценные) — постоянные украшения. Говорят, что кань-цзы при Тай-Цзуне была заменена парчовым бао и золотым поясом. При Хуй-Тун, в 1-й год, имеющие получить почетные титулы на будущий год награждались этой одеждой.

Гун фу (казенная одежда). Говорят, что она была внутри темно-красная. При Син-цзуне (Чжун Си, 22-й год) было постановлено указом относительно 8 домов родовичей (родов): головная повязка (цзинь-цзе). При Дао-Цзуне, в г. пр. Цинь Нин, было постановлено: потомки не имеющих заслуг родственников императорского дома, достигшие званий эр-ци-лу (и-ли-цзинь, эльчи?) и фу ши, могут владеть знаменными людьми, но только такими, которые не имеют повязки.

Императорская одежда состоит из темно-красного тюрбана (фу-цзинь), темно-красного узкого кафтана и яшмового (усыпанного яшмами) пояса, или же: красного ао (тоже род курмы или кафтана). Чиновники одеваются также в фу-цзинь и темно-красное платье.

Чан-фу (обыкновенная одежда). При церемонии цзай-сян-чжун-сы император надевает обыкновенную одежду. При церемонии представления Гаолийского посланника (ши), чиновники одеваются в такую же одежду, это есть юань-ли, с зелеными цветами узкий бао, в подкладке также много зеленого и красного цвета. Богатые и дорогие одежды состоят из собольих шуб с темно-красным и черным цветом, или же синим. Кроме того, были серебристые меха, необыкновенно чистого белого цвета. Не зажиточные (победнее) употребляли соболя, баранью шерсть или же лисьи шубы. [254]

Тянь-ла-фу (для охоты). Императорская охотничья одежда состояла из фу-цзинь (чалмы) и лат на собольей подкладке. Из гусиных шей и утиных голов делали хань-яо (для защиты спины?). Местные и кит. чины также употребляли подкладки для лат, левая грудь у платья черного или зеленого цвета.

Простая одежда (она же для навещания покойников). Ее употребляли при выезде на рыжих и белых лошадях. Этой одеждой наградили (т.е. унизили) бунтовщика Лю-ге (при Тай-Цзу, его младшего брата).

b) Китайская одежда (хань-фу)

Хуанди (один из 5-ти ди) ввел (сначала) траурную одежду (мин-гуань) и чжань-фу (старейшины). Впоследствии для жертв земле, небу и в храме предков были установлены шапки (сюй) и шлемы (бянь), что и составило (положило начало) дворцовую одежду (шапку), а затем они получили разные названия; заведены были также церемониальные вещи (и-у). При Хоу-Танской династии траурная шапка и чистое (голубое) платье составили одежду при жертвах; шапка тун-тянь, красный кафтан составил дворцовую одежду; нин-цзинь-цзе и бао-лань (без швов) обратились в обыкновенную (чан-фу). Тай-Цзун в столице Цзиньской династии Кай-фын-фу принимал поздравления чинов в зале чунь-госинь. С этого времени это сделалось обыкновением. Кроме того, из этой же столицы были вывезены все церемониальные вещи (вень-у) Цзиньской и Танской династий на север, почему они и вошли в употребление у Ляо, с разделением на правый и лев. отделы.

Одежда при жертвах

Траурное платье (гун-мянь). Она употреблялась при принесении жертв небу, земле и в храме предков. При принятии императрицы (в супруги) употребляли юань-фу, когда двор приносил поздравление. Одежда эта состояла из золотых украшений, спускающихся белых драгоценных камней; 12 пачек шелковых бахром составляли кисть на шапке, подобно цвету которой употреблялись и наушники (чунь-эрле) с спускающимися кистями. Кроме того, употреблялась яшмовая головная булавка.

Платье же собственно состояло из 12 отделов (или украшений). 8 отделов его наз. И, имели изображения: солнца, луны, дракона, звезд, блестящих червячков (хуа-чунь), огня, гор и цзун-и (украшения храмов предков). Остальные 4 отдела платья (шань) были следующие: цзао, фынь, ми и фу-ба. Шелковая одежда ке (бороды) (делалась) украшалась подымающимися драконами, вышита разными украшениями и разделялась на 6 степеней с изображением гор, драконов и т.д. Каждый отдел составляли 1 сорт (образец), которых, таким образом, было 12. В новый год (юань-жи) император при собрании двора надевает гун-инь.

Дворцовая одежда (чао-фу). В 5-й год Цянь-Хен Шен Цэун постановил: при пожаловании грамоты Чен Тянь Хуан-тай-хоу с 3 высшими степенями (чинов) одевается в законную одежду (фа-фу). По цза-ли («смешанная церемония»), при пожаловании грамоты Чен-тянь Хуан-тай-хоу расстилали ковер, на котором она снимала башмаки (церемониальные).

В г. пр. Жун-Си (Син-цзуна, с 1031-1056) император при принятии верховного (почетного) титула одевается в вышитую одежду с изображением драконов. Чиновники северной стороны (партии, киданьские) одеваются в дворцовую одежду, что по постановлениям г. пр. Хуй-Тун (Тай-цзуна), чиновники северной стороны и императрица одеваются в национальную одежду, а император с Южной партией одевается в Китайскую одежду. По следующим затем постановлениям мы узнаем, что кит. одежду стала употреблять и сев. партия. Так, в г. пр. Цянь-Хен (Цзин-Цзуна, с 968-983) было постановлено: в больших церемониях (да-ли) сев. партии чиновники 3-х высших степеней должны употреблять кит. одежду. Далее в г. пр. Чжун-Си (Син-цзуна) и после в больших церемониях была определена кит. одежда. Из этого уже можно заключить, что в это время кит. элемент преобладал при дворе династии и что национальная одежда (а это много значит) была отодвинута на задний план. Было ли тоже самое среди собственно народа, кочевников (или, скорее, бывших кочевников), преобладал ли там всемощный кит. дух, как относились между собой два диаметрально противоположных начала — вот вопрос, на который я обращу внимание в своих последующих исследованиях, потому что тут много поучительного, много объясняющего в самих судьбах среднеазиатцев при их столкновении с мощной кит. цивилизацией, обладающею замеч. способностью поглощать в себе чуждые элементы, переделывать все на свою мерку и лад...

Императорская шапка тун-тянь (постижение неба) употребляется им при всех жертвоприношениях, а также в день зимнего поворота и в северный день, при принятии двора и отправлении в академию. Кроме того, в первоначальное собрание и зимнее (юань хуй и дун-хуй) князей, графов император также употреблял ее. К ней присоединяли золотые украшения из гор, насекомых (фу-чунь) о 12-ти головах. Кроме того, одевали цзы-фа (повязку головную) с драгоцен. камнями и синими или черными полями, кисти с голубыми яшмами, также [255] булавки из носороговой кости, красно-флеровый бао, белый бао, на полуподкладке няо-ке (шелковая одежда), красный чжуань-цзюй (зад у платья), с белыми полями рубашки, красные наколенники, белые пояса с выемкой вроде сердца (под сердцем). С кожаными поясами употребляли ва-си (чулки?) с кистями. Если же не надевали первоначальную одежду (юань-фу), то делали чуб (шуань-тун-фа) с пустым шариком и чернообводную цел. (повязку), с двойными яшмами булавку с прибавкою драгоценных украшений. В 1-й день (нового года) при церемонии тань-шоу (высокого долгоденствия) император одевается в Тун-тянь-гуань (шапку Тун-тянь) и краснофлеровый бао. Императорский наследник употреблял шапку юань-юй (отдаленной прогулки) для посещения кумирен и возвращения во дворец, а также в день зимнего поворота и северный, в продолжении 8 утр (чжао). Даже одежда та же самая, как и у императора, только с тем отличием, что изображения насекомых с 9 головами (а у императора с 12-тью) и без гор. Шапка юнь-юй («отд. прогулки») Цинь Вана (1-й степени, родственника императорского дома) употреблялась им при присутствовании в жертвоприношениях, при дворцовых угощениях, при поклоне перед бяо, а также в важных делах. Прочая одежда мало отличается от хуан-тай-цзы-цзюй.

Прочие все Ваны имеют шапку «отдаленной прогулки», повязку с черными полями и голубую шишку. 3-й степени из высших употребляют шапку «цзинь-сян» (представленные добродетели), трехполосную и украшенную драгоценностями.

5-й степени высших употребляли такую же шапку (цзинь-сян), только с 2-мя полосами и золотыми украшениями.

9-й степени высших носили такую же шапку, но однополосную и без украшений.

7 степеней из высших употребляли пояса с кистями.

8 степеней низших употребляли платье, одинаковое с одеждой гун-фу (казенной).

Гун фу (казенная, княжеская). При церемонии испытания стрел (ниже) ге-ши одеется в гун-фу с завязанными сандалиями. Династия весьма часто (обыкновенно) употребляла эту одежду.

При сев. смотрах во дворце, император надевал шапку и-шань-гуань («красоты перьев»), чже-хуан-бяо, девятиколечный пояс, белого обработанного шелку цюнь (юбку) и жуй (рубашку), 6-ти коленчатый вей (ворот пояса?).

Хуань-тай-цзы в 5-й день (нов. года 1-й луны) употреблял шапку «далеких прогулок» и обыкновенную дворцовую одежду, в 1-й день (нового года) и в день зимнего поворота — дворцовую одежду, которая состояла из краснофлерового без подкладки платья (и), белых июнь и жуй, кожаного пояса с золотыми крючками и с выемкою фынь-няньгя (тоже пояса), как (несессера), белых чулок и сандалий из черной кожи.

1 степень из низших и 5 степеней из высших имеют одежду: шапку, повязку на голове (цзе), кисть на шапке, булавку (цзянь-дао), что надевали при посещении Восточного дворца (наследного принца) и в других важных (казенных) делах. Остальная одежда состояла: из (великолепного) красного флера без подкладки платья (и), белых июнь и жуй, кожаного пояса с крючками, великолепного пояса с выемкой, чулков, сандалий и несессера.

6 степеней низших имеют: шапку, кисть коней, булавку цюй (цзань-дао-цюй) и несессер. Остальное одинаково (с прочими).

Чан-фу (обыкновенная)

Из этой одежды император имел: чже-хуань-бяо, на голове тоу-цзинь (чалму), 9-ти коленчатый пояс, из 6-ти частей (хе) вей. Императорский принц имеет: шапку цзян-де (награждение добродетели), с 9 камнями, с золотыми украшениями краснофлеровые без подкладки платья (и), белая июнь и жуй, белые чулки и сандалии из черной кожи.

5 степеней высших употребляют чалму (ну-тоу), которая также наз. чже-шань-цзинь, темно-красный бао. значки (я-ху) с золотом и яшмовый пояс (дай). У гражданских чиновников: пояс (ней), носовой платок (шоу-цзинь), мешочки, ножички, точильные камни, садки для золотых рыбок (род украшения из пояса). У военных чиновников: чжань-е (принадлежности оружия), поясные кожи 7 дел (ци-ши) 132, топорики, точильные камни, ци-би-чжи-хуй (игольчатая коробочка — тун-х-ши) и в 6 рядов вей из черной кожи.

6-ой степени из низших имеют: чалму, красное шелковое платье, деревянные значки, серебряные пояса, несессеры; поясной вей, одинаковый с вышеописанными.

8-я и 9-я степень имеют: чалму, зеленый бао, пояс из желтовидного камня; вей одинаков. [256]

3-е описание Значкового приказа (и-вей)

а) Фу-инь (дипломы и печати). В период владычества фамилии Яо-нянь (прежде, Е-ни) кидане принимали печати от Хой гу (Уйгуров). С времен Е-лань-ке-хана (И-лань-хана) стали таковые просить у Танского У-Цзуна (841-846), который и награждал их «гос. киданьскими печатями» (го-ци-дань-инь). В 1-й г. Шень-Це при Тай-Цзу-Амбагяне (916-922) Лянская династия (907-923) командировала к ним для раздачи печатей Ючжоуского цы-ши (Пекинского воеводу). Это событие как раз совпадает с восшествием на престол Амбагяня. Тай-Цзун в 9-й год Хуй-Тун (946), после поражения Цзиньской династии, получил от нее: 1 гос. драгоценность (чжуань-го-бао), а также 3 золотые печати, императорский фу-жуй (диплом); перевел все это к своему двору. Так как эти гос. драгоценности (чжуань-го-чжи-бао) перешли к Ляо от китайцев, то я считаю не лишним сказать несколько слов о судьбе их в Китае. Начало получили они от Цинь-Ши-Хуан-ди (с 221-202), который завел синие яшмы с драконовыми головами (контракты?) о 6 сторонах, на первой лицевой из которых была надпись: шоу-лин-юй-тянь («принято приказание от неба»), далее, в г. пр. Юн-чень делались изображения рыб и птиц древним почерком. Это было и в г. пр. Цзы-инь (Эр-ши, 209-206) и после, при Ханьском Гао-Цзу (Гао-ди? с 202-209 по Р. X.). Бунтовщик Ван Тань похитил их (у Ханьской династии 1-й). Хан-Пин Хуан Хоу образовала залу печатей (си-дянь), по лестницам которой были расставлены рогатые драконы с великолепными пятнами. При государе Сянь-ди (190-220) они были утрачены, но Сунь-Цзянь отослал их в Цзинь-Чжуне, а затем они перешли к Сунь-Цюань'ю (основателю царства У в Южном Китае), от которого достались царству Вей (в Северном Китае, основанном Цао-ни), государь которого Вень-ди (221) приказал вырезать на них надпись: «Великая Вей приняла от Хань наследственные драгоценности» (чжуань-го-чжи-бао). При Танской династии имя их было переименовано на шоу-лин-бао (принимающие приказания). Династия Пятицарствия Цзинь (с 936-946) забыла (утратила) обе их, и они перешли, таким образом, к Ляо. В г. пр. Шэнь-цзуна Кай Тан 10-й г. (1022) они были сохраняемы в Средней столице. При Син-цзуне, 7-й год Чжун Си, эти драгоценности (печати) употреблялись при экзамене докторов для наложения печати на их работы. В г. пр. Бао-да (в 2-й год) при Тянь Цзо они были оставлены у р. Сан-цзян.

a) Юй-инь (яшмовые печати). Перевезены Тай-Цзуном из Бянь и хранились в дворцовых (значковых) кладовых. В г. пр. Ин-ли My Цзуна (с 951-968) указом было постановлено ввести их в употребление.

b) Юй-цянь-бао (печать для передачи императорских приказаний). Вылита была из золота с надписью: «юй-цянь-чжи-бао» и назначалась для передачи приказа императора чиновникам.

c) Чжао-шу-чжи-бао (указная). С такою же надписью (т.е. чжао-шу-чжи-бао или шу-чжао-чжи-бао) и употреблялась при обнародовании указов.

d) Ци-дань-бао (киданьская). При церемонии принятия киданьской грамоты фу-бао-лань (казначей печатей) полагает ее на Восток от Императорского трона.

e) 3 золотые печати (цзинь-бао) от Цзиньского императора, но письмена их не обнародованы (неизвестны).

f) Печать хуан-тай-хоу (луань-тай-хоу-бао), письмена которой также не объявлены. При пожаловании грамоты Чен-Тянь Хуан-тай-хоу, фу-бао-лань полагает бао направо от трона хуан-тай-хоу.

g) Печать (инь) хуан-хоу (царств, или жены царств, императора) с надписью: «печать приказаний» (для приказаний) хуан-хоу.

h) Бао хуан-тай-цзы также без обнародованных надписей. В 9-й год Чжун-Си по грамоте церемоний, установленных для принца, чжун-шу-лин (наз.чина?) подает ему это бао.

Инь (печати обыкновенные или присутственных мест)

a) Ли-бу-инь (печать министерства чинов) с надписью: «ли-бу-чжи-инь». Вылита из серебра. Через нее гражданские чиновники постановляли прошения.

b) Бин-бу-инь (министерства военного) с надписью: «печать военного министерства», также из серебра. Через нее войсковые знамена (цзюнь-чжи) постановляли решение (сносились с другими присутственными местами).

c) Печати: киданьского чу-ми-юань (шу-ми-юань, сената) и чжу-син-цзюнь-бу-шу (улуского) прис. места всех пехотных войск, а также китайского сената и чжун-шу-шен (провинц. Управления) и, вместе с тем, Кит. присут. места чжу-син-гун-ду-бу (столичное и улусное всех походных дворцов), вылиты из серебра, не свыше 6 (для надписи). Серебряная киноварь делает цвет.

d) Печати Северного и Южного Ванов, а также внутренних и внешних (заграничных) чиновников (сы) делается из меди; желтая киноварь (дань) делает цвет, при собирании красный камень делает цвет. [257]

e) Шуан-куан (прежде чжо-ва) употреблялась для наискорейших приказаний в походе войск и обыкновенно давалась главнокомандующим (цзян-цзюнь'ям).

Фу-ци (срочные значки)

При Дахуре (Дахе) 8 аймаков при ведении войны должны были собираться в условное время, для чего и прибегли к особенного рода значкам из дерева, которые наз. нянь-хе. Эти значки от главы сейма пересылались во все бу для передачи приказаний. При Тай-Цзуне-Амбагяне они были «заменены рыбками» (цзинь-юй), устройство которых было следующее. Они состояли из 7 шариков (или кляпцев), вылитых из желтого золота, длиной 6 вершков. На каждом кляпце были иероглифы приказаний (цзы-хао). Каждая рыбка, правая и левая, соединялись вместе. Когда случалось какое-нибудь дело, то отправляли чиновника с одной из этих половинок (правой), к кому следовало. Последнему уже прежде давалась первая половинка (левая). Посланный таким образом соединял свою половинку с прежде данною, поэтому уже не было сомнения касательно подлинности поручения. После окончания дела значки возвращались во внутрен. департамент (ней-фу).

Серебряные пай-цзы (4-х угольные дощечки 133 для передачи приказания), числом 200. Длина их равнялась 1 футу; на лицевой стороне вырезано киданьскими письменами: «должно скоро» или «приказывается ехать на лошадях». Они употреблялись в важных случаях и передавались отправляемому с ними самим императором. Посланный имел свидетельства для получения лошадей на станциях. Если следовало проезжать множество (тысячу) станций, то он брал курьерских (ше-ма) вместо обыкновенных (дай-ма) и ехал днем и ночью, пробегая по 700 или 500 ли. Посланный с пай-цзы ехал как бы сам император и мог требовать перемены лошадей, без опасения замедления. По возвращении император сам принимал от него пай-цзу и передавал ее лань-цзюнь'ю для хранения.

Му-ци (деревянный срок, тоже значок, употреблявшийся для срочных приказаний). Лицевая сторона его была чистая, оборотная — темная (шероховатая?). Употреблялся в случае наискорейшего призыва ге-мынь'ем (инь-ге-мынь-хуань-чжан).

Вот самый обряд при употреблении этого значения. При церемонии поздравления двором (согласно...) Сюань-хуй-ши (обнародывающий прокламации, повеления императора) просит (т.е. берет) светлую сторону му-ци и, ниспустившись с зала, доходит до дверей ее, чтобы передать на запад (Западную сторону) ге-мыньши'ю, который, приняв ее, говорит: «Передается ци, долженствующий идти скоро». Кань-ци-гуань (непременно срочный чиновник?), став на колени, с почтительными словами, принимает ци и поднимает рукой, причем ге-мынь-ши (т.е. передающий), вместе с кань-ци (гуанем), падает ниц, затем поднимается и докладывает внутренним и внешним (чиновникам, присутствующим), и снова вместе с кань-ци говорит: «Исполнять приказание в непременно намеченный срок». Кань-ци-гуань держит оборотную сторону (темную) му-ци с почтительными словами, прогнувшись вполовину тела, немного приблизившись, говорит, обратившись к цзюнь-цзянь-мань-чжан-гуань'ю: «Выйдя из дворца, должно объявить во всеуслышание, что этот му-ци дается для наискорейшего приказания правым и левым цзинь-у (наз. чина, вроде пристава)». Кань-ци-гуань говорит: «Хе-бу-хе» (соединено или не соедино, т.е. 2 половинки значка). Мань-чжан-гуань говорит: «Хе» (соединено). Это повторяют дважды. Кань-ци-гуань говорит: «Тун-бу-тунь?» (соединено или не соединено?). Мань-чжан-гуань говорит: «Тун» (соединено, вместе). И это повторяется 2 раза. Затем кань-ци-гуань, изогнувшись телом, приближается и докладывает (императору). Вводятся парадно чиновники, коим дается поручение с обозначением округа столицы. Чиновники становятся насупротив императора с кань-ци-гуанем, который затем берет значок (ци) и, подняв его правой рукой кверху, говорит: «Этот ци тщательно поручается ге-мынь-ши для входа». Ге-мынь-ши входит в сопровождении мань-чжан-гуан'я. Кань-ци-гуань становится на колени, чтобы передать значок ге-мынь-ши, который и принимает его в верхней зале. Сюань-хуй-ши также берет значок (другую половину), и ге-мынь-ши в нижней зале дает приказание о Хуан-чжань (призвать на помощь?).

Му-цзянь (деревянные стрелы). Внутренность стрелы делается крепкая, внешняя — слабая; они употребляются при пирах г-ря и затем возвращаются во дворец. Кань-цзянь-гуань держит слабые стрелы, а стоящий на вост. стороне ге-мынь-ши держит крепкие. Церемония с ними такая же, как и при му-ци, что было помещено выше.

4-е описание Значкового приказа

Знамя и литавра, употреблявшиеся до эпохи Амбагяня как знаки предоставлявшейся да-жень'ю власти над всеми улусами и бывшие при Амбагяне свидетелями его возвышения. Эти вещи не были забыты и при [258] династии, хотя они здесь уже не имели прежнего значения и были только необходимой декорацией дворца и при различных церемониях. Впрочем, их расположение перед палаткой хуан-тай-цзы (а после и перед главной залой) как бы напоминало еще то время, когда с ними было сопряжено право власти, когда они играли немаловажную роль.

a) Го-чжан (государственный парад)

Знамена и барабаны (или литавры) были получены от Танцев при фамилии Да-ху-эре, во время правления да-жень'я Мо-хонь'я (Му-хуй, Мухури?) и составили, таким образом, государственный парад (го-чжан). То, что было отнято Тай-Цзуном у Цзиньцев, составило у (вещи).

Вот эти знамена и барабаны:

1) 12 священных знамен (жень-ду);

2) 12 знамен обыкновенных;

3) 12 барабанов (литавр у Иакинфа);

4) Хуа-гай (покрышка?) с кривой рукояткой;

5) Хуа-гай с прямой рукояткой.

Оставшимся завещанием последнего государя фамилии Яо-нянь (значит, Циньде, Чень-дай'я) было определено: 12 священных знамен, употреблявшихся для встреч, 12 знамен обыкновенных и 12 барабанов, расположенных перед палаткой хуан-тай-цзы (т.е. Амбагяня?). При бунте Лю-ке с его младшими братьями одним из них, И-де-ши 134, был пущен огонь, причем загорелся походный дворец (син-гун). Императрица (Шуру, жена Амбагяня), услыхав о сем, поручила Шу-гу-лу (Хе-чу-ли) спасти его, а затем поставила туда императорские (Китайские) знамена и барабаны. Когда Тай-цзун получил престол, то приказал поместить их перед главной залой (во дворце); при Шен-Цзуне они стали употребляться при поклонении горе (ди-шань).

b) Бохай-чжан (Бохайский парад)

В 4-й год Тянь-Сянь (931) при торжестве Тай-Цзуна жители Ляо-Янского департамента (что у реки Ляо-хе в Маньчжурии — Восточная столица Киданей) приготовили для встречи его особенный парад (колесницы и и-вей, крылатую охрану). В 5-й год Цянь-Хень (983), при обозрении Шэн-цзуном Восточной столицы, тамошний мо-шоу (комендант) также приготовил для этого особенный парад (значки и колесницы), таким образом, эти вещи, сделанные в разное время для встреч императоров, составили Бохайский парад (Бо-хай-чжан или и-вей).

c) Китайский парад (хань-чжан)

В более коротких отношениях с Танцами Кидане стали со времен Шихо (из фамилии Дахуре), который пользовался особенным вниманием Танского двора. Следовавший за ним Чао-гу (Со-гу) и затем Ши-гу получили от Китайского двора титулы Ванов и были сподручниками высокого государства (шан-го). Великолепие Танского двора внушало к себе уважение, и это, как говорит история, было причиной ежегодной дани от Ки-даньских владетелей. Еще прежде этого Мо-хань'ю фамилии Дахуэре двор пожаловал знамя и барабан. Эти знаки власти и награды титулами, получаемые от Танского двора Киданьскими владетельными лицами, в тоже время обязывали их к вассальной зависимости от этого двора. Какова бы она ни была, но все-таки с этим было сопряжено подчинение, зависимость отдающего. Киданьские правители сами сознавали это, поэтому понятно, что усилившийся Амбагянь не хотел принимать таких наград, а за неимением необходимых принадлежностей верховной власти все-таки должен был обратиться к Китайскому двору. Он действительно, как мы видим, заводит сношение с царствовавшей в это время Лянской династией (907-923) и, кроме утверждения в императорском достоинстве, просит и о присылке необходимых государственных принадлежностей. Лянцы также посылают к нему посольства, но уже не считают себя в праве награждать, а только дарят (пинь). Преемник Амбагяня, Тай-Цзун, давший возможность Цзиньцам утвердиться на престоле Хуан-ди, понятно, считает себя выше их, и поэтому он бесцеремонно грабит у них все, что было необходимо для вящего блеска его двора. Как говорит история, желания веков сбылись и совершены одним лицом! Ясно, что в этом месте история как [259] бы хочет сказать, что Кидане давно сознавали тягость зависимости от Китайского двора, и только желание иметь титулы и знаки отличия связывало их с этим двором... Таким образом, достояние Китая, полученное им наследственно от древних Цинь и Хань (Цинь с 223-202, Хань 202-23 по Р. X.) окончательно перешло к Ляоскому двору.

Не лишним считаю поместить самое употребление Китайского парада (чжан или и-вей, значков), различные фазисы его развития и применения при династии Ляо.

При Тай-Цзуне, в 1-й год Хуй-Тун (937), Цзиньский посланник Пень-дао дал устройство при дворе Ляо колесницам, носилкам и законным вещам (фа-у) при церемонии пожалования грамоты Шен-хуан тай-хоу (т.е. жене Амбагяня, императрице Шу-лу). В тоже время другие посланники Лю-сюй и Лу-чжун приготовили те же вещи для церемонии принятия Тай-Цзуном верховного титула (цзун-хао).

В 3-й год (940) того же царствования император был в Су-чжоу 135, где осматривал значковый приказ, почему и задумал (ту) приготовить парад для торжеств в Пекине, совершавшихся во дворце Юань-хе-дянь («первоначального спокойствия»).

В 6-м году тех же годов правления был приготовлен обыкновенный парад (фа-цзя) для празднества в Янь во дворце Юань-хе.

В 1-й г. Да-тун, в 1-й луне, снова был организован такой же парад. По прибытии в столицу Цзиньской династии Бянь (Кай-фын-фу на южном берегу Желтой реки, в теперешней губ. Хенань) император Тай-Цзун принимал чины в зале Чун-дянь, почему это с сего дня вошло в обыкновение.

Затем во 2-й луне было такое же поздравление и в том же дворце.

В 3 луне торжество назначено было в Средней столице, и значковый приказ был поручен для заведывания чиновнику я-лин (наз. Чина). При Ши-цзуне все это сосредоточилось в Верхней столице.

Ши-цзун с принятием престола употреблял значки не императорские. При Му-Цзуне, в г. пр. Ин-ли, 1-й год (951), было определено указом: следовать в этом отношении постановлениям (Танского императора Чжун-Цзу-на) г. пр. Се-шень (684), и поэтому в делах стали употреблять Китайские церемонии. При Цзин-Цзуне, Цянь-хен 5-й год (983), установлено: при следовании за гробом императора употреблять (приготовить особенный) значковый отдел. При Шэн-Цзуне, при его прибытии в Верхнюю столицу, была устроена встреча с значками; по возвращении оттуда были также проводы с особенными значками.

Вот реестр лиц, участвовавших в парадном шествии со значками (лу-бо), и число лошадей, употребляемых при этом:

Бу-син (пеших) цинь-чжи (поддерживающие значки) — 2 412 чел.

Цзо-ма (конных) цинь-чжи — 275 чел.

Конных музыкантов — 273 чел.

Пеших Цзяо-фан (распределителей) — 71 чел.

Вожатых императорских лошадей — 52 чел.

Императорских лошадей — 21 пара (52 шт.).

Чиновнических лошадей ведущих — 66 шт.

Конных цза-цзя-жень (латников) — 598 чел.

Пеших таких же — 60 чел.

Золотолатников (цзинь-цзя) — 2 чел.

Со священными колесницами (шень-юй) — 12 чел.

Чан-шоу-сянь (святой) — 1 чел.

Чиновников всех знамен и проч. — 305 чел.

Внутренних управителей (па-ши, губернаторов?) — 1 чел.

Ин-шао-я-вей (рынды?) — 2.

Чи-сянь-лин (нач. красного знамени) — 1 чел.

Фу-шоу (департ. правитель) — 1 чел.

Фу-ли (прав, коллегий) — 2 чел.

Шао — линь (малых правителей) — 1 чел.

Сы-лу (историограф) — 1 чел.

Гуань-лао (тюремный смотритель) — 1 чел.

Тай-чань-шао-цинь (млад. прав, палаты жертвоприношений) — 1 чел. [260]

Тай-чань-чень — 1 чел.

Тай-чань-бо-ши (секретарь палаты жертвоприношений) — 1 чел.

Сы-ту (министр народного просвещения) — 1 чел.

Тай-пу-жень (обердинек) — 1 чел.

Хунь лу-цин (заведывающий воскурением жертв?) — 1 чел.

Да-ли-цзин (нач. уголовной палаты) — 1 чел.

Юй-ши-да-фу (стар, историограф императора) — 1 чел.

Ши-юй-ши (его помощник) — 2 чел.

Дянь-чжун-ши юй-ши (дворцовый историограф) — 2 чел.

Цзянь-ча-юй-ши (собирающий сведения об императорской истории) — 1 чел.

Бин-бу-шан-шу (президент Военного министерства) — 1 чел.

Бин-бу-ши-лань (его помощник) — 1 чел.

Бин-бу-лань-чжан (нач. отделения) — 1 чел.

Бин-бу-юань-вей-лань — 1 чел.

Фу-бао-лань (заведывающий дипломами и печатями) — 1 чел.

Цзо-ю-чжу-вей-цзян-цзюнь (гвард. предводители) — 35 чел.

Цзо-ю-чжу-чже-чун — 21 чел.

Цзо-ю-чжу ю — 28 чел.

Шан-чень-фын-юй (подающий колесницу) — 2 чел.

Пай-чжан-чен-чжи (устанавливающие парад) — 2 чел.

Цзо-ю-цзя-ци (охранные правого и левого крыла гвардии) — 2 чел.

Ду-шоу (столичных мэров) — 6 чел.

Чжу-ши (императорских гвардейцев) — 14 чел.

Цзяо-фан-сы-ча (или я-ду) (знаменников главного знамени) — 2 чел.

Цзо-ю-цзинь-у (правого и левого крыла уполномоченных приставов, поставляемых правительством в инородных улусах) — 4 чел.

Юй-хоу-ци-фей (скороходов?) — 16 чел.

Гу-чуй-лин (духовой музыки управители) — 2 чел.

Лоу-ке-шень (?) — 2 чел.

Я-дань-гуань (?) — 1 чел.

Сы-тянь-цзянь (астроном?) — 1 чел.

Лин-ши (историограф главный) — 1 чел.

Сы-чень (часовиков, заведывающих временем) — 1 чел.

Тун-цзюнь (фельдмаршалов) — 6 чел.

Цзянь-цю-бей-шень (ветеринаров) — 2 чел.

Цзо-ю-цинь-сюнь (заслуженных справа и слева от императора?) — 2 чел.

Цзо-ю-лань-цзянь (капитанов) — 4 чел.

Цзо-ю-ши-вей (гвардейцев) — 2 чел.

Цзо-ю-бу-цюе (привратников) — 2 чел.

Цзо-ю-ше-жень (жильцов, стряпчих) — 1 чел.

Цзо-ю-цзянь-и-да-фу (советников) — 2 чел.

Цзи-ши-чжун-шу-ше-жень (делопроизводителей) — 2 чел.

Цзо-ю-сань-ци-чан-ши (постоянной рассыпной конницы) — 2

Мынь-ся-ши-лань (помощников министра) — 2 чел.

Чжун-шу-ши-лань (правитель канцелярии) — 2 чел.

Мин-бянь (подающих знак плетью для восстановления тишины при церемониях) — 2 чел.

Ней-ши-ней-ча (или ши-чжун) — 1 чел.

Чжун-шу-лин (редактор, делопроизводитель, начальник канцелярии) — 1 чел.

Цзянь-мынь-цзяо-юй (?) — 2

Пай-ле-гуань (приводящих в порядок) — 2 чел.

У-вей-ду-чжан (начальник гвардии) — 1 чел.

Суй-цзя-чжу-сы-гун-фын-гуань (доставляющих вещи в палату значков) — 30 чел.

Сань-бянь гун-фын-гуань (3-х очередей доставляющие значки) — 60 чел.

Тун-ши-ше-жень (перевозчики дворцовые) — 4 чел. [261]

Юй-ши-чжун-чен (подающие госуд. историю) — 2 чел.

Чень-хуан-чень (колесничих, возниц императора) — 2 чел.

Ду-вей (префект, столичный) — 1 чел.

Тай-пу-жень (обердинкер) — 1 чел.

Бу-син-тай-бу-линь (походный авгур) — 1

Чжи-гуань-чень-ма (лошадей знаменитых чиновников) — 304 пары

Цзинь-ма (парадных) — 4 пары

Цзя-че-ма (парадной колесницы со значками лошадей) — 28 пар

Людей же всего — 4 239 чел.

Лошадей — 1520.

Заведывал всем этим тай-чань-цинь (начальник жертвенного приказа). У Ляосцев было множество церемоний и значков, но они не обнародовали это (не оставили, не давали в наследие другим государствам).


Комментарии

103. Ли-цзи — одна из 5-ти классических книг Китая (цзинов), приписываемая Конфуцию. Некоторые европ. ученые сомневаются в такой принадлежности...

104. Название чина или должности.

105. Также название чина.

106. В тексте, кажется, ошибка: здесь описание церемонии поздравления императора с днем рождения, а не императрицы, а между тем император дарит Хуан-тай-хоу вещами, как и в предыдущей церемонии.

107. Описание одежд будет помещено ниже.

108. Южная сторона считалась почетною и у Монголов. См. статью Галсан Гомбоева в 4-х т. Трудов Арх. Импер. общества.

109. Последний заимствован ими также из этой страны, потому я и поставляю его в ряду китайских учений. Хорошо известно, что это учение (или религия) не китайское, а Индийско-Тибетское.

110. Замечательно, что и у Римлян четное число в полете птиц при гадании авгурами имело благознаменательное значение. См. «Исследования обычаев и поверий древних Римлян» Соколова.

111. Это новейшая транскрипция, создавшаяся под влиянием мудрствований ученого комитета, и есть, очевидно, маньчжурские слова: первый день нового года.

112. Празднество это, кажется, установлено Танской династией по случаю предложения Ли-мынь'я перенести в этот день праздник последнего числа 1-й луны. В Китае в этот день приносят жертвы солнцу в храме, стоящем в Восточной части города, а прежние императоры делали прошение для вельмож и раздавали им деньги (История и древности в. ч. Средней Азии В. П. Васильева, т. IV, Трудов Ар. общества).

113. В Китае в этот день стряпают пирожки, вроде драконовых языков лун-ше-бянь. Моются в воде. Гадают о сборе шелку.

114. По кит. понятиям, в этот день Инь и Ян соединяются, почему жизнь усиливается, вследствие чего собираются различные травы для составления лекарств. Вешают артемизию, а ныне в народе делают кашу, завертываемую в листья камыша, в ознаменование нераздельности Инь и Ян.

115. В Китае в этот день (т.е. 15-го числа 8-й луны) приносят жертвы луне. Народ проводит время на открытом воздухе за столом. В жертву луне сжигают рисунки зайца, которого выделывают также и из глины. Приготовляют род лепешек, наз. юе-бин («лунными»), которые складывают ярусами (середины осени).

116. Собственно чун-цзю есть наз. импер. дворца о 9 зданиях.

117. У Киргизов белую лошадь приносят в жертву солнцу.

118. Не помещен в Ляо ши.

119. У монголов, по словам Секан Сецена, была ворожьба «жечь лопатки» еще при Чингис-хане. И теперь знатоки гадания по лопаткам в большом уважении у народа. См. статью Галсан Гомбоева «О древних монгольских обычаях и суевериях» в IV ч. Трудов Арх. об-ва, СПб., 1859.

120. 49 катышков, употреблявшихся в праздник Нового года (чжен-дань).

121. Обо всем этом будет дано понятие ниже, при самом описании музыки.

122. В Као-чжень, следуя Ма-дуань-линь-вень-сянь тун-као, мы узнаем, что Кидани имели отделение шутов (вень-цзы-бу), 100 человек, из которых ночью 50 становились перед палаткой (государя?) и пели. После чего кланялись горе Муе-шань и стреляли в иву (в цель). Шуты пели песни с аккомпанементом на се. Хотя это и исторический остаток, а, однако ж, не записан (в истории).

123. В описании обрядов.

124. Впрочем, это вставлено как-то эпизодически, поэтому дословный перевод я считаю здесь лишним.

125. Чень-тянь-хуан-тай-хоу — жена Цзин Цзуна, мать Шен Цзуна. Титул Чен-тянь-хуанхоу приняла по смерти Цзин-Цзуна, в 1-й год Тунхо (Шен Цзуна 983). См. ее биографию: Цзюань 71 Ляоши.

126. Доу содержит 10 шен, след., 1 шен = 1/10 доу. См. у Иакинфа в «Статист, опис. Кит. империи». Ч. 1-я, с. 128.

127. О чем было упомянуто выше.

128. Последнюю мысль я подробнее излагаю в историч. очерке.

129. Будет помещено ниже, в отделе «печатей и значков».

130. Очень известный между среднеазиатцами обычай — перекочевывать с места на место в разные времена года. Этим объясняется обилие столиц у них (у киданей было 5), а сам обычай, в свою очередь, объясняется климатич. условиями.

131. Суле (Ши-лу) был 3-м сыном Юань-Цзу, отца Де-Цзу (Си-ли-цзы). В год пр. Яо-нянь он отвозил дань тю-кюе (туркам), был необыкновенно силен и отличался добродетелями См. «хуан-цзю бяо» ц. 64 «Ляо ши».

132. В праздник дуань-у император надевал платье 7 дел (?!).

133. В Као-чжень: по «Цидань го чжи» форма пайцзы такая же, как и у фань-сян (муз. инструм. — резонанс издающий?).

134. Иде-ши, по Хуан-тай-цзы-бяо (цз. 64), был 4-й сын Де-Цзу (отца Амбагяня, Си-ли-цзи) и два раза бунтовал с Лю-ке, но всегда получал прощение. Посланный императрицей Шу-лу для управления хуа-ша'ем (наз. местности), он был убит во время пути. Оставил внука по имени А-ли. Прославился своей оппозицией против установившегося нового порядка вещей.

Идеши был 4-й сын Де-цзу (Си-ли-цзи) и прославился своей оппозицией против установившегося нового порядка вещей.

135. Су-чжоу в конце полуострова Ляо-дун и был Киданьским городом, основанным ими, как говорит о. Иакинф, в 11-м веке. Ныне носит наз. Инь-хай-сянь'я.

Текст воспроизведен по изданию: История железной империи. Новосибирск. Институт археологии и этнографии СО РАН. 2007

© текст - Пиков Г. Г. 2007
© сетевая версия - Тhietmar. 2012
© OCR - Иванов А. 2012
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Институт археологии и этнографии СО РАН. 2007