ЧЖУ ЦЗИНСЮАНЬ

ЗАПИСИ О ПРОСЛАВЛЕННЫХ ХУДОЖНИКАХ ДИНАСТИИ ТАН

ТАНЧАО МИНХУА ЛУ

“Записи о прославленных художниках династии Тан” (“Танчао минхуа лу”) — самый ранний и в своем роде классический памятник особого жанра биографической литературы в старом Китае: сборников жизнеописаний живописцев. Об авторе этой книги Чжу Цзинсюане известно лишь, что он был родом из г. Сучжоу и состоял членом императорской академии Ханьлинь, куда зачисляли наиболее отличившихся ученых. История не сохранила ни дат жизни Чжу Цзинсюаня, ни даты написания его книги. Тем не менее ряд косвенных указаний, содержащихся в средневековых библиографиях и в тексте самой книги, позволяют с определенностью утверждать, что “Записи. . .” были созданы в начале 40-х годов IX в.

Значение “Записей...” как исторического источника определено главным образом двумя обстоятельствами. Во-первых, эта книга написана человеком, который жил немногим позже большинства упоминаемых в ней лиц или даже был их младшим современником, и к тому же она предоставляет возможность взглянуть на общественную жизнь в танском Китае с необычной точки зрения. Во-вторых, Чжу Цзинсюань старательно следует как письменному, так и устному преданию, и его книга, таким образом, весьма точно характеризует принятые в те времена критерии оценки произведений живописи, а попутно и многие особенности умонастроения той эпохи. Столь же разнообразно значение книги Чжу Цзинсюаня как памятника эстетической мысли средневекового Китая. Мы находим в ней классические определения существа живописи и художественного творчества в китайской традиции, подробные сведения об эстетическом идеале и предметном содержании живописи в эпоху Чжу Цзинсюаня, интересные данные об общественном лице художников в танском Китае и пр.

Не входя в детальный разбор эстетических представлений Чжу Цзинсюаня, отметим, что центральное место в них занимает понятие пинь (“категория”, “тип”, “ранг”, “качество”). Собственно, главная цель Чжу Цзинсюаня как историографа и знатока живописи и состоит в том, чтобы установить ранг наиболее известных художников его династии. В лексиконе художественной традиции Китая понятно пинь в самом общем виде указывает на символический тип вещей, форму становления, нечто непреходящее, как сам поток времени, нечто продолжающееся в изменениях. Чжу Цзинсюань приписывает этой реальности два свойства, до сих пор не оцененных по достоинству современной критикой: “вечнопреемство духа” и “придание определенности вещам”. Обе формулы указывают на природу формы-типа как предельности (самой по себе беспредельной) всякого существования, универсальной среды бытия, пространства посредования между форменным и бесформенным. Примечательно, что художник, по утверждению Чжу Цзинсюаня, призван “выявлять то, что не осветят солнце и луна”, т. е. выписывать символическую, “извечно отсутствующую” в предметности опыта форму вещей — чисто гипотетическую, предположительную, но пред-положенную всему сущему, предвосхищающую любой опыт. В Китае это “отсутствующее” условие всякого бытия, вмещающее в себя полноту бытийственности (истинный художник, по выражению Чжу Цзинсюаня, “вмещает в себя то, что не охватят Небо и Земля”), именовали [102] “семенем” вещей, ведь семя символически содержит в себе плод, но отрицается актуальным бытием последнего.

Будучи пределом всех форм, типовая форма выступает как место со-общительности вещей, соотношение и, следовательно, иерархия сил. Оттого в практике китайского искусства она воплощалась в моменте стилизации предметного мира как выражения воли к совершенствованию формы, знака качественной определенности, возвышенности жизни. Оттого же Чжу Цзинсюань так озабочен выстраиванием иерархии среди мастеров живописи: вслед за каллиграфом и живописцем VIII в. Чжан Хайгуанем он выделяет три основные категории художников — “божественные” (шэнъ), “утонченные” (мяо) и “умелые” (нэн), а внутри каждой категории различает еще три уровня — высший, средний и низший. Трехступенчатая иерархическая структура у Чжу Цзинсюаня, имевшая прецеденты в прошлом, выведена, надо полагать, из закономерностей развития символической формы как последовательного самоустранения и вместе с тем “возвращения к себе”. (Вспомним афоризм Лао-цзы: “Возвращение — это действие дао”.) К низшей категории “умелых” отнесены те художники, которые искусно воспроизводят внешние формы вещей; понятие “утонченное” относится к присутствию символической глубины образов, дистанции самоотстранения, создающей эстетический эффект; идеал же “божественного” обозначал неразличение сокрытого и явленного, свободы и нормы в символической полноте бытия. Кроме того, Чжу Цзинсюань впервые вводит категорию “раскованные” (и), которой суждено было занять высшую ступень в китайской иерархии художественных ценностей. Столь высокое ее положение объяснялось тем, что мы в данном случае имеем дело с типизацией самого момента творческой свободы, составляющего внутренний импульс движения символической формы. Эта категория конституировалась творческой индивидуальностью художника и отвлеченного содержания не имела, хотя, разумеется, была осмысленной лишь в соотнесенности с отмеченными выше “регулярными” категориями.

В сборнике Чжу Цзинсюаня упомянуты 126 художников, но большинство биографий сводится к указанию категории живописца и тематики его творчества: китайский критик, ищущий качественную определенность вещей, занимается прежде всего учетом всех моментов типизации, составляющих символическое тело традиции. В публикуемом ниже переводе опущены чисто формальные справки, касающиеся второстепенных живописцев, а также указания на разряды художников внутри трех “регулярных” категорий.

Текст воспроизведен по изданию: Чжу Цзинсюань. "Записи о прославленных художниках династии Тан" // Народы Азии и Африки, № 6. 1989

© текст - Малявин В. В. 1989
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - Ingvar. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Народы Азии и Африки. 1989

Gemlovers.ru

Как отличить натуральный изумруд gemlovers.ru.

gemlovers.ru