Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГАНЬ БАО

ЗАПИСКИ О ПОИСКАХ ДУХОВ

ЦЗЮАНЬ ДЕВЯТАЯ

IX. 237. При Поздней Хань в начале возрождения династии жил в округе Жунань некий Ин Шу. После рождения четырех сыновей он овдовел — и тут появилось волшебное сияние, озарившее семейный алтарь. Увидев сияние, Шу обратился за разъяснением к гадателю. Гадатель сказал:

— Это Небо подает знак, что ваши дети должны возвыситься.

Шу после этого раздобыл денег, чтобы его дети и внуки могли посвящать себя учению. Они все были славны своими талантами. Ко времени Ин Чана уже седьмое их поколение занимало важные посты.

IX. 238. Фэн Гунь, по второму имени Хун-Цин, уроженец округа Бацзюнь, Полководец Колесниц и Всадников, первоначально был членом совета, выдававшего чиновникам регалии — шнуры и шкатулки. Тогда появились две красные змеи, длиною каждая не менее двух чи. Они [234] расползлись в разные стороны — одна на юг, другая на север. Люди сильно их боялись. Сюй Сянь, по второму имени Нин-Шан, внук Сюй Цзи-Шаня, получил в наследство от своих предков тайные наставления, и Гунь пригласил его для гадания. Он сказал:

— Это благое знамение. Спустя три года вы станете во главе войск на границе протяженностью в четыре-пять тысяч ли. Ваша должность будет в свое название включать слово «дун» — «восток».

Прошло пять лет. Гунь участвовал в походе на Юг, возглавляемом главнокомандующим. Безостановочно продвигаясь по службе, он был удостоен должности чиновника при ведомстве правителя округа Ляодун и получил звание Полководца Южного Похода.

IX. 239. Чжан Хао, уроженец владения Чаншань, был советником в области Лянчжоу. После освежающего дождя, ниспосланного Небом, появилась птица, похожая на горную сороку; она паря влетела на рынок и там вдруг упала на землю. Люди наперебой к ней бросились, но она уже превратилась в круглый камень. Хао разбил камень молотом и обнаружил в нем золотую печать с надписью, гласившею: «Печать Верного и [235] Отцепочтительного хоу» 1. Хао довел это до высочайшего слуха, а печать спрятал в тайном хранилище.

Прошло время. Член государственного совета Фань Хэн-И, уроженец округа Жунань, доложил государю:

— Такая должность была в древности, во времена Яо и Шуня. Ныне Небо даровало нам эту печать в знак того, что мы снова должны ее учредить.

Впоследствии Хао дошел по службе до должности старшего войскового начальника.

IX. 240. В городе Чанъани столичного округа Цзинчжао жила некая госпожа Чжан, одиноко ютившаяся в небольшом домике. И вот однажды в доме появилась горлица и остановилась возле ее постели. Госпожа Чжан произнесла заклинание:

— Если ты, горлица, пришла мне на беду, взлети вверх, поднимая пыль. Если же пришла мне на счастье, заберись ко мне за пазуху.

Горлица залетела ей за пазуху. Госпожа Чжан принялась ее нащупывать, но горлица исчезла неизвестно куда. От нее остался только золотой крючок, которым женщина потом очень дорожила.

С этого времени дети и внуки госпожи Чжан стали понемногу богатеть — наконец богатства умножились в десять тысяч раз. [236]

Некий купец из Шу прибыл в Чанъань и услыхал об этом. Он щедро одарил служанку госпожи Чжан, и служанка, похитив крючок, отдала его купцу. Как только госпожа Чжан лишилась своего крючка, она стала мало-помалу разоряться. Но и купец из Шу узнал только бесконечные невзгоды да бедность, не получив для себя никакой пользы. Некто объяснил ему:

— Силой обрести благоволение Небес невозможно.

И тогда купец отослал крючок обратно в подарок госпоже Чжан, после чего семья Чжан снова начала процветать.

Издавна в области Гуаньси рассказывают, как переходил из рук в руки крючок госпожи Чжан.

IX. 241. Во время Хань, в третью луну третьего года под девизом Чжэн-хэ Небеса ниспослали великий дождь. Хэ Би-Гань был в это время дома и в полдень увидел сон, что почтенные гости, кто в повозке, кто верхом, наполнили его двор. Проснувшись, он рассказал об этом жене. Не успел закончить свой рассказ, как в воротах появилась старая женщина лет восьмидесяти, с белой головой. Она искала убежища от дождя. Дождь был сильный, но одежда на ней не намокла. Когда дождь кончился, ее проводили до самых ворот, и она сказала, обращаясь к Би-Ганю: [237]

— Вы, сударь, обладаете скрытыми добродетелями. Ныне я жалую вам дощечки, которые помогут вам в обретении многочисленного потомства.

После чего она вынула из-за пазухи дощечки, напоминавшие бамбуковые планки, каждая длиной в девять цуней, всего девятьсот девяносто, и сказала, вручая их Би-Ганю:

— У вас будет детей и внуков, носящих на поясе печати со шнурами 2, по числу этих дощечек.

IX. 242. Хуэй Шу, по второму имени Ян-Юань, человек из уезда Фань во владении Жэньчэн, рано осиротел. Однажды он посетил Еван. Жена хозяина дома в эту ночь родила. И сразу же послышалось ржание коней и стук повозки. Раздался вопрос:

— Мальчик или девочка?

— Мальчик, — был ответ.

— Запишите: в пятнадцать лет он погибнет от оружия.

— Кто здесь ночует? — был второй вопрос.

— Господин Вэй в ранге гуна.

Через пятнадцать лет Вэй Шу вторично попал в эти места и спросил хозяина, где сейчас родившийся тогда мальчик. Хозяин ответил:

— Он обрубал ветки, поранил себя топором и умер. [238]

И тут только Шу понял, что ему суждено стать гуном.

IX. 243. Цзя И был наставником-тайфу у Чаншаского вана. В день гэн-цзы четвертой луны птица-фу влетела внутрь его дома и устроилась в углу, где он сидел. Через некоторое время она улетела. Цзя И послал письмо с просьбой о гадании. Ответ гласил:

«Дикая птица влетела в дом. Хозяину предстоит покинуть свое жилье».

Цзя И это врезалось в память, и он написал «Оду птице-фу», в которой он поставил знак равенства между жизнью и смертью и уравнял между собою беду и счастье. А также выразил готовность покончить счеты с жизнью.

IX. 244. Ван Ман стал регентом. Чжай И, правитель округа Дунцзюнь, понимая, что он намеревается захватить Ханьский трон, замыслил поднять верные трону войска Его старший брат Чжай Сюань был учителем, и школяры заполняли его дом. И был у него табун в несколько десятков гусей, которых держал он во внутреннем дворе. [239]

Но вот снаружи пробралась во внутренний двор собака и всех гусей передушила. Те, что в страхе пытались спастись, все переломали себе шеи. Потом собака выбежала за ворота, и ее не нашли, сколько ни искали. Сюань очень горевал о случившемся.

Прошло несколько дней, и Ван Ман истребил весь их род в трех коленах.

IX. 245. В царстве Вэй наставником-тайфу Сыма И был усмирен Гунсунь Юань. Юань был казнен вместе с сыном.

А еще до того в доме Юаня не раз случались странности. Однажды на крышу взобралась собака в шапке-тюрбане, облаченная в алые одежды. А то какой-то мальчик, неизвестно откуда взявшийся, оказался сваренным в горшке. Или на Северном рынке в Сянпине родился кусок мяса, в длину и в окружности в несколько чи. Была у него голова, глаза, рот, морда — и хотя не было ни рук ни ног, это существо передвигалось. Гадатель сказал:

— Есть форма, но незавершенная; есть тело, но безгласное. Значит, царство будет уничтожено. [240]

IX. 246. Чжугэ Кэ из царства У возвратился из похода на область Хуайнань и собирался на ночной пир при дворе. Дух его был чем-то так возбужден, что весь вечер он не мог уснуть. Приведя себя в порядок, он направился к выходу, и тут его пес стал тянуть его за одежду назад.

— А ведь собака не хочет, чтобы я шел! — сказал Кэ.

Он вышел было из дому, но потом вернулся и сел. Через некоторое время опять поднялся, но пес снова схватил его за одежду. Кэ велел сопровождающим отогнать его. Явившись ко двору, он и в самом деле был убит.

Его жена оставалась дома. Вдруг она говорит своей служанке:

— Что это от тебя так разит кровью?

— Ничем от меня не разит! — ответила служанка. Время идет, беспокойство жены растет. Опять она спрашивает у служанки:

— Почему твои глаза уставились в одну точку? Что-нибудь не так?

Служанка неожиданно резко подпрыгнула, головой ударилась о потолочную балку, откинула рукава, скрипнула зубами и произнесла:

— Сунь Цзюнь только что убил Чжугэ, нашего господина!

Так все в доме — старые и малые — узнали, что Чжугэ Кэ погиб. А тут еще и солдаты подоспели. [241]

IX. 247. В государстве У пограничный военачальник Дэн Си заколол свинью для жертвоприношения духам. Приготовив все как должно, он подвесил тушу. Неожиданно появилась человеческая голова и принялась пожирать мясо. Си натянул лук, выстрелил и попал в голову. Она застонала, а потом три дня бродила вокруг дома.

Впоследствии люди утверждали, что Си замыслил мятеж. Поэтому вся семья его была казнена.

IX. 248. Когда Цзя Чун отправился походом на У, постоянная ставка его была в Сянчэне. Внезапно он пропал. И никто в войске не знал, где он. А под началом у Чуна был войсковой ревизор Чжоу Цинь. Как раз в это время, днем, он заснул и во сне увидел, как человек сто тянут Чуна по какой-то тропе. Цинь пробудился в смятении и, услыхав, что Чун потерялся, отправился его искать. И вдруг он обнаружил ту самую дорожку, которую видел во сне, и пошел по ней, надеясь, что найдет Чуна. И в самом деле увидел, как Чун подходит к зданию какого-то [242] административного управления, переполненного всякой челядью. Перед управлением лицом на юг восседал Повелитель 3, грозный голосом и видом, который кричал на Чуна:

— Кто стремится внести смуту в дела моего дома? Это ты вместе с Сюнь Сюем! Вам уже удалось заморочить моего сына, теперь смущаете моего внука! Был однажды послан Жэнь Кай — уволить тебя, но ты с должности не ушел. Потом послали Юй Чуня увещевать тебя — но ты не переменился. Сейчас пора усмирять уских разбойников, а ты подаешь доклад, что надо обезглавить Чжан Хуа! И все твои глупые козни не лучше! Если ты не одумаешься, то в один прекрасный день будешь наказан!

Чун ударил лбом так, что потекла кровь. После этого Повелитель добавил:

— Твои дни и месяцы продлены только потому, что высокое положение, достигнутое тобою, подлежит защите моего управления. Но зато в конце концов твой наследник умрет среди винных чашек, старшая дочь будет убита золотым вином, а младшая пострадает от сухого дерева. Точно такая же участь ждет и Сюнь Сюя, но — за более весомые добродетели его предков — после тебя. А через несколько поколений сменится и преемственность в государстве.

Произнеся эти слова, Повелитель приказал Чуну удалиться. И вдруг Чун очутился опять у себя в лагере. Но вид у него был изможденный, а умственные [243] способности пришли в расстройство. Только через несколько дней он пришел в себя.

Прошло время, и сын его Цзя Ми умер среди чашек. Императрица Цзя выпила вино, куда было накрошено золото, и от этого скончалась. А Цзя У нашла свой конец под палками на допросе. Все точно так, как было предсказано.

IX. 249. Юй Лян, по второму имени Вэнь-Кан, уроженец Яньлина, был наместником в Цзинчжоу. Однажды он зашел в отхожее место и в яме обнаружил какую-то тварь, почти квадратной формы, оба глаза у нее были совершенно красные, а тело излучало сияние. Она постепенно выползала из земли. Юй Лян откинул рукава и ударил тварь кулаком. В ответ послышался какой-то неясный звук, и она втянулась обратно в землю. После этого Юй Лян слег в болезни. Маг Дай Ян сказал:

— В прежнее время, когда случился мятеж Су Цзюня, вы возносили молитвы в кумирне Белого Камня и обещали принести в дар вола, но так и не вспомнили об этом. [244] Потому вы наказаны духом этой кумирни, и спасти вас нельзя .

На следующий год Юй Лян и в самом деле умер.

IX. 250. Лю Чун из Дунъяна, по второму имени Дао-Хэ, жил в Хушу. Во дворе его дома неизвестно откуда появилась кровь — несколько шэнов. И так было раза три-четыре. Впоследствии Чун получил звание Полководца Незнающего Удержу и был направлен в поход на Север. Когда он собирался выступать, вся его еда вдруг превратилась в червей. И все, что в его доме жарили и пекли, тоже стало червями. И чем больше разгорался огонь, тем больше становилось червей.

Вскоре Чун выступил в Северный поход. Но войско его потерпело поражение в Таньцю, и сам он был убит Сюй Канем.


Комментарии

1. Верный и Отцепочтительный хоу — должность при легендарных правителях Китая конца III тысячелетия до н. э. Яо и Шуне.

2. Печати со шнурами — знаки достоинства чиновников. Носились у пояса.

3. Восседал Повелитель. — Повелителем в загробном мире оказывается Сыма И (179-251 гг.), борец за объединение Китая в конце периода Троецарствия. После его смерти Китай был объединен усилиями его сына Сыма Чжао (211-265 гг.) и внука Сыма Яня (236-290 г.). Внук стал первым императором объединенной империи Цзинь ( 265-290 гг.) При нем Цзя Чун был всесильным временщиком