Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГАНЬ БАО

ЗАПИСКИ О ПОИСКАХ ДУХОВ

ЦЗЮАНЬ ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

XIX. 440. В округе Миньчжун, что в области Дунъе, есть гряда Юнлин, протянувшаяся на несколько десятков ли. В топях на северо-запад от нее обитал большой змей длиной в семь или восемь чжанов и толщиною в десяток обхватов. В этих местах распространено было устрашающее предание, гласившее, что змей навлекал гибель на военных наместников в Дунъе и подчиненных им высших чиновников. Чтобы избежать бед, ему приносили в жертву волов и баранов.

Но вот змей то с помощью снов, то с помощью пророчеств, ниспосланных шаманкам, стал сообщать людям свое желание получать на съедение девочек лет двенадцати-тринадцати. И военный наместник и начальники приказов были этим опечалены. Они велели разыскивать девочек, рожденных служанками, и дочерей из домов преступников и кормили ими змея. Когда наступал день жертвоприношений в восьмую луну, очередную девочку отправляли к выходу из его логова, змей выползал оттуда и заглатывал ее. Так продолжалось несколько лет. Уже девять девочек были принесены в жертву. Пришла пора очередного жертвоприношения — не могли найти [442] подходящей девочки. В уезде Цзянлэ в семье Ли Даня было шесть дочерей и ни одного сына. Младшую из дочерей звали Цзи. Она объявила, что готова пойти к змею. Но ее отец и мать даже слышать об этом не хотели.

— Прошу батюшку и матушку послушать мое суждение, — сказала им Цзи, — у вас шесть дочерей и ни одного сына. Одной дочерью больше, одной меньше — это все равно. Я, ваша дочь, не выказала такой преданности родителям, как Ти-Ин. Если я не смогу принести себя в жертву, значит, вы меня зря кормили и одевали. Рождение мое не пошло вам на пользу — так лучше мне умереть пораньше. А теперь за бренное тело вашей Цзи вы сможете получить малую толику денег. Что же тут плохого — так послужить родителям.

Отец и мать, любя и жалея ее, никак не соглашались. Но Цзи тайно ускользнула из дому, задержать ее не сумели. Властям она заявила, что ей нужен хороший меч и собака-змееяд.

Настало утро жертвоприношений восьмой луны. Она отправилась в храм и села там, спрятав за пазухой меч Собаку тоже взяла с собой. Еще раньше она приготовила несколько даней рисовых оладий, политых медовым соусом, и сложила их у входа в логово. Змей выполз наружу — голова как жбан для зерна, глаза как зеркала, по два чи в поперечнике. Привлеченный запахом лепешек, змей принялся их пожирать. Тогда Цзи спустила собаку. Собака впилась в змея, а Цзи из-за ее спины нанесла несколько ударов мечом. От острой боли змей кинулся [443] прочь, выбрался во двор и там издох.

Цзи вошла в логово, нашла в нем кости девяти девочек, вынесла их наружу и оплакивала в таких словах:

Все вы трусливыми, слабыми были,
Пищей для змея вы послужили.
Сколь все это прискорбно!

Потом девочка Цзи медленным шагом вернулась домой.

Весть о случившемся дошла до Юэского вана. Он посватался к Цзи, и она стала его супругой. Отца ее пожаловал начальником уезда Цзянлэ. Мать и старшие сестры — все получили награды.

С той поры в Дунъе не стало больше нечистых тварей. А песенку в народе поют до нашего времени.

XIX. 441. В годы правления Цзиньского У-ди под девизом Сянь-нин начальником ведомства работ стал Вэй Шу. У него в присутственном месте завелись две огромные змеи, длиною каждая с десяток чжанов. Поселились они на верхней площадке карниза присутствия и оставались там несколько лет. Люди об этом не знали, только удивлялись, куда пропадают маленькие дети, а также куры, собаки и другая живность.

Прошло время. И вот однажды ночью одна из змей выбралась в зал и там, проползая мимо столба, [444] наткнулась на лезвие ножа. Поранившись, она ослабела и не смогла подняться наверх, после чего ее обнаружили. Были подняты подчиненные — несколько сот человек, — они долго били змей и наконец их прикончили. Осмотрели место, где они обитали: пространство под крышей было заполнено костями.

После этого строение, где было управление, разрушили, а потом отстроили заново.

XIX. 442. Во время Ханьского У-ди наместником в области Янчжоу стал Чжан Куань. Еще до этого два старика поспорили между собою из-за участка земли в горах. Они с тяжбой пришли в областное управление. Но за несколько лет дело о межах не было решено. Куань, просмотрев дело, велел им явиться. Вглядевшись в этих двух старцев, Куань по их виду заподозрил, что перед ним нелюди. Он приказал стражникам, вооруженным трезубцами, ввести тяжущихся в присутствие и спросил:

— Вы что за оборотни?

Старцы хотели удрать, но Куань крикнул: «Схватить их!» — и они превратились в змей.

XIX. 443. Чжан Шу, человек из Синъяна, плыл на лодке по реке Хуаньешуй 1. Ночью появилась некая девица, [445] весьма красивой внешности. Она в одиночестве плыла в челноке. Приблизившись к Шу, она сказала ему:

— День клонится к вечеру. Я опасаюсь тигров и ночью плыть не смею.

— Как тебя зовут? — спросил Фу. — Почему ты отправилась в путь налегке, даже шляпы на тебе нет? Вот-вот должен налететь дождь. Ты можешь укрыться от ливня у меня в лодке.

Он принялся с ней заигрывать. Потом девушка перешла в его лодку, и они легли спать, а челнок девушки привязали сбоку к лодке Шу. Примерно в третью стражу дождь прошел, засияла луна. Шу стал разглядывать девушку — а это большой кайман положил голову ему на плечо! Фу вскочил в испуге, хотел схватить каймана, но тот вмиг скрылся в воде. Обернулся к челноку — а там кусок сухого дерева длиною около чжана.

XIX. 444. Се Фэй, даос из Даньяна, отправился в Шичэн, чтобы купить там котел для своих плавок 2. Возвращаясь оттуда, он не успел добраться до дому. В горах он нашел храм над ручейком и, войдя туда для ночлега, громко возгласил:

— Я, посланник Небесного Владыки, останавливаюсь здесь на ночлег! [446]

Он все боялся, что кто-нибудь стащит его котел, и мысли о такой беде не давали ему покоя. Во вторую стражу кто-то подошел к дверям храма и позвал:

— Хэ Медный! — А когда Медный отозвался, сказал: — В храме есть человеческий запах. Чей это?

— Один человек. Он назвал себя посланником Небесного Владыки, — отвечал Медный.

Через некоторое время вопрошавший ушел, но пришел другой, позвал Медного, задал ему тот же вопрос. Медный ответил то же, что и раньше, и тот тоже тяжко вздохнул и удалился. От испуга Фэй не мог заснуть. Тогда он поднялся, окликнул Медного и спросил его:

— Кто это только что приходил?

— Белый кайман. Он живет в норе на берегу ручья, — ответил тот.

— А сам-то ты что такое?

— Я — большая черепаха, живу в скалах на север от храма, — был ответ.

Так Фэй постепенно все выведал. Когда рассвело, он объявил жителям этой местности:

— Никаких духов в этом храме нет, только твари вроде черепах да кайманов. Нет смысла тратить вино и пищу им на жертву. Прихватите-ка заступы, давайте до них доберемся.

Нашлось много людей, засомневавшихся в своих духах. Они собрались, раскопали норы и всех поубивали. Потом разрушили храм, прекратили жертвоприношения, после чего все стало тихо и мирно. [447]

XIX. 445. Когда Кун-цзы бедствовал во владении Чэнь 3, он слушал музыку и пение на постоялом дворе. Ночью появился человек ростом примерно в девять чи, одетый в черное платье и высокую шапку. Он закричал так, что все кругом задрожало. Цзы-Гун спросил, приблизившись к нему:

— Ты кто такой?

Но тот схватил Цзы-Гуна и зажал подмышкой. Тогда вызвал его на бой Цзы-Лу. Он сражался с ним во дворе, но сколько ни бился, одолеть человека не смог. Кун-цзы, внимательно наблюдая бой, обнаружил, что у человека в его броне время от времени открывается просвет величиной с ладонь.

— Почему ты не проверишь его броню? — спросил он. — Потяни и подними вверх.

Цзы-Лу сделал, как было сказано, и без особого труда швырнул человека на землю. Оказалось, что это — огромная рыба-Кунь длиною около девяти чи. Кун-цзы рассудил так:

— Для чего приходят к людям такие твари? Я слышал, что когда живое, существо стареет, к нему привязывается всяческая нечисть. Она появляется вслед за одряхлением. Что же означает этот нынешний приход? То ли, что меня постигнет нужда и бескормица, то ли, что мои спутники заболеют? Ведь известно, что создания из числа шести видов домашних животных 4, а также [448] черепахи, змеи, рыбы, крокодилы, травы и деревья, к которым подолгу привязываются духи, могут стать оборотнями, и называют эти создания «пятью сосудами». В магических предписаниях, связанных с пятью стихиями, встречаются все существа, входящие в число «пяти сосудов» 5. «Сосуд» такой стареет, а постаревшие твари становятся оборотнями. Надо убить такую тварь — и все, никаких невзгод больше не будет. Может быть, Небо не схоронило еще знамения для меня, и не связывает ли оно этого с моей судьбой? Если это не так, то для чего эта тварь пришла сюда к нам?

Музыка и пение еще не кончились, а Цзы-Лу уже отварил рыбину. Вкуса она оказалась отменного. Больные от нее поднялись, и на следующий день все пустились в дорогу.

XIX. 446. В округе Юйчжан служанка в одном доме подошла к очагу и вдруг увидела человечков ростом в несколько цуней, выходящих из стенки очага. Случайно служанка ступила и туфлей раздавила одного из них. Вскоре после этого появились многие сотни таких человечков, одетых в траурное ветхое платье из рогожи. Они несли гроб и совершили похоронный обряд, соблюдая полностью весь скорбный ритуал. Потом вошли в [449] сад и скрылись под перевернутой лодкой. Служанка подошла и заглянула туда — да это все мыши-самки! Сразу же она вскипятила воду, обварила и поубивала их всех.

Больше такого не случалось.

XIX. 447. Ди Си, человек из округа Чжуншань, умел делать тысячедневное вино. Выпивший пьянел на тысячу дней. Жил тогда в том же округе некто по фамилии Лю и по имени Сюань-Ши, большой любитель выпить. Пошел просить вина, но Си отказал:

— Мое вино еще не перебродило, не смею вас поить.

— Хотя оно еще и не готово, — отвечает Ши, — но одну-то чарку можно дать? Ведь верно?

Слыша такие речи, Си согласился и дал ему отведать вина, а тот сразу же потребовал:

— Чудесно! Дайте-ка еще!

— Сейчас уходите, — возразил Си, — придете в другой раз. Ведь от одной только этой чарки можно заснуть на тысячу дней.

Ши пошел прочь, красный, словно от стыда. Едва добрался до дому — упал пьяный, как умер. Домашние, нисколько в его смерти не усомнившись, оплакали и схоронили его. [450]

Когда прошло три года, Си сказал себе: «Сюань-Ши должен уже протрезвиться, нужно сходить узнать, что и как».

И вот он идет в дом Ши и спрашивает:

— Дома ли Ши?

— Уже подходит срок снятия траурных одежд после смерти Сюань-Ши, — сообщили ему удивленные домашние.

— Вино у меня отличное, — перепугался Си, — захмелевший от него спит тысячу дней. Сегодня ему пора проснуться!

Он велел домочадцам вскрыть склеп, взломать гроб и проверить, так ли это. Из склепа поднимались испарения до самого неба. Когда по совету Си склеп вскрыли, то увидели, как Сюань-Ши протяжно зевнул и примолвил:

— Отлично! Как я был пьян! — После чего спросил: — Эй, Си, что за штуку ты изготовил? От одной чарки я так захмелел — только сегодня проснулся. Вон как солнце уже высоко!

Люди, пришедшие к захоронению, начали насмехаться над ним. Винный дух, исходивший от Ши, ударил им в нос, и они все провалялись пьяными по три месяца.

XIX. 448. Чэнь Чжун-Цзюй, когда он был еще не в чинах, долго жил в доме Хуан Шэня. Он впервые постучался в [451] его ворота, как раз когда жена Шэня рожала ребенка, но в доме никто об этом не знал.

Так ли сяк ли, но он услыхал, как кто-то говорит:

— В пристройке появился на свет человек, но входить туда нельзя.

Послышался стук дверей, кто-то сказал:

— Сегодня можно пройти через задние двери.

Один из людей сразу же отправился и сразу же вернулся. Приживальщики его спрашивают:

— Ну, кто там? Как его имя? Сколько ему дается лет?

— Это мальчик, — сообщил ходивший, — зовут его Ну, ему должно исполниться пятнадцать лет.

— Из-за чего ему суждено умереть?

— Он умрет от острого орудия.

Чжун-Цзюй предупредил семью в доме, где он стал жить:

— Я умею гадать. Ваш сын умрет от острого орудии.

Отец и мать перепугались и потом не давали сыну ничего острого. Когда мальчику исполнилось пятнадцать лет, нужно было пробуравить отверстие в балке. Кончик бурава показался из балки. Ну решил, что это сучок, и прицепился к нему снизу. Бурав из балки выпал, пробил ему мозг, и он умер.

Впоследствии, став правителем округа Юйчжан, Чжун-Цзюй послал служителя в дом Шэня с подарками и велел расспросить, где сейчас Ну. Домашние поведали, что произошло. Услыхав об этом, Чжун-Цзюй произнес со выдохом:

— Вот что значит судьба!


Комментарии

1. Хуаньешуй — видимо, другое название Хуаньсянхэ, реки в пров. Хэбэй

2. Купить там котел для своих плавок. — Одним из главных занятий даосов-алхимиков была переплавка киновари для эликсира долголетия или бессмертия. Действенной считалась девятикратно переплавленная киноварь.

3. Когда Кун-цзы бедствовал но владении Чэнь. — Кун-цзы (Конфуций) долго странствовал по различным владениям, не находя применения своим талантам. В Чэнь он жил в 492 г. до н. э.

4. Шесть видов домашних животных — лошадь, корова, овца, свинья, собака, курица.

5. «Пять сосудов» — пять видов существ, содержащих в себе элементы, превращения которых порождают оборотней.