Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГАНЬ БАО

ЗАПИСКИ О ПОИСКАХ ДУХОВ

ЦЗЮАНЬ ДЕСЯТАЯ

X. 251. Во времена Хань императрица Дэн, прозванная Мирной и Просветленной, как-то увидела сон. Будто бы она поднялась вверх по лестнице и коснулась неба. Тело ее стало легким-легким, совершенно чистым и гладким. И словно бы перед нею оказался кубок с молоком, и она понемногу из него отпивала. Вопросив о своем сне гадателей, она получила ответ:

— Яо во сне дотронулся до неба — и стал императором. Тан во сне добрался до неба — и лобызал его. Для них для обоих сон послужил предзнаменованием, что они станут совершенномудрыми властителями-ванами. Что же значит сей благой знак, у меня нет слов для объяснения.

X. 252. Супруга Сунь Цзяня, госпожа У, понесла и увидела во сне, будто в утробу ее вошла луна. В должный срок она [246] родила Сунь Цэ. Когда же она была тяжела Сунь Цюанем, снова был сон, будто бы в ее утробу вошло солнце. О своих снах она доложила Цзяню:

— Когда я, ваша наложница, носила Цэ, я во сне видела вошедшую в утробу луну. Теперь же мне приснилось солнце. Что это может означать?

— Солнце и луна, — ответствовал Цзянь, — есть семена сил: темной Инь и светлой Ян. Они вместе — знак наивысшей знатности. Не значит ли это, что моих сыновей и внуков ожидает возвышение?

X. 253. В Ханьское время Цай Мао, по второму имени Цзы-Ли, родом из уезда Хуай в округе Хэнэй, первоначально жил в Гуанлине и там видел сон, как восседает он в большом дворце, а перед ним на самом высоком месте растут три колоса. Мао попытался сорвать их, но добыл только средний из них и тут же вновь обронил. Он обратился за объяснением к старшему письмоводителю Го Хэ.

— Большой дворец, — ответил Хэ, — это знак чиновничьего присутствия. То, что злаки растут на самом высоком месте, означает высшее положение на служебной лестнице. Сорванный средний колос указывает на положение в центре. Знак «хэ» — «колос» и знак «ши» — [247] «обронить» составляют вместе иероглиф «чжи» — «служебное положение». И вроде бы во сне сказано — «колос обронен», но на самом деле это указывает на высокое жалование. И если даже в вашем продвижении будут прорехи, вы сумеете их залатать.

Прошло десять месяцев, и все предсказанное Мао во сне исполнилось.

X. 254. Чжоу Лань-Цзэ хотя и был беден, но Истинный Путь почитал. Как-то он пахал ночью вместе с женой, выбился из сил и прилег отдохнуть. Во сне увидел, как Небесный Владыка, проходя мимо, пожалел его и повелел своему прислужнику отдать Чжоу все, что ему суждено. Управляющий Судьбами прочел по скрижалям:

— «Этому человеку суждена бедность, и этого предела ему не перейти. Только одному Чжану Тележнику дано одарить его тысячу раз по десять тысяч монет. Тележник еще не родился, но просит принять от него взаймы».

— Прекрасно! — сказал Небесный Владыка. Проснувшись на рассвете, Чжоу рассказал свой сон жене. После этого муж и жена, удвоив свои старания, днем и ночью добывали себе хлеб насущный, получали ими самими сделанное — и богатство их возросло до тысячи раз по десять тысяч! [248]

А несколько раньше некая тетушка Чжан зашла в дом Чжоу и нанялась там на поденную работу. С кем-то она спозналась, понесла, и когда исполнились должные месяцы, ее перед освобождением от бремени отослали прочь из дома. Остановилась она под тележным навесом и родила мальчика. Хозяин пришел посмотреть, сжалился над его сиротством, сварил кашку, покормил его и спросил:

— Как же нужно называть твоего сына?

— Он рожден сегодня под тележным навесом, — отвечала тетушка, — а во сне Небеса уже объявили, что имя ему Тележник.

— Я когда-то во сне получил деньги взаймы от Небес, — сообразил Чжоу, — а прислужник сообщил, что эти деньги получены взаймы от Чжана Тележника Это, конечно, и есть твой сын, и я должен вернуть ему его имущество.

Потом дни жизни, отведенные Чжоу, все сокращались, а Чжан Тележник все рос и стал богаче, чем была семья Чжоу.

X. 255. Лу Шэнь из уезда Сяян, второе имя которого Ши-Цзи, во сне очутился в муравьиной норе. Там он увидел три зала, выглядевшие весьма обширными и вмести тельными. Над ними была надпись:

«Зал Ведающего Дождями». [249]

X. 256. В царстве У главный ревизор Экзаменационной палаты Лю Чжо тяжко заболел и во сне увидел какого-то человека, вручившего ему нательную рубашку, изделие области Юэ, со словами:

— Ты должен носить эту рубашку, пока вся не пропитается потом, и очищать ее, прожигая в огне.

Чжо проснулся. В самом деле нашел около себя рубашку и потом очищал ее от пота в огне.

X. 257. Лю Я, помощнику писца в округе Хуайнань, приснилась синяя ядовитая ящерица, которая упала с потолка и проникла ему в живот. После этого у него начались нестерпимые боли в животе.

X. 258. При Поздней Хань правителем округа Увэй был Чжан Хуань. Его жена увидела во сне императора, который вручил ей печать со шнуром. Потом она взошла на башню и спела там песню. Пробудившись, [250] она рассказала свой сон Хуаню. Хуань приказал произвести гадание. Ответ гласил:

— Ваша супруга вот-вот родит сына. Впоследствии он приедет в наш округ и жизнь свою окончит на его башнях.

Вскоре женщина родила сына — Чжан Мэна. В годы Цзянь-ань он и в самом деле был назначен правителем в Увэй, где убил наместника Ханьдань Шана. Войска округа сразу же взяли его в кольцо. Мэн, боясь, что его схватят, поднялся на башню и там сам себя сжег.

X. 259. Во время Хань император Лин-ди увидел сон — ему явился император Хуань-ди, гневно его бранивший:

— Чем провинилась перед тобой императрица Сун? Почему ты по навету негодяя велел лишить ее жизни? И Бохайский ван Куй сначала был тобою сослан, а потом принял несправедливую казнь. Сегодня в Небесах императрица Сун и Куй подали совместную жалобу. [251] Верховный Владыка задрожал от гнева, и от наказания тебе вряд ли удастся спастись.

Сон был необыкновенно ясен. Император пробудился в страхе и вскоре скончался.

X. 260. Во время царства У жил Сюй Бо-Ши, уроженец Цзясина. Он заболел. Послали в обитель спокойствия и святости, где жил даос Люй Ши. У него было два ученика: Дай Бэнь и Ван Сы. Жили они все в Хайяне. Бо-Ши позвал всех троих себе на помощь.

Во время дневного сна Люй Ши увидел, будто он поднялся на небо, к вратам созвездия Северный Ковш. Перед вратами стояли три оседланных коня, произнесшие:

— Назавтра один из нас должен встретить Ши, другой — Бэня, третий — Сы.

Проснувшись, Ши рассказал Бэню и Сы о своем сне и добавил:

— Вот так. Пришел срок нашей смерти. Давайте скорее вернемся, надо успеть проститься с семьями.

И они уехали, не кончив дела. Бо-Ши удивлялся этому, пытался их оставить, но они отвечали:

— Боимся — не успеем свидеться с домашними.

Прошел всего только день, и все трое умерли в один и тот же час. [252]

X. 261. Се Шэн, уроженец Гуйцзи, был в добрых отношениях с Го Бо-Ю, правителем округа Юнцзя. Однажды он увидел неожиданный сон: Го с каким-то человеком играет на деньги в шупу на берегу реки Чжэцзян. Чем-то прогневив духа реки, Го упал в воду и утонул, а сам Се совершает над ним погребальный обряд.

Когда Се проснулся, он отправился к Го и предложил ему сыграть партию в облавные шашки. Через некоторое время Се промолвил:

— А знаете ли вы, что было у меня в мыслях, когда я шел к вам?

И поведал ему свой сон. Услышав его рассказ, Гэ опечалился:

— И я вчера ночью тоже видел сон, что играю с кем-то на деньги, совсем как в вашем сне. Мне все ясно как никогда.

Вскоре он вышел во двор, там упал, и дыхание его прервалось. А похоронные принадлежности для него приготовил Се. — совсем как во сне.

X. 262. Сюй Тай из Цзясина в детстве схоронил отца и мать, воспитал же его дядя по отцу Сюй Вэй — еще заботливее, чем родного сына. Вэй заболел, и Тай ухаживал за ним весьма старательно. В первую же ночь в [253] третью стражу он увидел во сне лодку, а в ней двух человек со шкатулкой в руках. Они подошли к изголовью постели Тая, открыли шкатулку, вынули оттуда какую-то бумагу и показали Таю со словами:

— Дядюшка твой скоро умрет.

Тай — все еще во сне — ударил челом и умолял их простить дядю Помедлив немного, те двое спросили:

— Есть ли у вас в уезде человек с тем же именем и фамилией?

Тай поразмыслил и сообщил этим двум.

— Есть один по имени тоже Вэй, но по фамилии не Сюй, а Чжан.

— Худо-бедно, но и с его помощью можно избежать смерти, — заявили двое. — Памятуя твое усердное служение своему дядюшке, мы ради тебя даруем ему жизнь.

Тут они исчезли. Тай пробудился, и болезнь дядюшки пошла на поправку.