Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Глава 16

О желтом и белом

Баопу-цзы сказал: «Описание методов изготовления белого и желтого, содержащееся в «Канонической книге святых-бессмертных», составляет двадцать пять цзюаней-свитков и более тысячи глав. Желтое — это золото. Белое — это серебро. Древние чрезвычайно ценили эти методы и считали их тайными. Поэтому они избегали открыто говорить о них и использовали только особый секретный язык. Например, в некоторых сочинениях говорится о циклических знаках «гэн-синь», но знаки «гэн-синь» здесь обозначают золото 1. Таким образом, эти методы весьма глубоки, утонченны, секретны и о них очень трудно узнать, а возможностей получить их разъяснение и истолкование чрезвычайно мало. Мирские люди по большей части сомневаются в этих делах и считают повествования о них пустыми враками. Их отношение к этому искусству вполне тождественно их неверию в святых-бессмертных.

Ранее я получил от господина Чжэна способ девяти киноварей и «Каноническую книгу золотого и серебряного растворов». Позднее я искал и получил «Срединную каноническую книгу о желтом и белом» в пяти свитках. Господин Чжэн говорил мне, что он вместе с господином Цзо проверил описанные в них методы в пещере горы Туншань в Луцзяне и у них все получилось. Все посты, омовения, ритуалы, запреты и ограничения, которые следует усердно исполнять, несмотря на их трудность, в этом случае точно такие же, как и при изготовлении золотого раствора и перегнанной киновари — великих снадобий святых-бессмертных.

Обыватели часто критикуют и порицают меня за то, что я полюбил занятия такими странными и необычными делами. Они говорят, что я безрассудно пожелал постичь то в Поднебесной, что постижению не поддается. Почему же я занялся всем этим? Я занялся изучением этих дел вовсе не потому, что хочу через описание их достичь [252] литературной славы в грядущих поколениях. Того, что я написал в экзотерических главах и в других многочисленных сочинениях по различным предметам, составляющих более двухсот свитков, вполне достаточно, чтобы передать мои мысли и донести их до людей будущего, и мне нет никакой надобности вновь стремиться к этой цели. Поэтому в эзотерических главах я говорю совершенно прямо и откровенно, избегая каких-либо украшений и выспренностей.

Я также вполне осознаю, что темы, которых я касаюсь здесь, все мирские люди считают слишком далекими от дел практической жизни и бесполезными. Так что если бы я хотел всеобщей известности и единогласного восхищения, то мне следовало бы обратиться к темам, более близким для мирян-обывателей. Однако я не могу отказаться от обсуждения этих дел. Пусть даже мои слова не достигнут ушей обывателей, но все же люди рассудительные, прочитавшие их, смогут оценить действенность того, о чем я говорю, и будут знать, что мои учителя, передавшие мне эти тайны, отнюдь не лгали и не обманывали.

Я человек бедный и убогий, нет у меня ни богатства, ни власти. На своем жизненном пути я столкнулся со многими трудностями, и мне не к кому было обратиться за поддержкой. Пути мои пресеклись, и я не смог собрать ингредиенты тех снадобий, о которых говорю, а значит, не смог я изготовить и сами эликсиры. Я понимаю, что когда в своем положении человека, страдающего от голода и холода, я рассказываю людям о том, как изготовить золото и серебро, то я становлюсь похожим на торговца лекарством от паралича, который сам не может ходить. Я ищу веры своим словам, но, увы, поистине не могу добиться ее. Тем не менее если принцип и не соответствует тому, чего бы нам хотелось, не следует все-таки с легкостью, одним махом отвергать его. Я так усердно и неустанно работаю тушью и кистью в надежде, что мужи грядущих эпох, любящие необычайное и устремленные к истине, прочитают мою книгу и соберут всю свою волю, дабы обрести Дао-Путь.

Что неспособно содеять искусство превращений? Человеческое тело по своей природе видимо, но его можно сделать невидимым. Демоны и духи по своей природе невидимы, но есть способы, делающие их видимыми. О, сколь многое можно сотворить благодаря этому искусству! Вода и огонь сокрыты в небе, но их можно низвести вниз и овладеть ими при помощи особых орудий 2. Свинец по своей природе белый, но он может покраснеть так, что его будут принимать за киноварь. Киноварь по своей природе красна, но она может побелеть так, что ее будут принимать за свинец. [253]

Облака и дождь, иней и снег — все это виды небесной пневмы. Но можно сделать и их искусственные подобия, которые ничем не будут отличаться от настоящих. И так вплоть до существ, обладающих способностью к полету и бегу, ползанию и прыжкам. Их тела также можно подвергнуть превращениям, и они станут неподвижными. Всего же способов, посредством которых можно старое тело заменить на новое, преобразовать тело так, что оно воспримет облик совершенно другого существа, — таких способов тысячи и десятки тысяч, и нечего даже пытаться их здесь перечислить.

Человек по своей природе таков, что он превосходит все живые существа по своему достоинству и своей одухотворенности: Но и в роде человеческом бывает так, что мужчины и женщины меняются полом, люди превращаются в журавлей или камни, а также в тигров, обезьян, в песок или черепах. И примеров таких метаморфоз немало. Чудесность подобных превращений доходит до того, что высокие горы превращаются в бездонные пучины, а глубокие долины — в кряжистые пики, — вот каковы превращения великих вещей. Превращения и трансформации проистекают из самоестественной спонтанности Неба и Земли, так к чему же утверждать, что только золото и серебро нельзя сделать из других субстанций? Разве отличаются огонь, добытый от солнца при помощи зеркала, и вода, добытая при помощи конденсации на зеркальной поверхности, от обычных огня и воды? Змеи превращаются в драконов, а из конопляного зерна получают масло — и это ничем не отличается от процесса естественного самопорождения. Ведь причина, лежащая в основе и того, и другого, — воздействие естественного фактора. Пока не исчерпаешь полностью принципы сущего и не постигнешь до конца природную сущность явлений, не сможешь познать суть подобного рода фактов. Если не иметь всеохватного видения, позволяющего прозревать начала и концы, то никогда не сможешь постичь характер таких превращений. Ведь зашоренное восприятие и близорукий ум подобны путам на руках и на ногах, не дающим выбраться из гнездовища в пещере. А когда человек такого ума погружается в неисповедимые тайны безмерного, то он сразу же объявляет божественные превращения пустыми выдумками, о которых ничего не говорили Чжоу-гун и Конфуций и о которых ничего не написано в авторитетных сочинениях, а значит, все совсем не так. Ну не дикость ли это?

Еще обыватели любят ссылаться на пример Лю Сяна и говорить, что раз ему не удалось сделать золото, то в Поднебесной вообще нет способа его изготовления. Это же все равно что утверждать, будто раз урожай погиб от наводнения или засухи, [254] то ни один из пяти видов злаков вообще не может произрастать, будучи посаженным в землю.

В Чэнду жил некий государственный советник по имени У Да-вэнь, и был он человеком обширнейшей эрудиции и глубоких знаний. Про него говорят, что в свое время он служил своему учителю, даосу по имени Ли Гэнь 3. Однажды он увидел, как Гэнь варит свинец и олово, добавляя в треножник немного какого-то снадобья размером с большой боб и непрерывно помешивая расплавленные металлы черпаком. Когда получившееся вещество остыло, то оно превратилось в серебро. Да-вэнь обрел этот тайный способ и хотел сам применить его, сто дней постился, но, оставаясь на чиновничьей должности, так и не смог добиться этого. Потом он все время сожалел об этом и говорил, что оставаясь в миру, нельзя создать условии, достаточных для совершения этого делания.

Господин Хуань Цзюнь-шань также рассказывает 4, что ханьский царедворец Чэн Вэй любил искусство желтого и белого. Он взял в жены девушку из семьи, владевшей знанием алхимических методов. Вэй часто участвовал в официальных выездах, не одевая на них одежды по сезону. Его жена чрезвычайно переживала из-за этого и однажды сказала: «Пожалуйста, пусть здесь появятся два отреза плотного шелка». Никакого шелка перед ней не было, и вдруг он появился откуда ни возьмись. У Вэя никак не получалось изготовить золото в соответствии с предписаниями «Лебяжьей драгоценности из изголовья». Однажды к нему пришла жена. В это время Вэй как раз раздувал огонь, чтобы раскалить ртуть, находящуюся в цилиндрической трубе. Жена сказала ему: «Я хочу показать тебе одну вещь». Тогда она вынула из мешочка некое снадобье и бросила самую крошку его в ртуть. Вэй попробовал, что получилось. Оказалось, что это серебро. Вэй сильно рассердился и закричал на жену: «Оказывается, этот метод тут поблизости, в твоих покоях, а ты так долго ничего не говорила о нем. Почему?» Жена ответила ему: «Получить этот способ может лишь тот, кому это предопределено». С того момента Вэй днем и ночью умолял ее открыть ему тайну. Он продал земли и строения, чтобы обеспечить жену наилучшей одеждой и самыми изысканными яствами, но она так и не открывала метод Вэю. Тогда Вэй сговорился с приятелем отнять у нее рецепт силой. Однако женщина проведала об этом и сказала, что этот метод может быть передан только подходящему человеку. Если же подходящий человек найдется, то ему следует передать рецепт, даже если он будет первым встречным с большой дороги. Если же подходящий человек не появится или же появится такой, который на словах [255] будет хорош, а в сердце плох, то она не передаст рецепт, даже если ее будут резать на части. Вэй, однако, не переставал давить на нее. В конце концов несчастная женщина сошла с ума и ушла из дома, раздевшись догола и вымазавшись грязью. Вскоре она умерла.

Совсем недавно губернатор Луцзяна по имени Хуа Лин-сы 5, будучи человеком высоких талантов и обширной учености, проявлял большой скептицизм относительно всего, что не сообщается в канонических книгах конфуцианских классиков, и не верил ни во что, выходившее за их рамки. Потом он познакомился с даосом, сообщившим ему метод желтого и белого. Губернатор решил испробовать его. Рецепт гласил, что нужно расплавить свинец в железном сосуде и добавить в него снадобье. Тогда свинец превратится в серебро. Если же это серебро вновь расплавить и добавить в него другое снадобье, то оно сразу же превратится в золото. Кроме того, он научился у того же даоса методу всепроникающего зрения. С начала его практики не прошло и ста дней, как однажды, лежа ночью в постели, он вдруг оказался на небе среди окружавших его со всех сторон созвездий. Не успел он проснуться, как стены, потолок и кровля его дома вновь появились на своем обычном месте. У него была наложница по имени Яо Хуа. Она умерла незадолго до этого. Теперь Хуа Лин-сы мог видеть ее и беседовать с ней, как если бы она была жива. Когда он отправлялся в храм для совершения жертвоприношения, то мог слышать, как храмовое божество отвечает на его поклоны, и чувствовал, как скамья, на которой он сидел, как бы двигалась и издавала некий звук. После всего этого Лин-сы вздохнул и сказал: «Поистине, чего только нет в мире! И на том основании, что в Пятиканонии о чем-то не говорится, отнюдь нельзя делать однозначный вывод, что данное явление не существует». Что же остается, как не поражаться и не дивиться тем людям, которые никогда ранее не слышали о таких магических способах, а теперь услышали?

Как и в случае с изготовлением божественного киноварного эликсира, при работе по получению желтого и белого также надо предварительно поститься и омываться более ста дней. Прежде чем передавать письмена таинственного метода, надо найти достойного преемника, мысли и воля которого находятся в гармонии с поставленной целью и который способен достичь ее. Это не должен быть человек с грязными делами и мыслями, и он не должен быть глупцом. Ему также следует быть достаточно сведущим в оккультных и магических искусствах. В любом случае передача должна сопровождаться устным наставлением, получаемым непосредственно от учителя. Очень хорошо для занятий алхимическим [256] деланием уединиться в глухих чащобах лесов, в чистых землях, чтобы всякие глупцы и обыватели ничего не знали об этом. А Лю Сян продолжал оставаться при дворе, позволяя придворным знать о том, что он делает. Конечно, там он не мог совершать положенные омовения и не мог полностью отрешиться от всех мирских человеческих дел, а из-за этого вынужден был постоянно отвлекаться, то приходить, то уходить. Разумеется, в подобных условиях у него ничего не могло получиться, не так ли?

Хуань Тань в своем сочинении «Новые рассуждения» говорит: «Ши Цзы-синь, будучи помощником канцлера, направил своих подчиненных, солдат и государственных рабов, на строительство своей чиновничьей резиденции, чтобы делать в ней золото. Однако у него ничего не получилось. Канцлер, считая, что у него недостаточно сил, чтобы разобраться с этим, обратился непосредственно к императрице Фу. Императрица не видела пользы в златоделии, но когда она услышала, что из изготовленного алхимического золота можно изготовлять продлевающее жизнь снадобье, ее сердце прониклось любовью к этому начинанию. Тогда Ши Цзы-синь получил придворную должность и был поселен в северном императорском дворце, где ему была дана свита из гонцов и курьеров. Но разве можно заниматься этим божественным методом во дворце? И разве можно позволять обычным людям вмешиваться в столь тайные дела? Даже в мирских делах часто блюдется тайна, и шелководы не позволяют всем и каждому смотреть на секреты своего ремесла, считая, что если посторонние будут смотреть, то шелк испортится. А уж тем более это относится к превращениям и метаморфозам желтого и белого! 6

В любом деле, касается ли оно грубого или утонченного, человек должен стремиться постичь самую его суть. А если суть не схвачена и методу не следуют, то не получается даже вино, соусы, уксус, супы и приправы, не говоря уж о таком великом деле, как алхимические занятия.

Однажды я осведомился у господина Чжэна, спросив его: „Государь Лао говорил, что не надо ценить труднодоступные товары 7. Он также говорил, что в условиях достижения высшего порядка люди уносят золото обратно в горы, а нефрит обратно в долины 8. В таком случае непонятно, почему же древние так ценили золото и серебро и оставили нам эти рецепты?» Господин Чжэн сказал мне в ответ: «Смысл слов Государя Лао состоит в том, что он осуждает положение вещей, при котором люди неустанно просеивают песок и разбивают камни, забираются в горы и опускаются в водные пучины, не считая за труд ради золота и нефрита проделать путь в десять тысяч ли. При этом они отнюдь [257] не боятся свалиться вниз или утонуть — стремление найти драгоценности и редкие предметы роскоши затмевает для них все остальное. Такое поведение приводит к пустой трате времени, незнанию меры достаточного и к преклонению перед бесполезным. Когда человек хочет обрести Дао-Путь и устремляет свою волю к продлению жизни, но одновременно занимается и торговлей, вряд ли его вера искренна и глубока. Купцы, бесстрашно пересекающие моря и опасные земли, думают и на воде, и на суше только о выгоде. Они не стремятся к защите и поддержанию жизни своего тела, они не совершенствуются в отказе от желаний. Если же истинный человек Дао-Пути делает золото, то цель его состоит в том, чтобы готовить из него пилюли и облатки для обретения состояния святого-бессмертного, а совсем не в том, чтобы разбогатеть. Поэтому канонический текст гласит: „Золото можно сделать, мирскую суету можно преодолеть, из серебра также можно сделать лекарственные облатки, однако по своему качеству они уступают золотым».

Я, ставя его в затруднение, воскликнул: «А почему бы не взять обычные мирские золото и серебро и не наделать из них облаток? Ведь алхимические золото и серебро будут не естественными, а сделанными, а все сделанное — фальшиво, а не подлинно».

Господин Чжэн тогда ответил мне так: «Обычные мирские золото и серебро вполне хороши, да вот подлинные мужи Дао-Пути всегда бедны. Потому-то пословица и гласит, что не бывает толстых бессмертных и богатых даосов. Если у учителя десять или пять учеников, как же им собрать нужное количество золота и серебра? Кроме того, у них нет возможности отправляться в дальние странствия в поисках их. Алхимически сделанное золото к тому же есть эссенция-семя всех снадобий, и по своим качествам оно превосходит естественные благородные металлы. Каноническая книга бессмертных гласит: „Семя-эссенция киноварного эликсира рождает золото». Здесь говорится о возможности создания золота из киновари. Посему в тех горах, где много киновари, много и золота, залегающего прямо под киноварью. И когда удается изготовить алхимическое золото, оно оказывается подлинной субстанцией. Внутри и снаружи оно одинаково, его количество не уменьшится и после сотни переплавок. В рецепте говорится, что из такого золота можно делать гвозди. А это свидетельствует о твердости и крепости алхимического золота. Его можно сделать, только овладев Дао-Путем самоестественной спонтанности. Таким образом, из факта, что его можно сделать, разве следует, что оно будет фальшивым? Фальшивым называется то вещество, которое [258] получается, когда вещество цэнцин покрывают железной пастой и железо приобретает такой же цвет, как медь. Фальшивым также называют такое золото, которое получается от того, что серебро натирают белком куриного яйца: серебро тогда желтеет и становится похожим на золото. Но в этих случаях происходит только внешняя метаморфоза, а внутреннего превращения нет.

Грибы-чжи рождаются естественным образом, но в канонических книгах бессмертных рассказывается о пяти видах каменных и пяти видах деревянных грибов-чжи. Когда такой гриб родился — бери и принимай его внутрь; никакого отличия от естественного гриба-чжи ты не почувствуешь и увидишь, что они в такой же степени способны продлевать жизнь. Точно то же самое относится и к вещам, аналогичным искусственному золоту. Ведь когда фазан превращается в улитку, а воробей в устрицу, то их никак нельзя отличить от настоящих, которым они в полной мере тождественны. Поэтому в канонических книгах бессмертных говорится:

Если девять раз перегнать «текучий жемчуг» 9,
О чем отец не расскажет и сыну,
То он превратится в желтое и белое,
Ибо так действует посланец самоестественности.

И еще там говорится, что тот, кто принимает золото, сделанное из киноварного порошка, является высшим из бессмертных, возносящихся на небо. Тот, кто принимает грибы-чжи, практикует гимнастику дао инь и занимается дыхательными упражнениями для продления жизни, является мужем средних способностей. Тот, кто питается лишь травами и растениями и достигает долголетия только в тысячу лет, является мужем низших способностей. И еще там говорится, что те золото и серебро, которые можно создать, являются естественными по своей сути, а продление жизни можно обрести, научившись их создавать.

«Записи листа из нефрита» гласят: «Все множество людей, живущих в Поднебесной, легко могут продлить жизнь, и единственная причина, по которой этого не происходит, заключается в том, что из-за своих сомнений люди попадают в беду и не действуют. Сгусти водяное серебро-ртуть и получишь золото, и даже гвозди у тебя будут золотыми».

«Канон медного столпа» гласит:

Из киноварного песка можно сделать золото,
Из «речной повозки» 10 можно сделать серебро.
Если процесс установится, то дело можно свершить,
Если дело свершено, то соделается истинное.
Если вы, господин, обретете этот Дао-Путь,
То вы сможете сделать ваше тело бессмертным. [259]

Бессмертный Хуаншань-цзы говорил: «Раз Небо и Земля имеют золото, я тоже могу сделать его: возьмем два желтых и одно красное 11, процесс установится, и делание свершится, в этом нет сомнений».

«Письмена на черепашьем панцире» гласят: «Моя судьба зависит от меня самого, а не от Неба. Если из перегнанной киновари сделать золото, то можно продлить жизнь на десятки и сотни миллиардов лет».

Так неужели все эти древние обманывают нас? Но боюсь, что среди мужей, знающих этот путь, большинство составляют бедняки, а ингредиенты, образующие эликсиры, хотя и могут быть весьма дешевы, но имеются только в далеких краях, откуда их непросто достать в наше смутное время. Например, грубая соль жунов и простая озерная соль — самые простые вещи, которые в дни мира и покоя почти ничего не стоят, но в наше время они чрезмерно дороги, да и купить их негде. В краю варваров-цянов 12 имеется каменная желчь, то есть соединение меди и серы, но достать это вещество совсем невозможно, даже если предлагать тысячи и десятки тысяч монет 13 за цзинь. В этом отношении и знающие этот метод, и вовсе не знающие его совершенно одинаковы: всем нам остается только грустить и вздыхать.

Человек, знающий этот способ, обыкновенно беден и страдает от холода и голода, и у него нет возможности собрать необходимые составляющие. Человек же богатый и знатный наверняка профан и не знает этого способа. Даже если такому богатею позволить узнать способ, то он все равно ни на каплю не поверит в него. А буде вдруг случится такое и он сильно уверует в способ, то всяко не станет расходовать уже имеющееся у него богатство на приобретение необходимых ингредиентов для снадобья, ибо он и так имеет немало золота и серебра. Никто из богачей не поступит иначе, ибо не захочет раскаиваться в том, что променял синицу в руках на журавля в небе. Они сперва подсчитают, но даже если покупка необходимых вещей окажется весьма выгодной, а изготовление снадобья не оставит их без прибыли, они, тем не менее, не смогут преодолеть своей неспособности переносить трудности и неудобства постов и исполнения заповедей. Кроме того, к этому деланию нельзя относиться легкомысленно и приступать без получения устных наставлений мудрого наставника.

Даже снадобья лекарей, жалкие и ничтожные по своей сути, порой оказываются очень даже действенными при постоянном применении, поэтому лекари скрывают рецепты, делая их тайными. Можно назвать такие лекарства, как «гулящие женщины из [260] дворцовых покоев» 14, «клей, применяемый с двух сторон», «глиняные шарики государевой печати» 15, бесовское дерево, «грибы-чжи золотого купца», «корень летающего государя», «печень затаившегося дракона», «пот белого коня», «влага плывущих облаков», «киноварное облачение драконова сына», «кость ночного света», «вино из ста цветов», «зимний пост господина Цзоу» 16; все они обозначают субстанции вполне доступные, и вещества, из которых они сделаны, — вполне обычны, но и эти рецепты сообщаются лишь через устное наставление. А тем более это понятно в случае искусства желтого и белого. Ныне те, кто способен изготовить их, хранят тайну не только из-за высокой цены золота и серебра, но и потому, что даже один раз свершивший делание и прошедший путь до конца обретает способность продлевать жизнь. Ведь путь продления жизни — вершина Дао-Пути и его высшее проявление. Именно поэтому древние так ценили его.

Лекарства и снадобья, перечисляемые в обычных медицинских книгах, часто имеют то же название, что и общеупотребительные вещества и субстанции, но по сути своей ими не являются. Например, «красавица с речного берега». Это название отнюдь не обозначает какую-нибудь даму. А название «сияние господина с солнечного утеса» отнюдь не обозначает какого-нибудь мужчину 17. «Зерна, оставшиеся от Юя» — это не рис, а «напиток Яо» — это не вода 18. А обыватели, увидев в рецепте такие слова, как «драконова желчь», «тигриная лапа», «куриная голова», «утиная лапа», «конское копыто», «собачья кровь», «крысиный хвост» или «бычье колено», — все без исключения считают, что речь идет о субстанциях из плоти и крови 19. Когда же они слышат, что для лечения надо использовать такие вещи, как «разбитая чаша», «накрытая чаша», «тигель», «длинное копье», «бесовская стрела», «небесный крючок», — все они думают, что речь идет об орудиях из глины или железа 20. Когда они читают о «посланнике царя северных варваров», «новой жене, полагающейся на свекровь», «мужчине с полей», «господине, блюдущем поле», «омовении Дай Вэня» или «старшем министре Сюе», то все они считают, что речь идет о людях, наделенных именами и родовыми знаками. Если обыватели находятся в подобном неведении относительно обычных растений, то чего вообще от них можно ждать? То, что Лю Сяну не удалось сделать золото, вовсе не удивительно. Ведь если не сохранять важнейшие сведения об этом способе в тайне, то любой обыватель, отнюдь не обладающий великим талантом совершенномудрых и мудрецов, мог бы сделать его. Разве можно считать Лю Сяна глупцом? Просто он практиковал искусство, не получив устных наставлений, и все. [261]

Ныне я предпринимаю краткий очерк этого искусства в расчете на то, что привлеку внимание единомышленников грядущих поколений. Вначале надо взять мужскую желтизну-реальгар с горы Удушань 21. Реальгар должен быть использован вместе с киноварью, красной, словно гребешок петуха. Она должна быть чистой и испускающей блеск, в ней не должно быть никаких примесей. Количество этих веществ произвольно, их можно брать столько, сколько хочется. Но их все же не должно быть меньше пяти цзиней. Их надо растереть в порошок, смешать с бычьей желчью и прожаривать, пока они не станут сухими. Потом взять большой керамический тигель, вмещающий в себя не меньше доу. Надо сперва засыпать в тигель грубую соль варваров-жунов и сернистую медь-каменную желчь так, чтобы наполнить тигель на три фэня. Затем засыпать реальгар слоем в пять фэней, а поверх этого слоя насыпать грубую соль жунов. Это следует повторить еще раз в том же порядке. Потом положить слой раскаленных углей; его толщина — два чи. Угли по размеру должны напоминать косточки плодов жужуба. Затем следует приготовить раствор из почвы с выделениями дождевого червя и грубой соли жунов и довести его до консистенции глины, которой запечатать тигель снаружи. На него надо поставить другой тигель и все обмазать полученной глиной так, чтобы ее слой составил три цуня; при этом не должно быть никаких трещин, через которые содержимое могло бы просачиваться наружу. Тигели сушить в тени в течение одного месяца. После этого их следует прокалить на огне на конском навозе, делая это три дня и три ночи. Когда тигели остынут, можно их открыть, заставляя содержимое течь вниз, и холодная медь потечет из тигеля, словно только что расплавленные медь или железо. Тогда из этой меди выплавить трубу и эту трубу наполнить раствором киноварного песка 22. Снова нагреть трубу на огне на конском навозе. В такой печи надо держать трубу тридцать дней, потом открыть ее и достать металл, а трубу опять наполнить раствором киноварного песка. Снова тридцать дней нагревать ее на огне на конском навозе. Потом содержимое достать и истолочь. Две части будут представлять собой заново полученный киноварный порошок, а одной частью будет ртуть. Ртуть — это водяное серебро. Если все это сразу же сгустить, то получится золото. Оно будет сверкать, прекрасное на вид. Из него можно делать гвозди.

Способ изготовления раствора киноварного леска

Приготовьте один цзинь киноварного порошка, вложите его в бамбуковую трубку, добавьте каменной желчи-сернистой меди и Каменной соли, каждого вещества по два ляна. Положите их над [262] киноварью и под ней. Закройте отверстия трубки и запечатайте их куском затвердевшего лака, который должен хорошо высохнуть. Все это надо поместить в крепкий винный уксус-винегар, закопать в земле на глубине в три чи, и через тридцать дней содержимое трубки превратиться в раствор красного цвета и горького вкуса.

Способ изготовления золота, полученный господином Цзинь Аоу от Мудреца Зеленого Леса, Цинлинь-цзы

Вначале возьмите олово и отлейте слитки с длиной каждой стороны в шесть цуней и толщиной в один цунь и два фэня. Эти слитки надо обмазать красной солью и раствором извести, по своей консистенции напоминающим глину. Они должны быть запечатаны этим составом. Затем положите слитки в тигель из красной глины. Если вес олова равен десяти цзиням, то красной соли должно быть четыре цзиня. Тигель надо закрыть и тщательно залепить все трещины. После того тигель разогревать над огнем на конском навозе в течение тридцати дней. Затем погасите огонь и посмотрите содержимое. Внутри все олово станет похожим на известь, а в ней будут отдельные вкрапления размером с бобы. Это золото. Соберите их вместе и положите в керамический тигель, где десять раз следует очищать их переплавками с использованием огня на углях при сильной тяге. Тогда золото будет готово. Из десяти цзиней олова можно получить двенадцать лянов золота. Для этого процесса можно использовать керамические тигели из Чанша, Гуйяна, Юйчжана и Наньхая. Люди в тех местах чрезвычайно гордятся керамическими изделиями, которые они делают для приготовления пищи.

Способ приготовления красной соли

Возьмите один цзинь морозной соли-аметистов, а также приготовьте один цзинь камней замороженной воды 23. Затем сделайте черноту замороженных перьев 24 в количестве одного цзиня. Кроме того, сделайте один цзинь белых квасцов 25. Соедините все это в железном тигеле. Раскаляйте тигель на огне до тех пор, пока все содержимое тигеля не расплавится и не покраснеет. Тогда его можно вынуть и использовать.

Метод трансмутации золота, полученный господином Цзюэли от Цзи Цю-цзы

Вначале возьмите две части раствора квасцов и поместите их в железный тигель. Добавьте огня, чтобы раствор закипел. Огонь должен быть на углях. Затем налейте внутрь ртути, ее количество [263] определите на свое усмотрение. Перемешивайте все, пока не получится однородная масса. Шесть-семь раз доведите эту смесь до кипения и выливайте состав на землю. Он превратится в серебро. Затем возьмите раствора киноварного песка, раствора вещества цэнцин, по одной части каждого из них, две части раствора мужской желтизны-реальгара и налейте все это в сосуд, под которым разожгите огонь, чтобы смесь закипела. Несколько раз перемешайте ее до получения однородной жидкости и прибавьте огня на углях, чтобы раствор вновь закипел. После этого положите в него полученное ранее серебро, количество которого определите по своему усмотрению. Содержимое сосуда надо прокипятить шесть-семь раз и вылить все на землю, чтобы раствор загустел. Тогда он превратится в пурпурное порошковое золото высшего качества 26.

Метод изготовления раствора мужской желтизны-реальгара

Положите один цзинь мужской желтизны-реальгара в бамбуковую трубку. Перед этим возьмите два ляна каменной соли и положите в трубку под реальгар, а затем засыпьте ей реальгар и сверху. Запечатайте бамбук куском твердого, как кость, лака. Поместите все это в крепкий винный уксус-винегар и заройте в землю на глубину в три чи на двадцать дней. После этого реальгар станет жидким.

Что касается метода изготовления раствора квасцового камня, а также раствора вещества цэнцин, то он вполне тождественен описанному выше, только в бамбуковую трубку вкладываются соответствующие вещества.

Способ «маленький мальчик делает золото»

Сделайте большую железную трубку диаметром в один чи два цуня и длиной тоже в один чи два цуня. Сделайте также маленькую железную трубку диаметром в шесть цуней и отполируйте ее так, чтобы она заблестела.

Возьмите один цзинь жира красного камня-красной глины, каменную соль, тоже один цзинь, один цзинь облачной матери-слюды, один цзинь красного гематита, половину цзиня серы, четыре ляна пластинчатого малахита, один цзинь камня сгустившейся воды-кальцинированного угля. Все это надо перемешать, смешать с винным уксусом-винегаром и сделать пасту. Эту пасту надо положить в маленькую трубку слоем в два фэня.

Затем возьмите цзинь ртути, половину цзиня киноварного Песка и половину цзиня амальгамы «лян фэй». Способ изготовления амальгамы «лян фэй» таков: взять десять цзиней свинца и [264] положить его в железный тигель, который надо нагревать в печи, не накрывая его. Когда свинец расплавится, добавить три ляна ртути. Скоро на поверхности покажется накипь. Ее надо снять железной ложкой. Это и есть амальгама «лян фэй».

Все перечисленные выше ингредиенты надо перемешать до получения однородной массы так, чтобы ртуть не было видно. Затем эту смесь заложить в маленькую трубку и сверху положить облачную мать-слюду. Трубку закрыть железной крышкой. Большую трубку надо поместить в печь, и когда свинец расплавится, вылить его в большую трубку так, чтобы он залил вставленную в него маленькую трубку и поднялся над ее концом на половину цуня. Когда расплавленный свинец будет залит, нужно прокаливать трубку на сильном огне три дня и три ночи, пока не получится пурпурный порошок. Потом взять десять цзиней свинца и расплавить его в железном сосуде, продолжая плавление в течение приблизительно двадцати дней. Затем перелейте свинец в медный сосуд и добавьте в него ложку пурпурного порошка. Ложка должна быть квадратной, со стороной в семь цуней. Перемешайте как следует порошок, и тогда у вас получится золото.

Если вы хотите сделать серебро, то возьмите ртуть и поместите ее в железный сосуд. Добавьте в нее одну квадратную ложку со стороной в три цуня или несколько более пурпурного порошка. Разогрейте смесь на огне до однородности и добавьте воды. Тогда у вас получится серебро.

Способ У Чэн-цзы

Сделайте железную трубку длиной в девять цуней. Ее диаметр должен составлять пять цуней. Поместите в нее три цзиня растолченной мужской желтизны-реальгара, а также почву, удобренную экскрементами дождевых червей. Смешайте все это до получения пасты. Сделайте из нее цилиндр диаметром три цуня и поместите его в трубку так, чтобы у ее входного отверстия оставались свободными четыре цуня. Добавьте по две части киноварного порошка и воды. Содержимое следует получше просушить на огне на конском навозе. Когда оно станет совершенно сухим, переложите его в медную трубку и покрепче закройте медной крышкой. Сверху крышку залепите желтым песком и как следует обмажьте почвой, удобренной экскрементами дождевого червя. Ничего из содержимого не должно вверху просачиваться. Потом цилиндр нужно поместить на угли в печь; угли должны лежать слоем в три цуня. Когда входное отверстие трубки покраснеет, ее можно остудить и вынуть из печи. Весь реальгар окажется прилипшим к стенкам медного цилиндра. Удалите его и повторите [265] весь процесс еще раз, в точности так же, как и раньше. Когда эссенция всех трех цзиней реальгара окажется прилипшей к стенкам трубки и затем будет удалена, смешайте ее с желтым песком и используйте для изготовления печи. Печь может быть любых размеров, как вы захотите.

Если вы захотите использовать эту печь, разожгите в ней огонь на углях, и когда печь нагреется докрасна, поместите в нее водяное серебро-ртуть. Как только водяное серебро задвигается, добавьте свинца. Когда желтая окраска, двигающаяся от краев, соединится в центре, вылейте состав на землю, и он превратится в золото. После изготовления тысячи пятисот цзиней золота возможности печи будут исчерпаны.

Если полученное золото вымачивать в соке витекса или вине из красного проса в течение ста дней, то оно станет мягким и будет смешиваться с другими веществами. Если лепить из него маленькие шарики величиной с маленькие бобы и принимать их три раза в день, то когда будут использованы шарики в количестве одного цзиня, «три червя» в теле исчезнут и все множество болезней покинет такого человека, слепой снова сможет видеть, а глухой слышать, старец снова помолодеет и станет как тридцатилетний мужчина. Можно будет войти в огонь и не сгореть; к такому человеку не приблизится никакая нечисть, и ему не страшны никакие яды. Он может не страшиться ни холода, ни ветра, ни жары, ни сырости.

Когда вы примете три цзиня снадобья, то сможете ходить по поверхности воды и все божества гор и рек станут служить вам, а ваше долголетие сравняется с долголетием Неба и Земли. Если одну из таких пилюль сварить в мандариновом соке или в отваре киноварно-красной травы, а потом принять ее, то ваши глаза приобретут способность видеть навей, а также вещи, находящиеся под землей, вы сможете писать ночью. Если такую пилюлю растереть с кровью белого барана, сделать новую пилюлю и бросить ее в воду, то все рыбы и драконы сразу же выползут на сушу и их можно будет легко поймать. Если сделать то же самое, используя кровь горала-горной антилопы и кровь красного петуха, а потом повесить пилюлю на городских воротах, то чума не подойдет к городу ближе чем на ли. Если натирать пастой из этого золота головы коровам, овцам и всем из шести видов домашнего скота, то скот будет всегда здоров и не будет страдать от язвы и иных болезней; ни тигры, ни леопарды не смогут напасть на него.

Если эту пасту смешать с тигриной желчью или жиром змеи, сделать одну пилюлю и в день, соответствующий циклическим знакам текущего месяца, подбросить ее во вражеский лагерь, то [266] все солдаты без всякой видимой причины придут в смятение, начнут наносить друг другу раны и убивать друг друга, а потом убегут прочь. Если смешать пасту с бычьей кровью, сделать из нее одну пилюлю и бросить ее в колодец, то вода в колодце закипит, а если бросить ее в водный поток, то вода потечет вспять и протечет так сто шагов. Если пасту смешать с кровью белой собаки и сделать одну пилюлю, а потом подбросить ее в общинный храм, то духи и демоны этого храма явятся перед вами и ими можно будет повелевать. Если смешать эту пасту с заячьей кровью и сделать одну пилюлю, а потом положить ее в место, где господствуют силы шестерки-инь, то перед вами появятся самоходная кухня и нефритовые девы. Блюдами этой кухни можно накормить шестьдесят-семьдесят человек. Если слепить пилюлю из пасты, смешанной с желчью карпа, и, держа ее, войти в воду, то вода расступится на один чжан. Кроме того, благодаря этому способу можно дышать, даже плавая под водой; если иметь такую пилюлю, то можно ходить прямо под дождем и одежда не промокнет.

Если одну такую пилюлю сварить с пурпурным амарантом, а потом задержать во рту глоток этого отвара, то сто дней не почувствуешь голода. Если сварить такую пилюлю с магнитом, а потом завязать ее в шиньоне 27, то ни клинок кинжала, ни стрела не смогут поранить такого человека, и если в него начнут стрелять из лука, то стрела вернется и поразит того, кто послал ее. Если смешать пасту с землей шести знаков «дин» и шести знаков «жэнь», сделать пилюлю и натереть ей точку «жэнь чжун» между верхней губой и носом 28, то можно стать невидимым. Если взять такую пилюлю в рот, повернуться лицом к северу и подуть на огонь, то огонь сразу погаснет. Если в день «гэн-синь», в час «шэнь-ю» повернуться лицом к западу и бросить пилюлю в дерево, то дерево сразу же засохнет 29. Если во время хождения юевым шагом вы подойдете к тигру, волку, змее или кайману и бросите в них такую пилюлю, то они сразу же сдохнут. Если такой пилюлей начертать знак на камне, то он останется выгравированным на [267] камне, если же начертать его на металле, то он выгравируется и на металле, если начертать на дереве, то выгравируется и на дереве. То, что вы начертаете, войдет в самую структуру вещества, и поэтому надпись не исчезнет, даже если вещество будет расплавлено.

Если с момента смерти человека не прошли еще сутки, то бросьте одну пилюлю в воду, которая была собрана в первый день, находящийся под циклическими знаками, обозначающими данный месяц, влейте часть этой воды в глотку покойника, а часть возьмите в рот и опрыскайте ей лицо умершего. Тогда он воскреснет.

Если смешать пасту с кровью лисицы или с кровью аиста, а затем сделать пилюлю и положить ее на ноготь, то стоит тогда пальцем указать на любую вещь из всего множества сущего, а устно повелеть этой вещи во что-то превратиться, она тотчас изменит облик. Можно даже сделать так, что люди будут видеть передвигающиеся горы и ходящие деревья, хотя никакого реального движения не будет.

Когда желтое и белое уже созданы, необходимо совершить богослужение божеству звезды Великого Первоначала, Сокровенной Деве и Лао-цзы, а также совершить им возлияние вином. Как и в случае с применением методов изготовления киноварного эликсира, необходимо возжигать пять благовоний и непрерывно воскуривать их. Кроме того, когда золото готово, прежде всего следует бросить три цзиня его в воду на глубоком месте, а один цзинь бросить на базаре. Только после этого можно будет в полной мере овладеть сутью данного метода и научиться правильно применять его, вот и все».


Комментарии

1. Соответствующие золоту циклические знаки гэн-синъ по своему первоначальному значению соответствуют седьмому и восьмому дням традиционной китайской декады-«недели», которые находятся под эгидой первоэлемента «металл». Но по-китайски слова «золото» и «металл» записываются одним и тем же иероглифом цзинь.

2. Имеются в виду зеркальные линзы (металлические, а не стеклянные), которые могут быть использованы как для получения огня, так и для сбора росы.

3. Об этом подробно рассказывается в «Жизнеописании Ли Гэня» из «Жизнеописания святых-бессмертных» («Шэнь сянь чжуань»), автором которых был, возможно, сам Гэ Хун.

4. Этот сюжет заимствован из «Новых суждений» («Синь лунь») ханьского философа-скептика Хуань Таня (43 г. до н. э. — 28 г. н. э.).

5. Хуа Лин-сы (Хуа Тань) — крупный чиновник эпохи Цзинь, современник Гэ Хуна. Ему приписывается утраченный ныне трактат, названный, как и известное сочинение Хуань Таня, «Новые суждения». Его биография имеется в официальной «Истории династии Цзинь» («Цзинь шу»).

6. Словосочетание бянь хуа, означающее в современном языке (именно как бином) «перемена», «изменение», «превращение», переведено здесь двумя словами, поскольку, как это видно из самого текста Гэ Хуна, слова бянь и хуа имели для него разный смысл: первое означает поверхностную, акцидентальную трансформацию, тогда как второе — сущностное субстанциальное изменение (превращение).

7. См. «Дао-дэ цзин» (3): «Не цените труднодоступные товары, и тогда люди из народа не будут уходить в разбойники».

8. Данное высказывание восходит к «Чжуан-цзы» (гл. 12).

9. «Текучий жемчуг» (лю чжу) — имеется в виду ртуть.

10. «Речная повозка» (хэ чэ) — одна из метафор ртути.

11. Два желтых — реальгар и аурипигмент, красное — видимо, киноварь.

12. Цяны — прототибетский народ, проживавший к западу и северо-западу от Китая, а также в пограничных районах самого Китая.

13. Слово «монет» добавлено по смыслу. В оригинале говорится только о «тысячах и десятках тысяч».

14. «Гулящие женщины из дворцовых покоев» (хоу гун ю нюй) — насекомые светлячок.

15. «Глиняные таблички (точнее — шарики) государевой печати» (или — государева пожалования — фэн цзюнь ни вань) — вещество определить не удалось; интересен здесь термин ни вань («глиняные шарики»), обычно в даосской терминологии обозначающий верхний энергетический центр — «киноварное поле» (дань тянь) в области головного мозга.

16. Бесовское дерево (му гуй цзы) — витекс священный, авраамово дерево.

«Печень затаившегося дракона» (фу лун гань) — особый вид почвы, сажи или золы, собранной под котлом в очаге. Называется также «тушью из-под котельного пупа» (фу ци ся мо).

«Влага плывущих облаков» (фу юнь цзы) — один из растворов слюды.

17. «Красавица с речного берега» (хэ шан ча нюй) — еще одно название ртути.

«Сияние господина с солнечного утеса» (лин ян цзы мин) — также ртуть.

18. «Зерна, оставшиеся от Юя» (Юй юй лян) — некое зернистое лекарственное вещество минерального происхождения (кварц?).

«Напиток Яо» (Яо цзян) — это вещество определить не удалось.

19. Драконова желчь (лун дань) — лекарственное растение с очень горькими листьями.

Тигриная лапа (ху чжан) — лекарственное растение, горько-острое на вкус; употребляется при сердечных болях и ознобе.

Куриная голова (цзи тоу) — растение семейства кувшинковых эвриала (Euryale ferox), ее плод формой напоминает куриную голову. Лекарственное растение; из семян этой «водяной лилии» также делают муку, которую употребляют в пищу.

Утиная лапа (я чжи) — лекарственное растение горького вкуса; используется при ознобах, малярии, перемежающейся лихорадке и других болезнях.

Конское копыто (ма ти) — ароматное растение, листья которого напоминают конские копыта (подлесник, копытень, Asarum europaeum). Собачья кровь (цюань сюэ) — это растение определить не удалось.

Крысиный хвост (шу вэй) — по-видимому, трава жань цзао («окрашенное мыло»). В китайской медицине это растение использовалось для лечения дизентерии.

Бычье колено (ню си) — лекарственное растение, использующееся для лечения ревматических и иных болей в суставах.

20. Разбитая чаша (цюэ пэнь) — лекарственное растение (или вид диких ягод, или лишайник).

Накрытая чаша (фу пэнь) — вид колючего кустарника.

Тигель (фу ли) — это растение определить не удалось.

Длинное копье (да цзи) — лекарственное растение, использующееся при лечении укусов ядовитых насекомых; шпорник, Delphinium (?). Бесовская стрела (гуй цзянь) — лекарственное растение горных долин; другое его название — «защитное копье» (вэй мао); Euonymus (?).

Небесный крючок (или «небесный пес»; тянь гоу) — возможно, женьшень.

21. Удушань — гора на территории, занимаемой современной провинцией Сычуань. Но, возможно, здесь имеется в виду не гора, а округ Удуцзюнь или уезд Удусянь (современная провинция Ганьсу).

22. Раствор киноварного песка (дань ша шуй) — метод его приготовления подробно описывается Гэ Хуном ниже.

23. Здесь названы аметисты (хань янь) и кальцинированные кристаллы точно неопределенного вещества (хань шуй ши).

24. Квасцовые соединения (хань юй не).

25. Чистые квасцы (бай фань).

26. По всей видимости, китайские алхимики называли искусственным золотом вещества совершенно различного типа, а не только мозаичное золото (окисел олова).

27. Древние китайцы отпускали волосы до плеч, их потом закручивали в шиньон, к которому шпилькой крепилась шляпа.

28. Точка жэнь чжун — важная акупунктурная точка между серединой верхней губы и носовой перегородкой.

29. Этот метод предполагает обращение лицом в сторону света, противоположную той стороне, первоэлемент которой (коррелирующий с ней) стремятся подчинить себе: так, север — сторона первоэлемента «вода», противоположного первоэлементу «огонь», а запад — первоэлемента «металл», противоположного первоэлементу «дерево» (восток).