Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Игровые автоматы бесплатно

Наслаждайтесь играя в игровые автоматы бесплатно онлайн на известном портале!

www.555slot.in.ua

СЫМА ЦЯНЬ

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

ШИ ЦЗИ

ГЛАВА ВОСЕМЬДЕСЯТ ПЯТАЯ

Люй Бу-вэй ле чжуань-Жизнеописание Люй Бу-вэя 1

Люй Бу-вэй был крупным торговцем из Янчжая 2. Совершая поездки по разным местам, [стремился] купить подешевле, а продать подороже, [так что] семья его накопила много золота 3. На 40-м году правления циньского Чжао-вана (267 г.) умер наследник престола, а на 42-м году правления ван назначил наследником своего второго сына Аньго-цзюня. У Аньго-цзюня было более 20 сыновей. Он очень любил одну из своих наложниц, которую поставил главной женой и велел именовать госпожой Хуаян. У госпожи Хуаян сыновей не было. Среди взрослых сыновей Аньго-цзюня был один по имени Цзы Чу, его матерью являлась наложница Ся, но она уже не пользовалась благосклонностью [Аньго-цзюня]. Цзы Чу был отправлен циньским заложником в Чжао 4. Циньские армии неоднократно нападали на Чжао, и чжаосцы относились к Цзы Чу без должного почтения.

Цзы Чу родился от одной из наложниц циньского дома и был отправлен заложником к чжухоу, поэтому жил он стесненно, ему не хватало на подобающий выезд и расходы, и был он [этим] недоволен. Люй Бу-вэй, занимаясь торговыми делами в Ханьдане, увидел Цзы Чу и пожалел его, сказав [себе] при этом: «Этот редкостный товар достоин применения». Затем он отправился на встречу с ним и сказал: «Я смогу широко открыть перед вами двери [в свет]». Цзы Чу, посмеиваясь, ответил: «Сначала откройте их для себя, а уж потом откройте их для меня». Люй Бу-вэй сказал: «Вы не понимаете: передо мной двери откроются только тогда, когда они откроются перед вами». Цзы Чу, понимая, к чему тот ведет, усадил гостя рядом с собой, чтобы доверительно поговорить. Люй Бу-вэй продолжал: «Циньский ван уже стар, его наследником стал Аньго-цзюнь, а я слышал, что Аньго-цзюнь очень любит госпожу Хуаян; госпожа бездетна, но только она может назначить преемника вану. У вас сейчас более 20 старших и младших братьев, вы один из многих, да и особой благосклонностью не пользуетесь, давно являясь заложником у чжухоу. Если [296] же ван скончается, Аньго-цзюнь займет его место, и тогда вам не представится возможности побороться за право стать наследником ни со старшими братьями, ни со всеми остальными вашими братьями, которые сейчас денно и нощно обретаются около правителя». Цзы Чу ответил: «Да, это так, но что же мне предпринять?» Люй Бу-вэй сказал: «Вы бедны и живете здесь пришельцем, у вас нет средств, чтобы преподнести дары своим родичам или собрать у себя бинькэ. Хотя [я], Бу-вэй, тоже небогат, прошу принять от меня тысячу золотых для вашей поездки на запад, чтобы Аньго-цзюнь и госпожа Хуаян поставили вас наследником». Тогда Цзы Чу, склонив голову, сказал: «Если ваш план осуществится, то я попрошу вас принять от меня часть циньского царства, чтобы вместе с вами управлять им».

Тут же Люй Бу-вэй вручил Цзы Чу 500 золотых, чтобы тот мог устраивать приемы для заезжих гостей, а еще на 500 золотых накупил разных диковинных вещей и безделушек для подношений и отправился на запад в Цинь. [Там] добился встречи с младшей сестрой госпожи Хуаян и через нее преподнес все приобретенные им диковинные вещицы самой госпоже, поведав при этом об уме и совершенстве Цзы Чу, о том, что тот собрал вокруг себя бинькэ от князей всей Поднебесной и что он часто говорит так: «Я, Чу, гляжу на госпожу, как на Небо, день и ночь со слезами на глазах думаю о [будущем] наследнике престола и княгине». Госпожа [Хуаян] очень обрадовалась услышанному. Люй Бу-вэй тут же поручил ее младшей сестре сказать княгине так: «Я слышала, что та, которая служит мужу страстью, когда та ослабевает, теряет и любовь. Сейчас вы, госпожа, преданны наследнику княжеского престола и он сильно любит вас, но у вас нет сыновей. Не лучше ли, не теряя времени, заранее выбрать из окружающих вас сыновей князя достойного и почтительного, назначить его наследником и усыновить его. Так при вашей жизни он будет ценить и почитать вас, а после вашей кончины усыновленный вами станет ваном и до конца дней своих не утратит власти. Это, как говорится, и есть тот случай, когда достаточно одного слова, чтобы были облагодетельствованы десять тысяч поколений. Иное дело, когда в расцвете сил и красоты не заботятся о корнях [своего благополучия]. Когда страсти остынут и любовь уйдет, то пусть вы и произнесете нужное слово, разве оно сможет стать действенным? Цзы Чу мудр, но он понимает, что не является старшим братом и по старшинству не может стать наследником вана, к тому же его мать не пользуется расположением правителя. Но если вы, госпожа, приблизите его и действительно пожелаете сейчас поставить [297] его наследником, то вы до конца своих дней завоюете любовь всего Цинь».

Госпожа Хуаян согласилась с этими соображениями и, воспользовавшись досугом князя-наследника, между делом заговорила о Цзы Чу, которого держат заложником в Чжао, о том, что он необычайно умен и как все приезжающие восхваляют его. Всплакнув после этого, [она] сказала: «Мне, вашей служанке, выпало счастье служить вам в задней половине дворца, но мне не повезло, что у меня нет сына. Я бы хотела, чтобы Цзы Чу был поставлен вашим наследником, чтобы мне было на кого положиться». Аньго-цзюнь согласился с этим, после чего оставил ей яшмовую верительную дощечку, где было вырезано повеление сделать [Цзы Чу] наследником. Затем Аньго-цзюнь и его супруга щедро одарили Цзы Чу и попросили Люй Бу-вэя стать его наставником. Благодаря этому слава Цзы Чу среди чжухоу стала еще больше 5.

Люй Бу-вэй выбрал в Ханьдане самую красивую и лучше всех умеющую танцевать девушку и сделал ее своей наложницей. [Вскоре он] узнал, что она забеременела. Как-то Цзы Чу, пируя вместе с Бу-вэем, увидел эту красавицу, и она ему приглянулась. Он встал и провозгласил тост за ее долголетие, прося уступить ее ему. Люй Бу-вэй рассердился, но потом рассудил, что ради Цзы Чу он и так уже разорился, а тут малыми потерями он сможет добиться многого. И подарил свою наложницу Цзы Чу. Наложница скрыла от княжича, что она в положении и через большой срок 6 родила сына Чжэна 7. После этого Цзы Чу сделал наложницу своей женой.

На 50-м году [правления] циньского Чжао-вана (257 г.) Ван И 8 был послан осадить Ханьдань, где создалось опасное положение. Чжаоский правитель решил убить Цзы Чу. Цзы Чу стал советоваться с Люй Бу-вэем, и они подкупили стражников, дав им 600 золотых. Так ему удалось освободиться и бежать в лагерь циньских войск, а затем вернуться на родину. [Тогда] чжаоский правитель вознамерился убить жену и сына Цзы Чу. [Но] жена Цзы Чу происходила из могущественного чжаоского рода 9. Ее удалось спрятать, поэтому и мать и сын смогли выжить.

На 56-м году своего правления (251 г.) [Чжао-ван] скончался. Его наследник Аньго-цзюнь был поставлен ваном, госпожа Хуаян стала ванхоу, а Цзы Чу был провозглашен наследником престола. И чжаоский правитель вернул в Цинь жену Цзы Чу и его сына Чжэна.

Через год после вступления на престол циньский правитель умер, ему был присвоен посмертный титул Сяо Вэнь-ван. Его сменил на престоле наследник Цзы Чу, это был Чжуан Сян-ван 10. [298] Приемная мать Чжуан Сян-вана, Хуаян, была провозглашена княгиней Хуаян, а настоящая мать, наложница Ся, стала княгиней Ся. На начальном году правления Чжуан Сян-вана (249 г.) Люй Бу-вэй был назначен чэнсяном. Ему был дарован титул Вэньсинь-хоу и дано в кормление 100 тысяч семей на землях Лояна в уезде Хэнань 11. На 3-м году правления Чжуан Сян-ван умер. Его наследник Чжэн стал ваном, он почтил Люй Бу-вэя званием сянго и стал именовать его чжунфу 12. В это время циньский ван был еще молод 13. Княгиня, его мать, время от времени тайком встречалась с Люй Бу-вэем. В доме [Люй] Бу-вэя насчитывалось до 10 тысяч слуг и рабов 14.

В это самое время в Вэй действовал Синьлин-цзюнь, в Чу-Чуньшэнь-цзюнь, в Чжао-Пинъюань-цзюнь, в Ци -Мэнчан-цзюнь 15. Все они были благосклонны к ученым мужам, радушно принимали бинькэ. Люй Бу-вэй, стыдясь того, что Цинь, будучи сильным государством, в этом отстает от других, тоже стал призывать ученых мужей; он щедро одаривал их, и дошло до того, что у него кормилось до 3 тысяч человек. В это время у чжухоу во множестве обитали искусные спорщики, наподобие последователей Сюнь Цина 16. [Они] писали книги, распространявшиеся по всей Поднебесной. Тогда Люй Бу-вэй тоже заставил каждого из своих гостей записывать то, что они знали. Из этих записей было составлено 8 обзоров, 6 рассуждений, 12 описаний общим объемом более 200 тысяч знаков. В этой книге было исчерпывающе изложено все, что касалось Неба, Земли, всего существующего в мире, события древности и современности. [Книга] была названа Люй-ши чунь-цю 17. Рукопись была помещена у городских ворот Сяньяна. К ней была приложена тысяча золотых и объявлено, что эта сумма будет передана тому из странствующих ученых мужей или гостей чжухоу, кому удастся добавить или убавить хотя бы один знак в этой книге.

Ши-хуан все более взрослел, но распутство императрицы не прекращалось. Люй Бу-вэй стал опасаться, что это станет известным и навлечет на него беду. Тогда он подыскал мужчину по имени Лао Ай 18, у которого был очень большой член. Сделав его своим шэжэнем, он стал часто приглашать его на оргии и заставлял его крутить на своем члене колесо из тунгового дерева 19. Чтобы соблазнить императрицу, [Люй Бу-вэй] устроил так, что она узнала об этом и пожелала сойтись с этим мужчиной. Люй Бу-вэй представил ей Лао Ая, а своим людям обманно объявил, что этот человек когда-то был кастрирован за преступление. Находясь с императрицей наедине, Бу-вэй ей сказал: «Надо [299] представить его кастратом, тогда можно будет взять его на службу». Императрица втайне поднесла богатые дары чиновнику, ведавшему кастрацией, и обсудила с ним, как осуществить обман. Лао Аю сбрили бороду и усы, как бы превратив его в евнуха, и в этом обличии он стал прислуживать императрице. Императрица вступила с ним в интимную связь и очень его полюбила. От него она забеременела и, опасаясь, что окружающие прознают про это, ложно сославшись на предсказания гадателей, которые якобы потребовали ее отъезда, переехала во дворец в Юн 20. Лао Ай постоянно сопровождал ее, получая от императрицы щедрые дары, и решал все ее дела. В доме Лао Ая уже насчитывалось несколько тысяч рабов и более тысячи гостей, а также тех, кто домогался чиновничьей должности.

На 7-м году правления Ши-хуана (240 г.) умерла мать Чжуан Сян-вана, вдовствующая княгиня Ся. Вдова Сяо Вэнь-вана именовалась Хуаян-тайхоу, она была погребена вместе с Сяо Вэнь-ваном в Шоулине, а сын вдовствующей княгини Ся, Чжуан Сян-ван, был захоронен в Чжияне. Поэтому вдовствующая княгиня Ся хотела, чтобы ее захоронили отдельно, к востоку от Ду[юаня]. [Она] говорила: «На востоке буду видеть своего сына, на западе-мужа, а через сотню лет поблизости вырастет поселение в 10 тысяч дворов» 21.

На 9-м году правления Ши-хуана (238 г.) ему донесли, что Лао Ай в действительности вовсе не евнух, что он находится в постоянной интимной связи с вдовствующей императрицей, что от него она родила двоих детей и прячет их и что Лао Ай вместе с тайхоу строят такие планы: «Когда правитель умрет, мы сделаем своего сына его преемником» 22. Тогда циньский ван послал чиновников выяснить обстоятельства дела. Все подтвердилось. В деле оказался замешанным и сянго Люй Бу-вэй. В 9-й луне были истреблены все три ветви рода Лао Ая, казнены оба сына царицы, а сама она сослана в Юн. Все дворовые люди Лао Ая были лишены своего имущества и сосланы в Шу. Государь намеревался казнить и сянго, но не решился применить к нему закон в полной мере, учитывая его крупные заслуги перед покойным ваном и то, что он содержал множество заезжих гостей и ученых полемистов, с которыми вел беседы. В 10-й луне на 10-м году правления циньского Ши-хуана (237 г.) сянго Люй Бу-вэй был снят со своего поста. Затем цисец Мао Цзяо убедил циньского правителя в необходимости простить государыню; циньский ван встретился с государыней в Юн и вернул ее в Сяньян. Вэньсинь-хоу он выслал в его владение в Хэнани. [300]

Более года все проезжавшие в Цинь чжухоу и их посланцы по дороге непременно навещали Вэньсинь-хоу. Циньский правитель опасался, что Люй Бу-вэй поднимет мятеж, и отправил ему послание, в котором говорилось: «Какие у вас, почтенный, заслуги перед Цинь? А наше царство пожаловало вам земли в Хэнани, дало в кормление 100 тысяч семей подданных. В чем состоит ваша близость к дому Цинь? А вы удостоены титула чжунфу. Повелеваю вам вместе с домочадцами переселиться в Шу!» Люй Бу-вэй понял, что ему угрожают дальнейшие преследования, и, боясь казни, выпил отравленное вино и умер. Когда Люй Бу-вэя и Лао Ая, вызвавших гнев циньского правителя, не стало, всех дворовых людей и слуг Лао Ая, сосланных в Шу, вернули обратно.

На 19-м году правления Ши-хуана (228 г.) умерла императрица; ей был присвоен посмертный титул дитайхоу 23. Она была погребена вместе с Чжуан Сян-ваном в Чжияне.

Я, тайшигун, скажу так.

И Бу-вэй, и Лао Ай были знатными людьми, [Люй Бу-вэй] носил титул Вэньсинь-хоу 24. Когда на Лао Ая донесли, он узнал об этом. Циньский правитель послал своих приближенных заняться расследованием. Дознание еще не было завершено, когда напуганный Лао Ай, воспользовавшись отбытием государя в окрестности Юн, стал со своими сторонниками строить планы, подделал печать государыни и направил своих воинов поднять бунт во дворце Цинянь 25. Чиновники, проводившие дознание, напали на Лао Ая. Лао Ай потерпел поражение и бежал. Его настигли и обезглавили в Хаочжи 26, после чего уничтожили всех его родичей. В связи с этим делом был сослан также и Люй Бу-вэй. Не относится ли Люй к тем, кого Конфуций называл «известными» 27?


Комментарии

1. Глава посвящена интереснейшей политической фигуре последних лет эпохи Чжаньго. Богатый ханьский (вэйский?) торговец, умело используя свой капитал и политическую конъюнктуру, сумел подняться к вершинам власти при циньском дворе. Люй Бу-вэй не только успешно созидал грядущую империю Цинь, но и оставил после себя классический труд энциклопедического характера — Люй-ши чунь-цю.

Глава 85 переведена с комментариями на английский язык проф. Д. Бодде [106, с. 1-22], на русский- В.А. Панасюком [84, с. 189-196]. Кроме того, существует неполный перевод на английский язык Ч.Питона [183, с. 365-374] и на немецкий-Р. Вилхелма [209, с. I-V]. Помимо этого нами были использованы переводы главы на совр. японский язык Отаке [252, кн. 2, с. 54-60] и на байхуа Дун Цзюньяня [218, т. 3, с. 1193-1198], а также некоторые комментарии.

2. Янчжан — город на р. Фэньшуй, левом притоке Хуанхэ (см. карты 1, 3), третья столица Хань; первой был Пинъян. Однако в Чжаньго цэ (глава Цинь цэ) Люй Бу-вэй называется уроженцем Пуяна (см. карты 1, 3), т.е. вэйцем.

3. В тексте точно указано «тысячу золотых», но это скорее всего условная величина.

4. После очередного «замирения» правители княжеств часто отправляли своих сыновей к соседям в качестве заложников-гарантов добрососедства.

5. История Цзы Чу есть и в Чжаньго цэ (гл. Цинь цэ), но со значительными отличиями от варианта Сыма Цяня. Во-первых, княжич-заложник именуется там сначала И-жэнь и лишь позднее-Чу. Во-вторых, Люй Бу-вэй действует не через младшую сестру княгини, а через ее младшего брата Янцзюань-цзюня. Есть и ряд других несоответствий Эти обстоятельства насторожили некоторых ученых, так как большинство биографий Сыма Цяня принято верифицировать текстами Чжаньго цэ. Так, Д Бодде высказывает сомнение в принадлежности данной части главы кисти Сыма Цяня, однако его эмоциональный выпад против конфуцианских «происков» (см ниже, примеч. 7) выглядит недостаточно доказательно. Во всяком случае, текст гл. 6 прямо не противоречит гл. 85, а возвышение будущих Чжуан Сян-вана и Ши-хуанди выглядит не слишком легитимно. Сопоставление истории о Цзы Чу в Ши цзи и Чжаньго цэ провел и китайский ученый Цянь My (см. [286]).

6. Стоящее во фразе выражение даци («большой срок») не совсем ясно. Толкование Сюй Гуана о 12 месяцах беременности принять нельзя [262, т. VIII, с. 3881], хотя стойкость этого мифа легко объяснима: поклонникам Цинь Ши-хуана льстила мысль об исключительности его личности, а его противникам позволяла порочить Цинь Ши-хуана и его мать.

7. Имя родившегося мальчика Чжэн писалось разными иероглифами, хотя и читалось одинаково ***-«новогодний», «родившийся в первой луне года», ***- «править», «правитель», ***-«карающий». Это был будущий первый император могучей, хотя и недолговечной, империи Цинь. В пришедшей на смену Цинь Ханьской империи неприязненно относились ко всему циньскому, всячески принижая циньские деяния. Это, возможно, отразилось в создании достаточно неприглядной истории о рождении первого императора. Обратимся к интерпретации этих событий Д. Бодде. «Ненавидели циньское правление, потому что оно представляло суровую философию легизма, которая противостояла их собственной философии. Поэтому история рождения первого императора Цинь, вероятнее всего, является чистой выдумкой какого-то ханьского конфуцианца, который стремился таким путем опорочить первого императора, представив его незаконнорожденным сыном хитрого, бессовестного и малограмотного торговца и матери, которая была немногим лучше проститутки» [106, с. 18]. Д. Бодде выдвигает гипотезу о том, что биография Люй Бу-вэя в этой главе есть искаженный остаток оригинала Сыма Цяня, над которым очень сильно поработали ханьские интерполяторы. Гипотеза Д. Бодде не лишена оснований уже потому, что столь категорически поданная версия гл. 85 о незаконнорожденности Чжэна не имеет надежных подтверждающих откликов в других главах Ши цзи. Отметим, что и в Чжаньго цэ нет ни слова об отцовстве Люй Бу-вэя.

8. Ван И в гл. 5 ошибочно назван нами «Ван Ци» (Истзап, т. II, с. 49-50).

9. Это утверждение вызвало сомнения у комментаторов. Так, минский Сюй Фу-юань (XVII век) писал, что если жена Цзы Чу была наложницей Люй Бу-вэя, она не должна была происходить из «известной семьи» [262, т. VIII, с. 3882]. Лян Юй-шэн полагает, что она могла разбогатеть, только войдя в семью циньского княжича [246, кн. 13, с. 6]. Цянь Дасинь считает, что она смогла достичь положения в обществе уже с помощью Люй Бу-вэя [284, с. 76]. Если данный фрагмент текста аутентичен, то версия о сомнительном происхождении Цинь Ши-хуана (см. выше) получает еще один удар.

10. Как известно, Чжуан Сян-ван правил в 249-247 гг. Фактически он пришел к власти в 250 г., но в начале этого года еще правил Сяо Вэнь-ван, поэтому обычно считается, что правление Чжуан Сян-вана началось с 249 г.

11. Эти земли находились вокруг города Хэнань (см. карту 2), но уезд с таким же названием был учрежден позднее. Данное пожалование выглядит вполне естественно, так как именно Люй Бу-вэй присоединил во второй половине 250 г. чжоуские земли к Цинь. В Чжаньго цэ говорится, что Люй Бу-вэю были пожалованы в кормление земли 12 уездов в районе города Ланьтянь. Нетрудно допустить, что Люй Бу-вэй получил не только неблизкие чжоуские земли, но и удел близ столицы Цинь.

12. Термин чжунфу означает «дядя» (младший брат отца). Примеры подобных наименований уже встречались в истории. Циньский Хуань-гун называл так своего помощника Гуань Чжуна (см. гл. 79). Накаи Сэкитоку приравнивает чжунфу к шуфу («дядя» вообще). С переводом Д. Бодде «second father» [106, с. 5] и В.А.Панасюка «второй отец» [84, с. 193] мы не вполне согласны, так как дядя все-таки не второй отец.

13. Чжэну, рожденному в 259 г. (на престоле с 246 г.), в это время было 13 лет.

14. В тексте — слово тун. Подробный анализ этого термина см. [208, с. 67].

15. Синьлин-цзюню посвящена гл. 77, Чуньшэнь-цзюню — гл. 78, Пинъюань-цзюню — гл. 76, а Мэнчан-цзюню-гл. 75. Все они были видными политическими и военными деятелями периода Чжаньго. Выражение «в это самое время» неточно, так как двоих из них уже не было в живых: Мэнчан-цзюнь скончался примерно в 283 г., Пинъюань-цзюнь-в 251 г. Эти имена названы, скорее всего, как символ эпохи.

16. О Сюнь Цине (он же Сюнь-цзы) см. гл. 74.

17. Название Люй-ши чунь-цю обычно переводят как «Весны и осени господина Люя». Этот труд иногда называют просто Люй дань («Люйские обзоры»). В книге 26 глав, разбитых на разделы: 12 записей-цзи, 8 обзоров — лань, 6 рассуждений-лунь. Сочинение носит энциклопедический характер: там изложены астрономические и климатические приметы всех сезонов года, даны примеры из политико-хозяйственной практики, исторические факты, представлены идеи многих древнекитайских философских систем и многое другое. Существует немецкий перевод этого труда, сделанный Р. Вилхелмом [209]; 9 небольших главок переведены на русский язык (см. [20, т. 2, с. 284-310].

18. Мидзусава в своем исследовании отметил, что в четырех ранних ксилографах Ши цзи сунского и юаньского периодов вместо фамильного знака Лао (***) стоял иероглиф с другим ключом-Цзю (***) [248, т. VII, с. 7].

19. Тунговая древесина весьма тяжела; таким образом, достижения Лао Ая-символ сексуальной мощи и неутомимости. Весь пассаж замечателен своей спокойной откровенностью.

20. Юн-первая столица Цинь ( в 130 км к востоку от Сяньяна-см. карту 3).

21. Усыпальницы циньских правителей и их жен в Шоулине, Чжияне, Дуюане располагались не очень далеко от столицы Сяньян. Как отметил еще Сыма Чжэнь, в этих местах впоследствии хоронили и ханьских императоров, поэтому через 60 лет там появились поселения с тысячами жителей, составлявших специальные команды для ухода за могилами.

22. В гл. 6 ничего не говорилось о интимной связи Лао Ая с императрицей, а рассказано только о его планах мятежа (Истзап, т. II, с. 55). Д. Бодде считает весь этот отрывок интерполяцией [106, с. 8], хотя в гл. 9 сочинения Лю Сяна Шо юань этот сюжет был повторен, что косвенно подкрепляет версию гл. 85.

23. В тексте главы циньский правитель часто зовется Цинь-ван, что соответствует реалиям, однако в ряде случаев он именуется и Ши-хуаном — «первым императором», хотя этот титул ему был присвоен только в 221 г. Также преждевременно Сыма Цянь называет умершую государыню «вдовствующей императрицей».

24. Люй Бу-вэю был пожалован титул Вэньсинь-хоу, а Лао Аю-титул Чансинь-хоу. В эпилоге упомянут лишь титул первого.

25. Дворец Цинянь находился в совр. уезде Фэнсян пров. Шэньси.

26. Хаочжи был расположен менее чем в 60 км к северо-западу от Сяньяна,

27. Здесь в значении «известность» употреблено слово вэнь, причем Конфуций разделял «известного человека» и «выдающегося человека». Выдающийся, по Конфуцию, и бесхитростен, и прям, любит справедливость и заботится о нижестоящих. «Известным» он называл того, кто «выглядит милосердным и не понимает, что поступает вопреки милосердию, причем действует, не ведая сомнения. Такие становятся "известными" и в государстве и в семье» (трактовка А.М. Карапетьянца). Как явствует из комментариев, Сыма Цянь относил Люй Бу-вэя именно к таким «известным» людям.