И. В. КЮНЕР

КИТАЙСКИЕ ИЗВЕСТИЯ О НАРОДАХ

ЮЖНОЙ СИБИРИ, ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

ЧАСТЬ II

КИТАЙСКИЕ ИЗВЕСТИЯ О НАРОДАХ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

ВВЕДЕНИЕ

Вторая часть книги заключает в себе китайские известия о народах Дальнего Востока 1.

В настоящее время Дальний Восток, эта обширная область азиатского материка и островов, окаймляющих Японское и Желтое моря, вот уже столетия разделена государственными границами.

Но если оглянуться на несколько сот или тысяч лет назад, то вся эта область с ее средоточием на самом Амуре выступала в этническом и культурном отношении как единое целое, отмеченное только местными физико-географическими различиями. Однако и географические различия в те далекие времена, когда материк уходил дальше на восток и включал в себя современные острова, были значительно менее резкими, и черты естественно-исторического сходства преобладали над местными различиями. Таким образом, в период неолита вся эта область была в сущности белее или менее единой в отношении этнического состава и характера первобытной культуры 2.

С точки зрения археолога отличительной чертой, позволяющей разделить этот район Восточной Азии на два обширных подрайона, является то, что в восточной его половине (Приморье, Сахалин, Корея, Япония) поныне не обнаружены палеолитические орудия; самое большее попадаются отдельные находки палеолитического, вернее, мезолитического облика, а в западном Приамурье, а также в западной Маньчжурии, Сибири и Северном Китае уже обнаружены палеолитические находки.

Хотя вполне возможно, что и в восточной половине, особенно в Приморье, дальнейшие поиски также позволят установить наличие в прошлом палеолитической культуры и пребывания здесь палеолитического человека. Все же, пока это не произошло, будет вполне естественным и обоснованным предположение, что человек пришел в Приморье, Сахалин, Корею и Японию с запада и с севера в период неолита.

Следовательно, более рано культура возникла в западной половине, отмеченной наличием палеолитических памятников, и отсюда культурный и этнический поток направился на восток и юг.

Таким образом, северная (Амур, впоследствии и Сибирь) и западная, части описываемой области — Северный и Северо-Восточный Китай, [218] явились истоками первоначальной неолитической культуры и населения всей данной области, как это было и потом с появлением металла (бронзы, позже железа). Из литературы известно, что в Корее каменные орудия на позднейших этапах неолита выделывались по форме и образцу медных ножей и другого оружия Северного Китая, пока не была создана самодеятельная выделка этих орудий из металла на месте. То же можно сказать о Северо-Восточном Китае.

Следовательно, и на позднейших этапах развития сохраняется единство культуры в рассматриваемой области. Но еще более важным оказывается этническое единство населения. Работы новейших китайских этнографов устанавливают широкое распространение по всей рассматриваемой области в Северном и Северо-Восточном Китае, Приамурье и Приморье, Корее, по другим данным также в Японии и на Сахалине, палеоазиатского населения, как коренного населения этих мест. Движение палеоазиатов с юга на восток вплоть до японских островов вполне совмещается с теорией южного происхождения айнов, уже ранее высказанной Л. Я. Штернбергом и поддержанной пишущим эти строки на основе других документов в исследовании «Этногенез японцев» (рукопись 1939 г. в двух частях). Некоторые китайские этнографы дают новые доводы в пользу окончательного признания этой теории.

Во всяком случае в лице палеоазиатов устанавливается единство населения, а также и культуры для древнейшей истории племен и народов указанной области. Доказательством этого являются ранние свидетельства китайской письменной истории, подкрепленные соответствующими археологическими памятниками. В этом смысле очень ценными оказываются китайские материалы, переведенные Иакинфом Бичуриным и помещенные в первых отделениях второй части «Собрания сведений...», соответствующие времени династий Чжоу (и конца династии Инь, точнее Шан-Инь), Цинь, Хань, [Цао]Вэй.

В особенности следует подчеркнуть находимые в разных китайских источниках сообщения о народе сушэнь, жившем на самом Амуре и южнее, как наиболее раннее упоминание о коренном населении области, находившемся еще в стадии каменного века (известие о каменных наконечниках стрел, приносимых этим народом в дань китайскому двору).

По мнению новейших китайских этнографов, это был также палеоазиатский народ. Однако многие иностранные исследователи, как и прежние китайские историки, относили его к числу тунгусских народов, которые ранее считались искони обитавшими в Северо-Восточном Китае. Ныне эта точка зрения уже отвергнута советскими учеными, доказавшими нахождение первоначальной родины тунгусских племен в районе Байкальского озера.

Переход тунгусских племен на восток в Северо-Восточном Китае легко прослеживается по сохранившимся археологическим, антропологическим и иным свидетельствам. Новейшие китайские этнографы также принимают эту точку зрения и в дополнение к ней изучают процесс слияния между палеоазиатами и тунгусами, в результате чего появились маньчжуро-тунгугы и другие народы области и произошло вытеснение тунгусами оставшихся палеоазиатов на север. Таким образом совершилась смена этнического состава описываемой области,

Эти этнические изменения коснулись в наибольшей степени ее западной половины. Что касается восточной половины — Японии и частично Кореи (в южной ее части), то здесь наблюдался процесс продвижения малайских племен, который привел к формированию японского народа на островах Японии и завершил формирование корейского народа в самой Корее.

При всех описанных изменениях сохранялись более или менее тесные связи между обеими половинами. [219]

Вот та фактическая основа, которая побудила уже Иакинфа Бичурина объединить сведения о народах Приамурья, Приморья, Сахалина, Северо-Восточного Китая, Кореи и Японии и которая в наши дни может быть мотивирована ещё шире и нагляднее в свете новейших этнографических и археологических исследований 3.


Комментарии

1. Н. В. Кюнеру не довелось завершить свою работу в полном объеме. Покойный историк намеревался дать переводы отрывков из «Бэйши», гл. 94, «Чжоушу», гл. 49, «Суйшу», гл 81 и «Синьтаншу», гл. 219—220, и других китайских исторических сочинений и энциклопедий, относящихся к народам Дальнего Востока.— Ред.

2. Кандидатская диссертация М. В. Воробьева («Каменный век стран Японского моря», успешно защищенная 17 декабря 1953 г.) на основании углубленного анализа обширного фактического материала окончательно подтвердила правильность этой точки зрения.

3. См. сноску 2 на стр. 18.

Текст воспроизведен по изданию: Кюнер И. В. Китайские известия о народах южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М. Издательство восточной литературы. 1961

© текст - Кюнер И. В. 1961
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - Ingvar. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ИВЛ. 1961