IV. ЖУАНЬЖУАНЬ

«Собрание сведений...», т. I стр. 184—208.

Учитывая предполагаемую связь между жуаньжуанями, или жужанами, и известными из истории Восточной Европы аварами, которые при переходе из Центральной Азии на запад, очевидно, должны были пройти через Кангюй и Яньцай, описанные в предшествующих извлечениях, мы находим краткую сводку истории народа жоужань, помещенную в «Шофанбэйчэн», гл. 31, стр. 9а и 10б. Любопытна здесь начальная авторская фраза.

«Справка [Хэ] Цю-тао. Так как жоужане на севере нападали на гаогюй, глубоко входя в их земли, то достигли восточных границ нынешней России (Олосы)». Далее весь текст излагает кратко, без добавлений, материал, имеющийся у И. Бичурина.

И. Бичурин в «Собрании сведений...» посвятил народу жуаньжуань одно из крупных отделений своего труда, заимствуя сообщения об этом народе из «Бэйши» и «Вэйшу», в основном совпадающие между собою. Однако ни эти источники, ни сам И. Бичурин ничего не говорят ни об этнической, ни о лингвистической принадлежности этого народа, и сведения о начальном этапе формирования народа не выясняют его действительного происхождения.

Этот вопрос еще мало привлекал к себе внимание русских китаеведов, хотя русскими историками и востоковедами вообще уже давно была выяснена связь между жуаньжуань (жужани китайских источников) и аварами. В зарубежной литературе этим вопросом занималось немало китаеведов, в том числе и новейшие китайские и японские авторы.

История жужаней, записанная в китайских хрониках, неоднократно отмечает продвижение жужаней на запад и связи их с народами западной части Центральной Азии и далее на запад. Так, еще в V столетии жужаньский хан Датань, будучи разбит в 430 г. войсками северовэйского императора Тай-уди, бежал со своими сородичами и сторонниками на запад [326] (так сообщает «Шофанбэйчэн») и неизвестно куда скрылся, как говорит «Бэйши». Очевидно, жужане ушли так далеко, что китайские летописцы потеряли всякий след их.

В VI столетии один из жужаньских правителей Поломынь, старший дядя тогдашнего хана Анахуаня, под усилившимся давлением со стороны Китая замыслил восстать и поддаться Ида (или эфталитам). У жужань была тесная связь с эфталитами, возможно, давнишняя, но в этом случае у Поломыня был и добавочный повод искать убежище среди эфталитов, так как три его сестры были замужем за Ида. Оставляя в стороне любопытный с этнографической точки зрения и многозначительный факт брачного союза трех родных сестер с одним мужем, необходимо подчеркнуть самый факт этого союза, как указание на связи между жужанями и эфталитами. На этот раз жужаньскому владельцу не удалось осуществить уход на запад, как раньше Датаню: он был задержан и взят в плен китайскими войсками. Однако возможно, что часть его приверженцев успела уйти на запад.

Вероятно, и во время окончательного разгрома жужаней тукюэ в 555 г. (при фактическом содействии Китая) остатки жужаней, уцелевшие от погрома, также ушли на запад, чем и закончилось их передвижение в этом направлении, тем более что в 558 г. как раз происходит первое соприкосновение аваров (обров) с славянскими племенами.

Во всяком случае исторические факты свидетельствуют в пользу признания тождества жужаней, исчезающих отныне со сцены Центральной Азии, с аварами, в это время усилившими свои выступления на западе Азии и Восточной Европы. По этим соображениям не может быть веских возражений против признания как тождества жужаней с аварами, так и монгольского происхождения и монголоязычности тех и других.