Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

СХОЛИЯ АРЕФЫ

§ 1. Арефа — византийский церковный деятель и писатель. Родился около 850 г. в Патрах, точная дата смерти также неизвестна: большинство исследователей относят ее либо к 932 г. (Moravcsik. ВТ, I, 226), либо ко времени вскоре после этой даты (ВИИHJ, II, 293), либо ко времени после 922 г. (Karayannopulos, Weiss. Quellenkunde, 384), либо, наконец, хотя также предположительно, к 944 г. (Tusculum-Lexicon, 74). Арефа принадлежал к знатной семье. Юношей переселился в Константинополь. Был учеником патриарха Фотия. Отличался, как и учитель, энциклопедически широким образованием. Проявлял глубокий интерес не только к богословским, но и к светским трудам. Содействовал возрождению интереса к сочинениям античных авторов. Дата пострига спорна. Около 902 или 905 г. был возведен в сан митрополита Кесарии Каппадокийской. Во время острых споров вокруг четвертого брака Льва VI возглавлял непримиримую к императору группу духовных лиц.

§ 2. Арефе принадлежит много трудов: комментарии к Апокалипсису и сочинениям отцов церкви, а также к трудам античных авторов, энкомии Льву VI, поминальные речи, письма, маргинальные заметки в читанных им рукописях.

Среди них — приводимая ниже схолия Арефы из московской синодальной рукописи § 231 («Летописец вскоре» патриарха Никифора). Сохранилась как автограф. Дополнительная информация сравнительно с Монемвасийской хроникой ничтожна, однако схолия Арефы важна в двух отношениях: это, во-первых, документ, подтверждающий достоверность свидетельств хроники, и, во-вторых, это памятник, изучение которого привело большинство исследователей к выводу о весьма вероятном авторстве Арефы и для Монемвасийской хроники (Dujcev, XX-XXI, XIV; Karayannopulos, Weiss. Quellenkunde, 373; Barisic. Kronica, — 109; Lemerle. Commentaire, 63; Koder. Arethas, 75-80; Kresten. Zur Echtheit, 15-78 и др.). Некоторые ученые, однако, не считают вопрос решенным: в частности, Б.Крекич склоняется к мнению, что с уверенностью можно возводить оба памятника к какому-то общему утраченному источнику (ВИИHJ, II, 1S3). Именно эта позиция представляется нам предпочтительной. Крестен полагает, что Арефа переписывал в схолии отрывок из уже составленной ранее им самим — с большой долей вероятности — Монемвасийской хроники (Kresten. Zur Zchtheit, 71). Действительно, совершенно очевидно, что, вписывая схолию, Арефа имел перед глазами письменный текст Монемвасийской хроники (или [346] источника, на котором она была основана): нельзя было, как кажется, столь точно воспроизводить текст по памяти даже в том случае, если бы Арефа являлся ее автором. Схолия свидетельствует, что Арефу в данном случае интересовало прежде всего прошлое Патр, его родного города: данные об этом он и отбирает по преимуществу из неизвестного источника или из Монемвасийской хроники. Сравнительно с последней текст схолии существенно сокращен, но — за одним исключением: в одном месте текст даже расширен и детализирован — при перечне районов, пострадавших от нашествия славян «при другом вторжении», впереди добавлены Аиния, обе Локриды, Эпикнимидии и Озолы. Кроме того, вместо «всей Фессалии» в Монемвасийской хронике — в схолии сказано о «Первой и Второй Фессалии» и почему-то совсем опущено упоминание об Элладе. Названия эти также явно списаны Арефой для его схолии с какого-то лежащего перед ним текста. Но этих топонимов нет в Монемвасийской хронике. Не вернее ли [347] допустить, что перед глазами Арефы лежала не она, а тот же самый общий источник, которым пользовался и автор (отнюдь не Арефа) этой хроники: выписки обоих при этом во многом совпали, но, как видим, не во всем.

§ 3. Как упоминалось, схолия Арефы — автограф на московской рукописи: Государственного Исторического музея (№ 231).

Издания схолии: KougeaV epi cronikoi; Charanis. Settlement, 152; Westerink, 241 и сл.

Мы пользуемся изданием И.Дуйчева (Dujcev,1 12, 18).

Схолия Арефы изучалась, как правило, вместе с Монемвасийской хроникой. Поэтому литературу о схолии см. во Введении и комментарии к разделу «Монемвасийская хроника», особенно: Karayannopulos, Weiss. Quellenkunde, 384; Kresten. Zur Echtheit, 15-78).


ТЕКСТ

В четвертый год его 1 царствования 2 совершилось обратное переселение [жителей] Патр Пелопоннесских, отечества нашего, от города калавров Реггио в прежний город Патры. Ведь [жители] Патр были изгнаны, точнее, выселены народом славян 3, когда они с боями вторглись в Первую и Вторую Фессалию 4, а также в Аинию 5, в обе Локриды 6, в Эпикнимидии 7 и Озолы 8, как и в Старый Эпир, в Аттику, на Евбею и на Пелопоннес, изгнали и унизили природные эллинские племена 9, - а сами поселились начиная с 6-го года царствования Маврикия вплоть до четвертого года Никифора. Поскольку восточная часть Пелопоннеса, от Коринфа до Малеи, была свободна от славян, в нее и был послан стратиг для Пелопоннеса. [Один] из этих стратигов, происходящий из Малой Армении, из рода, носящего имя Склиров, пойдя войной на народ славян, захватил [их] и уничтожил окончательно и позволил [тем самым] прежним обитателям снова обосноваться в родных местах. Ибо упомянутый василевс, разузнав о переселившихся, где они пребывают, своим повелением водворил [тот] народ снова на прежнее место и предоставил Патрам права митрополии, поскольку они являлись до этого архиепископией.


Комментарии

(Комментируются лишь те детали, которые отличают схолию от Монемвасийской хроники).

1. Никифора I.

2. Единственное прямое свидетельство о том, что возвращение жителей Патр произошло в течение 12-ти месяцев, начиная с ноября 805 по ноябрь 806 г. (В Монемвасийской хронике это хронологическое указание — «4-й год» — обозначает окончание «славянского господства» на Пелопоннесе.) См. коммент. 38 к «Монемвасийской хронике» (она позволяет датировать переселение с Сицилии жителей Патр до февраля 806 г.).

3. В Монемвасийской хронике в данном месте сказано «авары», т.е. и здесь можно усмотреть разный подход Арефы и автора хроники к своему источнику. См. с. 338, коммент. 24.

4. Т.е. северную и южную. Караяннопулос ссылается на это место как на одно из доказательств недостоверности сведений Монемвасийской хроники и схолии Арефы, опирающихся на сомнительные источники, поскольку, по мнению этого ученого, разграничение Фессалии на «Первую» и «Вторую» впервые зафиксировано только для XI в. (Karayannopulos. Zur Frage, 457). Однако и это заблуждение было не так давно рассеяно (Abramea. Buzantinh Qessalia, 30-31).

5. Город на берегу Салоникского (Тароникского) залива.

6. Древнее название области, делившейся на западную (Озольскую), расположенную на северном берегу Патрского и Коринфского заливов, и восточную, лежавшую к западу на тех же широтах и достигавшую Евбейского пролива.

7. По-видимому, местность на горе Книмис (Кнемис), у залива Малея (Dujcev, 24).

8. Часть западной Локриды. См. коммент. 6.

9. См. с. 335, коммент. 9. Примечательно, что в схолии эпитет «благородные» (eugenh) заменен на определение «природные» (eggenh). Разница в одну букву: ясно, что исходное слово (в общем источнике?) подверглось искажению либо в Монемвасийской хронике, либо в схолии Арефы.

(пер. Г. Г. Литаврина)
Текст воспроизведен по изданию: Свод древнейших письменных известий о славянах. М. Восточная литература. РАН. 1995.

© текст - Литаврин Г. Г. 1995
© сетевая версия - Тhietmar. 2007
© OCR - Чернозуб А. 2007
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Восточная литература. 1995