Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

137. К НЕМУ ЖЕ (189).

Советует ему переносить страдания свои любомудренно.

Слышу, что ты не любомудренно ведешь себя в страдании, и не хвалю сего; ибо должно писать правду, особенно к другу и человеку, который отличается правотою. Об этом же, как сам себя уверяю, рассуждаю я весьма правильно: не хвалю ни крайней бесчувственности, ни сильной чувствительности к страданиям; первое бесчеловечно, последнее не любомудренно. Но должно идти срединой, и показывать, что ты любомудреннее очень нетерпеливых, и к человеческому ближе не в меру любомудрствующих. И если бы писал я к кому-нибудь другому; то, может быть, потребовалось бы более длинное слово; в ином надлежало бы изъявить свое сострадание, об ином дать совет, а за иное, может быть, сделать выговор; потому что соболезнование бывает достаточным средством к утешению; а больное имеет нужду в услугах здорового. Но поелику веду речь с человеком образованным; то достаточно будет сказать следующее: Займись сам собою и книгами, с которыми ты знаком, в которых много списано житий, много образов жизни, много услаждений и умягчительных средств; потому что Бог [238] все это сопрягает одно с другим, для того, как мне кажется, чтобы скорбь не оставалась неуврачеванною, и веселье — невразумленным, и чтобы мы, видя в этом непостоянство и отступление от порядка, обращали взор к Нему одному. Поэтому предлагаю сие твоему страданию, как правило и указатель. И если знаешь, что похвален кто-нибудь из глубоко падших под бременем печали, или приобрел что-нибудь сетованием; то воспользуйся скорбью и насладись слезами. Никто не позавидует тому, что оплакивается несчастие. А если знаешь, что таких порицают и охуждают; то, как говорит пословица, уврачует уязвивший, теперь же прекрасно будет сказать: уврачует уязвленный. А нам и по другим побуждениям, и по нашему закону, стыдно в подобных делах подражать многим; потому что слово Божие возводит нас выше настоящего, и убеждает, минуя все это, как тени и загадки, ни скорбного ни радостного не почитать действительностью, но жить инде, и туда устремлять взор, знать, как одно только скорбное: — грех, так и одно приятное — добродетель, и близкое общение с нею. Вот обаятельное врачевство, которым утоляй свои скорби; и тебе будет легче. Но думаю, что ты уже утолял, и будешь утолять, хотя бы и не написал я.