Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

LXXVII.

Всепресветлейшая, Державнейшая, Великая Государыня Императрица и Самодержица Всероссийская Государыня Всемилостивейшая!

№ 85. Приемлю смелость Вашему Императорскому Величеству с раболепнейшим подобострастием на Вашего Величества указ № 58 следующее донести. Внесенная в моей реляции № 57, краткая всего прошедшего рекапитуляция единственно в таком намерении сделана, чтобы Вашему Императорскому Величеству при представлении о всех, сначала кампании, победоносным вашим оружием произведенных операциях и настоящие обстоятельства, по переменам предприятий графа Дауна, несколько объяснить; по которым, предвидя я, что он уже в обнадежении винтер-квартир в Силезии, взятием потребных для того крепостей, предуспеть не может, а с другой, не имея запасного провианта и довольного фуража, принужден был генерала графа Румянцева к графу Дауну с теми представлениями послать, о коих в реляции № 60 упомянуто; ибо по тогдашним подлинным известиям в Глогау только два фрей батальона в гарнизоне были. Я надеялся, получа новый австрийского войска деташемент, осадную артиллерию и месячной в запас провиант, сию крепость мимоходом сюрпренировать, и тем графа Дауна принудить к сильнейшему против неприятеля действованию, а по получении над оным каких - либо знатных авантажей его склонить в Силезии действовать для обнадежения винтер-квартир, чем слава Вашего Императорского Величества оружия вяще и вяще приумножилась. В противном же случае, когда сие предприятие не удалось бы, то я нечувствительным образом к своим магазинам приблизиться мог бы. На сем то основании графу Дауну через графа Румянцева пропозиции учинены. Но встретившаяся потом в Христианшате, [201] Сомерфельде и Фрейштате препятствия, о коих моими реляциями из Келша донесено (Они сохранились в том же деле В. У. Ар. № 234 С, но сущность их указана и в настоящей реляции. Д. М.); а именно, по прибытии в деревню Лангермсдорф, сведал от генерала Лаудона, что король Прусский от Согана к Нейштетелю марширует, и потому велел я ему с своим корпусом то место занять. Но он ответствовал, что без войска Вашего Величества то место занять не смеет, и наведывался буду ли я с армиею к Фрейштату. Я, оного о том обнадежа, предписал всеконечно Нейштетель занять и кордон до Бейтена протянуть для воспрепятствования королю. На другой день к Фрейштату прибыл и не находя ни провианта, ни фуража к барону Лаудону послал, что я к Бейтену маршировать имею; а ежели и там субсистенции не найду, то за реку Одер переходить принужден буду, и думаю, что он с корпусом також де за мною последуете. На что, через генерал-квартирмейстера Штофеля, от него в ответа мне объявлено, что он за реку переходить не смеет. На другой день, то есть 12 числа по утру, барон Лаудон, с своими генералами ко мне приехав, объявил, что он за реку, не имея провианта, переходить не может; а когда я ему дней на пять провианта дать прикажу, то и за реку готов переходить.

Я оного обнадежив тем удовольствовать — к Бейтену пошли, но в марше от генерала Штофеля рапорт получен, что неприятель при Бейтене (Подробности рекогносцировки есть при деле, к рапорту же приложена только одна записка, LХХVIII где Салтыков объясняет, что он окончательно убедился в том, что против него опять сам Фридрих II . Д. М.), — где лагерь армии Вашего Императорского Величества быть имел, — занять успел (siс) и потому у него с неприятелем перестрел идет, который, по отправлении к нему сикурса, до самого вечера перестреливался, куда и я рекогносцировать ездил, но не могучи неприятеля с места сбить (Дело ограничилось только рекогносцировкою), против Королата позицию взял. Итако, по скудности фуража и не имея никакой надежды, чтоб в Силезии зимовать, — принужден был, для сохранения армии, 19 числа через реку Одер переходить; о чем под .№ 67 (Есть при деле В. У. Ар. № 234 С.) обстоятельнее донесено. Итако, я на здешней стороне Одера, в Силезии, и по ныне стоя неприятеля против себя удерживаю, оставляя графу Дауну свободный руки для действования. Но усматривая, что [202] от холодной осенней погоды больные гораздо прибавляются, то я намерение принял отсюда на сих днях в Польшу поворотить. А между тем, для облегчения похода австрийского корпуса, который по полученному на сих днях от графа Дауна письму, — с коего при сем копия подносится (Там же; но сущность письма указана и в настоящей реляции. Курсив наш, для более резкого указания на то обстоятельство, что Даун еще 30 сентября — 10 октября отдал приказание Лаудону идти на соединение с ним. Д. М.), — чрез Силезию на соединение к нему маршировать имеет, буде надобность потребует, марш свой вправо сделаю, пока он форсированным маршем от короля удалиться. Впрочем, по требованию генерала Лаудона, я принужден нашелся, для способствования ему с корпусом через реку Одер перехода дать 20 парусинных понтонов, спросясь наперед приставленного к ним офицера нет ли какого за оными секрета (Вся фраза (курсив ) написана между строк собственноручно Салтыковым, очевидно в виду того, что парусинные понтоны тогда только что были приняты и составляли оригинальное русское изобретение Д. М.); а когда оный с корпусом от армии Вашего Императорского Величества отделится и на какие места тракт свой возьмет  — донести не премину.

Что касается до принуждения и склонения графа Дауна, по Вашего Величества указу № 32, то Всемилостивейшая Государыня, имея многие противные тому опыты, как Ваше Величество из прежних моих доношений усмотреть изволили, и видя тогдашнее дел состояние, испытание тем делать за излишнее признал; ибо такого искусного человека каков он, имея знатно от своего двора повеление поступать по его благоизобритению, дабы Богемские границы сохранить, около которых всб его движения и стремления шли, — на свою сторону преклонить не только трудно, но и невозможно казалось; да и пропустив принца Генриха через Нейсе ему иного делать было нельзя как в Саксонию следовать. Сии суть те резоны, кои меня, по рабской моей должности, побудили, для сохранения Вашего Императорского Величества армии, к Висли реке возвратиться и неусыпное старание употребить нынешнюю кампанию со славою благополучно окончить.

Граф Петр Салтыков.

При д. Гросс-Остер.
Октября 6-го числа, 1759 года.