Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

LXIV.

№ 40. В реляции от 15 августа, 1759 г., № 40 граф Салтыков, после описания, на двух страницах, несущественных для дела обычных формальностей по встречи его фельдмаршалом Дауном в Губене, — доносит Императрице следующее о разговоре своем с австрийским главнокомандующим 11 августа 1759 г. (Наиболее интересны указания на подарки, присланные Мариею Терезией русским генералам за победу под Пальцигом, полученные 11 августа. Салтыкову пожалованы; бриллиантовый перстень, табакерка с бриллиантами и 5.000 червонных; Фермору — перстень и 4.000 черв.; Румянцеву — 2.000 черв.; Вильбуа — 2 т. черв.; Панину — 1.500, Штофельну — 1.000 черв.; Веселицкому — 400 черв.; на секретную экспедиции — 50 червонных. Смотр, также XXVIII. Д. М.)... Все присутственные генералы и моя свита из того покоя вышли, и так генерал-фельдмаршал начал со мною наедине говорить. Сперва отозвался, что армия Вашего Императорского Величества по толиким трудам, которые она форсированными маршами и двоекратною [171] сряда баталиею понесла, ныне всеконечно отдыхом пользоваться должна; австрийской — работать надлежать, для доставления спокойных винтер-квартир. Но яко для достижения того, ныне общий интерес требует, чтобы армия Вашего Величества еще несколько время при Франкфурте стояла или в Котбусу и Пейцу подвинулась, дабы неприятеля удержать от посылки какого в Саксонию войска, ибо по достоверным рапортам имперская, под командою принца Цвейбрюкена, армия в Саксонии — Лейпциг, Галлу и Торгау уже заняла, да и Дрезден с двух сторон заперт, который також может быть через десять или двенадцать дней возьмется; куда он, граф Даун, 8 батальонов и нисколько кавалерии от своей армии деташировать имел, для подкрепления тамошнего войска и поспешествования сдачи Дрездена. А когда сей город возьмется и король Прусский тем от Эльбы отрезан будет, то он, граф Даун, намерен оставить в околичности Дрездена до 50.000 войска, в коем и имперский корпус включается, соединясь с нами в Силезию маршировать, для осады крепости Нейсе, распоряжая таким образом обеих армий поход, чтоб Вашего Императорского Величества по левой стороне, а вверенная ему по правой, одна от другой расстоянием не далее мили следовали, прикрывая однакож австрийскою — нашу от принца Генриха. А ежели-б, между т ем, король Прусский похотел соединиться с принцем Генрихом, то стоящая в Саксонии армия должна к Берлину движете делать и тем его остановить и силу разделить принудить.

Я на сие ему ответствовал, что я, в исполнение Вашего Императорского Величества повелений, должен со вверенной мне армиею по возможности в пользу общего дела содействовать; чего уже и самым делом довольно доказано. И теперь всеконечно Вашего Императорского Величества победоносное оружие несколькое время отдых требует. Но он мне, перебив речь, сказал, что он и сам в том не спорить и никаких трудов от армии Вашего Императорского Величества требовать никто с правом не может; только одно сие, для общего блага и в силу плана операций, желательно, чтоб российско-императорская армия в соединении с австрийскою в Силезию вступила, и сей подпорою служила; а он, граф Даун, все произведения на себя берет и стараться будет Нейсе и Бриг осадя — взять для доставления спокойных винтер-квартир в Бреславле и между сими крепостями; а до тех пор нам в лагере стоять.

Я на сие ему повторил, что стоя здесь так долго, армия [172] может нужду претерпеть в фураже, который и так уже от четырех рех миль и далее возится, и с нуждою достается. А по овладении Дрезденом, когда нам с ними в Силезии идти, то весьма отдалимся от Познани, Вислы и Пруссии, которые подвергнуты были-б опасности, ибо король Прусский может сильные деташементы для поисков туда послать, А сверх того, по толиком отдалении, весьма великое нам затруднение будет в получении всякой амуниции, верхнего и нижнего мундира, кои в крайнюю ветхость приходят, и за трудными маршами сроки выдержать не могут, да и время уже приходить холодное, отчего и больные прибывать начинают. Но, по усиленному его прошению и не имея на прежнее мое всенижайшее доношение еще Высочайшей резолюции, також в рассуждение того, что все благополучие нынешней кампании зависит от взятия Дрездена, я принужден был на то склониться, чтобы пробыть здесь с армиею недели две, или дней с десять, или же до тех пор пока хотя с нуждою можем фуражом довольствоваться, прося однако же его о снабжении меня сколько возможно для кавалерии овсом и сеном. И потому обещал овса довольно доставить, а сена сколько возможно удалить. Итак, до получения Вашего Императорского Величества наставительных повелений принужден буду и впредь во всем согласоваться, еже все на Вашего Императорского Величества рассмотрение предаю.

По сем соглашении призваны были генералы: Одонель, Ласси, Лаудон, Шпрингер и прочие, со мною прибывшие, в туж камору, коим постановленное нами; а именно, чтоб мне с армиею остаться при Франкфурте, а граф Даун в той позиции в какой ныне находится — до взятия Дрездена; а потом, как выше показано, маршировать в Силезии объявлено.

По учреждении чего великолепным обеденным кушаньем подчиваны и всякая ласковость и откровенность мне и находящимся при мне как от генерал-фельдмаршала так и от прочих генералов  — оказаны. В начале 6 часа по полудни, я с ним простясь таким же образом проводим был от него; а прочие все генералы меня до кареты, чрез двор, проводили. Итак, в 11 часу по полудни, паки в главную квартиру прибыл.

Всемилостивейшая Государыня армия Вашего Императорского Величества хотя корпусами генерала Гаддика и генерала барона Лаудона и подкреплена, однако король с своею армиею стоить в не-дальнем от оной расстоянии, а принц Генрих с другой стороны — в Силезии; следовательно угадать и предвидеть нельзя, что сей [173] хитрый неприятель думает. И для того имею ожидать Вашего Императорского Величества наставительных указов: какие для винтер-квартиры меры взяты и куда поведено будет с победоносною армиею следовать, да и какие распоряжения для доставления воинству обуви и мундиров заблаговременно учинить надлежит. А между тем не дреманным оком на неприятельские движения примечать и наивозможнейшую предосторожность брать, и что происходить будет Вашему Императорскому Величеству доносить не премину. Впрочем армия Вашего Императорского Величества после баталии несколько поотдохнула и обстоит благополучно; також многие из безвестно пропавших нашлись, как из приложенного при сем дневного рапорта усмотреть изволите (При деле не оказалось. Д. М.).

Граф Петр Салтыков.

При Франкфурте на Одере.
Августа 15 дня.