Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

LXII.

Приложение к № 28.

Перевод с записки диктованной посланному от генерала Гаддика ротмистру, прибывшему в Франкфурта. 27 июля 1759 года. [168]

Король Прусский, по сказкам военно-пленных, между коими генерал-адъютант Иценблиц, с 35 батальонами, 8 полками кавалерии и 11 эскадронами гусар, 1 августа —  21 июля в ночь, до реки Нейссы приступил; но как я о подлинном числи и состоянии силы его не прежде 2 августа — 22 июля по утру, в марше будучи, удостоверен быть мог, то я господина генерал-поручика барона Лаудона, которого я марш к Франкфурту до 1 августа 21 июля в ночь до местечка Губена закрывал, уведомить в состоянии не был. Однако я не сомневался, что Лаудона офицер, которого я на другой день, чрез Шпернберг, мимо Котбуса, чрез Фер и Мильрозен, к нему отправил с известием о всем происииедшем, — благополучно к нему прибыл; ибо по Губенской дороге самая невозможность была о неприятельском сближении его уведомить.

Король со 2 числа на третье в ночь от околичностей Вейсага, недалеко от Форста, до коих мест он за мною следовал, — к Франкфурту пошел. Генерал Ведель вчера, то-есть 4 августа — 24 июля, из своего лагеря выступил. Я сюда в Шпренберг с корпусом для того прибыл, чтобы утомленным, форсированными маршами и в хлеб-е недостатка имеющим людям дня с два отдых дать, нисколько поправиться, и имею может быть еще завтра, то-есть 6 августа — 26 июля, вперед к Котбусу подвинуться. К Франкфурту я с подчиненным мне корпусом следовать не могу, когда господин генерал-поручик барон Лаудон и без того уже своим корпусом знатное усиление российской императорской армии придал, ибо я таким вперед подвигом от императорской-королевиной главной армии наступающим королем вовсе отрезан быть мог. Но я не премину российской армии, чинимыми с моей стороны движениями, всякую возможную помощь подавать, елико то без очевидной опасности моего корпуса против превосходной королевской силы сделаться может, дабы паки в Брандербургию подвинуться. Да изволит сколько его сиятельство благосклонно мне свои сантименты, в рассуждении дальних операций российской императорской армии, открыть: каким образом оные общим соглашением и подкреплением удобнее и полезнее для общего блага произведены быть могут ?