Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

LI.

Всепресветлейшая, Державнейшая, Великая Государыня Императрица и Самодержица Всероссийская Государыня Всемилостивейшая! (Реляции Салтыкова взяты из дел Военно-Ученого Архива Главного Штаба, № 234. С.).

№ 1. Вашему Императорскому Величеству имею честь с глубочайшим повержением всеподданнейше донести, что во всенижайшее исполнение Высочайшего Вашего Величества указа .№ 5, я хотя с крайнейшею поспешностью ко всемилостивейше мне вверенной армии и следовал, однако, за весьма песчаною дорогою и за худобою подставленных лошадей, 18 сего к вечеру сюда к армии прибыл и на другой день главную над оной команду принял. А за краткостью времени еще надлежащую о состоянии всей армии, о числе сражающихся и о прочем предписанном мне об (Конец строки оторван. Д. М.) рапорты и ведомости сочинить не можно было; но поданные мне от генерала и кавалера графа Фермора о состоянии армии, и от артиллерии [142] генерала-поручика Бороздина при сем в оригинале всенижайше подношу; но по сочинении вновь, со всеми до того принадлежащими объяснениями, впредь прислать не премину. Вчера я построенную в ордер-баталии армию, в которой выключая ближних отлучек, то есть — при табунах, при печении хлебов и сушении сухарей, при городской работе и при пикетах было — 38814 на лицо. Люди все изрядные и бодрые, а ситуация на которой ополчение — весьма авантажна.

Между тем, получены от конфидентов, от дезертиров, от нарочно посланных партий и от обывателей подлинные известия о действительном неприятельском в Польшу вступлении и над рекою Вартою, вверх до Оборника и до Рогожина (Рогозно. Д. М.), авансировании, которые местечки отсюда только в расстоянии четырех миль. И яко сей неприятельский, под командою генерала графа Дона в 30 т. ч. пехоты и конницы состоящий, корпус так далеко в Польшу пробрался, то я заключаю, что его намерение к тому клонится, чтоб коммуникацию с Пруссиею отрезать и в тыл армий для схвачения всех курьеров и подвозов зайти, или армии Вашего Величества такую заботу причинить, чтоб она в дальний поход выступить и операции в Силезии производить не могла, доставляя тем Его Величеству королю Прусскому свободные руки с генерал-фельдмаршалом графом Дауном по произволу действовать, или же чтоб прямо на Вислу идти и стараться, в разных местах чрез оную переходя, в Пруссию вступить для умножения своих сил ново-набранными в сем королевстве людьми.

По сим толь важным причинам, я запотребно рассудил военный совет держать и по прилежному исследованию всех обстоятельству что с общего согласия, в пользу Высочайших Вашего Императорского Величества интересов признано, оное из следующего при сем результата Всемилостивейше усмотреть изволите (Смотр. ниже документа № LIII.).

Я не премину завтрашнего числа как о моем прибытии, так и о сих неприятельских движениях ко всем Вашего Величества министрам при чужестранных дворах находящимся отписать (Переписка эта есть в делах Архива Иностранных Дел. Прусские дела. Д. М.) и генерала-фельдмаршала графа Дауна о том уведомить. А на каком основании от меня писано быть имеет, о том впредь копии на [143] высочайшее рассмотрение всенижайше отправлены быть имеют; а между тем приемлю смелость поднести копии со сказок нескольких дезертиров из полученных ведомостей, равно как и продолжение журнала по (?) число нынешнего месяца.

Генерал-поручику Фролову-Багрееву высочайший Вашего Величества указ объявлен и ордер ему дан, по сдаче первой дивизии, генералу и кавалеру графу Фермору на Вислу отправиться и там, сменив генерала-поручика графа Румянцева, главную команду иметь и во всем том, что до благосостояния армий и до защищения Пруссии принадлежит, по указу Вашего Величества и по инструкции которою граф Румянцев снабжен (Смтр. ниже документа № LII. Д. М.), так как верному Вашего Величества рабу и искусному генералу должно поступать, наиприлежнейше поручено. А к графу Румянцеву сегодня чрез нарочного курьера о имении от неприятеля крайнейшей предосторожности предписано, и при том подтверждено немедленно одного генерал -майора по его рассмотрению в Торунь послать, с достаточным для предосторожности наставлением; и чтоб, до дальнейшего ордера, из Торуня ничего к армии отправлено не было; о чем и генерал -поручику и Пруссии губернатору Корфу знать дано, дабы и он по тому в осторожности быть и надлежащая миры взять мог. А что после отпуска сего моего рабского доношения произойдет, о том Вашему Императорскому Величеству без замедления всенижайше донести не премину.

Вашего Императорского Величества всеподданнейший раб.

Граф Петр Салтыков (Во всёх реляциях подпись была одна и та же; в последующих документах, для сокращения, оставлена одна подпись. Д. М.).

В главной квартире при Познани.
Июня 21 числа, 1759 года.