Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

III.

(Главный Архив Иностранных Дел. Пруссия воен. дела. Связка 5-я. Документы, указанные во 2 п. стр. 9 предисловия начать не с III, а с VI. Д. М.)

Божьею милостью, мы Елисавет первая Императрица и Самодержица Всероссийская и пр. пр. пр.

Нашему генералу и генерал-губернатору королевства Прусского графу Фермору.

Реляция № 78 заслуживает особливого уважения, а потому и нашей резолюции.

Во-первых, мы вскоре ожидаем присылки к нам обстоятельнейшего допроса и показания пойманного прусского шпиона ксендза Гонтковского (Один из главных деятелей по образованию и Литве и Польше конфедерации против русских. Д. М.), равно как и данного ему со стороны короля [34] Прусского письменного, за его услуги, обнадеживания; а притом и вящего объяснения о неприятельских движениях, как вы, без сомнения, по важности полученных чрез помянутого шпиона известий, всевозможное старание употребили об оных наилучше разведать.

И как помянутые известия о неприятельском намерении, идти к Познани, довольную вероятность имеют, и мы никогда не уверялись, чтоб собирающееся в Померании прусское войско действительно на реку Вислу идти и тамо серьезно действовать имело, паче-же всегда подозревали, что маршами и контрамаршами в той стороне ищется только разделить вашу атенцию, а притом буде удастся, и самую армию, дабы потом или на разделенную с успехом напасть, или и поход ее к Силезии замедлить, а тем самым  — время и удобный случай получить к разорении Познанских магазинов. Все, что до ныне из движений короля Прусского открылось явно, то показывает, колике он опасается в одном месте стеснен и со всех сторон атакован быть. Сего ради оставляет он до ныне австрийскую армию в покое и только сам принимает против нее предосторожности; сего ради отдалил столько корпус принца Генриха, дабы удалить только соединенную австрийскую и имперскую армии; в чем, по большей части, ему и удалось, по меньшей мере, на знатное время нынешней кампании разорением их магазинов, сего самого ради, по видимому, употребит он крайнее старание замедлить операции и нашей армии не так разбитием ее, чем, конечно, он и не ласкается, как паче разорением заведенных около Познани магазинов, дабы чрез то, приведя ее в недействие, собрать все свои силы к одному центру и с оными устремиться на фельдмаршала графа Дауна. Но сего-ж самого ради и вам надлежит в крайней осторожности быть и меры ваши так учреждать, чтоб все покушения короля Прусского тщетными сделать, магазины свои сохранить и предприятие его ему во вред, а в пользу нынешней кампании для нас союзников наших обратить.

Обстоятельства на месте вам лучше показывать будут, каким образом для того операции ваши распоряжать; однако-ж видится, что понеже выше изображенное короля Прусского намерение почти без всякой ошибки за точное правило себе полагать можно, а имперская с Австрийцами соединенная армия тем и претерпела, что  весьма многие и такие корпусы разделена была, кои ни один с другим соединяться, ни каждый, превосходящему в силе, неприятелю противиться не мог, то вам мы токмо краткие можем подать предписания; а именно, первое и генеральное делать то, чего [35] обстоятельства, будущая сила неприятеля, честь и слава нашего оружия и наконец польза нынешней кампании, без лишнего однако-ж и напрасного нашей армии подтверждения опасности и отваживания требовать будут. Второе, держаться с армиею, сколько можно, нераздельно, или но малой мере в такой близости сама между собою, буде бы на некоторые корпусы разделиться надлежало, чтоб в самое короткое время совсем собраться и соединиться можно было (Взятое в скобки написано было на полях), (предупреждая впрочем неприятельскую атаку где можно). Третье, Познанский мост сколько можно укрепить и обнадежить (Взятое в скобки написано было на полях), (и оного отнюдь не покидать, как разве бы для весьма превосходящей неприятельской силы держаться нельзя было). Четвертое, в околичности сего места избрать на целую армии такой лагерь, где бы в случае приближения неприятеля, он неинако как с крайнею трудностью и великим уроном атаковать, а армия наша напротив того со всеми авантажами сильный отпор ему сделать могла, и сие толь больше, что подобные лагери известным образом часто и для других армий прежде их прибытия на случай избираются, и слабые оных места батареями и редутами укрепляемы бывают, а здесь, — на случай, чтоб король Прусский хотел подлинно разрушить наш план и расстроить ваши операции, — дело только в том и состоит, чтоб он нашел армию нашу неприступною, или атаку крайне опасною и бедственною, потому что он много времени на то тратить не может, так что, имея в Познани довольный запас хлеба, весьма нужно запастись на подобный случай и фуражом, что вам и особливо рекомендуется; а впрочем к предыдущим предписанием здесь уже совсем присовокупить нечего. Мы пребываем вам Императорскою Милостью благосклонны. Дан в Петергофе, июня 9 дня, 1759 года.

По именному Ее Императорского Величества указу: Князь Трубецкой. Граф Михаил Воронцов.