Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

XVI.

Всепресветлейшая; Державнейшая, Великая Государыня Императрица и Самодержица всея России. Государыня Всемилостивейшая.

№ 16. Ваше Императорское Величество из приложенного при сем, с нарочно отправленным курьером полковником графом Бота к генералу и кавалеру графу Фермору от 12 — 23 дня сего месяца, моего рапорта всемилостивейше усмотреть изволите, полученную генерал-фельдмаршалом графом Дауном, по его представлениям, от Ее Величества Императрицы Королевы генерал-фельдмаршала графа Дауна, резолюцию, чтоб неотменно по учиненному плану и взятым мерам в военные операции вступить. Мне вчерашнего числа упоминаемый генерал -фельдмаршал, призвав, вновь объявил, что я де всемирно по высочайшему повелению моего двора 17 — 28 числа в поход с армиею выступлю, оставя Богемию, и уповаю что, с Божьею помощью, российская армия тож к назначенному месту и числу к Одеру приступит. Я вчерашнего числа от генерала и кавалера Фермора известие получил, что он уже с армиею реке Нец (Нетца) переправился и только в пяти маршах с оставшимися дивизиями от Познани находится; при том мне знать дает, что неприятель при Гросс-Глогау под командою генерала Воперснова состоит силою до пятнадцати тысяч, да генерал Донау из Померании выступил, до двадцати пяти тысяч, а из Саксонии принц Генрих выходить, от тридцати до сорока тысяч, к Одеру; итако против российской армии до восьмидесяти тысяч сбирается. Я имел честь ему ответствовать, что оныя известия не могут быть правильны; ибо как здесь заподлинно знаемо, то генерал Воперснов не сильнее как до десяти тысяч; из Померании, под командою генерала Мантейфеля, как ко мне из шведской армии наш находящийся генерал Медианский пишет, — не боле семи тысяч к [62] Франкфурту пошли, а для обсервации Шведов осталось шесть тысяч, ибо вех тамо только тринадцать тысяч находилось; принц Генрих, Как заподлинно известно, из Саксонии взял тринадцать батальонов пехоты и пятнадцать эскадронов кавалерии; итако, только но ныне противу российской армии более быть не может, как всего до двадцати пяти тысяч; а ежели со излшнеством считать, то не более тридцати тысяч, ибо король отсюда ничего не отдалил и сам не отлучался, и затем российская армия без всякого препятствия приблизиться может. Я де ныне всемирно в немалой опасности, чтоб неприятель, который так при здешней стороне силен, в Богемию не ворвался, чем постановленному плану немалую помеху учинить, ибо принужден буду его выжимать, особливо, ежели российская армия чрез реку Одер не пойдет, то ему ничто не мешает по своему произволу исполнить. Я предвижу, что при Грейфенберге немалое препятствие иметь буду, и желаю сердечно, чтоб неприятеля так застал, дабы с ним в дело вступить; а без того мне до желаемого места не дойти. Однако-ж, с моей стороны, всемирно, ни малейшего случая не упущу.

Прослушав сию речь, малыми вопросами начал наведываться о диспозиции нынешнего предприятия; но в ту материю, яко скрытный генерал. вступать не хотел; а по положению здешнего места, я дальней опасности для Богемии не вижу, ибо сего 22 — 11 дня был я на форпостах в Траутенау и  ездил с генерал-поручиком бароном Лаудоном и с прочим генералитетом до самого неприятеля, который, по учиненной тревоге, совсем изготовился, и выступило несколько эскадронов кирасир и гусар, с коими здешние гусары перестреливались; а по довольному рекогносцированию мы все благополучно возвратились. При оном случай, я усмотрел, что с обеих сторон безопасным быть можно, ибо как к неприятелю, так и сюда ворваться нельзя: разве только на жертву народ бесплодно употребить. Почему я рассуждаю, что генералы: Лаудон, Бек и Девиль при своих местах останутся; яко то, при Траутенау, Браунау и Цукмантель, а генерал граф Гарш с своим корпусом в здешний лагерь из Нейштата, для подкрепления, в надобном случай приступит; почему Богемия всемирно быть может в безопасности, а неприятель свою позицию совсем открыть, тако-ж и границ в пусти оставить не может; чего он не меньше как тридцатью тысячами заставить не в состоянии. Здешняя главная армия когда влево, по установленному плану, поход примет, то для своего облегчения наперед пошлет занять нужные места [63] генерал-майора Вела, находящегося при Габеле, а генералам Гаддику и Теммингу приказать можно от Эгера и от тех мест приблизиться; почему уповательно желаемое исполниться может. А ежели бы неприятель покусился всею силою в Богемию войти и на движете главной армии не смотреть, то, в таком случай, вся диспозиция уничтожится, понеже оставшиеся не в состоянии будут сопротивляться, но должны ретироваться до Кенигреца и ожидать возврата главной армии. Время сие все откроет, о чем вперед по часту не замедлю чрез нарочных эстафет всеподданнейше доносить.

О французской армии слух носится, что маркиз де-Контад, соединясь с дюк де-Броглиом, Ганноверцев, перешел Кассель а Минден, — победили, и якобы сто разных калиберов пушек взяли; о чем еще подлинность, с обстоятельствами, ожидается; ежели правда, то неприятель всемирно несколько разделиться должен, и мы здесь с об их сторон некоторое облегчение получить можем.

Вашего Императорского Величества и пр.

Иван Шпрингер.

Из главной квартиры. Монастырь Шурц.
Июня 27 — 16 дня, 1759 Года.
Получена на почте в 4-е июля 1759 г.