Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АХМАД ИБН МАДЖИД

ТРИ НЕИЗВЕСТНЫЕ ЛОЦИИ

[ПЕРВАЯ ЛОЦИЯ]

/л. 83r/

Во имя аллаха милостивого, милосердного.

Хвала аллаху, господу миров. Молитва и мир над Мухаммедом, его родом и всеми сподвижниками. Эта урджуза

называется софалийской. Ее смысл заключается в ознакомлении с течениями и [астрономическими] измерениями от Малайбара, Кабалана,

Гузерата, Синда и Атваха до Долгого Берега, а от него — к областям Побережий,

Занджа, земли Суфал, Кумра и его островов; редкости всяких наук, что в этих краях, до

южной оконечности земли; рассказ об измерениях, посредством которых му'аллим узнает уменьшение и увеличение во

всех ханнах; описание: редкостных явлений на этом пути из [области] измерений, районов [земли], течений,

жителей земли, их правителей и муссонов. Странствовал к ним, как подобает в данной местности, а странствие его — открытие нового —

четвертый [после] трех [лоцманов], паломник обоих священных и благородных Шихабаддин Ахмад ибн Маджид, да укрепит его аллах своей милостью! Аминь, аминь.

 

Хвала аллаху, который создал сонмы из небытия! Да славится он, да возвысится, превознесется!

Говаривали языки со слов его описаний — и сколько ты видишь в море его добродеяний!

Если нет ничего, кроме измерителя и путей, по которым мы плаваем на рассвете и на заре, — от земли Каликута и дабульской, из Гузерата от Дабула, затем от

Хурмузов с Атвахом (поступай по произведениям творца моего, приятель!) до Побережий и областей Кумра, до Софалы — [то] прислушайся и плыви от земли Каликута до [островов] Фаль по [звезде] Джах от двух пальцев до трех. [14]

Плавание твое по Джавза’, вместе с Тиром, — по силе ветра при твоем странствии.

Если этот ветер противный, встречный, то ясного пути мне хватит при правильном плавании.

Двадцать замов всего отсчитай; называют это в рейсах ветром Магриба.

Из островов Фаль правый и левый называются Фаль и Кит ал-Хузн.

Если ветер твой будет с запада, дующим к области Мариба, или зной, или тайфун, или дожди, то уж такова очередность в путешествиях.

Что за нужда описывать перед лоцманом то, в чем его жизнь? Определи это и решись.

Не закатывается Джах, а вращается вместе [с другими], если ты не имеешь в виду трех [пальцев] по камалю.

Измерителя достаточно мне в правой руке, а ее указательный палец ты видишь в точности

/л. 83 v/

в седьмой [звезде] На’ш; а отклонение параллельной звезды — восемь четвертей полностью.

И у Рамиха на востоке и у этой отклоняющейся — шесть нафсов поднятия.

И если они сужаются от шести пальцев при наблюдении, ты должен подойти к стоянке, ибо тебя захватит дождь.

Когда окончится нужда в ночной стоянке и ты не покинешь Джаха вписывающимся в высоту, что дает отдых от тягости дождей, зноя и муссона в странствиях,

плыви по Симаку (потом он увеличивается, пока не прибавит до Джаха полный палец),

если будешь в Макудже и в Гузерате или стремящимся к Зуфару или Калхату.

Что же касается того, кто направляется к Занзибару, властвуя над ветром и течением,— муссон его семьдесят [дней Нируза] при выходе [в путь], а при восьмидесяти будет вход [в гавань].

Но не проникнет [к месту], кто плывет при девяноста, не считая того, что бывает в редкие годы.

Если же ты распустишь флаг [островов] Фаль и направление твое в Зандж — прими мое увещание:

направляйся по закатным [румбам] и Джавза’ к [Долгому] Берегу и плыви по течению.

Ты встретишь здесь Сухайля и Залима в шести с половиной [пальцах] — знай об этом.

Если увидишь кийас исчерпанным, возьми к западу и устремляйся без опасения.

Потом ты увидишь два Шарата на закате вместе с шестой [звездой] На’ш; заимствуй из моего опыта! [15]

[У них] четыре пальца в одном кийасе, а одна треть над ними — увеличение.

Вместе с кийасом растет и [быстрота] течения при плавании [вдоль] суши — будь знатоком баши!

Не спи ночью при передвижениях — не простится большая ошибка.

И вот земля, признак которой — птицы; ты считаешь их спасительницами постоянными, всегдашними.

Как измучен нашедший тайфун — двадцать замов, о мореход!

Если ты увидишь много спасительных птиц, осторожно приближайся к суше, преуспеешь в радости.

Каждому мореходу, у которого [в руках] управление [судном], ведомы течение и проницательность,

множество [сортов] сладкого рожка и [пород] птиц, рыб и змей, о помощник мой.

Если ты отплываешь от дабульской [земли], поступай по моим описаниям, прими слово мое.

/л. 84r/

Плыви от нее на закат Тира, пока Джах станет, как описано, ибо он не уменьшается и не увеличивается. Отправляйся по Иклилю с уверенностью:

ты плывешь по нему к Долгому Берегу, плавание по нему надежное, прекрасное.

От предела Табакат к атоллу Мукбиль если не видишь земли, то ступай и прими

высокую воду и спокойствие течения, если ты из наездников этого моря.

В нем признаки, описанные выше. Что же касается измерений, то вот пояснение к ним (загар, в какой бы местности ;ни оказался, щедр к плавающему, о мореход!):

первое — о двух Шаратах и ‘Иная: правильное измерение их — на горизонте;

но они в стране зинджей отклоняются. Я упоминал их прежде в содержащем описания.

Однако расстояния на возвышенной земле (слушай речение, подобное жемчугу!):

Они в Дабуле подобны Джаху — восемь [пальцев], то, что между ними схожее.

Всякий раз, как уменьшается от Джаха [на] палец, уменьшается от них половина. Измерь их и слушай.

Если будет мера твоя на шнурках [прибора] восемь, то ты убедишься в этом, как и на нитке.

Знай, что этот ‘Инак становится, как и Джах, напротив него.

Если ты всегда намеришь в Джахе десять, то мера твоя этой Сверкающей в Махайаме —[16] три полных пальца на дощечке [прибора]. Всякий раз, когда уменьшается от Джаха, ты можешь высчитать

увеличение этой Сверкающей палец в палец до шестой части пальца; измерил я это в точности.

А Бар — нет ему ни уменьшения, ни увеличения: десять. Извлеки же из этого пользу.

Измерь его во всех местностях земли индийской. Цель моя при этом — запоминание правил, [изложенных] у меня.

Когда же ты измеришь Сверкающую [=’Инак], то при этом уменьшится Бар на небосклоне:

в каждой высоте [звезды] — четыре пальца. Храни правила науки измерения

и знай, что Бар, а затем и Мирзам на севере [имеют] семь [пальцев] — измерь их рассудительно.

Но делений у них восемь на дощечке в закате. Измерь это и сосчитай.

/л. 84v/

Всякий раз, когда ты видишь, что убывает Джах, уменьшается звезда Бар со всеми задними [звездами]

на две трети; запомни их на закате. Я рассказал о них в этой поэме по своему опыту.

Если коснется измерение твое сАййука — восемь узелков в точности.

Он увеличивается с Мирзамом в тирфа — четыре пальца, о помощник!

Измерь Ма’киль и Мурабба’ (они известны наставнику и со мною),

когда входят в кульминацию звезды Гураба до последней из [созвездия] ‘Ава’, поистине.

[Гураб] стоит прямо, когда он наравне с Ма’килем; но стоя прямо против

Залима, он становится невидимым.

[Он] в пределах четырех [звезд] Четыреугольника, и южная его звезда бывает вверху.

Здесь семь [пальцев] и [еще] половина привешена; а главная из этих звезд та, что в середине [= Гураб].

Ты измерь ее при своих наблюдениях, двигайся по ней и скажи всем людям.

Она относится к [стоящим] в девяти [пальцах] (знай!) и половина градуса — вот разница между ними.

Если ты измеришь Кальб, затем Ма’киль, над Махайамом четыре [пальца] употребляются, пока, о заботливый, не встретишь пути, [где] по Джаху шесть с четвертью, — прими это измерение!

Кальб — четыре положение его; а Ма’киль известен — возьми склонение: он бывает шесть, потом четыре пальца, подобно первоначальному наблюдению, — измерь его и слушай.

Подлинно: измерение звезд восходящих и закатывающихся — о них спор.

Их измерение убивает; его знает лишь знаток, ученый, систематизатор [17]

только на этом Долгом Берегу, я разумею — на земле зинджей, друг мой.

Я рассказал о них, чтобы ты знал небесные сферы и течение этих чистых светил.

Измерь Ма’киль, затем Кальб по дощечке и воззри на произведение господне:

[когда] в Джахе шесть с четвертью, они — семь с половиной [пальцев]; уразумей некоторые из этих деяний.

Над Махайамом они бывают в четырех, но в Джахе — неизменно девять.

/л. 85 r/

Они прибавляют треть, четверть и половину. Измерь это по указанию моего описания.

А если измеришь Кальб и Залим — в наивысшей точке постоянно четыре, —

[то по первому] странствуют; а Кальб узнают по движению Ма’киля, понимая его.

Упомянутый Ма’киль и Мурабба’ — движение у них, как у Джаха, палец в палец,

но разнится во всех климатах на четверть пальца — как оно закономерно!

А когда определяют звезду Тир, уменьшается ‘Аййук в своем течении:

в высоте каждой [звезды] [на] четыре единицы. Оба [эти созвездия] на западе, о капитан!

Подобно этому, когда определяют ‘Аййук, увеличивается Тир (в достоверности).

Умножь ими опыт, нет текучести в них; проверь их, о отмечающий!

Они над Махайамом, как описано: два пальца, а увеличение [сверх] этого — половина,

так что, когда ты принесешь Джаху семь, то в Тире останется пять и выше.

А Бар не уменьшается и не увеличивается от двух с половиной пальцев, о хвалимый!

Узнай основы науки в измерении и не раскрывай этого всем людям.

Если станешь отчаливать от мыса Мидвар, из Сумната, то плыви, будь благоразумным и бодрствуй.

Хороши эти порты для входа, затем и для выхода — по мнению умных.

От них Иклиль, а также ‘Акраб [по направлению] к концу Долгого Берега уменьшаются.

Джириш — это начало Хираба с севера; уразумей мое перечисление.

Конец же Хираба, о мореход, в Джардиле, а это место, однако, от Джаха в пальце с половиной.На мысе—подобно Хирабу; заимствуй из моего описания.

Если ты увидишь равнину у начала прибрежных скал алкиона, [протяжением] от одного до двух дней пути, [18]

отправляйся по Иклилю, мореход, и восполни то, что у тебя выпало из счета.

Идет [под Иклилем] берег здесь, конечно, и материк неотлучен при этом.

Что за нужда повторять наблюдения? Ты их добиваешься и у тебя есть данные.

Если вернется увеличение, то прими его в пути по суше и используй его.

Измерь на Сокотре, у ее внешнего берега, Фарг ал-Мукаддам— на юге встретишь его.

Если же увидишь На’ш — пять пальцев — причаливай к ней; как хорошо это пристанище!

А имя Фарг — с гайном, имеющим точку. Сказал так ад-Дамири, вне подозрения,

/л. 85/

в своем комментарии к «Проторенному пути» [***], о мореход! Затем и мы слышали во второй книге

и потом наблюдали в очевидности Рыбу вместе с Чревом этой Рыбы [=Батн ал-Хут], о приятель!

На дощечке они — пять с половиной [пальцев]; наблюдение у внешнего берега Сокотры — мое описание.

А бывали Батн ал-Хут и Фурад там четыре, затем половина приходит.

У Гвардафуя они меняются местами; у них сферы на востоке и на западе.

Наблюдай их у Гвардафуя, как и Джах, — на западе и востоке, без путаницы.

Однако удлиняется Хут на закате в этом муссоне, о мой возлюбленный!

Это—науки, с которыми странствует ищущий, о том, что случается; он в них нуждается. Измерь напротив Гвардафуя Рамиха с Сухайлем: десять, о благоденствующий!

Перед тобою Джах вместе с Фаркадом — хорошее наблюдение, сущность их достоверна.

Если ты измеришь Сухайль и Залим, они подобны Джаху, о знающий!

Четыре [и] четыре в них промежуток; наблюдай их и храни, подобно хранящему.

У мыса Гвардафуй, затем Хили сделай по моему описанию — отведаешь несмешанное вино.

Когда же ты отчаливаешь от земли Синд к Занджу, то испытай это и не проходи мимо:

с запада два Химара, потом ‘Акраб. К Сокотре затем приблизься и придвинься.

Причаль с запада, о наперстник мой! Двигайся оттуда и склоняйся к Иклилю. [19]

Длинное у тебя ристалище; несомые им, сменяют друг друга плавание и питание опыта.

Двигайся по [Иклилю] к берегу, в начале которого города. Легко достижимы здесь покой и безопасность.

Ты видишь здесь Сухайля, затем Ма’киля: восемь. Наблюдай их, о долговечный!

А Кальб и ‘Аййук, о лоцман, три пальца; ты видишь их в небе,

и Шами аш-Шами видишь, и Ваки’: четыре с половиной. Слушай меня!

И если ты видишь наблюдение, о товарищ мой, на протяжении этого пути достоверно

и если боишься моря светлой воды, измерь двух Симаков здесь и запомни.

Ты видишь их в очевидности, явно. На востоке у них шесть [пальцев] достоверно.

Градус их не увеличивается в путешествии. Стереги их, чтобы стать одаренным победой.

И найдешь ты на протяжении этого ристалища, [что] правду говорят наблюдения; и не забудешь меня.

/л. 86r/

Я рассказал о них не в этой урджузе; но также и в ней они значительны.

Измерь Кальб на севере—семь; с Залимом— четыре [пальца против] четырех.

Там ‘Аййук, а затем и Мирзам — три с половиной [пальца]. Наблюдай их и узнай.

А смотришь на Кальб вместе с Ма’килем — шесть делений при наблюдении камалем.

Мурабба’ же и Залим— семь с половиной пальцев, они же на севере — семь.

А на берегу Губбат ал-Хашиш достаточно цинка и меди.

Тир — поводырь к закату; в Аййуке [здесь] три [пальца], по опыту.

Наблюдай левую и правую [звезды]: когда узелок на левой, пилот,

ты видишь увеличение в правом Зира’ на треть пальца в тирфа — убедись.

Подобно этому, при уменьшении левой Зира’, узелок будет на правой, без рассуждения.

Знай, что характерное, о капитан, — на севере восемь с половиной встретишь в небе.

У Шами аш-Шами и звезды Ваки’ [измерения] подобны первоначальному наблюдению; прими в пользу.

Здесь ты встретишь Ши’р Гумайса: пять с половиной — нет в этом преуменьшения.

А ты знай об этом уменьшении и увеличении в Ши’ре и Зира’е, согласно обычаю. [20]

Обычай их — в каждой высоте половина… Что за нужда продолжать описание!

Что касается двух Симаков, то они на севере—девять [пальцев] при восхождении. Они оба при мне:

шесть у А’заля, что же касается Рамиха— пять, и это ясно и очевидно.

И если уменьшается Джах на палец, то А’заль увеличивается на половину, затем восьмую — завяжи узелок!

А мера Рамиха — пять неизменно; и уменьшается Рамих так же, без изъяна.

Они не наблюдаются ради передвижения, но упомянуть их, по-моему, следует, брат мой!

Ведь я не оставляю ни звезды в небе без того, чтобы ввести ее в руководство, в котором имя ее.

Однако достоверно, у Рамиха, потом у А’заля — меры, присущие Сухайлю, когда он закрепляется [узелком].

Они на севере — девять [пальцев], как установлено. Обвязка Рамиха — пять достоверных.

А Сухайль бывает два зуббана, увеличенных четвертью. Уразумей это действительное.

/л. 86v/

Всякий раз, как убывает от Джудаййя один палец, увеличивается Сухайль, о брат мой, прислушайся!

Три четверти — наблюдение чистое. По его измерению и Рамих — возьми мои описания.

При частном наблюдении — семь; [тогда] и на севере [у Рамиха] — семь. Какое деяние!

Затем он увеличивается, достоверно, в высоте каждой [звезды] половиной; и в десяти запомни наблюдение.

Все эти звезды — Сухайль и Рамих — яркие. Прими эту заповедь. Если же на севере пять с половиной — это Мурабба’. Заимствуй из моего описания!

Что касается Залима — он семь, как обычно: отсутствует у него уменьшение с увеличениями.

Уменьши на половину и два пальца — я буду разуметь его в Джахе, несомненно.

Здесь — зуббан у звезд Мурабба’; я разумею измерения до воды — слушай!

Подобно этому Рамих — намерь зуббан. Я раскрыл тебе науку, пилот!

Не нуждается в повторном описании [никто], кроме глупца, [все] достояние которого — два глаза.

Если ты упустишь Фаркады в начале, когда в кульминации высокая Сарфа, —

да будет тебе Фаркад, а он — в зените. Это верно для Ахвара, нет в этом изъяна. [21]

Основание его — на грани [т. е. в эклиптике], оно — двадцать, прибавляя как раз палец с половиной.

Это правильный способ, брат мой, я проверил его опытом; действительно достоверный.

Палец в палец, бесспорно; я измерял зуббаном на Хадра’.

Возвращаюсь к движению, брат мой, на Атвах и к области Калхата, высокой благоденствием.

Плыви же [мимо] суши вверх по открытому [морю] к Рас ал-Джамджама (и оставь промедление).

По закату Сухайля, а это—опора, плыви от восточной части этого мыса

к Масире, затем отправься по ‘Акрабу, в какую сторону хочешь, — плыви и высчитывай. Если [это] происходит в Нирузе до [истечения первых] девяноста дней, то избегай ветров по дороге.

Не проходи в начале водорослей. Разузнай и решись с уверенностью.

Если хочешь повернуть к открытому морю, повернись, будь обладателем мысли и плыви.

Пройди от берегов по Сухайлю: увидишь Сокотру. Она — ориентир.

А если отчалишь от этого острова — к закату Муханниса хорошее течение.

Такие течения, брат мой, — для путешественников. Увидишь Сокотру с левой стороны,

повертывай по Сухайлю, опасаясь [светлой] воды, по главному течению равным образом,

пока не начнется течение к Хафуни. Поднимайся по нему уверенно.

Что касается текущего от [Коморских] островов к закату Сухайля, оно спокойно, проходимо.

Оно идет со своей кротостью и блаженством, ясное... Но вреда от этих островов тщательно остерегайся.

/л. 87r/

Что касается морских течений от Сокотры, ты оставляешь их вправо при движении

к северу, ибо они — в водорослях, которые ты видишь только в ясную погоду.

В самом деле, они удлиняют путь.. . Поступай же по опыту своему, приятель!

Если они здесь обвивают море, возьми [путь] по двум Химарам, отправляйся по ‘Акрабу, плывущий,

пока не обступит тебя суша Табакат до пределов Джириша, — возьми мое описание!

А тот Хираб [состоит] из песчаных местностей, покрова Хираба (прими мое речение!),

только они ближе Хираба к морю и известны как покрытые буграми. [22]

Ты встречаешь в Табакат звезду Рамих; склонение ее — пять по явному наблюдению.

Если ты приплыл к своему Долгому Берегу, то [эта] земля чистая, с торным путем. Сотвори свое распоряжение и совещание с умным, беседующим, обладающим знанием. Что бы ты ни делал, о умный, нет хорошего в личности едва зацветающей, евежественной.

Итак, мы остановились на Берегу. До атолла Мукбиль весь он чистый.

Высоты, поднимающиеся в виде песчаных холмов... Будь знаком с описаниями, пилот! Если последуешь за холмами, огибает земля от заката Сухайля. В этом — знание.

По закату ‘Акраба и Химара у всего этого внутреннего берега валы,

однако между атоллом и Мурути — скрытая отмель, на которой вода, о любимый мой!

Мурути — риф, от суши удаленный, обступающий того, кто причаливает, — прими мое речение!

В большинстве случаев его не видят, ни его, ни атолл, но испытывают, так как они прилегают к материку, а два края выступают в море.

Поверхность между Мурути и атоллом — сыпучие холмы; прими мой рассказ.

Этих возвышенностей до Санани и Мурути одиннадцать, не меньше. По временам ты видишь здесь гору, ушедшую в землю, невысокую.

Ты видишь ее в земле близко, около. Когда она исчезает, начинается плоскогорье

около Могадишо; [оно] то в дожде, то в пыли, — не увидишь его взором.

Имя его Хираб у араба; что же касается языков зинджей., имя его дурное.

Мне нужно лицезрение его, а не имя. А его черные финики похоже называемы.

Плыви в Могадишо и область; если хочешь, вступи [в них] или повернись, отправляясь

в Марку, затем в Бараву. Ты пересечешь [плоскогорье] в один день, читая [молитву].

/л. 87v/

Из признаков Баравы: в ней семь холмов, на которых ты видишь ее порт, над ним из них четвертый. С какой бы стороны ты ни подошел к ним, они крутые.

Войди в порт с безопасностью от морских стихий и порицания.

Ты видишь южнее порта [Баравы] остров уединенный, возвышенный, обширный. [23]

Порт — под всеми ветрами, по мнению знающего. Пойми описания его и не оспаривай.

Отправься от острова и брось [якорь] тут. Люди придут к тебе прежде, чем ты придешь сюда.

Ты войдешь при рейсе справа, под азйабом; если хочешь войти туда, то подготовься.

Ты не покинешь его, а в ином случае поезжай по сухому пути; если хочешь — плыви.

Понижается перед тобой земля этой страны до конца Софалы (что это у меня за известие!),

до конца Софалы, лоцман. Знай об этом, достаточно уже худшего из невежеств.

Плыви по нашему Иклилю (не противоречь мне!) к внутреннему берегу Шика, а это берег известный.

Первое, что встречает тебя в этом заливе, — остров у области Джубб.

До него ходу четыре зама под ветром азйаб — целиком и полностью.

От него до Малавана также четыре; сохрани стих мой и слушай его.

Отсюда шесть [замов] ходу — и завершится область прибрежья, описание которого насыпано по песчинке.

А вот Бата, южнее которой остров, называемый «Да преуспеет сАли» и этим известный.

И между ними (ним и материком) — дорога. С морской стороны острова — риф, а он — место, к которому следует держать курс,

около Вазина; а это — племена на суше, как в Сарике, о заботливый.

Южнее их острова несчетные — мелкие, затем крупные, о возлюбленный!

Они — от Малавана до Бата. Из тех, что между ними, в середине,— одинаковы.

А земля Бата — город щедрых: это рудник многочисленных верблюдиц.

И если станешь увеличивать свидетельства об этой стране, здесь измерения ясные, известные.

Над Баравой ты наблюдаешь Фаркадов: пять, как у Сарфы, — наука достоверная.

Большой Фаркад, а он в зените, — восемь с половиной [пальцев], нет в этом изъяна.

Он же над Джуббой — семь с четвертью. В области Малаван он, по положению своему,

семь без трети, достоверно. Измеряй его — узнаешь дорогу.

А когда станешь измерять Большой Фаркад, то зенит его нам известен.

Шесть с половиной — знай его положение в местности Сарик, затем на ее островах.

Шесть без четверти в Бата. А пять с половиной одинаково приходятся на Ламу с Китавой. Измеряй же его и запомни читаемое. [24]

/л. 88r/

Что за нужда мне объяснять [Фаркад] читателю? Из благоговейной любви к науке — ведай:

если он в начале Рас ал-Хадда начинается двадцать одним с половиной, перемести постепенно к Ахвару. Палец за пальцем по тирфа совпадают, так как [Фаркад] стоит над полюсом. Нет совершенно в этом изъяна и обмана.

Измерениями широких и узких промежутков я испытал его, и он подтвердил достоверное:

пять с третью по правильному направлению. Что же касается [высоты] в Хадра’, то она ближе. Если ты не увидишь Фаркадов при первоначальном измерении, [испытывая] затруднения,

измерь высоту Фаркада, по этому описанию, у двух Химаров, а вот описание:

если они совпадают палец в палец, то сущность тебе ясна и падает в тебя.

От пределов Рас ал-Хадда до Мафии не разнится палец — возьми из описания этого.

И если трезво у тебя это измерение, то проделай, и позволь нам увернуться к объяснению предшествующего описания.

Кто трудится с нами — исследователь юга на дороге земель и рифов.

От них суша сворачивает к островам Китаве и Ламу, у которых отличия:

высокие песчаные холмы (описание достоверное). Вход в них —- вход в устье, единственный. Только это устье длинное; оно достигает Вазина, говорили нам.

При входе в устье лежит Китава, с правой стороны; разумей читаемое!

А земля Ламу идет слева. [Это] остров; он-является возделанным.

Над ними ты видишь А’заль на востоке: пять, как при склонении, поистине.

А’заль известный и Мурабба’ — десять пальцев в измерении (слушай!).

А в седьмой На’ш, Дабаране и Баре все семь [пальцев] ясно видны.

А седьмая На’ш здесь и Рамих подобны первому измерению — используй!

Седьмая На’ш с Залимом— шесть с половиной [пальцев], знай о них! Если ты оставишь их позади себя у Шикала, о близкий, это небольшой залив, о спрашивающий меня!

Ты [тогда] спускаешься по [ветру] шулли, пилот; отсюда поворачивает земля, в самом деле,

и предстает перед тобою Зальвилуль, а это — остров, брат мой, одинокий.

На суше и в водах его — рифы, в них имеются причалы для всех ветров. [25]

За ним южная бухта Килимани, из укрепленных, — остерегайся и будь бодрствующим.

Затем Рас Кулума — гавань [ветра] куса — и все остальное, что поместил господь мой на юге.

Нет здесь, у этой земли, единообразного течения: заливы и мысы ты видишь своим взором.

Если будешь отсюда подниматься по ‘Акрабу, затем по двум Химарам, объясни себе и проверь опытом.

/л. 88 v/

А после этого, во-первых, ты видишь Малинди, а прежде этого показывается его длинный мыс.

Что касается области, то ее юг сжигает жаждой; он — дикий.

Остерегайся его и не приближайся.

А Фаркады здесь — возьми из описания — два пальца полностью, еще и половина.

Ты видишь здесь первую из гор Кальфа, Мунджи Хузн. Прочти о них и познай.

И все это от города Бата в двухдневном пути, бесспорно.

По закату ‘Акраба и Сухайля (узнай!) плыви по высокой воде ночью.

Дневной рейс — по облаку белому, а ночью плыви по черному.

Белые, брат мой, это два облака. Одно ты различаешь глазом, а другое —тусклое. Что касается видимого, оно наблюдается между Сухайлем и Тиром.

Только оно удалено от Сухайля десятью пальцами. Прислушайся к этой речи всей. От этого Тира они — две стрелы; в системе ты их видишь воочию.

А черные облака в Мураббас—ты видишь их в конце ночи; слушай же! При муссоне отправляется к Побережьям, при Тире вступает на них входящий.

А устье появляется за ними, и Момбаса показывается на их юге.

[Здесь] Фаркады в двух пальцах, нет об этом спора; у измерений — определяющие свидетельства.

[Момбаса]—[полу]остров, брат мой, и устье ее слева обходит кругом; уразумей толкование этого.

Когда ты придешь к югу от этого места, увидишь три [клочка] [земли], пилот.

Маленькие бугры у Момбасы — посмотри на них в море, потом запомни это, чтобы войти в порт с уверенностью, без того, чтобы жаловался вступающий, конечно.

Войди же, насыщенный странствиями путешествия, в Момбасу; здесь место торговли и победа. [26]

Если ты пройдешь от холмов — холмов Баравы (уразумей местонахождение!)

с заката двух Химаров двадцать замов (сумма полная),

отправляйся по Тиру вместе с Джавза’, увидишь горы Кальфа равным образом.

Увидишь вместе с Манджй острова вдалеке; отсюда плыви и не гнушайся.

C запада Сухайля доброе течение к пределам Васини, и этот проход от Момбасы течет к Васини. Проплыви зам с половиной, достоверно. Отправляйся по нему при известном Муханнисе, на заре, не противься моему совету!

Я проверил его, бодрствуя ночью, записывая. Плыви по таким течениям и победишь!

Плывут настороженные с запада [течения], ибо в восточной части болота, мой спутник!—

у северного входа. Будь же хитрым, не спи ночью здесь, бодрствуй.

/л. 89r/

Подобно этому и Васини: на нем болота сплошные до юга, о брат мой!

А зинджи говорят, что это только на севере, запомни это!

Это, по-моему, ошибка, спутник! Слушай мое описание — встретишь истину.

Когда же ты расстанешься, брат мой, с Васини, то самое нужное течение, конечно,

по Кутбу и Муханнису, о заботливый, пока не увидишь Рас ал-Хамам, возвышающийся

на Занзибаре, а у этого [острова] — будь знающим!—восточный мыс по имени Миншар.

Они друг против друга на юге от Хадра’, на востоке и западе равным образом.

Между ними дорога для путешественника на Кумр или к рифам его и островам —

по восходу Иклиля, действительно. Они оживляют оба паруса, спутник мой!

Заклинаю тебя прибыть на Хадра! Ограничит тебя Миншар, бесспорно.

Между Миншаром и этим мысом Рас ал-Хамам, которого избегают люди

(из-за болота прибытие сюда неприятно), сверни направо, встретишь здоровье,

ибо Рас ал-Хамам задерживает течение к Занзибару, а оно — слева. Куда бы ты ни прибыл вечером, брось здесь якорь, там, где семь [саженей] или ближе.

Плывут здесь, пока не увидишь домов на расстоянии взора, гостеприимство которых вошло в поговорку. [27]

Ты видишь все острова, о плывущий. Два остаются слева, а все справа и на западе. Брось [якорь], где пожелаешь, о спутник!

Вот Машийа красивая, порт под [ветрами] азйабом и кусом. Да славится творец-устроитель!

Ты видишь здесь Сухайля и ‘Аййука поднятыми одинаково — это достоверно.

У них счет вместе с двумя Зубанами; я измерил их здесь астролябией.

Они были по ней здесь девять с увеличением на две трети градуса, по правилу.

У этих всех больших островов — я подразумеваю перед тобой Хадра’ и Занзибар —

удовлетворение у их внешних берегов, нет в них трудностей, и два Фаркада между ними — палец по счету,

а на севере Хадра’ — палец с половиной, насупротив Васини. Вот тебе мое описание.

Что касается прибрежных земель от Васини досюда, то они находятся достоверно.

в Кутбе и Муханнисе. Это два рифа, заболоченные; не приближайся!

Один из них ты оставишь слева, то есть у Васини; не оспаривай!

Около них нет выхода к проливу возле Занзибара. Прими мой отчет.

/л. 89v/

Вокруг Занзибара некоторое количество островов, около шестнадцати — знай и ведай!

Они на юге и западе от Занзибара, в болоте, о спутник!

А Занзибар —- остров большой, с сорока местами разгрузки.

Обходят его в один день вдоль берега, и это в ширину — возьми у меня сведения!

Только он известен округленностью, делающий его обширным для путешествия.

Нет к нему пути, путь [к нему] усеян шипами — будь осведомленным!

Его северная часть называется Рас ал-Хамам, также и Миншар — возьми науку!

А мыс его, брат мой, с юга Самакаманд называется, о любимый!

Что же касается юго-запада — Рас Васфийа, по словам имеющих опыт.

Опасайся его и плыви к твердой земле, смотри обоими глазами. Как здесь прекрасно!

Ты пройдешь отсюда зам к острову — острову Мусавва, а он маленький.

Над ним два Симака, в достоверности.Ты видишь их несокрытыми — пойми действительное.

Близок остров Мусавва: он у [мыса] Йасар, брат мой. Ты видишь его от Занзибара явственно; а между ними, слева, острова.

Оставь их все слева и брось [якорь], если прибудешь вечером, о мореплаватель! [28]

Они здесь расстилаются от запада. Если пройдешь ночью—здесь ограбят.

Будь мало уверен, когда поравняешься с ними, пока не отправишься по Тиру и Иклилю.

Затем у них с северной стороны внутренний берег с отмелью, виднеющейся среди близких мест.

Причал — под кусом, вместе с сАкрабом. Если хочешь бросить [здесь якорь], то приближайся.

Плыви сюда по восходу Сухаиля из Занзибара-—уразумей изъяснение.

Если хочешь — брось [якорь] или распусти [паруса] по азйабу, если пожелаешь,

и покинь это [место] по восходу Сухайля ради острова Кафур, даже и ночью.

Два зама с противным ветром, дорога чистая — от болота направо и налево.

В хорошую погоду ты видишь его и Занзибар с мачты. Сочти же нужным плавание.

Равным образом, если хочешь ясного пути в море — возьми двух Химаров для этого течения.

Два зама с противным ветром до Рас ал-Фйль от этих островов по указателю.

Название их — Синд, а их пять; на юге их можешь причалить.

Имя их Синд на языке зинджей. Если стремишься к ним — обязательно прими напутствие!

От отмели ты попадешь к ним, в их южную часть, к острову Камфары, как они его называют.

Да. ты не покинешь его, сдружившись с ним на ночной стоянке. Но все же тебе нужно вступить в странствие.

/л. 90r/

Название его арабам знакомо: остров Кафур, он известен.

Там [чистое] небо над тобой продолжительно, постоянно. Приходят с побережья туда — знай! — ибо он близок от побережья, а главное — это часть их пустыни, приятель!

Отсюда Рас ал-Филь [= Голова Слона] — по двум Химарам. А Голова этого Слона, о странствующий, пустыня на Берегу, о близкий, Вытянутом с севера; сойди на нее

и ложись спать.

А если ты отправишься от Сунда’ как раз по восходу Сухайля пока скроется от тебя этот остров, то плыви по Кутбу, созерцая его.

Ты придешь к Рас ал-Филь и отмели. Эта отмель — у пролива, измерь и испытай.

Частично оставишь ее справа, поплывешь только к Мафии, достоверно. [29]

А если отправишься, оставив ее слева от себя, поплывешь к Вытянутому, по своему выбору.

Где захочешь — брось якоря. А перед [Вытянутым Берегом] придут к тебе признаки:

террасы с прорытыми каналами, а их семь, на них люди в двух поселениях. Здесь залив у мыса.

Мыс большой, у него залив, открывающий вход для небольших судов с полным удобством. При азйабе давящем входит вступающий в оба селения, а они на побережьи.

Что касается крупных [кораблей], то они не входят туда подобно малым: порт их прижимает [к земле из-за мелководья].

Эти [поселения] — около пролива, как признаки; я упомянул их, ибо они — указатели пути, Название северного — Шали упоминается; что касается южного, оно звестно как Мулали. От них ты видишь отмель этого пролива. Входи туда с верой и счастьем.

Вода в [проливе] — пять или шесть [саженей]. Я имею в виду — прислушайся к его описанию — его середину.

Что же касается боков, то они мелководны благодаря отмели, затем прибрежью приятель!

Впереди [пролива], около него, находится остров, называемый Кувала; прохождение мимо него небольшое,

но когда ты поравняешься с ним там, то остерегайся: пойми — под водой там камень.

Остерегайся: ворочает его вода, сдвигает с места, взбеленная, лишая своего покрова.

После него, брат мой, появляется Кувала—вся слева; прими мои напутствия.

А затем — остров Шарка [= Восточный]. Он отсюда как раз к северу.

Название его у зинджей — Икухаджунда. Это слово — для знающего, он объяснит его.

От мыса того Вытянутого [Берега] до этого острова путь одного зама — будь об этом осведомленным!

Плыви отсюда, брат мой, к Мафии по восходу двух Химаров. А второй путь

идет по ‘Акрабу, и это — главный. Поступай так или этак, приятель мой!

На середине этих путей — отмели, которые ты поистине узнаешь.

/л. 90v/

А тот, кто плывет по Тиру и Джавза’, отправься от острова Шарка’.

Ты пересечешь острова в море — заимствуй из моей речи! Название их произносится: Машихуабили. [30]

Также Вамлуль, а это северный [остров]; что касается южного — отдаленного, возвышенного, —

он называется Фалулу [= Фулу Лу]: деревья, топи. Между ними дорога, на ней Цейлон. Порты, уложенные под каждым ветром, видит из Мафии тот, кто изведал.

А остров Шарка’ — земля их, ты видишь [отсюда] Мафию. Знай же об этом и запиши.

Так же как Кайс и Хандарани, они по [близости] земель такие же, о спутники!

Если ты выйдешь в Великое Море, остерегайся ночи, будь осторожным. Воздержись от пресных вод Мафии, в которых опасности; завяжи здесь [бурдюк], о спутник, против них. Плыви по Сухайлю от них к Мафии и питающему тайны Сила.

Что касается здешних [мест] — [это] дорога к прибрежью под Кутбом и Муханнисом, друг мой!

Только болота ее многочисленны. Поворачивай по Сухайлю, о осведомленный о нем! Перед своим прибытием в Мафию ты встретишь здесь подводный хребет с отмелью, а он к [Мафии] не относится. Поверни отсюда направо или налево от него в машийи, по Кутбу

плыви к Мафии, хороший здесь остров: небольшой, треугольный, возделанный. Поистине, тут скрываются Фаркады, а Н’аш здесь — достоверно двенадцать [пальцев], действительно

Зинджи лгут насчет того, что говорят; ибо На’ш [здесь] выше других, а они вводят в заблуждение.

А из двух Фаркадов Большой [имеет] два пальца с половиной; я убедился в этом своими глазами.

Что касается Малого, брат мой,—три с половиной по его исчерпывающему измерению.

Что мне за нужда описывать эту кульминацию? Не изменяется то, что относится к Фаркадам; они заключают это в себе,

когда восходят в зенит два Химара над южным полюсом. Измерь их, о человек!

И если аллах забросит тебя, пилот, на восток моря в другое время и ты будешь расставаться с землей индусов, повлечет тебя вода и не будет подходящей,

возьми правильные измерения и измерь все то, о чем я сказал в напутствии.

А если ты оставишь Кильву царей от Мафии, то у тебя пути — по Кутбу и Муханнису, и ты встретишь отмели и небольшой подводный хребет возле них

(у зинджей он называется Манджи, а отмель ищет убежища под Сухайлем), [31]

пока не окажешься в окрестностях острова; я разумею, о юноша, известный Малакух.

Что касается южной стороны Кильвы — [здесь] с изнанки кочуют. Все [отмели] от тебя слева начинаются.

Между ними дорога для путешествующего. А если их минуешь — увидишь острова.

Первый из них Вакула, а у него слева длинная отмель, входящая в него.

У него внешние берега, о пилот, схожие с Вытянутым [Берегом], о выдающийся!

Это остров, брат мой, округленный, на нем мачтовый лес, воочию видишь это.

Побережье его белое, видят отсюда Мафию. Прими мои напутствия насчет него.

/л. 91r/

А прежде чем достигнешь его, увидишь остров. На нем деревья, высокие, большие,

подходящие к отмели; они — начало ее. А все дожденосные тучи слева, в стороне от него. Имя южной [части] — Кильва-Буни, а прибрежье здесь ненадежное. С охотой плывут к этим островам из Мафии; действительно, здесь проход

к Шунджу-Шунджу, а это справа. Слушай мое объяснение и пойми действительное.

Потом плывут мимо внешнего берега отмели, плывут шлюпки под южным ветром.

И весь этот твой Вытянутый слева от тебя; брось якорь, если хочешь, по своему выбору.

Здесь гавани, ты встречаешься с волнами; здесь и нечто, о чем ты споришь.

Подобен этому Вытянутому, который кончается, остров Шарка’, проходящий на север от тебя.

И знай, что когда ты оставил позади Шунджу-Шунджу по своему плану, то поступай так, чтобы быть в безопасности.

Приблизься, чтобы бросить [якорь] у острова Ханаш; если хочешь, отправься от него на заре или перед рассветом.

Действительно, он — последний из этих островов с юга. Будь об этом осведомленным.

Только перед Шунджу-Шунджу ты встретишь [по направлению] сюда мелководья, которых ты не знаешь.

В самом мелком из них вода доходит до трех саженей, бесспорно.

И сколько будет здесь мелководий, которые ты пройдешь, пока увидишь горы чистой Кильвы! [32]

А южнее Шунджу-Шунджу — подводные скалы. Остерегайся этого, ведь они на твоем пути.

На юге острова Ханшан — отмель подводного хребта, склоняющаяся к его западу.

Остерегайся вокруг них во мраке, находя течение, и будь заботливым.

Отправляйся к Кильве от острова, острова, известного как Ханаш, по Кутбу и Муханнису (без заблуждения), пока не поравняешься с горами севера.

Ты видишь воочию на севере отмель; это отмель Кильвы, приблизься к ней и плыви мимо нее, пока мы говорим о ней, вступи в открытую дорогу моря, спасешься от нее.

А отсюда до острова Ханшан два зама по Муханнису, пилот!

И если ты проплывешь мимо отмели справа, пока она не закруглится, — будь постигающим, — то возьми здесь по закату Тира (не входи с запада Кильвы, по невежеству),

пока не сможешь сказать о районе, который идет слева от тебя — достигнешь радости.

Распусти знамена в безопасности: впереди Кильва царей.

И отсюда, из всех домов—дома Кильвы царей в дружбе [с безопасностью].

Выступает вперед твой корабль — ты смотришь и люди смотрят вокруг порта.

Да будет тебе во здравие это лучшее путешествие к ней и стремление прежде, чем червонное золото [***]!

Что касается измерения, то над нею Фаркад — два пальца, определенных нами; знание достоверное.

А А’раджи здесь, в этот момент, восемь — будь это постигнувшим.

Н’аш — полных одиннадцать с половиной. Если [к тому же] ты прибыл по высокой воде, то этого достаточно.

/л. 91v/

Что касается [пути] к Мафии с Фаркадом — по Малому, согласно моему слову, находи верный путь.

При равностоянии двух Химаров ты видишь четыре с половиной [пальца], уже описанные. Что относится к измерению На’ш —- двенадцать; увеличивается в них промежуток и знание.

Если ты отправишься от Кильвы к Софале, то путь по суше бесспорный.

На’ш одиннадцать — это Вамизи в полюсе Сухайля, о славный!

Это остров, население которого мусульмане. По восходу Сухайля плывут [к нему] люди. [33] Что касается его мирного побережья, [здесь] по восходу Сухайля ты плывешь к Айаму.

Днем или ночью причаль у какой-нибудь отмели, в которой ты можешь.

Это около семи в Сухайле; указанием я имею в виду Синджаджи.

Население его — мусульмане под неверными. Южнее его — отмель длинная, материковая.

Отсюда по Кутбу ты видишь Мульбайуни до места добывания ядов, затем амбры.

Здесь На’ши поистине восемь. Я истолковал это тебе, юноша, изъяснением.

Только количество это, измеренное нами, растет... Уразумей с моих слов эти правила.

От [Вамизи] к Софале по закату ‘Акраба, уклоняясь к Иклилю, будь удаляющимся!

Однако, когда ты покинешь этот остров, выходи в открытое море от материка и от этого пути в течение дня — четырех замов по Кутбу и Сухайлю — прими эти слова!

Потом направляйся по ‘Акрабу и Иклилю — сократишь ночь по этому указателю

[ты], два или три дня переступающий в корабле машийи, который минует. Ты встретишь на этом пути воду, уменьшающуюся около земли, разумеется.

И при этом ты движешься к этой земле; у Кувамы — риф, возьми мое сообщение.

Оставь его справа, он требует себе места. Плыви к материку и поравняйся с ним,

пока не достигнешь, о спутник, наступающего Сулан, а это отмель южнее Софалы.

И все это — песок, мой пилот! Нет среди них ни глины, ни коралловых рифов.

Оставь это справа — кончится, о спутник! Полагайся на этот пролив в радостях.

Вступай в страну около пролива: ты видишь ее воочию, поистине.

Здесь вода светлеет, а лот [доходит] до желаемого предела твердой земли — заимствуй из моего руководства! Если хочешь бросить [якорь] у этой суши, то брось. Здесь земля

глинистая, высадись на нее и радуйся.

Однако ты должен бояться волны и внешних берегов, ибо она скрытая — прими мой совет!

— забросит тебя в Куваму неверных. Из-за этого будь знаком с путешествиями.

И если будет нужда — высадись на ней до рассвета, потом будь

пробудившимся, [34]

/л. 92r/

ибо самый частый ветер здесь — южный, и вода сменяется каждый месяц с ним, о возлюбленный!

Вблизи же суши, о пилот, поит Дилябар, пойми разъяснение.

Его столб бросит тебя на юг, к Ма’бару по словам владеющих опытом.

Вода здесь похожа на воду Камбайи. Уразумей же вход при [помощи] этого рассказа

и вступи сюда при полной воде. Вода Камбайи точно такая же.

Лучшее передвижение, [когда] На’ши пять с половиной; бойся дикого Скорпиона.

Если же ты двинешься, [когда] На’ши семь, — у предела семи уразумей описание.

Приметы отмели у Кавамы: земля, брат мой, поднимается перед нею.

Но около Софалы она песчаная. Плыви туда — и не будь приводящим в беспорядок —

к Софале и признакам в ней, и не будь страдающим жаждой ее около нее.

Покажется тебе индийский орех с [его] признаком. Южнее ее — холмы с приметой.

Увидишь здесь пролив у мелководья, у него — две сажени [глубины], без сомненья.

Войдешь в него при полной воде — вода Камбайи точно такая же.

Здесь следы лодок у устья — из тех, которые требуют награды.

Ты из Кильвы в это место, если хочешь, плыви мимо твердого берега, пилот,

когда будешь в небольшом суденышке, устроенном для этих устьев,

из-за опасности этой дороги от чередования ветра, приятель;

поднимайся в море, пилот, а после этого двигайся на Кильвани, от кильванского рубежа — к Каваме. На’ши [будут иметь] семь — это доброе плавание!

А от Мульбайуни [иди] к местам передвижения в хорошую погоду, при которой ты встретишь возвышающуюся гору.

А не увидишь ты на этом пути горы, известной наверняка, кроме как при своем плавании по закату ‘Акраба. Если достигнешь устья ночью, приблизься и высадись до утра. Встретишь пролив, а вокруг него признаки лодок.

Предстанут Симаки тогда твоему взору; войдешь в Софалу с этим — наберись же знания. Ты встретишь здесь двух А’раджей, у которых три [пальца], соразмерных для них.

А звезд Хираба поистине шесть при частном измерении — прими для описания этого.

Лучше всего тебе отправиться, о центр путешествия, из Кильвы сюда — слушай мое сообщение! — [35]

[в период] от начала Нируза до пятидесяти [дней], наилучшее из этого в муссоне двадцати.

Что касается того, когда выходить из Софалы — сто семьдесят [дней] непременно.

До этого и после этого знай: это — прекраснейшие из муссонов.

/л. 92v/

Перед [Софалой] —смотри! — охлаждение ветра куса, а позади водружены эти утесы.

Ты поднимаешься к ним от восхода. Земля их — земля тягостная, возвышающаяся

около воды — внимательно смотри, о пилот! И растет волна в эти мгновения.

Поскользнулись здесь франки, доверившись муссону в праздник Михаила, предположительно.

Поднялась на них волна этих утесов в Софале с блужданием в обратную сторону.

И перевернулись их мачты в воду, а корабли — над водой, о брат мой!

Тонущими видят они один другого—знай муссон этой земли!

Но когда [наступают] семьдесят [дней] после ста — это муссон особый, прими наставление! Плывут по Симаку и Сурайе, поднимаясь в море, о брат мой!

Подобен [этому] в Адене южный ветер йеменский. Знай условия моря, пилот!

Когда же пройдут восемь с половиной [замов] — сопровождается [путь] здоровой землей.

Плыви к Мульбайуни и тому, что прилегает к нему. Здесь судно не минует его.

Прежде чем тебе откроется [эта гавань], увидишь две горы — красную и белую, увидишь воочию.

Ведомый ими к обширным пустыням, плавание к Мульбайунй узнает горделивый.

Он ведом к Мусанбиджи здесь. Там у них отдых от беспокойства.

В течение месяца, более или менее шло их [= франков] странствие жемчужными отмелями,

как от Калхата к внутренним областям по устью до Джаруна — будь понятливым.

И не закрыто отсюда море около Кильвы — пойми мой стих!

А [Кильва] — над нею наши [звезды] На'ш в единицах семь с половиной, по мнению всех людей.

Если ты отправишься из Кильвы в дорогу по большой воде, поистине,

плыви на закат [На’ш], а Сухайля я имею в виду восходы — уразумей указатель.

К Мульбайуни далекому открытым морем плыви по ‘Акрабу — это и есть течение! - [36]

[плыви] к Софале, а там — шесть в [звездах] На’ш, уразумей описание этого.

Остерегайся, если сократишь измерения! Ты согрешишь и забудет тебя мир.

От пяти с половиной дальнее плавание опасно из-за южных ветров, брат мой.

Что относится к Мульбайуни, то тяготеющее к ней — в районе устья Момы. А жители его — мусульмане, а что касается сект, [имеются] неверные [с] устья Кавамы; я сказал об этом по сообщениям.

Это устье далеко, а жители его из страны египетского Нила — вот какое разделение.

И большинство тех, что между Соралой и Кильвой, — неверные, гнетущие,

называемые Муна, а это по имени Муна-батура, великого царя, помышления которого из неверных.

У него рудник, подобный софалийскому, так как он правит восточной частью [последнего].

/л. 93r/

К ним прилегает бугристая [равнина]. Отсюда ты видишь вместилице неверных, здесь их граница.

Здесь [царь] правит от Ахвара до Занзибара, на суше и море по выбору.

У него россыпи чистого золота [***], ибо они [находятся] в области неверных

с этими двумя правителями Софалы. И рудники Нубии тоже у [этих правителей]; они [ими] владеют.

Они сообщаются друг с другом, и дом их — море, а граница на суше опускается к морю с запада. Сообщили мне о них владеющие опытом.

Странствие, брат мой, семь дней; прибывают к твердым почвам, о заботливый,

и наблюдают прибытие неверных. А в западном море — и это по сообщению — приезжают, [сказал он], роют медь ради белого — [он подразумевал:] ради серебра в этих медях — из страны франков и Магриба — пойми мои слова и пройди, мой спутник!

Руководствуйся тем, что Нил разделяется. Три части, вне подозрения: часть нубийская — река однодневного перехода, проходящая возле Саха, о долговечный!

Вторая часть у Кавамы — ее описал я выше, как знающий.

А третья часть — египетский Нил. Что касается золота, спутник мой, прими мое сообщение. [37]

[У] жителей запада и северных — о золоте Нубии прими мое речение — каждый меч [м]ашрафийский [***] из него. Не спрашивай после этого о нем.

Что касается их северной стороны — острова у суши. Это западные, о заботливый, известные мне. Что относится к Софале — она принадлежит народу Муна-Мусави, а имя царька Забнави,— то это россыпи золота — будь осведомленным! А между двумя негусами, о славный, путь месяца от Софалы к западу, с отклонением к Сомали, по словам опытного.

Правит этим другой Забнави — нет на юге других, им равных, исключая дикарей или необитаемых островов на юге оазисов по счету, нет в Судане и на западе его. Я привожу это со слов знающего, который проверил.

И увеличил нас в знании нашем франк, и стал править ими на этом пути, на побережьи материка и на всех островах (а власть их над материком в верхней части известна до пределов моря Зукак и отсюда до Кумра, приятели!).

И многочисленными островами, которые в двадцати замах от земель неверия, правят, и продолжением этих островов с юга. И все различно, что заключено [здесь], любимый!

Они [острова], которые [суть] Сабта для жителей пустыни. А Халидат— разумей читаемое:

действительно, они на западе от этого течения; двадцать замов до него протекают.

[На] островах перед ними жители франки — известие полное, так как жители этих островов красного цвета,—знай!

Их относят к островам Са’адат, которые предстают тебе восточнее Халидат; руководись этим!

И вся земля, на которой правит [их] власть, богата всякими странами и осколками земель.

/л. 93v/

Пришли к Каликут [франки] — обрати вникание на эту полезную главу — в году девятьсот шестом с лишком,

продавали там, и покупали, и владели, подкупали самири и притесняли.

Прибыла с ними ненависть к исламу! И люди [стали] в страхе и заботе.

И стала отрезанной земля мекканская от владений самири, и был прегражден Гвардафуй для путешественников.

И говорили мне, [что] перенес его франк от стороны Судана к ладджунскому побережью. [38]

Это тот [франк], который покорил западные земли и от кого зависел подвластный ему Андалус.

А рубеж франков на севере—многочисленные острова, управляемые ими. Район этой страны на востоке склоняется к югу — [это уж] точно! — до рубежей Сина, братья. Изучи мое описание и представь себе это место.

А справа — поселения турок, грузин и армян — передал мне рассказчик. Между ними и морем — только [горная] цепь; восток ее изрыт. Для тебя перехожу от этого.

Граница франков на закате — четыре острова. Они, о любимый, вверху или внизу [=на юге или на севере] воздымающиеся, большие, высокие, видные

[на расстоянии] крайнего предела силы судов. Знай, что [это] Бандами, спутник,—

рынок всего, что в окрестностях земли Рум, в наибольшем расстоянии от них, о народ!

Описание их правдиво —- это же моя цель. Я не знаю, что будет после меня.

Между ними и жителями Индии есть и феллахи, и есть ан-на’ди... Возвращаюсь к описанию того первого: до На’ш семь [пальцев] — в Каваме измерь.

Около нее отмель — ближе к востоку, остерегайся плыть к ней и убедись [в ее опасности]. Но это —пески. Обнажается Тир, пока не увидишь его явно,—-прими мое сообщение!

А вот напротив, о юноша, прямо под ним, туземцы неверные —- разумей читаемое!

Шесть [градусов] в Софале, а пять — в островах, называемых Сатувах; прими знание!

Что касается На’шей, [когда они] четыре, это — выгода, а отсюда до Кумра—это замечание — половина, нет здесь болот и островов. Я разумею для тебя все это как знание.

Что касается Софалы — [это] порт [вывоза] чистого золота [***], а дальше ее — Кильвани. Не спорь!

Я имею в виду, о спрашивающий, побережье до золотой россыпи [***] — прими мои указания!

А южнее, брат мой, у этих россыпей путь более двух месяцев — вступи.

В южной части Софалы, в двухдневном странствии, непременно порт для всех ветров встречается, и На’ш от пяти с половиной идут на убыль.

После этого ты встречаешь в южной части [до] На’шей пять — со слов имевших опыт.

Страну Мульбайуни затем называют, а после Мульбайуни вот какой счет: после него является тебе Малабати, а оно называется землей прибрежья, [хотя] и несхоже.[39]

Здесь На’ши — четыре промежутка. Это то, о чем передают люди. А затем на юге появляются острова Шарбух, а их три:

красный из них, о спутник, Васика; здесь находят слоновую кость и амбру.

Здесь измерения Хута и ‘Инака. Разумея же измерение На’ша, приятели, —

/л. 94r/

три; испытано, описано со слов тех, кто видел это из мужей опыта. Корабли франков пришли сюда и стали им владеть после того, как напали на него.

За ним только остров Ваза, по югу которого не проходил никто.

Отмели болотистые вместе с горами — их ведает только господь мой, владыка славы.

Здесь На’ши, брат мой, без того, чтобы я ошибся в этом, два пальца после того, когда они падают.

Это то, что ты уже знаешь, спутник! А суша здесь — земли на западе до соединения с берегом оазисов. С западной стороны здесь появляется Тикара,

то есть оазисы пустынь Судана и другие в этих местах.

А между ними и софальским рудником — пустыня, как ее называют, или “пустошь".

Выход ее к морю — с запада. Это подтвердилось словами мужей опыта. Ее каменистые почвы красного цвета — от обилия песчаной земли, брат мой.

Прошли здесь в девятисотом году корабли франков, брат.

Они шли полных два года здесь и явственно поворачивали к Индии.

Кто домогается Сина — боится испытаний; не надеется, а в другом случае ошибается в надежде.

По этому пути франки вернулись из своей Индии в Зандж

и затем, в девятьсот шестом году, [снова] прибыли в Индию, брат мой.

Приобрели [там] дома, потом поселились, водили дружбу и опирались на [правителей =] самири. Питали люди сомнение насчет них — этого мудреца или того вора безумного,

а они чеканили монету посреди того порта — порта Каликут во время путешествия.

О если бы я знал, что последует от них! Люди поражались их делам.

До гор египетского Нила у них десница на Востоке — возьми их описание!

Подлинно: воды их делятся на части и Нил при этом тянется к Шаму.

У него пороги — сочтет их только аллах, их творец, создатель.

А вторая [часть] — западная, у неверных туземцев Софалы, сухопутных.

Между ними, брат мой, Судан — опасная пустыня, о пилот!

Третья — восточная, у Кувамы, склоняющаяся к Сухайлю, по-ученому.

Это россыпи чистого золота [***], Что же посреди Софалы—реки.

А жители сухопутья в одном заме. Измеришь ты эту часть и увеличения [от звезд]. [40]

Подлинно: жители сухопутья в одном заме, а между ними равнина тяжелая, скрывающая козни,

изобилующая дикарями, совами и дикими зверями, слонами, ревущими [как] тысячи верблюдов.

Это треть мира и всего творения — север Африки, запад, затем восток,

ибо называют животный мир одной третью. Измерь эту часть и увеличения [от звезд].

И нет здесь проводника тому, кто странствует; среди деревьев [странствующий] блуждает и путается.

А у побережья может плавать плывущий на западе, севере и у [прибрежных] земель.

/л. 94v/

Не кончается и другое у них на западе — правду о них уразумей, о спутник!

Они привозят киноварь и медь, как и неверные Софалы, — и медь тому, у кого видят золото и серебро. Прими мое извещение!

Такие копи в изобилии только на западе и все они известны.

А южная часть их — лишь острова в море, не известные без моих указаний.

Живет на них Рухх, ибо там старые слоны, а она подстерегает их. Она летит со слоном к островам с земли этого прибрежья — прими мои указания!

А они похожи, по науке достоверной, на острова Са’адат, прими правила.

От южного побережья они удалены, также и Халидат; уразумей правильное.

Знает их всякий знающий, умудренный. Они — начало опасных мест; запомни указания.

О населении этих островов, пилот, достаточно такого знания в мое время.

А вблизи от них, слева, — заимствуй из моего сообщения — племена, бедные, как земледельцы Мисра.

Это нам передал также франк-португалец; это разделение с его слов.

Часть из них, о заботливый, обитает, по правде, в государстве Муна-Мусави.

А россыпь золота-—прими это снабжение знанием — южнее Софалы,

название ее Вадихурйа.

К ней, о спутник, плывут; и последний город называется Сайха.

Он от россыпи в месячном пути к северо-западу, в нем — неверные.

В этих землях голые дикари не знают чистого счета.

Между [этими землями] — впадины с мутной стоячей водой. Их видят воочию сокращенным взором.

[Дикари] озирают корабли у побережья, имеющие паруса, [плывущие] в их внутреннем море.

А [моряки] озирают огонь и дым, бросающиеся в глаза тому, кто видит это место.

А среди этих впадин — пустынная вода египетского Нила (уразумей мое речение!), [41]

доходящая до моря с запада, — это то, что рассказывают.

Не проходи здесь без точного знания — так передает ищущий тонкой науки.

Что касается франков — они остались на этом пути после того, как укрепились.

Первое, где они плыли при своем отправлении из [страны] франков,

говорилось мне, был их выход на юго-запад: путь десяти дней при противном, губительном [ветре] к прибрежью островов Халидат. Говорилось мне: и в дневном переходе

за ними они увидели острова, потом плыли на юг девяносто дней — прислушайся к моей речи!

И была вода под ними постоянно восемь саженей, не убывая, но этого достаточно, пока не оставили позади себя эти острова — острова Са’адат (на которых серны).

В то время они устремились к земле — стране абиссинцев, и причалили прочно,

вступили сюда в горы и писали листки о своих намерениях каждому, кто побывал в индийской земле. А [в] этом месте — уразумей мое наставление! —

/л. 95r/

они иногда встречались, а иногда проходили дальше,

ибо—возьми мое описание! — это половина их земли до [самого] Малабара.

[Это] — путь полных шести месяцев (уразумей!), и множество островов на этом пути.

Выходят эти и те в девяносто [дней] Нируза. А насыщение опыта (на все острова пришли воины; их люди правили там и сям) — при стоянке и при движении, спутник. Возьми от них этот путь с объяснением,

пока не узнаешь это море, если даже я не упомянул его, описывая.

Стремление мое — чтобы ты приумножил и уточнил [свои знания] о нем после моей смерти, о благородный,

ибо франки не покинули этой стороны, а их наука должна быть тебе известной.

Если продлятся мои дни и ночи —буду водить корабли до своего конца.

Если доживу до эпохи примирения — соберу к себе знания, достойные славы,

обо всей северной земле Рума, затем о Сине и не стану укрывать их.

Что же касается Софалы и побережий — их восточной части не боится вступающий.

О море до Кумра и островов, которые между ним и прибрежьем с [изложением] признаков: самый известный из [островов] — Ангазйджа, о спутник; он на западе всех островов, по объяснению. [42]

Здесь На’ши одиннадцать с четвертью [пальцев]. [Это] остров значительный — прислушайся!

От него к Кумру на восток—-с какой стороны хочешь (прими от друга); прибудешь к ним, а Кумр— под Фаркадом и закатом На'ша — [это] по точному.

А оконечность Кумра с юга получает полюс Сухайля — без обмана — и закат Фаркада, по выбору, вместе с Софалой.

А от Ахвара до пределов Джубба и земли Могадишо и отсюда — склоняются по закату

На’ша.

Возьми измерения над островами (то, что есть насчет них у людей — открыто),

затем — восхождение [измерений] над Побережьем. Я не тот, кто боится науки, приятель! Если изменены их названия в Хавии— нужно верить этой передаче. Говорят, что десять [градусов] — над Мидваром и Диу; а ведь они два подобия.Следуй же!

[Также под десятью] называют Махайам и Тану, называют Нахравару — возьми объяснение этого!

А семь бывает в Саджире, затем в Зуфаре (уразумей для себяпризнаки), а также в неведомых морях... Предпочти пренебрежению то, что я говорю!

Подобное этому было и в старом рахманадже — теперь ученые к этому не прибегают [***].

Стали другими названия, переменились; лучшие из них были известны предшественнику.

Прими измерение [над] Думуни одиннадцать [пальцев] — двадцать замов от Вамизи в открытое море.

А из Китавы по Сухайлю день пути к Думуни — и ты увидишь острова.

На них люди, продажа и купля. Что касается Думуни — ты плывешь от Дибу.

Тогда измерь в Са’де десять, как обычно. Все это — на востоке, прими в пользу.

Измерь На’ш в Ланджани — девять, а этого достаточно, брат мой.

Возьми [курс] к пяти островам, которые известны; здесь продажа и купля; они населены. Когда скроются На’ш, о спрашивающий, — кончится Кумр. Прими указания.

А над Думунй [На’ш] — десять с половиной. Слушай мои слова, не пренебрегай моим описанием.

Ведь [Думуни] — один из Коморских островов, островов земли Кумра, его видят оттуда — прими, кто плавает!

От побережья Ахвара в замах — тридцать с лишним. Прими мое слово!

Что касается необитаемых среди [островов] — они покинуты... Что за нужда удлинять писание!..

А оконечность Кумра с юга — правильно имя ее, измерь ее, друг мой. [43]

/л. 95v/

Измерь и северную [оконечность] — На’ши двенадцать [пальцев] —

двадцать замов от острова Мунаввара.

Только он к востоку, пилот, а внешний берег [со стороны] Тира, брат мой.

Отправление от островов к прибрежью материка — три дня, самое малое.

Некоторые из них близки к Побережью; с пустыми обоими парусами плывет вступающий.

А другие — копьем [ветра] кус не достанешь их, кроме как из Ахвара, к которому они тяготеют.

И А вот Коромандель по своему возвышенному берегу подобен Сокотре — знай об этом.

[Все эти острова] [расположены] от Китавы до Рас ал-Мильх, по Тиру, пилот, вот тебе искреннее.

А если ты отправишься к Думуни из Момбасы, то знай такие выражения: восход двух Химаров; а Занзибар — от него к Думуни течения по восходу Кальба; что же касается Кильвы, то к ней плывут по Тиру — возьми мою запись!

А Софала и Ахвар виднеются маленькими; не спорь. Если путешествуют, то к южным местностям (к некоторым из них) плывут годами.

А к востоку от Кумра здесь острова: говорил мне о них умудренный, знающий.

Вместе с тем мы слышали удивительное сообщение от знающего, обладателя разума, превосходного. Эти острова объявляются принадлежащими к зоне севера, а сами они

на востоке, в сторону Баравы, Джубба с Китавой и Момбасы—разумей читаемое!

Считается, юноша, часть из этих островов Заррином — будь же понятливым!

Пришло от того, кто заверил это показание (ибо в Зандже я не нашел следов)

о Мавджа ас-Салиб, о славный; и нужно о ней здесь увеличить [речь]. Ты встречаешь в этом месте плющ и топливо, о наблюдающий! [20] Оно изобилует акулами и птицами, сахарным тростником и корицей — будь осведомленным! —

до тех пор, пока не замечаешь на суше (или южнее ее) гор под морем. Когда мы услышали сведения об этой земле — прошла неясность об этом и мы стали знающими.

А состояние [этих островов] друг от друга отдельное — уразумей мое поучение!

Замечает их путешественник, когда выходит в море, опасаясь противного ветра и стремясь к Хадра', в редкие годы путешествий.

А некоторые из [туземцев] плывут к Занзибару [44] вдоль их внешнего берега, не с западной стороны. Поступай по моему толкованию или проверь. Я истолковал это, о спутник, а отчет за это — у того, кто поведал мне,

по своему обещанию.

А франки, поистине, сказали: «Мы открыли их на своем пути».

Муссон Побережий [по направлению] к Кумру, островам и Софале — знай же —

[длится] от начала Нируза до семидесяти [дней]; а к жителям Кильвы — муссон девяносто. А отплывают люди от Софалы [в] сто семьдесят [дней], без сомнения.

(Или до этого или после этого — узнай).

Что же касается [ее муссона, длящегося] двадцать [дней] в Нирузе — я упомянул об этом раньше, любезный!

Нет у Софалы муссонов, кроме одного, — нет другого, рассуди и реши.

К Ахвару же, затем к Кумру — муссон пространный, со слов мужей сообщения:

в год два или три раза. Если же ты направляешься в Ангазйджу, то наступает

удобнейший из них в ста [днях] Нйруза для плывущего, продвигающегося, любезный!

Но только он с буйным [ветром], не со слабым. Проходи же туда, чтобы получить успех.

А муссон, изобилующий благоуханиями, приходит и не дует, о пилот!

/л. 96r/

Отплытие жителей Кумра к Побережьям — с двумя муссонами, узнай для себя, вопрошающий!

Я рассказал про то, из чего ты выберешь течение, если пройдешь в жизни своей по этому морю.

Ты встретишь здесь слово мое и правду моего дела; действительно, это великое знание моего ума.

Правильно то, что между обоими — материком и Кумром — восемь замов.

В оконечности Кумра с юга — соответственно этому, о возлюбленный! Правильно имя, я привожу его в произношении Кумр; ибо оно — вслушайся в сообщение!..

=====

Я рассказал то, что нужно для путешествия. Но сколько еще других островов и опасностей!

И если останутся только острова женщин, которыми правит слабый, не имеющий пары,

острова птицы Рухх и последних представителей поколения Адама (знай о нем!),

затем дроби в измерениях звезд и путей, риф или острова без людей, [45]

стихия воды и гавань, к которой ты причаливаешь, то [и тогда] в мужественном его [собственная] личность [останется] позади.

Уточняй и убеждайся, чтобы добыть из этого результат, о пилот, затем определи его.

Затем: надейся на эту софалийскую [урджузу]— она будет тебе верным путеводителем по югу, прими речения. Нет кроме нее об этом пути. Но, конечно, важнее ее [самостоятельное] знание.

Ты увеличишь свое знание этого пути — [теперь] от франков наука и искусство.

В последнее время за несколько приемов покорили они край Ходейды [***] – знай.

____________________________________

Она [= урджуза] — семьсот стихов, окружающих ее. Со слов Ахмада ас-Са’ди я запомнил ее.

Отпущение мне в смерти и жизни — от аллаха, прощающего проступки. Я переложил ее в стихи и не вижу вопроса; действительно, ни одного вопроса,

равно как среди спрашивающих, совершенствующихся, так и среди тех,

у кого не появляется вопроса.

Я узнал [эту урджузу] пока был жив ее пилот, спрашивавший меня о ней и ее камнях преткновения.

Запомнил правитель страны путешествие за моим караваном, [получив] с наставлением и победу.

Несомненно, что тот, кто увидит воочию — конечно, на него обопрутся люди.

Опирались на меня, но первый поводырь — пророк; [ради него] оставили видевшего воочию страну.

Окончен этим о доблести его вопрос. Она [= урджуза] полностью заняла в сердце первое место.

Рифы, земли и измерение, ветры, муссоны и людей, затем якорные стоянки и входы к островам описал я правдиво и подробно.Слушай же совет: пройди [по этой урджузе] с благоразумием и молитвой за пророка и прими мое завещание: да благословит аллах ввечеру и поутру пророка пречистого, лучшего в человечестве,

пока На’ши вращаются в своихполюсах, а зинджи находят дорогу по облакам.

ОКОНЧЕНА.

(пер. Т. А. Шумовского)
Текст воспроизведен по изданию: Три неизвестные лоции Ахмада ибн Маджида арабского лоцмана Васко да Гамы в уникальной рукописи Института востоковедения. М.-Л. АН СССР. 1957

© текст - Ольдерогге Д. А. 1957
© сетевая версия - Thietmar. 2011
© OCR - Нартов А. 2011
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АН СССР. 1957