Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

16. Поход на Химс. От занятия Дамаска в Раджебе 14 года до битвы при Ярмуке в Раджебe 15 года прошел целый год.

За это время Абу-'Убейда с Халидом совершили поход на Ба'лабекк и Химс. Сведения об этом [483] походе нам дают ал-Белазурий (стр. 68), Абу-Михнаф (стр. 68-9), ал-Вакидий (стр. 69-70), Абу-Хафс ад-Димешкий (стр. 70), Ибн-Исхак (стр. 197), Сейф (стр. 1785-88), ал-Я'кубий (стр. 102-3) и Евтихий (стр. 266-7). Bсе они помещают этот поход после взятия Дамаска; но Сейф и Евтихий, у которых Дамаск сдается после битвы при Ярмуке, помещают после нее и поход на Химс. Ибн-Исхак приурочивает свое сообщение (стр. 197) к 15 году; оно помещено у него после рассказа о битве при Ярмуке. По ал-Я'кубию, Химс был взят до Ярмука. Сообщения остальных писателей находятся в сочинении ал-Белазурия, который принимает, что этот поход был совершен после взятия Дамаска, но до битвы при Ярмуке. У него же сообщается о набеге Симта-ибн-ал-Асвада, который, согласно толкованию Нольдеке сирийского фрагмента и мнению Велльхаузена (См. выше стр. 469 Введения), надо отнести к значительно более раннему времени и поместить до осады Дамаска.

Часть сведений ал-Я'кубия о походе в Химс заимствована им от Абу-Михнафа: только у них обоих говорится о 170,000 динарах, уплаченных при осаде города. Выше мы уже отмечали сходство показаний ал-Я'кубия и Абу-Михнафа.

Арабы побывали под стенами Химса три раза.

Первый раз они ходили туда под предводительством Симта-ибн-ал-Асвада (ал-Вакидий, стр. 69) перед осадой Дамаска, в 635 г. по Р. X. (сирийский фрагмент и Велльхаузен) (Skizzen etc., 58-9).

Во второй раз мусульмане подошли к Химсу пocле первого взятия Дамаска, до битвы при Ярмуке. [484] Это слtдует из показаний Абу-Хафса ад-Димешкия (стр. 75-6), ал-Я'кубия (стр. 101-2) и из всего изложения ал-Белазурия (стр. 68-70). Ибн-Исхак говорит о занятии Химса после битвы при Ярмуке (стр. 197). Евтихий сообщает, что после Ярмука был взят Дамаск, а затем Ба'лабекк и Химс (стр. 266-7). Сейф всю осаду Дамаска помещает после Ярмука, а взятие Ба'лабекка и Химса после Дамаска. Сирийский фрагмент совершенно умалчивает о всем том, что произошло между взятием Дамаска в 14 году и битвой при Ярмуке в 15 г. Велльхаузен, опираясь на последний документ, предполагает, что в течение целого года военных действий не было (Skizzen etc.VI, 60: Dann scheinen die Waffen fast ein Jahr lang geruht zu haben), и что ал-Вакидий (ал-Белазурий) ошибочно утверждает, будто при попытке румов выручить Дамаск, они потеряли Химс, между тем как потеряли его мусульмане (Ibid.). Де-Гуе, который не мог пользоваться сирийским фрагментом, допускает поход на Ба'лабекк и Химс между взятием Дамаска и битвой при Ярмуке (Memoire etc., стр. 81-2).

Нет никаких сомнений, что мусульмане после Ярмука и вторичного занятия Дамаска пошли на Ба'лабекк, Химс и дальше. Но из этого не следует, чтобы они не осаждали Химса еще до Ярмука. Отсутствие известий об этом походе (после Дамаска, но до Ярмука) у Ибн-Исхака, Евтихия, Сейфа и в сирийском фрагменте еще не доказательство, что такого похода не было вовсе. При оценке молчания Ибн-Исхака не надо забывать, что у нас есть только обрывки его летописи, сохранившиеся у ат-Табария; кроме того, говоря о взятии Химса, он называет [485] Ханзалу-ибн-ат-Туфейля, а не Симта-ибн-ал-Асвада и не Абу-'Убейду, упомянутых ал-Белазурием (стр. 69-70) и ал-Я'кубием (стр. 102), так что поход на Химс, указанный Ибн-Исхаком, не тот поход, о котором говорят ал-Белазурий и ал-Я'кубий. Евтихий излагает историю завоевания вкратце; у него не названа битва при Аджнадейне, и опущен ряд других сражений, так что его молчание о походе в Химс до Ярмука ничуть не удивительно и легко объясняется. Что касается Сейфа, то, вообще говоря, его хронология не выдерживает критики. Можно ли принять опущение Ибн-Исхаком, Евтихием, Сейфом и сирийским фрагментом похода на Химс до Ярмука за доказательство, что такого похода никогда не бывало, и обвинить, на этом основании, ал-Вакидия (ал-Белазурия), Абу-Хафса и ал-Я'кубия в анахронизме и в сообщении о таком отступлении от Химса, какого мусульмане на самом деле не совершали? Нам кажется невероятным, чтобы арабы после взятия Дамаска отдыхали целый год, не двигаясь с места (Это до некоторой степени чувствовал и Велльхаузен, когда писал: dann sсheinen die Waffen etc. (Skizzen, VI, 60)), а потому мы предпочитаем поверить писателям, которые помещают осаду Химса именно в этом промежутке времени.

Существуют только два сообщения, которые не отрицают прямо спорного похода, но из которых, при известном их толковании, можно заключить, что он не был совершен в указанное ал-Белазурием, Абу-Хафсом и ал-Я'кубием время.

Ибн-Исхак говорит (стр. 194), что в 14 году Абу-Убейда зимовал в Дамаске. Дамаск был взят в Раджебе (Август-Сентябр) 14 года, а битва при Ярмуке была в Раджебе следующего года; но [486] мусульмане покинули Дамаск уже в месяце Раби' II 15 года (стр. 59) = 13 Мая по 10 Июня 636 г. по Р. X. — Сейф утверждает, что арабы осаждали Химс зимой (стр. 1785-6). Если его сообщение и известие Ибн-Исхака соответствуют истине, то осада Химса зимой не вяжется с зимовкой Абу-'Убейды в Дамаске в то же самое время. Если не отбросить одного из этих двух сообщений, то осаду Химса надо отнести не к зиме 14—15 г., а к зиме 15—16 г., поместив ее после Ярмука и вторичного взятия Дамаска. Можно, однако, возразить, что предание об осаде Химса в холодное время года относится к Ша'бану, Рамадану и Шеввалю 14 года (20 Сентября — 16 Декабря 635 г. по Р. X.), и что Абу-'Убейда после взятия города мог провести в Дамаске часть Зу-л-Ка'ды, Зу-л-Хиджжу 14 г. и Мухаррем 15 г. (17 Декабря 635 г. — 14 Марта 636 г.). Кроме того, отчего не допустить, что мусульманам, очистившим Химс перед битвой при Ярмуке, пришлось осадить его еще раз в зиму 15— 16 г.?

Другое сообщение касается Ба'лабекка. В данной этому городу грамоте сказано (стр. 68): "когда пройдут месяцы Paби' и Джумада I, они (жители) пойдут, куда захотят". Отсюда де-Гуе (Memoire etc., стр.91-2) выводит, что договор был заключен в течение первых трех месяцев 15-го или 16-го годов, "а так как мусульмане после первого похода на Ба'лабекк и Химс расположились на зиму в Дамаске, 15-й же год начался 14 Февраля, то весьма вероятно, что надо предпочесть 16-й год". — Ба'лабекк был взят раньше Химса. Химс осажден зимой. Если Ба'лабекк взят в Раби' I 16 года (2 Апреля — 1 Мая 637 г.), [487] то осаду Химса придется поместить через 7-8 месяцев, что совершенно невероятно, так как Ба'лабекк находится между Дамаском и Химсом, а от Химса до Дамаска только 5 дней пути (Ал-Истахрий, изд. de Goeje, стр. 65). Указанное место грамоты можно толковать, как разрешение жителям провести зиму у себя дома с тем, чтобы весной они окончательно решили, желают ли они принять новое подданство, или удалиться. Абу-'Убейда не захотел выгнать жителей на зиму из их жилищ просто по чувству человеколюбия.

Указанные два сообщения только при известном толковании дают косвенное доказательство в пользу мнения, что между взятием Дамаска и битвой при Ярмуке не было похода на Химс. мнения, которое опирается не на прямые указания, а на молчание некоторых писателей.

Перед битвой при Ярмуке мусульмане отступили от Химса (Абу-Хафс ад-Димешкий, стр. 75-6; ал-Я'кубий, стр. 102). После победы они возобновили свое движение к северу, причем снова прошли через Химс (стр. 75-6; 103). Это движение было естественным и неизбежным.

По ал-Вакидию, Химс, во время набега Симта-ибн-ал-Асвада, не был занят мусульманами, которые удовлетворились доставкой им из города припасов для людей и корма для животных. Боя не было (стр. 69). Миролюбивое поведение мусульман зависело не только от готовности жителей оказать им содействие, но еще от времени года (по сирийскому фрагменту. Январь 635 г.), особенно холодного в Химсе (Мусульмане запомнили холод, какой им пришлось вынести под Химсом (стр. 1780). Ал-Мукаддасий говорит (стр. 816): самое холодное место в Сирии — Ба'лабекк и его окрестности), и [488] без сомнения, от малочисленности отряда Симта. Остальные отряды приступали к осадe Дамаска.

Второй поход на Химс был предпринят Халидом и Абу-'Убейдой после взятия Дамаска. По ал-Я'кубию (стр. 102), Халид пошел во главе авангарда, прошел через долину ал-Бика', в которой лежит Ба'лабекк, и дошел до Химса. Абу-Михнаф (стр. 69) подтверждает это. Оба они говорят, что Абу-'Убейда нагнал Халида под Химсом, который и был ими осажден. Ал-Белазурий (стр. 68) приводит текст грамоты, данной Ба'лабекку, который сдался по мирному договору. В ней обеспечивается неприкосновенность жизни, имущества, церквей и домов в городе и вне города; жители, которые не уйдут к румам, обязываются платить поголовную подать и харадж.

Осада Химса, да и весь этот поход продолжались недолго, если верить Ибн-Исхаку (стр. 194), что в 11 году Абу-Убейда зимовал в Дамаске (De Goeje, Memoire etc. 82), который был взят в Сентябре 635 г. по Р. X. (Noldeke, ZDMG. XXIX, стр. 81), между тем как битва при Ярмуке произошла в Августе 636 г. Об условиях сдачи Химса мы узнаем от Абу-Михнафа (стр. 69), ал-Вакидия (стр. 70), Абу-Хафса aд-Димeшкия (стр. 70, 75), ал-Я'кубия (стр. 102), Сейфа (стр. 1787) и Евтихия (стр. 266-7). По ал-Вакидию (стр. 70), жителям Химса была обеспечена неприкосновенность имущества, стен города, церквей и мельниц. Абу-Хафс косвенно подтверждает это, когда говорит, что Химс сдался на условиях Ба'лабекка (стр. 70), жители которого, как мы видели (стр. 68), сохранили за собой имущество, церкви и дома, Сейф (стр. 1787) тоже упоминает о [489] неприкосновенности имуществ и зданий. Кроме этого условия, ал-Вакидий (стр. 70) говорит об обязательстве уплачивать харадж. Это обязательство упомянуто в договоре с Ба'лабекком (стр. 68), по образцу которого был составлен, согласно утверждению Абу-Хафса, и договор с Химсом. По ал-Я'кубию (стр. 102), Химс уплатил 170,000 динаров хараджа; это известие, вероятно, взято от Абу-Михнафа, который говорит, что мир был заключен с уплатой 170,000 динаров. В грамоте Ба'лабекку различаются поголовная подать и харадж (поземельная подать). Ал-Вакидий и Абу-Хафс употребляют слово харадж в более обширном смысле дани. Сейф (стр. 1787) в числе условий называет поголовную подать по динару с головы и харадж (поземельную подать). Вероятнее всего, что в договоре с Химсом были упомянуты и поголовная подать и харадж; первая была взыскана немедленно в количестве 170,000 золотых, а для сбора хараджа требовалось привести в известность количество земель и урожайность их.

Помимо вышеприведенных условий, мусульмане, по Сейфу, взяли половину домов, что несогласно с его же словами о неприкосновенности имуществ и зданий: быть может, под зданиями надо понимать церкви, но не лучше ли объяснить уступку половины домов, по Сейфу (не упомянутую ни у одного другого писателя), тем обстоятельством, что, по его мнению, таковы были условия сдачи Дамаска (стр. 188)? Зная, что договор с Химсом был составлен по образцу договора с Дамаском (Говоря о взятии Химса, Сейф утверждает, что некоторые из румов, сдались на условиях сдачи Дамаска (стр. 1787)), Сейф прибавил от себя уступку половины домов в Химсе. Данное место [490] Сейфа несколько странно (стр. 1787,25): он говорит, что некоторые жители сдались под условием вечной ежегодной уплаты определенной суммы, а другие с условием, что размер дани будет увеличиваться или уменьшаться сообразно изменению их благосостояния. Едва ли во время сдачи города думали о таких тонкостях, и едва ли арабы могли согласиться составить список желающих принять то или другое условие.

Быть может, под выражением *** "некоторые из них" Сейф разумеет не жителей Химса, как оно следует по контексту, а жителей других городов. Но все это место нам кажется позднейшей прибавкой к первоначальным известиям о сдаче Химса. По ал-Белазурию (стр. 60-1), 'Омар I обложил сирийцев поголовной податью по разрядам, сообразно достатку каждого. Позже возник вопрос о том, можно ли изменять размеры подати (Мавердий, стр. 1335). К этому времени и относится известие Сейфа. Когда, после завоевания, стали составлять податные списки, то зиммии, обложенные при сдаче города огулом, по стольку-то с головы, стали указывать на несправедливость такого обложения. Тогда 'Омар I разделил их на разряды. Записанные в высший разряд, когда беднели, то требовали перевода в низший, а разбогатевшие утверждали, что размер поголовной подати определен для каждого раз навсегда. Отсюда споры, отголоском которых и является данное место Сейфа.

По ал-Вакидию (стр. 70), Абу-'Убейда выговорил себе в Химсе четверть церкви Св. Иоанна для мечети. Ни один другой историк не упоминает об этом, Ал-Мукаддасий единственный из географов сообщает, что половина церкви Химса была обращена в [491] соборную мечеть (стр. 782). Ат-Табарий (стр. 488) под 241 годом хиджры (ат-Табарий родился в 224 г., а ум. в 310 г.) рассказывает, что в этом году халиф ал-Мутеваккиль, в наказание химсским христианам за их участие в бунте, приказал разрушить в Химсе храмы и церкви и присоединить к мечети ту церковь, которая находилась рядом с ней (*** ). Сообщение ал-Вакидия (стр. 70) находится в сочинении ал-Белазурия, в отделе, которому предшествуют слова: говорит ал-Вакидий и иные. Если оно восходит к ал-Вакидию (ум. 207 г.), то как согласовать его с показанием ат-Табария. в достоверности которого нет основания сомневаться? Сообщения о том, что мусульмане в некоторых городах (Дамаске и Химсе) отвели под свою мечеть половину местной церкви, кажутся подозрительными. Совместная служба в одном и том же здании представляет такие неудобства, какие не могли не быть предвиденными. Если мусульмане поступали так в Дамаске и Химсе, то почему они не поделили с христианами главных церквей других городов? Почему о таком дележе в Дамаске говорит только Ибн-'Асакир и Ибн-Джубейр, а о дележе в Химсе только ал-Вакидий и ал-Мукаддасий? В сообщении ал-Вакидия подозрительно определение части церкви, отведенной под мечеть: одна четверть ***. Параллельное этому место есть в договоре мусульман с Халебом; в договоре этом говорится, как и в условии с Химсом, о безопасности жизни, имущества, церквей, и прибавляется: [492] *** "и он выговорил у них место для мечети" (Ал-Белазкрий, изд. de Goeje, стр. **). Если указанное место ал-Вакидия считать несомненно восходящим к нему, а не позднейшей вставкой, и если это место не испорчено переписчиками, то еще вопрос, верно ли мы перевели начертание *** словом "четверть"? Если читать раб', то это будет значить "квартал" (Dozy, Supplement aux dictionaires arabes), и тогда окажется, что Абу-Убейда выговорил — буквально: исключил из договора — квартал церкви Иоанна для постройки в нем мечети. Тогда известия ал-Вакидия окажутся в согласии с сообщением ат-Табария.

Что касается ал-Мукаддасия, то он писал более, чем через сто лет после присоединения в 241 году химсской церкви к мечети. Предание о том, что половина мечети раньше была церковью, превратилось со временем в предание, что половина церкви была отведена под мечеть.

По ал-Белазурию (стр. 70), Абу-'Убейда после Химса взял Хаму, а затем еще ряд городов до Лаодикеи включительно (Ал-Белазкрий, изд. de Goeje, стр. **). Де-Гуе относится с сомнением ко взятию во время этого похода остальных городов, кроме Ба'лабекка и Химса (Memoire etc., 82). Судя по известию Ибн-Исхака (стр. 194), поход продолжался недолго (См. выше, стр. 488 Введения); во время осады Химса наступила зима (Стр. 1786) и Абу-'Убейда, взяв город, ушел в Дамаск. Может быть, некоторые из упомянутых ал-Белазурием городов были взяты следующей весной, так как Я'кубий (стр. 102) говорит, что Абу-'Убейда отступил от Химса, узнав о приближении громадной армии румов. Без сомнения [493] эта армия двинулась в поход не зимой, а весной; если Абу-'Убейда отступил перед ней из Химса, то он был там весной, следовательно, перезимовав в Дамаске, предпринял новый поход на север.

По сообщению Абу-Хафса ад-Димешкия (стр. 75), когда арабы стали отступать перед армией румов, то, покидая Химс, возвратили жителям взятые с них деньги, так как, не имея силы защитить своих новых подданных, они не хотели пользоваться их средствами. Тогда жители Химса обещают мусульманам, что сами будут обороняться до последней крайности. Первая часть известия сомнительна и, вероятно, сочинена ради прославления ислама. Но весьма возможно, что жители Химса действительно предпочитали владычество арабов византийскому игу. Евтихий (Изд. Пококка, стр.238) говорит, что когда Ираклий перед войной посетил Сирию, то жители Химса не приняли его и сказали ему: ты маронит, супротивник нашей веры! и он оставил их.

К промежутку между первым взятием Дамаска и Ярмуком мы относим завоевания Шурахбилем 'Акки, Сура и Саффурийи (стр. 52), а Язидом — Сайды, 'Ирки и Бейрута (стр. 64); де-Гуе относит их ко времени после битвы при Ярмуке и вторичного взятия Дамаска (Memoire etc. 109). Но тогда спрашивается, что же делали эти два полководца в течение целого года от первого взятия Дамаска до битвы при Ярмуке? Никаких известий об их деятельности, кроме упомянутых сообщений, нет. В Раби' II 15 года Язид и Шурахбиль были в Дамаске (ал-Вакидий, стр. 59) при очищении города арабами, решившими отступить до Ярмука, и подписали, как свидетели, договор Халида. Этому [494] решению предшествовал, без сомнения, съезд всех предводителей на военный совет.