Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

II. Ал-Мавердий.

(ум. 1058 по P. X.)

Абу-л-Хасан 'Алий-ибн-Мухаммед-ибн-Хабибал-Басрий ал-Мавердий был один из знаменитейших законоведов шафи'итского толка. Он жил сначала в Бacpе, a затем поселился в Багдаде. Кроме объемистого руководства по законоведению, озаглавленного „Китаб-ал-хави", и нескольких других сочинений, он написал книгу о теории государственного устройства „Китаб-ал-ахкам-ас-султания", изданную под заглавием: Maverdii constitutiones politicae ex recensione M. Engeri, Bonnae, 1853. Из этого последнего сочинения и заимствован нижеследующий отрывок. Голландский перевод издал S. Keijzer, Mawerdi's publick en administratief Regt van den Islam's Gravenhage, 1862.

Об авторе см. Хаджи-Хальфа, Index, № 3270; Ибн-Халликан, № 439, указания Энгера на стр. III его издания ал-Мавердия и его же диссертацию "De vita et scriptis Mawerdi comentatio" Bonnae, 1851.

Глава XIII. Об обложении поголовной податью и хараджем.

/Стр. 245/ Поголовная подать и харадж — два права, дарованные Богом мусульманам по отношению к многобожникам. Между поголовной податью и хараджем есть три сходства и три различия, (изложив которые) мы выведем положения об этих налогах. [1330]

/Стр. 246/ Что касается сходств, то, во-первых, оба налога взимаются с многобожника в знак его унижения и презренности; во-вторых, доставляемые обоими налогами суммы рассматриваются, как военная добыча и тратятся на тех, кто имеет право на нее; в-третьих, оба налога подлежат взысканию по истечении года (Буквально: при развязке года. Мавердий, как шафи'ит, придерживается взгляда своего учителя, Шафи'ия. См. Гиргас, Права христиан на востоке по мусульманским законам, СПБ. 1865, стр. 27 примеч.), и их не имеют права взимать раньше.

Что касается различий, то, во-первых: поголовная подать — общепризнанное и ясно определенное в Коране установление (Насс. См. Dozy, Suppl. aux dict. arabes; (Goldziher, Muhammed. Studien. Halle, 1890, II стр. 115; Hughes, Dictionary of Islam, London, 1885, стр. 518), а харадж установлен посредством юридических выводов; во-вторых: наименьшая сумма, которая может быть потребована в качестве поголовной подати, определена Законом, наибольшая же установлена посредством юридических выводов, между тем как и минимум и максимум хараджа установлен посредством юридических выводов; в-третьих: поголовная подать взыскивается, пока человек остается неверным и отпадает при принятии ислама, а харадж взыскивается и с неверного и с мусульманина.

Что касается поголовной подати (джизья), то она налагается поголовно, и название ее происходит от слова „джеза" (вознаграждение, плата) в смысле или платы за неверие зиммиями, так что мы взимаем ее с них в знак унижения их; или же вознаграждения (нас) за дарование им пощады, так что мы взимаем ее с них по снисхождению. [1331]

Коренное положение о поголовной подати в словах Всевышнего Бога (Коран, IX, 29): „сражайтесь против тех из числа получивших откровение (Разумеются народы, имеющие священные богооткровенные книги), которые не веруют ни в Бога, ни в день страшного суда, не считают запрещенным то, что запретил Бог и посол Его, и не верят в истинную веру, — пока они не уплатят поголовной подати от руки и унижаясь". Что касается слов Того, Кому подобает слава: „не веруют в Бога", то здесь разумеются получившие откровение; если же они признают, что Бог — слава Ему! — един, то слова Корана возможно толковать двояко: во-первых, (такие люди) не верят в Книгу Всевышнего Бога, т. е. в Коран; а во-вторых: они не признают посла Божьего, Мухаммеда; между тем признание послов Божиих неразрывно связано с верою в Пославшего их. Выражение Того, Кому подобает слава: „ни в день страшного суда", допускает два толкования: во-первых, что эти люди не боятся угроз дня страшного суда, хотя и признают награду и наказание за гробом; а во-вторых, что они не признают описанных Всевышним Богом (в Kopaне) различных наказаний. Слова Его: „не считают запрещенным того, /Стр. 247/ что запретил Бог и посол Его", допускают два толкования: во-первых (здесь разумеются) законы их, отмененные Богом, — слава Ему! — а во-вторых — разрешенное и запрещенное им Богом. Выражение „не верят в истинную веpy", допускает два толкования: во-первых, (здесь разумеется) неповиновение имеющимся в Пятикнижии и Евангелии предписаниям признать (Мухаммеда) послом Божиим; так толкует [1332] ал-Кельбий; или же отказ принять мусульманство; так толкует большинство. Слова: „из числа получивших откровение", толкуются двояко: или же (тут разумеются) потомки получивших откровение, или же те, у которых есть откровение, потому что они при последовании ему как бы сыны его. Слова Всевышнего: „пока они не уплатят поголовной подати", толкуются двояко. Во-первых, (это значит): пока они не вручат поголовной подати; во-вторых, — пока не представят поруки в уплате ее, потому что, когда они поручатся, их следует оставить в покое. Относительно слова „джизья" (поголовная подать) существует два мнения. Согласно одному из них это слово неопределенного значения, непонятное без надлежащего разъяснения; согласно другому — это такое общеупотребительное слово, которое надо понимать по распространенному его значению, если только нет указания на особенное значение (Коренное значение слова джизья — “вознаграждение”; что в тексте, в котором употреблено слово “вознаграждение”, разумеется поголовная подать, из самого текста, без толкования его, не видно. Но если, оставив в стороне коренное значение слова “джизья”, обратить внимание на то обстоятельство, что со времен Мухаммеда это слово употреблялось исключительно для обозначения поголовной подати, то его можно рассматривать, как слово общеизвестное, значение которого ясно без толкований). Слова Всевышнего слава Ему! — „от руки", толкуются двояко. Или это значит: сообразно достатку и средствам, или же это означает признание (зиммиев), что у нас есть власть (букв. рука) и сила брать с них поголовную подать. Относительно слов: „и унижаясь", два толкования. Согласно одному из них это значит, что зиммии презренны и жалки; согласно другому — это значит, что они подчинены мусульманским властям.

Каждому власть имущему следует обложить поголовной податью тех получивших откровение, которые [1333] отдались под покровительство мусульман, чтобы они, благодаря уплате ее, могли жить в области, принадлежащей мусульманам. Взамен поголовной подати мусульмане обязаны: во-первых, оставлять их в покое, и, во-вторых, защищать их так, чтобы, благодаря оставлению их в покое, они были спокойными за себя, а благодаря защите — охранены. Нафи' передает со слов Ибн-'Омара, что последние слова пророка были: /Стр. 248/ соблюдайте обещанное мною покровительство!

Арабы относительно взимания поголовной подати находятся в том же положении, как и не арабы. Но Абу-Ханифа говорит: я не беру ее с арабов, дабы они не подвергались унижению. Поголовная подать не взимается ни с отпавших от ислама, ни с атеистов, ни с идолопоклонников. Абу-Ханифа берет ее с идолопоклонников, если они не арабы, и не берет, если они арабы.

Получившие откровение — евреи и христиане; их откровенные книги — Пятикнижие и Евангелие. Относительно взимания поголовной подати им уподобляются огнепоклонники, хотя запрещается есть их жертвенных животных и заключать браки с их женщинами. Она взимается также с сабейцев и самаритян, если они согласны с евреями и христианами относительно коренных догматов веры, хотя бы расходились в частностях; но она не взимается, если они расходятся с евреями и христианами в коренных догматах.

Если кто принял еврейство или христианство до замены их (До отмены этих религий Мухаммедом, заменившем их исламом), то его оставляют в той из этих двух вер, которую он принял; но если он принял их после замены их (исламом), то ему не дозволяют это (Он должен был принять ислам). Если веpa кого-либо неизвестна, то [1334] с него берут поголовную подать, но зарезанную им скотину не едят. Если кто перешел из еврейства в христианство, то его, согласно наиболее верному из двух мнений, так не оставляют, но заставляют принять ислам; если же он обратится опять в ту веру, от которой отрекся, то существует два (различных) мнения о том, следует ли допустить это. По единогласному мнению законоведов, евреи хайбериты относительно уплаты поголовной подати находятся в таком же положении, как и другие (евреи).

Поголовная подать следует только с свободных, обладающих разумом мужчин, но не с женщины, ни с ребенка, ни с сумасшедшего, ни с раба, потому что это люди зависимые и подобные младенцам. И если бы женщина из зиммиев оказалась одинокой, без мужа или родственника, от которого /Стр. 249/ зависела бы, то поголовная подать не берется с нее, потому что она находится в зависимости от мужчин своего племени, хотя бы они не принадлежали к ее роду. А если женщина окажется одинокой в неприятельской земле и предложит поголовную подать, чтобы жить в мусульманской области, то ее обещание не обязательно для нее; обещанное ею рассматривается, как дар, и не взимается с нее, если она откажется платить, причем обязательно оказать ей покровительство, хотя бы она не была зависимой от племени своего. — Поголовная подать не взимается с сомнительных гермафродитов; но если сомнение прекращается и становится ясным, что это мужчина, то с него взимается вперед и за прошлое (В одной их рукописей: но не за прошлое).

Относительно размера поголовной подати между [1335] законоведами существует разногласие. Абу-Ханифа разделяет подлежащих поголовной подати на три разряда: на богатых, с которых взимается 48 дирхемов, на средственных, с которых взимается 24 дирхема, и на бедных, с которых взимается 12 дирхемов, так что он назначает наименьший и наивысший размеры ее и воспрещает правителям самостоятельно определять ее. Малик говорит, что ни наименъший, ни наивысший размер не установлены; определить их доверяется в обоих случаях правителям. Аш-Шафи'ий полагает, что наименьший размер установлен в один динар, так что взимать меньше этого не дозволяется, но что наивысший размер не установлен и предоставляется усмотрению правителя, и он выводит свое решение об уравнении всех платящих или о различном обложении их соразмерно их состояниям. Но, когда правитель высказал свое решение о правиле взимания с них поголовной подати при согласии их старшин, установленное им делается обязательным для всех их и для их потомства из века в век, так что следующему правителю не разрешается изменить установленное, ни уменьшить, ни увеличить. И если зиммии заключили договор с условием уплаты двойного садаката, он взимается вдвойне, как-то установил 'Омар-ибн-ал-Хаттаб относительно племен Танух, Бехра и Таглиб в Сирии. Поголовная подать не взимается с женщин и детей, потому что она тратится на лиц, имеющих долю /Стр. 250/ в добыче; этим она отличается от зекята, взимаемого с женщин и детей. Если же он соединяется с поголовной податью, (Намек на те, только что упомянутые племена, которые платили поголовную подать под названием удвоенного садаката (= зекята)) то оба налога взыскиваются [1336] вместе; а если ограничиваются одним из них, то это будет поголовная подать, коль скоро взимается не меньше динара в год. Если с зиммиям и был заключен мир на условии содержания проходящих мимо них мусульман, то оно распределяется на них, и они обязаны (содержать) в течение трех дней, не свыше, подобно тому как 'Омар заключил с сирийскими христианами мир на условии трехдневного угощения проходящих мимо них мусульман тем что (зиммии обыкновенно) едят, не возлагая на них обязательства заколоть барана или курицу; при этом они должны дать кров на ночь их животным, но не обязаны отпускать ячменя. 'Омар возложил эту повинность на сельских жителей, но не на городских. Если же (в заключенном с зиммиями условии) не были выговорены угощение и двойной садакат, то они не обязаны платить садакат ни с посевов, ни с плодов, и с них не следует угощение ни нищего, ни путешественника (мусульманина).

С договором об обложении поголовной податью связаны двоякого рода обязательства; исполнения одних мы вправе требовать, исполнение других желательно.

Что касается обязательств, исполнение которых требуется, то их шесть: (зиммии обязаны) во-первых, не порицать книгу Всевышнего Бога (Коран) и не поносить ее; во-вторых, не обзывать посла Божьего лжецом и не бранить его; в-третьих, не осуждать и не хулить мусульманской веры; в-четвертых, не совершать прелюбодеяния с мусульманкой и не вступать с нею в брак; в-пятых, не соблазнять мусульманина отпасть от веры и не наносить вреда ни имуществу его, ни жизни его; в-шестых, не помогать воюющим (с мусульманами) и не укрывать их [1337] шпионов (В тексте а г н и я'а х у м; я читаю: 'а й н а н л а х у м). Это шесть обязательств непременных, которые сами собой разумеются, без особого о них договора; они выговорены в договоре лишь для того, чтобы подчеркнуть их, сделать договор еще более /Стр. 251/ обязательным для зиммиев, и чтобы несоблюдение этих обязательств после того, как они были выговорены, давало право считать договор недействительным.

Что касается условий желательных, то их шесть. Во-первых, чтобы зимmии отличались по внешности особыми отличительными значками и кушаками; во-вторых, чтобы их здания не были выше мусульманских, и если они не окажутся ниже, то должны быть равной высоты; в-третьих, чтобы не достигали ушей мусульман ни их била, ни чтение их книг, ни речи их об 'Узейре (Эздры) и Мессии; в-четвертых, чтобы они не пили вина на глазах (мусульман) и не выставляли напоказ своего креста и не держали открыто свиней; в-пятых, чтобы они хоронили своих покойников незаметным образом и не плакали бы и не вопили о них открыто; в-шестых, чтобы им было запрещено ездитъ верхом на породистых конях и верблюдах, но не запрещено на мулах и ослах.

Эти шесть желательных условий не обязательны при заключении договора с зиммиями, если не внесены в договор; они становятся обязательны только, когда выговорены; нарушение их после договора не делает его недействительным, но зиммиев принуждают исполнять их и наказывают за несоблюдение их; если же эти условия не выговорены, то за неисполнение [1338] их не наказывают. Государь должен занести условия заключенного с ними договора в архивы городов и наказывать за несоблюдение их, так как с отдельными общинами были заключены отдельные договоры, часто противоречащие один другому.

Поголовная подать требуется только один раз в год после истечения его по счету лунных месяцев. Если кто из зиммиeв умер в течение года, то из его наследства взимается соответственно истекшей части /Стр. 252/ года; если же кто из них примет ислам, то следующая с него часть его поголовной подати становится его долгом за оказанное ему покровительство (в то время, когда он был зиммием, т. е. покровительствуемым) и взыскивается с него. По мнению же Абу-Ханифы, (неуплаченная) поголовная подать отпадает при принятии ислама и в случае смерти. С тех из них, которые достигли (в течение года) возмужалости или вылечились от сумасшествия, поголовная подать следует с начала нового года. С бедняка она взимается когда он сделается состоятельным, но выжидается, пока он находится в бедственном положении; она не отпадает ни от старика, ни от расслабленного. По мнению иных она отпадает от них обоих и от бедняка.

Если зиммии вступят в спор о своей вере и станут расходиться относительно догмата своего, то им не препятствуют и в их дело не вмешиваются; если они между собой заспорят относительно права и обратятся с жалобой к своему судье, им не препятствуют. Но если, они пожалуются нашему судье, то он постановляет решение на основании мусульманского закона и налагает на них указанные в нашем законе наказания, когда они их заслужили. [1339]

Если кто из них нарушит договор, (то) пусть спасется в надежное место (В такое место, где чувствует себя безопасным; при нарушении зиммием договора мусульмане уже не обязаны охранять его жизнь и имущество) и затем будет вне покровительства мусульман. Если в мусульманские владения вступят люди, с которыми был заключен (особый) договор, то они пользуются безопасностью относительно своей жизни и своего имущества и мо-гут прожить у нас четыре месяца, не уплачивая поголовной подати, но не могут пробыть года иначе, как с уплатой ее; относительно промежуточного времени (Т. е. свыше 4 месяцев, но меньше года) существует разноречие. Таких людей запрещено трогать, как и зиммиев, но необязательно защищать их, в противоположность зиммиям. Если возмужалый, обладающий разумом мусульманин дарует аман иноверцу не зиммию, то этот аман обязателен для всех мусульман. Относительно дарования амана женщина равна мужчине, и раб свободному. Абу-Ханифа же говорит: аман, данный рабом, действителен только, когда этому рабу дано право сражаться. Аман ребенка и сумасшедшего недействительны и тот, кому они дали аман — (по-прежнему) считается неприятелем; но если он не знал истинного значения их амана (В тексте вокализовано: х у к м у; надо читать: х у к м а), то может укрыться в надежное место, и тогда снова считается неприятелем. Если люди, заключившие договор, или зиммии собрались для открытой борьбы с мусульманами, то они тотчас же рассматриваются, как враги; сражавшиеся убиваются, а положение не сражавшихся определяется, принимая во внимание, одобряли они или порицали (восставших). Если зиммии отказываются платить поголовную [1340] подать, то заключенный с ними договор считается не-действительным. Абу-Ханифа же говорит, что заключенный с ними договор считается недействительным только тогда, когда они ушли в неприятельскую землю, причем их имущество конфискуется, как за долги.

3иммиям не дозволяется выстраивать ни новых храмов, ни новых церквей во владениях мусульман; если они выстроят таковые, то они разрушаются. Но разрешается возобновлять обрушившиеся части их древних храмов и церквей.

Если по вине зиммиев заключенный с ними договор сделался недействительным. то это не дает права убивать их, грабить их и обращать в рабов их детей, пока они не вступили в борьбу с мусульманами: но их следует выпроводить невредимыми из владений мусульман. пока они не окажутся в надеж-ном месте в ближайшей из стран неверующих. Если же они не удаляются добровольно, их следует выпроводить силою...