Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Продажа запчастей на шевроле ланос

продажа запчастей на шевроле ланос

www.avto-opt.ru

VIII. Ал-Мукаддасий.

(писал в 985 г.).

Шемс-ад-дин Абу-'Абдулда Мухаммед-ибн-Ахмед-ибн-абу-Бекр-ал-Бенна ал-Бешшарий ал-Мукаддасий (иерусалимец) родился в Иерусалиме в 836 году хиджры (23 Июля 947 — 10 Июля 948 по Р. X.). Его отец, а также его дед были архитекторы, почему ал-Мукаддасия нередко называли Ибн-ал-Бенна (сын архитектора). Он получил прекрасное образование и обладал познаниями в торговых делах. Ему было 40 лет, когда после многих путешествий он решился составить описание мусульманских стран и особенностей их жителей. Это сочинение было озаглавлено: Ахсану-т-текасим фи ма'рифети-л-акалим (лучшее из делений для познания климатов). От сочинений других географов оно отличается тем, что автор дает множество сведений о климате, произведениях, торговле, мерах и весах, обычаях и особенностях каждой страны. Оно издано под заглавием: Descriptio imperii moslemici auctore...al-Mokaddasi ed. M. J. de Goeje Lugd. Batav. 1877 (III т. Biblioth. geographor. arabicorum). Часть этого сочинения (глава о Сирии) переведена на немец. язык Gildemeister'oм (Beitrage zur Palastinakunde aus arabischen Quellen в Zeitschrift des Deutschen Palaestina-Vereins, IV, 1884) и на английский Guy le Strange'oм (Palestine Pilgrim's Text Society. Description of Syria...by Mukaddasi). Этот последний перевод, с немногими изменениями, включен отрывками в Palestine under the Moslems... by Guy le Strange, 1890. — См. предисловия к переводам [778] Гильдемейстера (ZDPV, IV, 1884, стр. 143, гдe на 10-й строчке следует исправить опечатку: вместо 366 поставить 336) и Ги ле-Стрэнджа; Sprenger, die Post- und Reiserouten des Orients, Leipzig, 1864. стр. XVIII — XXI; Biblotheca geographica Palaestinae,... von E. Roehricht, Berlin, 1890, стр. 19; Хаджи-Хальфа I, стр. 167. О времени составления сочинения см. издание де-Гуэ, стр. 8 — 9 арабск. текста.

Нижеследующие извлечения взяты из издания de Goeje, к арабскому тексту которого и относятся цифры на полях. Свой перевод я сличал с переводами немецким и английским. В некоторых случаях они мне помогли уразуметь настоящее значение текста автора; когда же я прихожу к заключению, что их перевод ошибочен или неточен, то указываю на это в примечаниях. К. Р. = константинопольская рукопись.

О Сирии вообще.

/Стр. 151/ Сирийская земля знаменита; она — жилище пророков, средоточие праведников, рудник невымирающих святых (Ал-будала букв.: заменяемые. Так называются особые святые, число которых всегда неизменно; если умирает один из них, тотчас же его место занимает новый. Относительно их числа мнения богословов расходятся; одни говорят, что их 7, другие — что их 70 (40 в Сирии и 30 в остальных странах). По наружности и общественному положению они часто ничем не отличаются от простых смертных; они считаются посредниками между Богом и людьми и обладают даром творить чудеса. (См. F1ugе1, Sha'rani und sein Werk... в ZDMG, 1866, t. XX, стр. 38 — 39; A. von Kremer, Geschichte d. herrschend. Ideen des Islams, Leipzig 1868, стр. 172 — 173 и вообще всю IV главу П-й книги: der Heiligencultus). Слово ал-будалa Guy le Strange не совсем верно переводит “anchorites” (Palest. pilgrim's text society. Description of Syria...by Mukaddasi... by Guy le Strange. London 1886, стр. l)), место, где находятся (Буквально: место, где ищут людей и т. д.) люди, выдающиеся (по своим заслугам перед Богом). В ней находятся: первоначальная кибла (Кибла = место, куда обращаются при молитве. Сначала Мухаммед объявил киблой Иерусалим, но, поссорившись с евреями, заменил его Меккой); место, где соберутся в день страшного суда, и место вознесения [779] Мухаммеда на небо; земля освященная (округ Иерусалимский); рибаты (Уа-р-рибатат ал-фадила. Рибаты были первоначально укрепленные казармы, построенные на границах государства. Сюда поступали на службу, кроме обыкновенного войска, добровольцы, которые желали, сражаясь против неверных, заслужить благоволение Божие. Свободное время было посвящаемо благочестивым упражнениям; поэтому монастырские порядки и обычаи стали вскоре преобладающими в рибатах (См. Dozy, Supplem. aux diction, arabes). Прилагательное ал-фадила значит, что эти рибаты благодаря оказанным ими услугам приобрели особые права на благодарность мусульманского миpa и на благоволение Божие, а пребывающие в этих рибатах пользуются особыми преимуществами перед Богом. Ги ле-Стрэндж переводит: its watch-posts are strong (ibid.)), имеющие преимущество перед другими; славные пограничные области (Ги ле-Стрэндж (ibid.): its frontiers magnificent. Едва ли область ас-Сугур отличалась от других областей своим великолепием; особое же ее значение, как области, служившей щитом против византийцев, несомненно); высокие горы; места, куда выселялся (Ги ле-Стрэндж (ibid.): thither went Abraham as a pilgrim. В арабском тексте о паломничестве не говорится) Авраам, и его могила; страна Иова и колодезь его (См. Коран, XXXVIII, 41. (Примеч. Gildemeister'a в ZDPV, 1884, VII, стр. 144)); михраб Давида (См. Коран, XXXVIII, 20 (Примеч. Gildemeister'a, ibid.)) и ворота его; удивительные (постройки) Соломона и города его; гробница Исаака и матери его; место рождения Мессии и колыбель его; селение Талута (Саула) и река его (Коран, II, 250 (Примеч. Gildemeister'a ibid.)); место убиения Джалута (Голиафа) и крепость его; колодезь Иеремии и темница его; мечеть Урии и дом его; купол Мухаммеда и ворота его; скала Моисея; возвышенность Иисуса (См. выше стр. 734 прим. 5); михраб Захарии (Коран, III, 33; XIX, 12 (Прим. Gildemeister'a)); купель Яхъи (Иоанна Крестителя. См. Biblioth. geogr. arab. IV, 299 и ZDPV, VII, 1884, стр. 144); мешхеды пророков; селения Иова; места, на которых останавливался Иаков и мечеть ал-Акса; гора Зейта (Масличная гора); город 'Акка; мешхед Сиддика (См. дальше извлечение из сочинения Якута под заглавием: аш-Шаджара); могила Моисея; ложе Авраама и [780] кладбище его (+КР.: колодезь Соломона); город 'Аскалан, источник Сульван, место Локмана, долина Ханаана; города Лота и местонахождение садов (Намек на райские сады? (Примеч. Gildemeister'a)); места, где простирался ниц 'Омар, и вклад (Вакф. Так называются недвижимые имущества, пожертвованные с богоугодной целью. Они неотчуждаемы, и их доходы распределяются согласно воле жертвователя) 'Османа; те ворота, о которых говорили два человека (Ворота Иерихона. Коран, V, 26 (Прим. Gildem.)); место, где появились двое спорящих (Коран XXXVIII, 20); та стена, которая будет отделять наказание и прощение (В день воскресения мертвых, Коран, LVII, 13); близкое (к Богу) место (Иерусалим вообще и в особенности ас-Сахра. См. выше стр. 740 и Коран L, 40. Гильдемейстер, объясняя это место таким же образом, ссылается на аз-3амахшария); мешхед Бейсана (В Тадж-ал-'Арусе (IV, 114) сказано, что в Бейсане есть пальма, которая не даст плода до появления ад-Дажжаля (антихриста)); имеющие большое значение ворота Отпущения грехов (Баб-Хитта); ворота Трубы (Баб-ас-Сур); место (засвидетельствования) истины (См. дальше при описании Хеврона); могила Mapии и Рахили; место слияния двух морей (Коран XVIII, 59); место разделения двух жилищ (Или: двух миров, т. е. здешнего миpa и загробного); ворота Присутствия Божьего (Баб-ас-Секина); купол Цепи; место, где остановится Ка'ба, и бесчисленные мешхеды. Эта страна обладает явными преимуществами; в ней есть и плоды, и достаток, и деревья, и воды, и душеспасительное, и мирское. Пребывание в ней умиляет сердце и располагает человека к поклонению Богу. Затем в ней находится: земной рай — Дамаск; Сугар — маленькая Басра; красавица Рамла, где хлеб печется из лучшей крупчатой муки (Букв.: ее хлеб — лучшая крупчатая мука. См. Dozy, Suppl. aux dict. ar. I, 334); город Илия, обладающий преимуществами и не знающий горя (Ги ле-Стрэндж (Pales. pilgr. t. soc. Descript. of. Syria, 3): “Jerusalem the perfect, as none will deny” не обратил внимания на замечание де Гуе (Bibl. geogr. arab. IV, 346), что рифма не дозволяет читать лави (надо читать ла'ва) и переводит: чего никто не будет отрицать); город Химс, [781] известный дешевизной и здоровым воздухом; гора Бусра и ее виноградные лозы, которые не забываются; /Стр. 152/ Табария, выдающаяся благодаря своей доходности и своим селениям.

/Стр. 154/ Мы уже разделили эту область на шесть округов. Первый со стороны Акура — (округ) Киннесрин, затем Химс, Дамаск, Урдунн, Палестина и аш-Шерат..........Что касается Дамаска, то это есть название округа и его столицы; города этого округа (На стр. 54 текста к числу городов этого округа причисляется Дарая): Баниас, Сайда, Бейрут, Атрабулус, 'Арка; (к этому же округу относится) страна ал-Бика с главным городом Ба'лабекком и городами Камед, 'Арджамуш, аз-Забеданий. От Дамаска зависят шесть земель (расатик): ал-Гута, Хауран, ал-Батания, ал-Джаулан, ал-Бика' и ал-Хула. Что касается урдуннского округа, то столица его Табария, а в числе его городов считаются: Кадес, Сур (На 64 стр. прибавлено: ал-Фаразия), 'Акка, ал-Леджжун, Кабул, Бейсан, Азри'ат. Что касается Палестины, то ее столица — Рамла, а города ее: Иерусалим, /Стр. 155/ Бейт-Джибриль, Газза, Меюмас (В тексге имя без точек. Де Гуе замечает, что тут вероятно идет речь о Maiumas'е, гавани Газзы), 'Аскалан, Яфа, Арсуф, Кайсария, Набулус, Ариха, 'Амман. Что касается аш-Шерата, то его столицей мы считаем Сугар; города этого округа: Меаб, Му'ан, Тебук, Азрух, Вайла (На 54 стр. текста прибавлено: 'Айнуна), Мадьян. В этом поясе (иклим) есть селенния, более выдающиеся по значению и величине, чем большинство городов ал-Джезиры (Де Гуе замечает, что здесь под Островом надо разуметь Аравию. Ал-Джезира может значить и Полуостров); таковы Дарая, [782] Бейт-Лихья, Кеферселлам, Кеферсаба; но они находятся на положении селений (и) причисляются к ним (Гайра эннаха 'ала русуми-л-кура ма'дудетун фиха. Ги ле-Стрэндж (стр. 12) переводит: “and, although seeing their size, one would not speak of them as villages, they are yet mentioned by us as such” etc. У Гильдемейстера (стр. 148) как у меня), а мы уже сказали, что будем придерживаться общепринятой терминологии.

X и м с.

/Стр. 156/ Мусульмане, завоевав Химс, взяли и обратили половину церкви его в соборную мечеть, у которой есть при рынке покрытое куполом здание; наверху его — сделанное из меди изображение человека, стоящего на рыбе, вращающейся (Вариант: вращающееся) по воле четырех ветров. О нем рассказывают различные басни...

Дамасская мечеть.

/Стр. 158/ Говорят, что ал-Валид собрал для постройки дамасской мечети мастеров Персии, Индии, Магриба и Рума и истратил на нее харадж Сирии за семь лет, да еще 18 (КР.: один) кораблей, нагруженных золотом и серебром и приплывших из Кипра, не считая подаренных царем румов (КР.: и мусульманскими правителями драгоценных камней) утвари и мозаик...

/Стр. 159/ Однажды я сказал моему дяде: дядя! ал-Валид нехорошо поступил, истратив на постройку дамасской мечети достояние мусульман; было бы справедливее и лучше истратить эти деньги на устройство путей и водоемов и на исправление крепостей. Дядя [783] ответил: не упускай из вида (Я читаю согласно поправке Гильдемейстера (стр. 152): ла тагфул), сын мой, что Бог помог ал-Валиду, открыв ему соображение высшего порядка. Вот в чем дело: заметив, что Сирия населена христианами, и что у них есть в этой стране прекрасные церкви, как то ал-Кумама и церковь Лудда и ар-Рухи (Эдессы), ложный блеск которых вводит в соблазн (мусульман) и которые славятся, он построил для мусульман такую мечеть, которая отвлекла бы их внимание от этих церквей, и сделал ее одним из чудес мира. Разве ты не видишь, что 'Абд-ал-Мелик именно потому и возвел над ас-Сахрой купол что, увидав величину и благолепие купола ал-Кумамы, побоялся, как бы этот купол не произвел на мусульман подавляющего впечатления...

Описание городов.

/Стр. 160/ Город Баниас на краю ал-Хулы (Долины ал-Хулы, а не озера (Merom Lake), как переводит лe-Стрендж (Palestine under the Moslems, стр. 418). По карте Guthe между Баниасом и Меромским озером около 18 километров) и у подошвы горы (Примечание де-Гуе: здесь надо разуметь гору Гермон); в нем привольнее живется (Арха уа арфаку. Гильдемейстер (стр. 153) переводит: “wohlfeiler und reichlicher versehen”. Такой перевод оправдывается значением слова рафик в связи с значением слова рафак (См. Lane) и еще описанием Баниаса в Palastina und Syrien herausg. von К. Baedeker, 1880, (стр. 280 строчка 43: uberall stromt Wasser in Fulle und ruft eine ausser-ordentlich uppige Vegetation hervor). Ле-Стрэндж (Palest, u. the Mosl. 418): “its climate is softer and pleasanter than that of Damascus”) и больше достатка, чем в Дамаске. Сюда переселилось после взятия Тарасуса (Румами в 354 г. (965 г. по Р. X.). У Гильдемейетера (стр. 153) по недосмотру 354 = 1062) большинство жителей пограничных областей и увеличили население, которое ежедневно [784] возрастает. У них есть очень холодная река; она вытекает из Снеговой горы (Гермона) и протекает среди города; этот город — житница Дамаска и добрый товарищ для жителей своих (В слове: б и а х л и х а я отношу ха к хия, имея в виду только что предшествовавшее выражение арфаку мин димешка. Гильдемейстер относит ха к димешк. У ле-Стрэнджа согласно моему переводу) — расположен среди значительной обработанной местности. Его недостаток — дурное качество воды. (КР.: вокруг него значительная обработанная местность с плантациями хлопчатника и риса, жаркая, орошенная рекой, приятная, красивая, застроенная селениями).

Сайда и Бейрут — два укрепленных города на побережье, как и Тарабулус; только этот последний город больших размеров.

В Хауране (КР.: в ал-Джаулане) и ал-Батании находятся имения Иова и его жилища (КР.: и место омовений его (?)); столица этой местности — Нава, изобилующая пшеницей и зерном. * Ал-Хула — рудник хлопка и цветов, вся в впадинах и реках (КР.: (Вместо фразы от звездочки) большая часть продовольствия Дамаска доставляется из ал-Джаулана). Ал-Гута длиной и шириной в один переход (и так хороша, что) ее нет возможности описать.

/Стр. 161/ Табария, главный город округа урдуннского, местность, лежащая в долине Ханаанской, расположена между горой и озером, узка, несносна летом, вредоносна; ее длина — фарсах, а ширины она не имеет; базар ее (тянется) сквозь весь город; кладбище находится на ropе. В Табарии есть восемь бань, не нуждающихся в отоплении, и много водоемов горячей воды для омовений. Большая и красивая джамия (Соборная мечеть) находится при базаре, пол в ней вымощен камнем, [785] и покоится она на столбах, сложенных из скрепленных камней (Ала асатина хиджаратин маусулетин. Глоссарий (IV т. Bibl. geogr. arab.) указывает на значение: “выпусковые камни” (см. Ветхозаветн. храм в Иерусалиме Олесницкого, V т. Православ. Палестинск. Сборника стр. 566), но Гильдемейстер полагает (стр. 154), что здесь идет речь не об особом виде камней, а о связи между ними. Так же понял это выражение и ле-Стрэидж (Palest, u. the Mosl. стр. 335)). Говорят, что жители Табарии два месяца пляшут, два месяца объедаются, два месяца воюют, два месяца ходят нагими, два месяца играют на свирели и два месяца месят; они пляшут вследствие множества блох, наедаются плодами сидра (Набик — плод дерева сидра (Мукаддасий 204), древовидного лотоса (См. Dozy, Supplem.). По Робинзону (см. Указатель к его Palastina.... 1841 г.) это дерево носит названия Dom, Sidr, Khamnus nebeca, Zizypha lotus, Nubk. Карл Мюллер (Мир растений, СПБ. 1863, стр. 474) отожествляет набак (“Вполне непроходим кустарник набака. Это колючая крушина со страшными, отогнутыми назад колючками”) с Khamnus spinae С h г i s t i. Название d б m не следует смешивать с пальмой Дум = Hyphaene thebaica Mart = Cucifera Delile = Douma Poir. = Corypha L.= Hyphaenc Cucifera Pers. = Hyphaene guineensis Thoim. (См. Oswald de Kerchove de Denterghem, Les Palmier s, Paris, 1878, стр. 247). Якут (III, 510,20) ошибочно читает: ал-бакк (клопы); его чтению следовал Schefer в примечаниях к Nassiri Khosrau, стр. 55), отгоняют ос от мяса и плодов (Якут (III, 510): они воюют, т. е. у них в руках палки, которыми они отгоняют ос от кушаний и сластей) при помощи особых метелок, ходят голыми вследствие нестерпимого зноя, грызут сахарный тростник и месят гряз (КР.: зимой) (Якут (III, 510): вследствие изобилия грязи в земле их). В нижней части озера (Якут (ibid.): Табарии) большой мост (КР.: большая плотина), через который (КР.: которую) идет дорога в Дамаск (КР.: и которая задерживает воду озера). Воду пьют из озера. Кругом на берегах озера (Якут (III, 511): всего озера) селения (Якут (ibid.): непрерывный ряд селений), пальмы (Вместо последующего до новой строки у Якута (ibid.): на oзepе много лодок, оно изобилует рыбой, и (вода его) не нравится никому, кроме местных жителей. Над городом господствует гора. Вода озера пресна, несладка), [786] лодки, которые снуют взад и вперед; вода озера, куда стекает вода из бань и горячих ванн (См. примеч. Гильдемейстера № 46 стр. 154, ZDPV. VII, 1884), не нравится чужим; в нем много рыбы; вода его удобоварима. Гора, возвышающаяся над этой местностью, высока.

Кадес — маленький город у подошвы горы; в нем много хороших вещей; окружающая его местность — нагорье 'Амила; при городе три ключа, из которых пьют воду, и одна баня ниже города. Джамия на торговой улице; на дворе ее пальма. Эта местность знойна. Там, на расстоянии фарсаха, есть озеро, вода которого /Стр. 162/ изливается в Тивериадское озеро. Когда-то взяли (Следует читать: 'у и и д а и дальше: фа с у д ж и р а) и перегородили реку удивительной плотиной, так что она превратилась в озеро; на берегах его заросли тростника хальфы — источник благосостояния местных жителей, большинство которых плетут циновки и вьют веревки; в oзepе есть несколько сортов рыбы, между прочим, рыба ал-бунний, перенесенная из Васита; в городе много зиммиев (Ср. стр. 179 арабск. текста, строчка 15. Гильдемейстер (стр. 155,10) переводит: “die Schutzvorwandten sind zahlreich.”. Ле-Стрэндж (Palest, u. the Mosl. стр. 68): “that town (т. е. Васит) of numerous clients.”). На нагорье 'Амиле есть цветущие селения, виноградники, плодовые деревья, маслины, ключи; нивы поливает дождь. Местность господствует над морем и прилегает к горе Лубнан (Ливан). (КР.: вся она состоит из значительных селений, маслин и виноградников. Ниже Кадеса небольшое озеро, на берегах которого заросли тростника хальфы — источник великого благосостояния; большинство жителей плетут циновки, вьют веревки и ловят рыбу). [787]

Азри'ат — город лежаний близ пустыни; окружающая его местность — нагорье Джераш, находящееся против нагорья 'Амилы; там много селений. Табария славится этими двумя нагорьями.

Бейсан на реке (Иордане) с множеством пальм. Отсюда вывозится рис для Палестины и Урдунна; здесь изобилие воды и простор (Де-Стрэндж (Palest, und. the Mosl. 411) переводит: “water is here abundant and easily obtained”. Рахбетун не значит: easily obtained), но здешняя вода тяжела для желудка (КР.: вода протекает через город; джамия на торговой улице; здесь есть праведники).

Ал-Леджжун — город на самой границе Палестины, в горах, имеющий проточную воду, просторный, приятный.

Кабул — прибрежный город; при нем есть сахарные плантации и здесь приготовляют превосходный сахар (КР.: лучше которого нет в Сирии).

Ал-Фаразия — большое селение, имеющее кафедру, изобилующее виноградом и виноградниками; в нем много воды, и оно — место приятное.

'Акка — укрепленный приморский город с большой джамией. В ее ограде есть роща маслин, дающих более, чем надо (масла) для ее ламп. Прежде этот город не был так укреплен, пока не посетил его Ибн-Тулун, который, увидав Сур, его неприступность и его стену, обхватывающую гавань, пожелал построит для 'Акки такую же гавань. Тогда он собрал /Стр. 163/ местных мастеров и предложил им (исполнить) это. Ему ответили: никто в настоящее время не умеет возводит подводные постройки. Позже ему назвали нашего деда, Абу-Бекра Зодчего, и сказали: если кто либо владеет этим искусством, то только разве он. [788] Ибн-Тулун написал своему Иерусалимскому правителю, чтобы тот отправил его к нему. Когда Абу-Бекр явился и ему сказали в чем дело, он ответил: это легко (КР.: и возможно) сделать; дайте мне толстые сикоморовые бревна! Затем он расположил их рядами на поверхности воды на подобие ограды сухопутной крепости и велел скрепить их между собой, оставив на западе широкий проход; затем стал строить на них из камня с известью; после каждых пяти пластов он скреплял их толстыми бревнами, чтобы постройка была прочнее (Вероятно для более равномерной осадки в толщину или длину постройки были пропущены длинные бревна, которые поддерживали кладку над более быстро оседавшими слоями пока соседние, менее быстро oседавшие, не опускались в уровень с ними). Бревна под давлением тяжелого груза понемногу опускались; когда он узнавал, что они уже сели на песок (Дошли до песчаного морского дна), то оставлял их в покое на целый год, чтобы они вполне осели. Затем он снова начинал строить (следующий участок) от места, до которого была доведена работа, и когда постройка (нового участка) доходила до (высоты) прежней стены, он сцеплял (Буквально: вводил (встраивал) ее (новую постройку) в нее (прежнюю стену) и сшивал ее с ней) и скреплял их. Затем над входом он построил сводчатый мост. Каждую ночь суда входят в гавань, и (поперек входа) протягивается цепь (Якут (III, 708,6): между гаванью и открытым морем), как и в Суре. Ибн-Тулун дал Абу-Бекру, кроме почетных одеяний, верховых животных и других даров, еще тысячу динаров. Имя Абу-Бекра (КР.: имена их обоих) написано на сооружении (Якут (III, 708): и до сего дня). До этого враг нападал на наши корабли (Незащищенные укрепленной гаванью). [789]

Ал-Джешш — селение близ главного города, расположенное между четырьмя рустаками (Рустак (Якут I, 41) — место, где есть нивы и селения. Рустак может быть частью куры (округа), которая определяется Якутом (I, 39): местность, в которой много селений, причем между этими селениями есть столица, или главный город, или река, по имени которых и называется данная кура), недалеко от моря.

Сур (Тир) — укрепленный город на берегу моря или скорее на море. В этот город ведут одни ворота и один мост; море окружает его; вдающаяся (в /Стр. 164/ море) (Ад-дахиль. Ср. Якут III, 433,12 дахилетун фи-л-бахр) половина города состоит из трех стен, опускающихся прямо в море (КР.: город на мopе, потому что оно вокруг него; в него попадают через мост; вода доставляется по водопроводу на столбах; город из двух половин: одна на почве (См. Глоссарий), другая состоит из трех стен в воде на подобие сказанного нами об 'Акке; и тут есть ворота); в нее каждую ночь укрываются суда, и затем протягивается та цепь, о которой говорит Мухаммед-ибн-ал-Хасан (аш-Шейбаний) в Китаб-ал-Икрахе (См. *** у Хаджи-Хальфы, V, стр. 48. См. еще в Указателе Мухаммед-ибн-ал-Хасан) (КР.: укрываются суда в эту часть и протягивается цепь для того, чтобы румы не напали на них ночью). Вода проведена у них по водопроводу на столбах. Сур — город славный, процветающий, промышленный; его жители отличаются особенностями (КР.: отсюда получается большая часть сахара, потребляемая в Сирии. Округ сурский хорошо орошен; в нем много плантаций сахарного тростника). Между 'Аккой и Суром есть нечто вроде пролива (Или: канала. Гильдемейстер (156): erne Art Meeresstromung. Ле-Стрэндж (Pales. u. the Mos. 343): a bay of the sea. По картам между Суром и 'Аккой не залив, а вдающаяся в море суша с мысом Рас-ан-Накура); поэтому-то и говорят: 'Акка [790] против Сура, но ты должен обойти кругом, т. е. вокруг воды.

Рамла, главный город Палестины, город прекрасный с красивыми зданиями и удобоваримой водой, город здоровый, богатый плодами, соединяющий противоположности, лежащий среди прекрасных окрестностей, богатых городов, выдающихся мешхедов и цветущих селений. Торговля в нем прибыльна, жизненные припасы хороши; нет в мусульманских землях ни более красивой джамии, ни лучшей и более вкусной крупчатой муки, ни более благословенных округов, ни более вкусных плодов, чем здесь. Город расположен (КР.: между Иерусалимом и морем, горой и равниной и окружен прелесть что за городами) среди плодородных окрестностей, между окружающими (Мудунин мухитатин. Ле-Стрэндж (Pal. u. the Mosl. 304); walled towns. Но здесь причастие действ, залога, а не страдательного) его городами и обладающими преимуществами рибатами. В городе есть прекрасные каравансараи и восхитительные бани; кушанья готовятся опрятно (Ле-Стрэндж (Pales. u. the Mosl. 304): лакомые кушанья (dainty food); Гильдемейстер (стр. 154): saubere Speisen), приправ много; помещения просторны, мечети красивы, дороги широки, город процветает (См. Глоссарий). Он находится в равнине, но близок к горам и к морю. Здесь растут смоковницы и финиковые пальмы, земля выращивает посеянное без помощи искусственного орошения и дает полевые произведения (См. Глосcaрий. Гильдемейстер: sie vereint Gutes und Vorzuge) в избытке. Зато зимой Рамла от грязи превращается в остров, а летом вся в пыли от песку; в ней нет ни проточной воды, ни зелени, ни отменной глины, ни много снега. Блох в ней множество, колодцы глубоки, солоноваты. Дождевая [791] вода хранится в замкнутых цистернах, так что бедные страдают от жажды, а иноземцы находятся в затруднении; канцелярия в бане (Т. е. канцелярские чиновники вечно в бане); при водоподъем-ном колесе кружатся слуги (Обыкновенно водоподъемные колеса вращают животные). Город с добрую /Стр. 165/ милю в длину и ширину и выстроен из тесаного камня и обожженного кирпича. (Стр. 36: если бы в Рамле была проточная вода, то мы сказали бы, что она безусловно самый приятный мусульманский город, ибо она изящна, климат ее хорош, расположена она между Иерусалимом и пограничными крепостями, глубокой впадиной и морями, температура в ней равномерна, плоды вкусны, жители — превосходные люди, хотя невежественны; она служит складочным местом для египетских товаров и для двух морей, в ней живется привольно). Известные мне ворота Рамлы ниже-следующие: ворота Би'р (колодца) - 'Аскер, ворота мечети 'Аннабы, ворота Иерусалимские, ворота Бил'а (Сомнительное чтение. По мнению de Goeje здесь упоминается та же местность, которая немного дальше названа Балит). ворота луддские, ворота яфские, ворота египетские, ворота Даджуна. К Рамле непосредственно прилегает город, называемый Даджун (De Goeje отожествляет это место с современным Бет-Деджаном (древн. Бее-Дагон)), в котором есть джамия. (КР.: а Даджун — подобие города, непосредственно прилегает к Рамле; большинство его жителей самаритяне, и в нем есть джамия). Столичная джамия среди базара великолепнее и изящнее дамасской; она называется ал-Абьяд (Белая). У мусульман нет михраба большего, чем ее михраб, и нет более красивой кафедры, после Иерусалимской, чем ее кафедра. При джамии великолепный минарет. Построил [792] ее (Ле-Стрэндж (Pales. u. the Mosl. 305): “also, it possessesa beautiful minaret, built by the Khalif Hisham ibn 'Abd al Malik”. Ho местоименный суффикс x у в б a н a x у и местоимение х у в а в редакции КР могут относится только к джамии (по-арабски мужск. рода), а не к минарету (по-араб. женск. рода)) Хишам-ибн-'Абд-ал-Мелик (КР.: на прекрасных мраморных столбах, устлав ее мрамором). Я слышал от моего дяди, что когда Хишам задумал построит ее, то ему сказали, что у христиан есть мраморные колонны, зарытые в песке и приготовленные для церкви селения Бали'а (Гильдемейстер читает б а л и г а (чтение берлинск. рукоп.) и переводит: “zu einer Musterkirche”. Де Гуе принимает это слово за название местности и предлагает отожествить ее с “Ваалом, который есть Kириаф Иарим” (Книга Ииcyca Навина, XV, 9), так как Кириаф Иарим приурочивается (Робинзоном) к Карьет-ал-'Инаб, ныне Абу-Гош, где до сих пор есть развалины церкви. (См. примечание де Гуе к арабск. тексту и его ссылку на Palaestina und Syrien Бедекера стр. 144 (первого издания = стр. 15 — 16 втор. издaния 1880 г.). Ле-Стрэндж (стр. 305): “church of Bali'ah”). Тогда Хишам-ибн-'Абд-ал-Мелик сказал им: или вы откроете (мне) эти колонны, или же мы разрушим церковь Лудда и возведем нашу джамию на ее колоннах. Тогда они выдали их, и они оказались толстыми, длинными, красивыми. Пол в крытом помещении джамии вымощен мрамором, а двор — камнем, тщательно пригнанным кусок к куску; чрезвычайно красивые резные ворота крытого помещения сделаны из набора кедровых и таннубовых досок (Слово мудахала я перевожу согласно объяснению Гидьдемейстера (стр. 158), а стоящее рядом махфура — словом “резные”. По де Гуе (Glossar. стр. 233) мудахалун значит coelatus (orne de bas-reliefs). Таннуб = род кедра).

Иерусалим.

Нет между главными городами округов (кур) города большего, чем Бейт-ал-Макдис (Иерусалим) (На стр. 30 арабск. текста говорится, что Иерусалим называется также Илия и ал-Балат); [793] многие столицы областей, как например Истахр, Каин и ал-Ферама, меньше его. В Иерусалиме не бывает ни сильного холода, ни жары, и редко в нем падает снег. Когда судья Абу-л-Касим, сын судьи /Стр. 166/ Мекки и Медины, спросил меня о его климате, я сказал: “он умерен; не бывает ни жары, ни сильного холода”. Он ответил: “такой климат свойствен раю”. — Здания иерусалимские каменные; более красивых и более прочных (Якут (IV, 595,5): более дорогих) ты не найдешь, как не найдешь ни людей более порядочных, чем жители Иepyсалима (стр. 7: ибо у них ты не встретишь ни недобросовестности, ни обмана в торговле, ни публичного питья вина, ни пьяных, ни тайных, ни явных домов разврата, так как они искренние богомольцы; узнав, что их эмир пьет, они ворвались в его дворец и разогнали его гостей), ни более приятной жизни, чем его жизнь, ни более опрятных торговых улиц, чем в нем, ни мечети большей, чем его мечеть, ни большего числа святых мест, чем в нем. Виноград его славится; нет айв (В Глоссарии malum cydonium = квит, айва), которые могли бы сравниться с его айвами; в нем всякие мастера и врачи, к нему стремится сердце всякого умного, и не бывает дня без того, чтобы в нем не было иноземца.

Однажды я был в обществе у судьи ал-Мухтара Абу-Яхъи-ибн-Бехрама в Бacpе. Разговор зашел о Мисрe, и меня спросили: какой самый славный город? Я ответил: наш город. Спросили: какой самый здоровый? Я ответил: наш город. Спросили: какой город имеет более преимуществ? Я ответил: наш город. [794] Спросили: какой самый красивый? Я ответил: наш го-род. Спросили: какой город богаче хорошими продуктами? Я ответил: наш город. Спросили: какой самый большой город? Я ответил: наш город. Тогда присутствующие изумились моим ответам и сказали: ты человек знающей, а между тем ты рассказываешь такие вещи, что тебе не поверят; тебя можно сравнить разве что с обладателем верблюдицы, говорившим с ал-Хаджжаджем (КР.: тогда судья улыбнулся и сказал, намекая на верблюдицу бедуина: “ты подобен бедуину, спрошенному ал-Хаджжаджем, но он дал доказательство; дай его и ты; ты, ведь я знаю, человек знающий”). Я сказал: что касается моих слов: он самый славный, то это потому, что он есть город, в котором соединяются блага сего миpa и блага загробной жизни. Кто сын сего мира (Т. е. кто предан мирским заботам) и пожелает жизни вечной, тому здесь раздолье; а тот, кто сын загробной жизни (Т. е. кто имеет, главным образом, в виду жизнь загробную, вечную) и почувствует влечение отведать мирских благ, найдет их здесь (КР.: не имея нужды ездит в другой город; какой же город славнее этого?) Что касается достоинства климата, то в нем не бывает ни резкого холода, ни вредоносного зноя. Что касается красоты, то ты не встретишь ни зданий более красивых, чем его здания, ни более чистых, ни мечети, более пленяющей взор, чем его мечеть. Что касается многочисленности продуктов, то Всевышний Бог соединил в нем плоды лощин и равнин, и гор, и произведения, которые обыкновенно вместе не встречаются, как то: лимоны, миндаль, финики, орехи, смоквы и бананы (КР.: и изобилие [795] молока, меда и сахара). А что касается его преимуществ, то он есть место воскресения мертвых; сюда соберутся и здесь воскреснут (мертвые). Мекка и Медина могут гордиться Ка'бой и Пророком, но в день воскресения мертвых они обе будут доставлены как невесты в Иерусалим, так что весь почет на его /Стр. 167/ стороне. Что касается величины, то ведь все народы соберутся сюда (в день страшного суда), следовательно какая земля обширнее Иерусалима? — (Когда я это сказал), они похвалили меня и согласились со мной.

При всем том в этом городе есть много недостатков. В Пятикнижии сказано: Иерусалим — золотой сосуд, наполненный скорпионами. Ты не найдешь более грязных бань и более тяжелого налога (Буквально: ни более тяжелого по м е 'у н е. Меуна = кормление, попечение, забота, бремя, бедствие; доставление припасов; припасы и запасы, в особенности съестные, доставлять которые должны местные жители в виде особого налога; налог (см. Dozy, Supplem. aux dict. ar.). Принять значение: доставление припасов (в Иерусалим), как то сделал Вюстенфельд (в переводе заимствованного Якутом от ал-Мукаддасия описания Иерусалима ZDMCK XVIII 1864, стр. 462) нельзя; Гильдемейстер верно замечает (стр. 159 прим. 57), что это противоречило бы предшествующему, и переводит: sodann giebt es keine unreinlicheren und unbequemer ausgestatteten als ihre Bader. Против этого можно возразить следующее: имея в виду коренное значение м е'у н ы и то значение, в котором это слово наиболее часто, обычно, употребляется, нельзя сказать, чтобы оно вполне подходило к баням, в которых, хотя бы и на востоке, всего важнее, после опрятности, удобная обстановка, а не наличность провизии. Но если в данном случае м е 'у н а не значит: снабжение припасами, то значит ли: снабжение известной обстановкой? Это допустимо, но сомнительно в виду прилагательного а с к а л у, которое по значению (более тяжелый) прекрасно подходит к ме'уне = налог, но не подходит, по-моему, к снабжению известной обстановкой. К тому же через несколько слов ал-Мукаддасий возвращается к мысли о тяжести налогов, подтверждая уже раз сказанное в двух словах. Ле-Стрэндж (Pales. u. the Mosl. 83): “nor anywhere the fees tor the same heavier”. Такой перевод по-моему предпочтительнее перевода Гильдемейстера.), чем в Иерусалиме; ученых — мало, христиан — много, жители [796] неприветливы. На площади и в каравансараях взимается тяжелая пошлина с продаваемых там товаров; при воротах стоят полицейские, и никто не может купить какой-либо предмет пользования иначе как там, несмотря на недостаточность своих средств. Обиженный беспомощен, человек с положением (Ал-местур. Это слово может также значить: скромный, кроткий. Гильдемейстер переводит: “Vornehm”, Ле-Стрэндж: “meek”) озабочен, богатому завидуют, законоведом пренебрегают, знатоков словесности не посещают; нет места, где собирались бы для обсуждения (научных вопросов); преподавания не существует. Христиане и евреи взяли верх в Иерусалиме, и мечеть пустует без собраний и заседаний. Город меньше Мекки, но больше Медины; (КР.: но он очень населен, так как сюда съезжается множество людей с востока и запада, христиан и евреев) над ним крепость, частью построенная на горе, а вокруг остальной части города окоп. Городских ворот восемь железных: Баб-Сихьяун (Ворота Cионские), Баб-ат-Тих (Ворота Пустыни (где блуждали израильтяне)), Баб-ал-Балат (Дворцовые ворота (ал-балат = раlаtium)), Баб-Джубб-Ирмия (Ворота колодца Иеремии), Баб-Сульван (Ворота Силоамские). Баб-Ариха (Ворота Иерихонские), Баб-ал-'Амуд (Ворота Колонны), Баб-Михраб-Дауд (Ворота Давидова михраба). В Иерусалиме изобилие воды; сложилась поговорка: азан (Призыв к молитве) да вода — в Иерусалиме господа. В редком доме нет одной или нескольких цистерн (КР.: в редком доме нет колодца воды) (Якут (IV, 596, 9-10): редко в нем встречается дом, в котором не было бы одной, двух или трех цистерн, смотря по величине его). Больших /Стр. 168/ прудов три: пруд Израильтян, пруд Соломона и пруд 'Ияда. При них бани, и в них стекают уличные [797] ручьи. В мечети (Под мечетью здесь надо разуметь всю площадь Харам-аш-Шерифа) двадцать колодцев, образующих пруд (Так объясняет де-Гуе (Bibliot. geogr. arabic. IV, 185) слово м у т е б а х х и р а, ссылаясь на Бедекера (Palestina und Syrien, 1-е изд. стр. 182). Ле-Стрэндж “cisterns of vast size” (Pales, u. the Mosl. стр. 200). В редком квартале нет колодцев для всеобщего пользования; но они наполняются уличной водой. В одной лощине (КР.: на расстоянии почтовой станции от города) устроены два пруда; сюда зимой стекают ручьи, и отсюда проведен в город водопровод, который наполняет весной цистерны джамии и иные.

Месджид-ал-Акса.

Месджид-ал-Акса расположена в юго-восточном углу города. Ее основания относятся ко временам Давида и сложены из твердых, плотно пригнанных, выпусковых (М е н к у ш а. Описание внешнего вида этих самых камней находится в сочинении Олесницкого: Ветхозаветный храм в Иерусалиме (Правосл. Палест. Сборник, 13-й выпуск 1889 стр. 565 — 6). Автор указывает и на арабский термин. Ле-Стрэндж верно переводит: “chiselled or drafted” (Pales, u. the Mosl. 98). Гильдемейстер (ZDPV. VII, 1884, стр. 161): “aus schon ausgehauenen... Steinen”. Здесь м е н к у ш а имеет то же значение, которое де-Гуе придает слову м а у с у л ь (Bibl. geogr. arab. IV, 376), переводя его: “mit Fugenranderung.”) камней в десять локтей в длину и меньшего размера. На этом фундаменте 'Абд-ал-Мелик построил здание из небольших красивых камней; оно было снабжено зубцами и оказалось более красивым, чем дамасская джамия (КР.: потому что ее сравнивали с главной христианской церковью в Иepyсалиме, а Месджид-ал-Акса была построена еще красивее). Но при 'аббасидах случилось землетрясение, вследствие которого рухнула крытая часть храма, за исключением части около михраба. Когда халиф [798] узнал об этом, то ему сказали: не хватит государственной казны, чтобы привести это здание в его прежний вид. Тогда он написал правителям областей и другим воеводам, предлагая каждому взять на себя расходы по постройке одного ривака (нефа) (Под риваком следует понимать, как видно дальше при описании внутренности купола скалы, крытое пространство, ограниченное с обеих сторон колоннами или столбами; одна из сторон может быть и просто стеной), и они построили здание более прочное и более массивное, чем прежнее. Эта (возобновленная) часть стала родимым пятном (Бросающейся в глаза частью) всего здания; она простирается до конца мраморных колонн; та же часть, которая построена на столбах, сложенных из частей, связанных (А л м у ш е й я д а. См. Lane, Arab.-english lex. Можно также перевести: на столбах, покрытых штукатуркой) известкой, — новейшей постройки. В крытом помещении храма двадцать шесть дверей. Дверь, находящаяся против михраба, называется Великой медной дверью и выложена вызолоченной медью; ее створу может отворить только человек, имеющий крепкие плечи и сильные руки; направо от нее семь больших дверей, средняя из которых покрыта /Стр. 169/ позолоченными пластинками; налево — столько же дверей; с восточной стороны одиннадцать дверей из (дерева) саджа (См. дальше стр. 800 прим. I). Над пятнадцатью (упомянутыми) дверьми навес на мраморных колоннах, выстроенный 'Абдуллой-ибн-Тахиром; на дворе, справа,(Стоя лицом к Месджид-ал-Аксе) навес на мраморных колоннах и на столбах; в задней (Т. е. северной) части двора продолговатый сводчатый каменный навес. Над серединой крытого помещения большая с двух сторон отлогая крыша за красивым куполом. Все крыши, кроме крыш задней части, покрыты [799] свинцовыми листами. Задняя часть (Т. е. северная стена. Ле-Стрендж (Palest. u. the Mosl. 99): “the ceilings everywhere — except those of the colonnades at the back (along the North Wall of the Haram Area) - are covered with lead in sheets; but in these (northern) colonnades the ceilings are made of mosaics studded-in”. Едва ли ал-Мукаддасий хотел сказать, что потолки (ceilings) были обшиты свинцом )украшена крупной мозаикой.

Весь двор вымощен плитами. В середине его терраса — как в мечети Ятриба (Древнее название Медины); на нее поднимаются с четырех сторон по широким лестницам. На этой террасе четыре купола: три изящных, покрытых свинцом на мраморных колоннах без стен, а именно: купол Цепи, купол Ми'раджа (Вознесение Мухаммеда на небо) и купол Пророка (Мухаммеда), а в середине купол ас-Сахры на восьмигранном здании с четырьмя вратами. Каждые врата против одной из лестниц (ведущих на террасу), а именно: Баб-ал-Кыблий (Ворота Южные), Баб-Исрафиль (Ворота Исрафила), Баб-ас-Сур (Ворота Трубы (в которую вострубят в день воскресения мертвых)) и Баб-ан-Ниса (Ворота Женщин); эти последние открываются на запад. Bсе они позолочены и в каждых воротах есть изящная дверь из набора красивых досок таннуба (Таннуб = род кедра. Относительно перевода мудахалун — набор, см. Гидьдемейстер ZDPV. VII, 1884, стр. 158); эти двери были сделаны по приказанию матери Муктедира-биллаха.

Перед каждым входом подъезд мраморный с таннубовыми украшениями, наложенными на медные украшения снаружи (Перевод по возможности буквален. В тексте два слова, точное значение которых не выяснено. Одно из них: а т-т а н н у б и й я значит что-нибудь сделанное из дерева таннуба, другое: а с-с у ф р и й я — что-нибудь сделанное из меди. По моему мнению ат-таннубийя = а т-т а н н у б-а л-м у д а х а л ь (набор таннубовый, упомянутый строчкой выше), а а с-с у ф р и й я = медная, состоящая из перегородок, сетка, в клетки которой вставлен таннубовый набор, так что снаружи стены подъездов были украшены таннубовой мозаикой, перехваченной медными украшениями. Гильдемейстер (ZDPV. VII, 1884, 162) переводит: “mit Pinienholzbau, der sich an die Kupferung von aussen anschliesst” и ставит после этой фразы вопросительный знак в скобках. Приведенные Гильдемейстером в примечании значения слова а с-с у ф р и й я для данного места непригодны. Ле-Стрэндж (Pales. u. t. Mosl. 123): “porch of marble, wrought with cedar-wood, with brass-work without”), и при входах в подъезд [800] опять двери из (дерева) саджа (Или: тикового дерева. Ср. Насири-Хосрау, изд. Шефера, стр.30 строчка 15 перс. текста). Внутри здания три круглых (концентрических) нефа (Буквально: три ривака круглых. Ривак — крытое пространство между двумя рядами колонн или между колоннами и стеной. Из последующего видно, что между колоннами были переброшены арки. См. Олесницкий, Ветхозав. Храм (Палестин. Прав. Сбор. 13 вып. 1889, стр. 816 — 17, приложенный рисунок и планы купола ас-Сахры)) на колоннах искусственного камня (Ма'джуна. Точное значение этого слова неизвестно; его переводят то “колонны, покрытые известкой и отполированные”, то “колонны, литые на огне”, то “искусственные колонны” (См. ZDPV. VII, 1884, стр. 162 прим. 65). Собственно ма'джун причастие страд. залога от глагола: месить, топтать; Гильдемейстер: “auf gekneteten Saulen”, Ле-Стрэндж (Pal. u. the Mosl. 124): “with columns of the most beautiful marble, polished, that can be seen”. Он вероятно читает: ма'джуба) бесподобных, более видных и красивых, чем мрамор, на которые опираются приплюснутые арки. Внутренний, последний неф (Я читаю: дахилуха, ривакун ахирун; Гильдемейстер: “innerhalb ihrer (т. е. трех нефов?) umgieht erne andere, nicht achteckige Halle den Felsen”. След. он читал: дахилаха ривакун ахару. Так же понял это место и ле-Стрэндж. Но тогда этот другой неф будет четвертым, находящимся внутри трех первых; но рисунки и планы указывают на три нефа; последний, о котором идет речь, состоит из 4-х столбов и 8 колонн, на которые опирается барабан; между этим рядом подставок и внешней стеной только один ряд колонн, образующих два нефа. Если согласиться с чтениями обоих переводчиков, то придется допустить, что при ал-Мукаддасии между серединными 8 колоннами и 4 столбами и стеной было два ряда колонн и три нефа, и что внутренность купола существенно отличалась от ее настоящего вида. Ср. план на 126 стр. Pales. u. the Mosl. и Олесницкий, стр. 816 — 17) идет вокруг Скалы; он не восьмиугольный, покоится на искусственных колоннах и снабжен округленными [801] арками, над которыми высоко поднимается в воздухе барабан с большими окнами. Над барабаном — /Стр. 170/ купол, высота которого от главного основания (От фундамента всей постройки т. е. от уровня террасы. Якут: “без главного основания” т. е. без террасы), вместе с поднимающимся к небу шпицем, сто локтей. Он виден издалека. На нем красивый шпиц, высотой в человеческий рост, увеличенный длиной руки. Купол, несмотря на его величину ('Ала ы з а м и х а. Гильдемейстер (163): “grosstentheils”. Ле-Стрэндж (124): “completely”. ЕР. вместо 'ала ызамиха — куллуха = весь), покрыт вызолоченной медью, а пол здания, его стены и барабан снаружи и изнутри отделаны как было сказано о джамии дамасской (КР.: мрамором и мозаикой). Купол тройной и состоит, во-первых, из вызолоченных (Музаввака. 3 а в в а к а значит: натерет ртутью; позолотит ртутью с золотом; позолотить через огонь; разукрасить. Гильдемейстер: “aus vergoldeten Platten”. Ле-Стрэндж: “of ornamental panels”) досок, затем из железных брусьев, переплетенных между собой, чтобы их не раскачал ветер, и, в-третьих, из балок, на которых лежат плиты (КР.: из балок и досок, покрытых позолоченными плитами). В середине находится ведущий к шпицу проход, по которому поднимаются рабочие (на купол) для осмотра его и ухода за ним. Когда восходит солнце, то купол сияет, барабан (КР.: мозаика) блестит, и ты видишь нечто восхитительное. Вообще говоря, я не видал такого купола в землях мусульманских и не слышал, чтобы таковой был у не-верных (Гильдемейстер, приняв, no недосмотру, к я ф за к а ф, переводит: “im Osten”. Ле-Стрэндж: “in pagan times”).

В мечеть (Площадь Харам-аш-Шерифа) можно проникнуть в тринадцати местах через двадцать (следующих) ворот: ворота [802] Отпущения (Баб-Хитта), двое ворот Пророка (Баб-ан-Небий), несколько ворот Михраба Марии (Абваб-Михраб-Марьям), двое ворот Милосердия (Баб-ар-Рахмэ), ворота Пруда сыновей Израиля (Баб-Биркет-бени-Исраиль), несколько ворот колен Израилевых (Абваб-ал-Асбат), несколько ворот Хашимийских (Аб-ваб-ал-Хашимийин), ворота ал-Валида, ворота Авраама (Баб-Ибрахим), ворота Матери Халида (Баб-Умм-Халид) и ворота Давида. (КР.: двое ворот Давида, ворота Присутствия Божьего (Баб-ас-Секина) и ворота Баб-ал-Хадра). В мечети (в ограде мечети) находятся в разных местах следующие святыни: мяхрабы Марии, Захарии, Иакова, Хидра; место Пророка (Мухаммеда) и (место) Гавриила; места: муравьев (См. Коран, ХХVII, 18-19. У Якута, IV, 598,7, вместо *** “муравьев” стоит: *** “водопоя”), света (Света Божьего), Ка'бы и ас-Сырата. Налево нет колоннады (ривака), и крытое помещение мечети не доходит до восточной стены; поэтому говорят: здесь ряд (построек) /Стр. 171/ никогда не будет доведен до конца (Никогда не будет непрерывно простираться от западной до восточной стены). Эта часть (площади) не застроена по двум причинам: во-первых, потому что 'Омар сказал: “постройте на западе этого места поклонения (Т. е. на западе площади Харам-аш-Шерифа) молельню для мусульман!” и вот этот участок был оставлен (не застроенным), чтобы его воля не была нарушена; а во-вторых, потому что если бы продолжили крытое помещение мечети до угла, то ас-Сахра не пришлась бы прямо против михраба (Месдшид-ал-Аксы), что строителям было нежелательно. Впрочем, Бог лучше знает истину.

Длина мечети 1,000 локтей царских (У Якута, IV, 598, 12, вместо “царских” стоит *** “хашимийских”), ал-ашбанийских; ширина ее — 700. В ее потолках 4,000 балок, опирающихся на 700 мраморных колонн, [803] а на крыше 45,000 свинцовых плит. Скала длиной в 33, а шириной в 27 локтей; в находящейся под ней пещере помещается 69 (У Якута, IV, 598, 15, вместо 69 стоит 160) человек. На мечеть издерживается ежемесячно сто кистов оливкового масла (У Якута, IV, 598, 10, вместо “кистов оливкового масла” стоит “динаров”) и ежегодно 800,000 локтей циновок. Прислуга мечети состоит из принадлежащих ей рабов, назначенных для этой цели 'Абд-ад-Меликом из хумса (Хумс = пятая, принадлежащая государственной казне, часть добычи) пленников, а потому они и называются “ал-ахмас”. Другой прислуги в мечети нет. Они служат по установленной очереди (КР.: Они подобны шейбитам в меккской мечети).

Окрестности Иерусалима.

Сульван — квартал в предместье города; ниже его есть источник пресной воды, орошающий большие сады, оставленные 'Османом-ибн-'Аффаном в пользу местных неимущих (Оставленные, как неотчуждаемое имущество (вакф), доходы иди плоды которого распределяются между неимущими). Ниже — колодец Иова. Говорят, будто в ночь 'Арафы (У горы 'Арафы, около Мекки, совершаются во время хаджжа известные обряды. При 'Арафе паломники ночуют) вода Земзема (Источник при Ка'бе) приливает к этому источнику (КР.: и для него в эту ночь — праздник). Долина Джаханнам находится на востоке, от угла (ограды) мечети до конца ее; здесь есть сады, виноградники, церкви, пещеры, кельи (С а в а м и'. Гильдемейстер (164): “Thurme”. Ле-Стрэндж (Pales. u. t. Mosl. 219): “cells of anchorites”), гробницы, достопримечательности и обработанные поля. По середине построена церковь над могилой Марии, а над ней — кладбище, на котором погребены Шеддад-ибн-Аус-ибн-Сабит и Убада-ибн-ас-Самит. [804]

/Стр. 172/ Гора Зейта (Масличная) господствует над мечетью и находится на востоке этой долины. На вершине ее есть мечеть (Или: место, где простирался ниц 'Омар. У Гильдемейстера и ле-Стрэнджа: мечеть), где остановился 'Омар при взятии этого города, церковь на том месте, откуда Иисус — да будет над ним спасение! — вознесся на небо, и место, называемое ас-Сахира. Нам рассказывали со слов Ибн-'Аббаса, что ас-Сахира — земля восстания мертвых из гробов; она бела, и на ней не проливалась кров.

Вифлеем.

Бейт-Лахм — селение на расстоянии фарсаха (КР.: двух миль) по направлению к Хабре; здесь родился Иисус, и здесь находится известная финиковая пальма; в этой местности финиковые пальмы не дают созревших плодов, но для нее было сделано чудо. Здесь есть церковь, подобной которой нет в этой местности.

X е в р о н .

Хабра — селение (КР.: город) Авраама, друга Божьего, cпaceниe да будет над ним! Здесь есть неприступная крепость, о которой говорят, будто она построена джиннами, сложенная из громадных выпусковых камней

(М е н к у ш а. См. Олесницкий, стр. 565 — 6. Бедекер (Palest. und Syrien, 2-е изд. 1880, стр. 172 внизу) говорит об этой постройке: “die Umfassungsmauer ist von sehr grossen Quadern erbaut, die alle gerandert und glatt gehauen sind; die Fugenranderung ist doch nicht so tief, wie beim Haram von Jerusalem”. Гильдемейстер (165): “von...schon ausgehauenen Steinen”. Ле-Стрэндж (Pales. u. t. Mosl. 309): “of great squared stones”); в середине ее есть каменный купол, [805] построенный мусульманами над могилой Авраама; могила Исаака впереди, в крытой части, а могила Иакова — в задней части (КР.: и над ней новопостроенный купол). Напротив каждого пророка жена его. Огражденное пространство было обращено в мечеть; вокруг нее были построены для паломников помещения, и все здания слились в одно. Здесь есть скудный водой водопровод. Это селение приблизительно на пол-перехода во все стороны * окружено селениями, виноградными лозами, виноградом и яблоками называемыми “джебель-нусра” (Вместо этого от звездочки в КР: точно один и тот же сад, весь в виноградных лозах и деревьях. Название джебель-нусра (гора Нусра) ле-Стрэндж относит к местности: “the district goes by the name of Jabal Nusrah”), подобных которым не найти, как не найти плодов лучших, чем ее плоды; большая часть ввозится в Египет и высушивается (Туншару. См. Bibl. geogr. arab. IV, 363. Ле-Стрэндж, вероятно не справясь в Глоссарии, переводит: “into all the country round”) (КР.: часто тысяча отличных яблок стоит дирхем, и часто одно яблоко весит сто драхм). В этом селении постоянное даровое угощение; содержатся повара, /Стр. 173/ хлебопеки и прислуга, которая подносит всякому явившемуся сюда бедняку чечевицу с оливковым маслом; дается и богатым, если они принимают ее. Большинство думает, что это установлено Авраамом; но на самом деле учредили (Т. е. пожертвовали известное имущество, доход с которого тратится на угощение) это угощениe Темим-ад-Дарий и иные. По-моему лучше не принимать в нем участия (Ле-Стрендж (Pales. u. the Mosl. 310) верно замечает, что ал-Мукаддасий дает такой совет вследствие неуверенности, что пожертвованное имущество было приобретено законными путями. Но на стр. 44 автор говорит, что пользовался угощением Авраама, друга Божьего) (КР.: эмир Хорасана — да утвердит Бог его власть! — велел ежегодно выдавать на это [806] угощение по тысяче дирхемов. Аш-Шар ал-'Адиль (Князь Гарджистана, области у источников Мургаба (См. Гильдемейстер стр. 166)) сделал значительные пожертвования для этой же цели. Насколько я знаю, в настоящее время нет у мусульман более прекрасного благотворительного учреждения, ибо оно дает сытную пищу голодным путешественникам и поддерживает обычай, который соблюдал Авраам, так как он при жизни любил гостеприимство, и Всевышний Бог вознаградил его за это после смерти). * На расстоянии фарсаха от Хабры есть небольшая гора, возвышающаяся над озером Сугара (Мертвым Морем) и селениями Лота. Там находится мечеть, которую построил Абу-Бекр ac-Ceбахий; в ней находится место, где лежал Авраам, спасение да будет над ним! Оно опустилось в каменный грунт приблизительно на локоть. Говорят, что Авраам, увидя селения Лота пущенными на ветер (Буквально: на воздухе. Селения Лота были сожжены и улетучились в виде дыма), пал на землю и сказал: свидетельствую, что это истинная правда (ал-хакк-ал-якын) (Вся статья от звездочки читается в КР. так: Месджид-ал-Якын находится в трех милях от Хабры. Там есть красивая мечеть над озером Сугара и селениями Лота, а в мечети место, где Авраам пал ниц и замер (см. ниже); оно опустилось в скалу приблизительно на локоть. Говорят, что Авраам, увидя селения Лота пущенными на ветер, распростерся ниц и сказал и т. д. Словами: “распростерся ниц” я передаю глагол идтиджа'а; при земном поклоне (суджуд) мусульманин должен коснуться земли носками, коленами, руками, лбом и носом; если же он при этом коснется земли своей грудью, то это будет идтиджа' (См. Lane, Arabic-english lexicon) Предшествующие выражения: “место, где лежал” и “пал на землю” происходят по-арабски от корня р а к а д а = засыпать. Корень р а к а д а связан с представлением о понижении деятельности, упадке сил, вялости (ср. выражения ракадат ас-сук = рынок был неоживленным р а к а д а 'а н д а й ф и х и = он не обращал внимания на своего гостя; ср. также значения р а к а д а с кяфом = остаться без движения). У Dozy под X ф. р а к а д a: engourdir, rendre comme perclus, endormir une partie du corps, en sorte qu'elle soit presque sans mouvement et sans sentiment. Выражение р а к а д а берлинской рукописи заменено в константинопольской выражением и д т а д ж а'а, а самое место Авраама называется у ал-Мукаддасия маркад или мадджа'. Отсюда я заключаю, что в нашем тексте ракада значит: он (Авраам) пал ниц (приложив грудь к земле) и замер (от изумления). Перевод Гильдемейстера: “blieb er dort angewurzelt stehn” (стр. 169) мне кажется неверным, равно как и выражение ле-Стрэнджа (Pales. u. t. Mosl. 551): “bedstead” = мapкaд. Перевод ле-Стрэнджа (стр. 552) “he lay down” не дает всего значения р а к а д а). (КР.: могила Иосифа близ могилы Авраама). [807]

В границах ал-Кудса (Святой Области) находятся: все лежащее на 40 миль вокруг Илии, в том числе столица и главные города; 12 миль вдоль моря (Под столицей надо понимать Рамлу, а под морем — Средиземное море), Сугар, Меаб и пять миль пустыни; на юге — до местности, лежащей за ад-Кусейфой и против нее; на севере — до границ Набулуса. Это и есть, согласно слову Божьему, земля благословенная с лесистыми горами, засеянными полями, без искусственного орошения и без рек. Она такова, как сказали два человека (Два соглядатая) Моисею, сыну 'Амрана: мы нашли страну, где течет молоко и мед (КР.: я некогда видел, как в Иерусалиме продавали сыр по данику за ритль, /Стр. 174/ са-хар по дирхему за ритль, и за такую же цену полтора ритля оливкового масла или четыре ритля изюма).

Бейт-Джибриль — город, находящийся и на горе и на равнине; его окрестности называются ад-Дарум. Здесь есть мраморные ломки. Это место — житница столицы, складочное место округа, страна хлебных злаков, благоденствия и прекрасных имений. Только она мало населена, так как в ней много одержимых мужским бессилием (Или: много содомитов).

Газза — большой (город) на большой дороге в Египет, на краю пустыни, близ моря. В нем [808] красивая джамия, и с ним связано имя 'Омара-ибн-ал-Хаттаба (КР.: в ней разбогател 'Омар-ибн-ал-Хаттаб). Здесь родился аш-Шафи'ий (КР.: и сын его), и здесь могила Хашима-ибн-'Абд-Менафа.

Меюмас, на берегу моря — маленькая крепость, зависящая от Газзы.

'Аскалан — значительный (город) на берегу моря. В нем много казарм и плодов и изобилие сикоморов (стр. 44: я ел 'аскаланские даровые сикоморовые плоды). Джамия выстроена в ряду торговцев бумажными тканями и вымощена мрамором. Город красив (Ле-Стрэндж (Pales. u. t. Mosl. 401) неверно: “spacious”. Гильдемейстер (167): “prachtig.”), обладает преимуществами и здоровым климатом, укреплен. Его шелк превосходен. В городе изобилие всякого добра (Буквально: “его добро изливается обильной струей”. Ле-Стрэндж (Pales. u. t. M. 401): “its wares are excellent.”). Живется в нем легко, торговые улицы прекрасны, казармы чудесны. Только гавань его нехороша, вода неважна, и его клещ (См. Bibl. geogr. arable. IV, 237) зловреден.

Яфа, приморский город, не велика; она — складочное место для Палестины и гавань для Рамлы. Она защищена неприступной крепостью (Быть может лучше: стеной. См. прим. 1 след. стр.) с воротами, окованными железом; морские ворота целиком из железа. Джамия господствует над морем и производит хорошее впечатление; гавань превосходна.

Арсуф меньше Яфы, укреплен и хорошо населен. В нем есть красивый мимбар (кафедра), который был сооружен для Рамлы, но оказался слишком малым и был перенесен в Арсуф.

Нет на берегу Средиземного моря города более значительного и более богатого (Аксару хейратин. Хейратун (мн. хейратун) значит хорошее, прекрасное, хорошая вещь. Множеств. ал-хейрату может также иметь значение: хлеба. Но так как выше (стр. 160,17 и 174,2 арабск. текста), говоря о зернах и хлебных злаках, ал-Мукаддасий не употребляет слова хейратун, а другие слова, то я предпочел здесь первое значение. Так же понял это место Гильдемейстер (166) и почти так же ле-Стрэндж (Pal. u. t. Mos. 474)), чем Кайсария. [809] Достаток и богатство в ней кипят ключом и льются через край. Почва здесь превосходна, плоды прекрасны (КР.: буйволовое молоко в изобилии, хлеб бел, джамия красива). У Кайсарии, защищенной неприступной стеной, есть населенный пригород, вокруг которого (также) обведена эта стена (Кад удира 'алейхи-л-хисн. Здесь х и с н с членом, следоват. означает известную стену, о которой была речь; отсюда я заключаю, что и немного выше х и с н зиачит с т е н а, а не крепость. У Гильдемейстера: “an ihr ist ein festes Schloss und eine bevolkerte Vorstadt, die von der Mauer umschlossen ist” (167). Ле-Стрэндж (Pal. u. t. Mos. 474): “to guard the city is a strong wall, and without it lies the well-populated suburb, which the fortress protects”). Пьют в ней воду из колодцев и цистерн. В ней красивая джамия.

Набулус расположен на горах, на которых множество маслин. Его называют малым Дамаском. Он лежит в долине, сдавленной между двумя горами; один из его торговых рядов тянется от ворот и до ворот, другой — до половины города, а джамия находится в серединe города; он вымощен и опрятен (Ле-Стрэндж (Pal. u. t. Mos. 511) неверно: “The Great Mosque is in its midst, and is very finely paved”. Прилагательные женского рода ыулаббата и назыфа не могут относиться к ал-джами (мужс. рода)), в нем есть проточная вода, дома выстроены из камня, и есть достойные удивления бани (стр. 34: нет людей болee изящных, чем жители Фаса и Набулуса).

Ариха (Иерихон) — город могущественных (Коран V, 25 и след. Ср. Числа, XIII, 29 и 33). В ней тe ворота, о которых Бог говорил [810] израильтянам (Коран, ibid), /Стр. 175/ изобилие индиго (КР.: много бананов) и финиковых пальм. Окружающая ее местность называется ал-Гаур. Нивы орошаются источниками. Здесь очень жарко и множество змей и скорпионов (КР.: множество змей териаковых; иерусалимский териак (Териак = противоядие) потому и превосходен, что в его состав входит мясо этих змей). Жители смуглы и черны; блох много. Зато вода самая удобоваримая, какая есть в мусульманских странах. Бананов, фиников и душистых трав много.

'Амман — на окраине пустыни среди селений и нив. Зависящая от него земля называется ал-Белка. Здесь изобилие зерен и мелкого скота, много рек и водяных мельниц. Около рынка изящная мечеть, двор которой украшен мозаикой. Мы уже сказали (Стр. 71,5-6 арабск. текста), что 'Амман похож на Мекку. На гopе, которая господствует над ним, замок Джалута (Голиафа). При городе могила Урии, над которой выстроена мечеть, и ристалище Соломона. Жизненные продукты дешевы, плодов много. * Только жители невежественны, а дороги, сюда ведущие, неудобопроходимы. (КР.: (Вместо слов от звездочки) 'Амман — гавань для пустыни и место, где бедуины запасаются всем нужным).

Раким — селение на расстоянии фарсаха от 'Аммана на границе пустыни. Здесь есть пещера с двумя входами, * малым и большим; говорят, будто вошедший в большой не может пройти в малый и должен взять проводника (КР. от звездочки опускает и прибавляет: “в ней три могилы, а над ней мечеть; о пещере существует рассказ”. КР. рассказ опускает). В пещере три могилы. О них рассказал нам [811] Абу-л-Фадл Мухаммед-ибн-Мансур со слов Абу-Бекра-ибн-Са'ида, слышавшего от ал-Фадла-ибн-Хаммада, передававшего со слов Ибн-абу-Марьяма, слышавшего от Исма'ила-ибн-Ибрахим-ибн-'Укбы, говорившего со слов Нафи'я, слышавшего от 'Абдуллы-ибн-'Омара, которому посол Божий сообщил нижеследующее: трех человек застиг в пути дождь, и они завернули в пещеру, которая находится в этой горе. С горы к отверстию их пещеры скатилась каменная глыба и завалила им выход. Тогда один из них сказал: вспомните добрые дела, которые вы сделали ради Бога, Которому присущи могущество и величие, и умоляйте Его отодвинуть ради них скалу. Тогда один из них сказал: о Боже! были у меня родители, дожившие до глубокой старости, и малые дети. Я пекся о них и после полудня, надоив молока, поил сперва моих родителей, а потом детей. Однажды непогода застала меня (Так переводит Гильдемейстер по тексту Са'лабия вместо испорченного места Мукаддасия. Ле-Стрэндж (Pales. u. t. Mosl. 278): “when I was at forced labour”. У Са'лабия ('Араис-ал-Меджалис, Кахирa 1286, стр. 325): “фа асабани яуман гайсун фа хабасани хатта”), и я пришел лишь поздно вечером и застал моих родителей спящими. Тогда я надоил по обыкновению молока, принес это молоко и встал у их изголовья, не желая разбудить их от сна и не желая напоить детей прежде их, хотя они плакали от голода. Так прошло время до восхода зари. Если Ты знаешь, что я поступил так, домогаясь Твоего благоволения, то открой нам щель, через которую мы увидели бы небо. Тогда Всевышний отодвинул камень настолько, что они увидели небо. И сказал второй: о Боже! у меня была двоюродная сестра, в которую я был влюблен как только может быть влюбленным человек; я [812] просил ее отдаться мне, но она отказалась (исполнить мою просьбу), пока я не принесу ей ста динаров. Тогда я стал стараться, пока не собрал ста динаров и не принес их ей. Когда же я был готов овладеть ею, она сказала: раб Божий! побойся Бога и не вскрывай печати, не получив на то законного права. И я удалился от нее. Если Ты знаешь, что я поступил так, домогаясь Твоего благоволения, то отодвинь для нас эту скалу. И Бог еще немного отодвинул ее. Тогда сказал третий: о Боже! я нанял работника за обычное (вознаграждение, состоящее) из риса. Окончив свою работу, он сказал: дай мне то, что я заслужил! Тогда я дал ему то, на что он имел право, но он оставил (вознаграждение) и не взял его. Тогда я стал сеять этот рис, пока (благодаря возрастающему доходу этого посеянного и собираемого риса) не приобрел крупного скота и пастуха. Тогда он пришел ко мне и сказал: побойся Бога, не обидь меня и дай мне то, что я заработал! Я сказал ему: ступай к этому стаду и его пастуху и возьми их! Он ответил: побойся Бога и не смейся надо мной! Я сказал: я не смеюсь над тобой. Возьми это стадо и его пастуха. Тогда он взял их и увел с собой. Если Ты знаешь, что я сделал это, домогаясь Твоего благоволения, то открой еще заслоненную часть выхода. И Бог отодвинул скалу.

В этой области есть значительные селения с мимбарами (Кафедрами), более населенные и более значительные, чем большинство городов ал-Джезиры (Здесь: Аравия); они славятся, но, так как они по значению своему уступают городам, хотя все же возвышаются над ничтожеством деревень — вследствие чего их положение [813] колеблется между обоими разрядами (населенных мест) — явилась необходимость обеспечить себя от упреков, упомянув их и выяснив их положение.

К их числу принадлежат:

Лудд, на расстоянии одной мили от Рамлы. Здесь есть джамия, в которую собирается много народа из столицы (Т. е. Рамлы) и из окрестных селений. Здесь же достойная удивления церковь, у врат которой Иисус убьет ад-Даджжаля (Антихриста).

Кефер-Саба — большое селение с джамией на большой дамасской дороге.

'Акир — большое селение с большой джамией и населением, ревностно преданным добродетели. Нет на большой меккской дороге хлеба лучшего, чем здесь.

Юбна с отличной джамией. Здесь изобилие превосходных дамасских смокв.

'Амавас. Говорят, что в древности он был столицей, но его население перешло в равнину и к морю ради колодцев, так как они находятся на рубеже гор (Ле-Стрэндж (Pales. u. the Mosl. 393): “for the village lis on the skirtof the hill-country”. Это географически неверно).

Кеферселлам — большое населенное селение, /Стр. 177/ зависящее от Кайсарии. Здесь есть джамия. Находится на большой дороге.

Р и 6 а т ы.

При этой столице (Т. е. при Рамле) на берегу моря есть рибаты, в которых производится тревога (См. Dozy, Supplem. aux. dict. ar. под словом нефир). Сюда же направляются хеландии и галеры румов с пленными [814] мусульманами для продажи их по три человека за сто динаров. В каждом рибате есть люди, знающие их (румов) язык. Они ездят к ним для переговоров и привозят им разную провизию. Как только показываются суда (румов), производится тревога, и если это случается ночью, зажигается сигнальный огонь данного рибата, а если случается днем, то сигнал подается посредством дыма. От каждого рибата к столице тянется цепь сигнальных башен (Ср. ал-Белазурий, стр. 128 (выше стр. 66)В общую кассу или когда у покупателя не хватает денег для выкупа пленного), в которых поставлены люди. На башне при данном рибате зажигается огонь, затем на соседней, затем на третьей, и не пройдет часа, как в столице произведена тревога, на его вышке бьют в барабан и люди призываются к такому-то рибату. Они выступают вооруженными и снаряженными; собирается и сельская молодежь. Затем происходит выкуп пленных. Человек покупает человека; иные бросают дирхем или перстень, чтобы привезенное было куплено. Рибаты этой области, в которых производится выкуп: Газза, Меймас, 'Аскалан, Махуз (гавань) Аздуда, Махуз (См. примеч. de Goeje к стр. 177 арабск. текста. В Addenda et corrigenda t. IV Bibliotheca geographorum arabicorum, стр. 442, сообщается со слов Нолдеке, что Махуза значит город, большой город, и встречается как собственное имя и не прибрежных городов. Тогда вместо: “Махуз (гавань) Аздуда” надо читать: “Махуз-Аздуд” и вместо “Махуз (гавань) Юбны” — “ Махуз-Юбна”) (гавань) Юбны, Яфа и 'Арсуф.

/Стр. 178/ Сугар. Жители обоих округов (Дамасского и Палестинского) называют его адом (сакар). Один иерусалимец написал своему семейству: (пишу) из нижнего отделения. ада в высшее отделение рая. Дело в том, что этот город убийственен, для чужестранцев. Вода в нем вредна для здоровья. Если ангел смерти медлит к кому-либо явиться, то пусть он едет туда; я не знаю в мусульманских областях местности в этом [815] отношении подобной этой. Видал я местности нездоровые, но не до такой степени, как эта. Жители чернокожи и неуклюжи. Вода этой местности хамим (кипяток), а сама она точно джахим (отделение ада). При всем том она (слывет) малой Басрой, и купцы здесь выгодно торгуют. Она расположена при Мертвом Mopе и является оставшимся в целости городом Лота; она спаслась только потому, что ее жители не совершали мерзостей, да и горы были близко.

Меаб — близ пустыни на горе. Здесь много селений, миндаля и винограда. К этим селениям принадлежит Му'та, где находятся могилы Джа'фара ат-Тайяра и 'Абдуллы-ибн-Равахи.

Азрух — пограничный город между Хиджазом и Сирией. Здесь хранится плащ посла Божьего и написанная на коже грамата его.

Вайла, при оконечности рукава Китайского моря (Красное море считается рукавом Индийского Океана, называемого арабами морем Китайским), город населенный и значительный, богатый финиковыми пальмами и рыбой. Он служит гаванью для Палестины и складочным местом для Хиджаза. Простой народ называет его Айлой, но Айла запустела; она находится близ Вайлы около горы. Это та самая Айла, о которой Всевышний Бог сказал: спроси их о селении, которое было у моря (Коран, VII, 163).

Мадьян и — собственно говоря на границе Хиджаза, так как полуостровом арабов (= Аравией) считается все то (пространство), вокруг которого идет море, /Стр. 179/ Мадьян же в этой черте. Здесь находится тот камень, который поднял Моисей — да будет над ним спасение! — когда напоил стадо Шу'айба. Вода здесь изобильна, ритли и обычаи — сирийские. Относительно [816] Вайлы между жителями Сирии, Хиджаза и Египта существует разногласие, как и относительно 'Аббадана. Ее правильнее причислить к Сирии, потому что обычаи ее и ритли — сирийские, она служит гаванью для Палестины, и отсюда отправляются принадлежащие палестинцам джальбы (Джальба — судно, доски которого скреплены веревками кокосовой мочалы. См. Dozy).

Тебук — маленький город, в котором есть мечеть посла Божьего.

Климат и вероучения.

Эта область пользуется умеренным климатом за исключением ее середины от аш-Шерата до ал-Хулы, местности жаркой, в которой растут индиго, бананы и финиковые пальмы. Однажды, когда я был в Арихе (Иерихоне), врач Гассан сказал мне: ты видишь эту долину? Я ответил: да. Он сказал: она простирается до Хиджаза, затем направляется в Йемаму, 'Оман, Хаджар, Басру, Багдад, затем поднимается налево от Мосула к Ракке. Это долина зноя и финиковых пальм. — Самое холодное место этой области — Ба'лабекк и его окрестности. Одна из сирийских поговорок гласит: спросили у холода: “где тебя искать?” Он ответил: “в ал-Белка”. — “А если там тебя не окажется?” — “В Ба'лабекке мой дом.” — Сирия область благословенная, страна дешевизны, фруктов и праведников (Вместо предшествующих строчек в КР: а горы, которые лежат около пустыни, холодны от Меаба до конца их; в Ба'лабекке очень холодно). По мере восхождения к ар-Руму (К Малой Азии) реки и плоды умножаются, а климат делается более холодным. В местностях, лежащих [817] ниже, плоды превосходнее, приятнее и слаще, а финиковые пальмы многочисленнее. В ней нет судоходных рек; ее реки можно перейти вброд. В этой области мало ученых, много зиммиев и прокаженных. Проповедники не ценятся. Самаритяне живут там от Палестины до Табарии. Ни мага, ни сабейца там нельзя найти. В юридических и бо-гословских вопросах жители придерживаются правоверной точки зрения; они приверженцы общепринятого в мусульманстве учения и сунны (Сунна = обычай. Под этим названием надо понимать соблюдаемые в областях правовой и религиозной обычаи, установившиеся при первых халифах и их сподвижниках. Эти обычаи могут опираться на хадисы — сообщения о речах и поступках Мухаммеда и его пособников — или не опираться на них. См. Goldziher, Muhammedanische Studien, t. II, Halle, 1890, стр. 11 и след.). Жители Табарии, половины Набулуса, Кадеса и большей части 'Аммана — шииты (Приверженцы учения, признающего только за 'Алием и его потомками право занимать халифский престол). Для му'тазилитов здесь нет места (Я читаю: уа ла ма'ва фихи. Гильдемейстер (стр. 216): “die Mu'taziliten spielen keine Rolle und halten sich im Geheimen”. Приблизительно так же и ле-Стрэндж (Descrip. of Syria... стр. 67). Му'тазилиты стремились согласить веру в откровение с требованиями разума. См. Steiner, die Mutaziliten, Lpzg. 1865); они должны скрываться. В Иерусалиме есть керрамиты (О керрамитах см. выше стр. 667); у них есть ханики (стр. 25: ханика — здание, где молятся керрамиты в Илии) и собрания (ЕР.: они считают себя богословами-диалектиками, законоведами и подвижниками; из-за них бывают споры; но их благочестие неподдельно) (Гильдемейстер (стр. 216): “aber ihr Religionseifer ist wirklich.”. Ле-Стрэндж (Descript. of Syria, стр. 67): “and in their reading of the Kur'an they adopted the most literal interpretation”. По ал-Макризию (см. выше, стр. 607) керрамиты придерживались антропоморфизма). В [818] Сирии нельзя найти ни маликита (Последователи Малика, основателя одного из четырех официально признаваемых богослово-юридических учений), ни даудита (Дауд-ибн-'Алий-ибн-Халаф ал-Исфаханий (ум. 884 г. по Р. X.) был основатель учения захиритов и восставал против кыяса (суждения по аналогии и выводу) в вопросах богослово-юридических. Он преподавал и умер в Багдаде. См. ан-Нававий, изд. Вюстенфельда, стр. 236 и G о 1 d z i-h e r, die Zahiriten, Lpzg. 1884). У ауза'итов ('Абд-ар-Рахман-ибн-'Амр ал-Ауза'ий (ум. 157 г. хиджры = 774 п. Р.Х.) пользовался в Сирии славой ученейшего богослова и юриста. Его учение лишь слегка отклонялось от общепринятого. См. Ибн-Халликан, изд. Вюстенфельда, № 369, ан-Нававий, стр. 382, и Kremer, Culturgeschichte des Orients, Wien 1875, т. I, стр. 500) есть особое место в мечети дамасской. На практике применяется учение приверженцев /Стр. 180/ хадисов (Недостаточность указаний хадисов и тем более Корана для разрешения многочисленных возникавших с течением времени богослово-юридических вопросов побудила мусульманских юристов (с Абу-Ханифой во главе) восполнить этот пробел путем дедуктивным и посредством суждения по аналогии. Так добывались новые положения, в свою очередь развиваемые. Приверженцы этого метода назывались а с х а б у-р-р а 'й (защитники деятельного разума). Против них восстали а с х а б у-л-х а д и с (приверженцы хадиса), которые, отвергая такой путь, требовали, чтобы каждое законоположение опиралось непосредственно на хадис. Такое требование было причиной возникновения множества подложных хадисов и насилования их текста. (Goldziher, Muhammed. Studien, 1890, II, 74 - 78)). Правоведы — шафи'иты 5, но в редкой столице или городе не найдется ханефита (Шафи'иты и ханефиты — приверженцы двух официально признаваемых учений) (КР. прибавляет: у них в Иерусалиме много помещений для преподавания; прежде судьи назначались из ханефитов, но теперь на практике применяется учение западное (Маликитское (Прим. Гильдемейстера)), о котором мы будем говорить при описании Запада); они часто бывали судьями. Если же кто спросит: почему ты не говоришь, что на практике применяется учение аш-Шафи'ия, так как выдающиеся лица там шафи'иты? — я отвечу: это слова человека, не умеющего вникнуть в различия. По учению [819] аш-Шафи'ия басмала (Формула: во имя Бога Всемилостивого и Всемилосердого) произносится громко и (молитва) кунут (Особая молитва, о которой см. Lane, Arab.-engl. lex. и At Tanbih. Abu Ishaq as-Shirazi, изд. Juynboll. Lugd. Bat. 1879, стр. 24 ult.) читается при заре; мы же (сирийцы) читаем кунут только во второй половине Рамадана при витре (Необязательная, читаемая ночью молитва с нечетным числом рак'атов). Есть еще и другие частности, которые не в ходу у сирийцев и не нравятся им. Разве ты не знаешь, что когда их правитель (В тексте “ал-Мелик” собственно царь) приказал в Табарии произнести басмалу громко, они пожаловались на него Кафуру Ихшидиту, считая его поступок безобразным. В настоящее время на практике применяется в большинстве случаев учение фатимидов, о котором, если это угодно будет Богу, мы расскажем вместе с их обычаями при описании Запада.

Что касается чтения Корана, то в этой области преобладает чтение Абу-'Амра (Установленный по приказанию халифа 'Османа официальный текст Корана мог читаться различными лицами различно, и это вследствие несовершенства арабского письма, в особенности вследствие неупотребления значков, означающих короткие гласные. Отсюда необходимость установить изустно правильное чтение и необходимость выучиваться у знающего лица чтению Корана. При изустном установлении чтения Корана между различными компетентными лицами произошли разногласия, и явились разночтения, иногда даже изменяющие смысл текста: Из появившихся разночтений особенным уважением стали пользоваться разночтения семи наиболее почитаемых учителей, к числу которых и принадлежал Абу-'Амр-ибн-ал-'Ала-ибн-'Аммар ат-Темимий, знаменитый филолог и грамматик, который умер в Дамаске в 154 г. хиджры (771 г. п. Р. X.). См. N o 1 d e k e. Geschichte des Qorans, Getting. 1860, стр. 283 и след) за исключением Дамаска, в джамии которого может руководить молитвой только тот. кто придерживается разночтения Ибн-'Амира (Дамаскинец Ибн-'Амир 'Абдулла ал-Яхсабий умер в Дамаске в 118 г. хиджры (736 п. Р. X.)); там это разночтение распространено и предпочитается. И чтение ал-Киса'ия (Абу-л-Хасан 'Алий-ибн-Хамза ал-Киса'ий, знаменитый грамматик, скончался в 189 г. хиджры (805 п. Р. X.)) [820] распространено в этой области; ее жители читают (также) согласно учению всех семи чтецов и сохраняют их разночтения.

Торговля.

Торговля в Сирии прибыльна. Из Палестины вывозят: оливковое масло, сушеные смоквы (См. Глoccapий), изюм, сладкие рожки, платья из полушелковой ткани, мыло и футы (Фута — кусок грубой полосатой ткани, могущий служить полотенцем, головным убором, передником. (См. Словарь Г и р г а с a; Dozy, Supplem. aux dict, ar.) Гильдемейстер (217) переводит: “Schurze” (передники); ле-Стрэндж (Descr. of Syria, 69): “kerchiefs” (головные платки)). Из Иерусалима — сыр, хлопок, превосходный 'айнунский и дурийский изюм ('Айнун и Дура — местности около Хеврона), яблоки (КР: “прекрасные и бананы, плоды, похожие на огурцы, с кожей, облекающей сердцевину, по нежности похожие на дыню, но душистее и слаще; из Сугара вывозится много фиников, индиго и дибса”. Дибс, по словам ле-Стрэнджа, тестообразная масса, приготовленная посредством кипячения плодов, чаще всего фипиков или винограда, в равном весе воды, после чего полученная масса сушится на солнце. Если это так, то д и б с — сухая постила (см. Промышленная Летопись, 1885, т. II, № 13, стр. 140 — 41), в некоторых местностях России называемая ц м о к в а. Но Ф. Сарруф, уроженец Сирии и лектор арабского языка в СПБ. Университете, сообщил мне, что дибс (У Ибн-Батуты (I, 186) мы читаем: дибс нечто вроде сгущенного сока, приготовляемого из винограда; у жителей есть порошок прибавляемый к соку для отвердения его. Тогда сосуд разбивают и извлекают дибс в виде целого куска), хорошо ему известный, по плотности похож на масло, а летом бывает даже полужидким и приготовляется только из изюма. Его намазывают на пышки) * бесподобные зерна пиния (Зерна дерева Pinus picea. См. Dozy), зеркала, резервуары для ламп и иголки. Из Ариха — прекрасное индиго. Из Сугара и Бейсана — индиго и финики (От звездочки до сих пор в КР. как сказано в примеч. 4). Из 'Аммана — зерно, ягнят и мед. Из Табарии — ковровые ткани (См. Глоссарий. Не идет ли здесь речь о циновках, выделываемых около Кадеса? См. выше стр. 786), бумагу и хлопчатобумажные ткани. Из Кадеса — ткани с двойной основой, (ткани, называемые) ал-бал'исий (Этого слова в словарях нет) [821] и веревки. Из Сура — сахар, бусы (Ал-хараз. См. Lane, op. cit.), награвированное стекло и изящные изделия (См. Глоссарий) (ЕР.: и большинство изделий Басры). Из Меаба — миндалины. Из Бейсана — рис (КР.: индиго и финики). Из Дамаска — оливковое масло (Букв.: подвергшееся выжимке. См. Глоссарий), (ткани) ал-бал'исии, парчу, посредственное /Стр. 181/ фиалковое масло, медную посуду, бумагу, орехи, сушеные смоквы, изюм. Из Халеба — хлопок, (КР.: сушеные смоквы) платья, поташ (Ушнан. См. Lane. Ле-Стрэндж переводит (Palest, und. t. Mosl. 19,8): “dried herbs.”. По Фрейтагу у ш н а н = Herba Alcali, cineres qui inde conficiuntur) и охру (См. Словарь к арабск. хрестоматии В. Г и р г а с а). Из Ба'лабекка — спрессованные в виде кирпичей смоквы.

В Сирии бесподобны: сушеные смоквы (У Гильдемейстера (217,23) по недосмотру: “Pinienkerne”. Выше то же слово он переводит: “getroknete Feigen”), оливковое масло, выжатое из неспелых оливок (Зейту-л-Унфак. Унфак = ***. См. Глоссарий и Dozy (Supplem.). Ле-Стрэндж (Pal. u. t. Mosl. 16,9): “common olive-oil), крупичатая мука (Xyвварa. Dozy, Supplem. aux dict arabes: la meilleure espece de fleur de farine. Гильдемейстер (217) и ле-Стрэндж (Pales, u. t. Mosl 16): белый хлеб), подштанники из Рамлы (См. Глоссарий. Ле-Стрэндж (ibid.): “the Ramlah veils”), айвы, зерна пиния, 'айнунский и дурийский изюм, териак, горная мята (Calamintha. См. Глoccapий) и иерусалимские четки. Знай, что в Палестине находятся 36 продуктов, которые не соединены ни в одной другой стране. Из них первые семь находятся только в Палестине; семь следующих редки в других странах; двадцать два последних все вместе растут только здесь, хотя многие из них растут вместе в других странах. Таковы:

Зерна пиния, айвы, 'айнунский изюм, дурийский изюм, кафурийские сливы, сиба'ийские и дамасские смоквы.

Колокассии, плоды сикоморов, сладкие рожки, [822] артишоки (См. Dozy op. cit.), грудные ягоды ( н н а б = Zizipha rubra = jujube = грудная ягода. См. Freitag, Lane и Notices et Extraits t. XXV часть I, Ibn el-Be'ithar par Leclerc, стр. 478), сахарный тростник, сирийские яблоки.

Свежие финики, маслины, лимоны, индиго, большой девясил (P а с е н = Inula holenium (Lane) = большой девясил. Так же и у Гильдемейстера (Alant) См. также Not. et Extraits t. XXV часть I, стр. 153; ле-Стрэндж (ibid.): “juniрег” = можжевельник, вереск), апельсины, мандрагоры (Луффах См. Not. et Ext. XXVI, часть I, стр. 240. Так называются также маленькие дыни похожие на мандрагоры. См. Dozy. У Гильдемейстера пропущено, и потому занумеровано только 35 произведений), набак (Плод сидра, древовидного лотоса. См. Not. et. Ext. XXV часть I, стр. 238), орехи, миндаль, спаржа, бананы, сумах, капуста, трюфели, волчьи бобы (Турмус = *** = lupinus), черные сливы (Tappий. См. Глоссарий и Dozy (op. cit.)), снег, буйволовое молоко, сотовый мед, виноград 'асимийский, финиковые смоквы. Что касается мусса, сделанного из рожков (Я читаю ал-куббейт (чтение КР). На стр. 183 текста ал-Мукаддасий поясняет, что н а т ы ф, сделанный из рожков, называется ал-куббейт, а просто натыфом называется изделие из сахара. Ле-Стрэндж (op. cit. 16): “the preserve called Kubbeit”. Гильдемейстер (op. cit. 218): “Blumenkohl”. Он предпочел начертание берлинской рукописи, где, по конъектуре де-Гуе, читается ал-куннабит = цветная капуста. По объяснению Ф. Сарруфа натыф приготовляется из сиропа или патоки, взбиваемой с кусочками корня 'асладж, и имеет внешний вид и плотность взбитых сливок. Lane, Dozy, Wahrmund и Kazimirsky считают куббейт или натыф твердым; но Н. Almqvist (Actes du VIII congres intern. d. orientalistes, sec. I, Semitique A, 1-er fascic. Leide 1891, стр. 401, где см. и все цитаты) описывает натыф так: “ein Art Schaum, von Zucker, Eiweiss, 'aslag und ein wenig Moschus gemacht (schmeckt sehr schlecht)”, т. е. род мусса, сделанного из сахара, яичного белка, 'асладжа и небольшого количества мускуса; очень невкусен. С Алмквистом согласно определяют натыф Кремер и Huart (см. Almqvist, op. cit.)), то подобный встречается, но палестинский имеет особый вкус. Латук здесь есть, но он не отличается от остальных овощей; только в Ахвазе он превосходен, и в Басре его отличают от остальных овощей.

Mеpы и весы.

Жители Рамлы употребляют кафиз, вайбу, меккук и кейладжу. Их кейладжа равняется [823] приблизительно одному са' с половиной (Са = мера сыпучих веществ, равняющаяся такому количеству зерна, которым можно четыре раза наполнить сложенные вместе ладони средней величины). Меккук равен 3 кейладжам; вайба = 2 меккукам; кафиз = 4 вайбам. Только иерусалимцы употребляют муд = 2/3 кафиза, и кабб равный 1/4 мудя. (Римский modius) Меккук употребляется только правительством. В 'Аммане муд = 6 кейладжам, а кафиз = 1/2 кейладжи; эту мepy там употребляют при продаже оливкового масла и сушеных смокв. Кафиз Сура равняется иерусалимскому мудью, а кейладжа Сура = са'; гырара в Дамаске равняется 1,5 палестинского кафиза.

Ритлей (Ритль = ***) от Химса до ал-Джифара 600, между /Стр. 182/ собой различных. Всего тяжелее ритль в 'Акке, всего легче в Дамаске. Укийя (унция (Укийя = арабское произношение греческого ***)) свыше 40 и до 50 (драхм); в ритле повсюду считается 12 унций, за исключением Киннесрина, где в ритле 8 унций. Монетные единицы веса почти одинаковы. В драхме 60 гран, гран равняется ячменному зерну; даник = 10 гранам. Динар = 24 каратам, а карат — 3,5 ячменным зернам.

Обычаи.

В мечетях постоянно горят лампы, повешенные на цепях, как в Мекке. В каждой столице казнохранилище находится на столбах в джамии. Повсюду, [824] за исключением Арихи (Иерихона), между двором мечети и ее крытым помещением есть двери (Ле-Стрэндж (Р.u.t.М.21) прибавляет: “Which (т. е. двор) latteris flagged with stone”. Этого в тексте нет). Только в Табарии двор джамии вымощен голышами. Минареты четырехугольны, а средняя часть крыши крытого помещения — в два ската. При вратах мечети и на базарах есть отхожие места (Отхожие места служат также и местом для омовения. См.описание Cнукa (Snouck Hurgronje) в его Мекка, Haag 1889, II, 40). При тервихах (Добавочная ночная молитва во время Рамадана) люди садятся после каждых двух приветствий (Приветствием заканчивается ряд рак'атов (преклонений) (Фан-ден-Берг, основ. начала мусульм. права, 27). Моление ат-таравих состоит из нескольких рядов рак'атов). Hекоторые при витре (Еженощное добавочное моление сверх пяти обязательных молений. См. Фан-ден-Берг, 28) ограничиваются одним рак'атом; прежде их делали три. В мое время Абу-Исхак ал-Мервезий приказал в Илии (Иерусалиме) перестать ограничиваться одним рак'атом. При начале каждого тервиха (См. примеч. 3) призывающий к молитве провозглашает: да помилует вас Бог! В Илии совершают шесть тервихов. Проповедники там занимаются также рассказыванием легенд (О рассказчиках легенд (Касс мн. Куссас) см. Goldzihег Muhammed Studien, II, 161 и след.). У ханефитов бывают в Месджид-ал-Аксе собрания для радения; они читают по записанному; так же и керрамиты в своих ханиках (См. выше, стр. 817). Сторожа после пятничной молитвы провозглашают: нет божества, кроме Бога! В промежутке между двумя денными молениями и двумя вечерними (Следовательно после двух молитв, молитвы полуденной (салат-аз-зухр) и молитвы послеполуденной (салат-ал-'аср) до двух вечерних молитв) факихи заседают (Читают лекции или дают советы). У чтецов Корана есть также места заседаний в джамиях. [825]

Христианские праздники.

К числу тех христианских праздников, которые хорошо известны мусульманам и служат им для означения времен года, принадлежат: Пасха, около Нейруза (Нового года) (По персидскому календарю); Пятидесятница, во время жары; Рождество, во время холода; праздник Св. Варвары, во время дождей; по сирийской пословице: “когда наступит Варвара, пусть строитель сделает себе заммару (флейту)”, т. е. пусть он сидит дома; Календы (1-ое Января), о которых пословица гласит: когда наступят Календы, то согревайся и запирайся; Крестовоздвижение, во время сбора винограда; праздник /Стр. 183/ в Лудде (Праздник Св. Георгия) во время посева. Их месяцы — румские (Т. е. соответствуют византийским, христианским месяцам. В тексте следуют сирийские названия этих месяцев)...

Иноверцы и их значение.

Здесь редко можно встретить факиха самостоятельно дошедшего до какого-либо нового законоположения, или мусульманина, умеющего писать, за исключением Табарии, которая не перестает поставлять писцов. В Сирии и в Египте писцами служат христиане, потому что мусульмане полагаются на их знание языка и не дают себе труда изучить, по примеру не-арабов, арабскую словесность. Когда я был в Багдаде на заседании главного судьи, я краснел, слыша, как он неправильно выражается; там же это не считалось недостатком. В Сирии большинство сортировщиков [826] монет, красилыциков, менял и кожевников — евреи. Большинство врачей и писцов христиане.

Мусулыманские праздники.

Знай, что в пяти местах мусульманского мира особенно хорошо справляются следующие пять празднеств: Рамадан в Мекке, праздник полного прочтения Корана в Месджид-ал-Аксе; оба больших праздника (А л - 'и д е и н. Два главных мусульманских праздника называются 'Ид-ал-Адха (праздник жертвоприношения) и Ид-ал-Фитр (праздник разговления после Рамадана). См. Lane op. cit.) в Сицилии; день 'Арафы в Шейзаре и пятница в Багдаде. Ночь 15-го Ша'бана в Илии и 10-й день Мухаррема в Мекке также хороши.

Одежда, похороны, кушанья.

Сирийцы любят наряжаться; и ученый, и невежа носят плащи и не надевают летом более легкой одежды (См. Dozу, ор. cit.). Носят они сандалии, сделанные из одного куска кожи. Над могилами они делают насыпи, шествуют за похоронными носилками, покойников выносят головой вперед, и когда кто-либо умер, то в течение трех дней ходят на кладбище для прочтения всего Корана. Непромокаемые плащи (КР: шерстяные платья) они носят нараспашку; фестончатых тайлесанов (Тайлесан — шарф, обвиваемый судьями и учеными вокруг головы и спускающийся на шею. Фестончатый = мукаввара. См. Dozy, op. cit. и Herman A1mkvist, Kleine Beitrage zur Lexicographie des Vulgararabischen в Actes du 8-me congres international des orientalistes. Section I: semitique (A), 1-er fascicule, Leide 1891, стр. 296) не носят. В Рамле у лучших торговцев бумажными тканями есть египетские ослы с [827] седлами; на лошадях ездят только воеводы и начальники. Туники (Дурра'а = короткие туники, застегивающиеся на пуговицы) носят только сельские жители и писцы. Одеяние деревенского люда в окрестностях Илии и Набулуса состоит из одного только балахона (киса) без штанов. В Сирии есть хлебные печи, а у жителей деревень, обжигающих кирпич, делается в земле маленький таннур (Т а н н у р, говорит Ландберг (Proverbes et dictons do la province de Syrie, 14), — высокий кувшин из обожженной глины, на дно которого кладут топливо. Когда оно превратится в раскаленные уголья, и таннур станет достаточно горячим, лепешку кладут на лопаточку и искусными движением руки приклеивают тесто к стенке. Через несколько минут хлеб готов. — По словам Ф. Сарруфа, уроженца Сирии и лектора арабского языка в СПБ. Университете, на склоне горы, холма и всякого возвышения можно устроить таннур, вырыв горизонтальное углубление вроде пещеры и устлав дно ее камешками, над которыми кладется топливо; когда оно превратится в горячие уголья, то их удаляют, кладут на накалившиеся камешки мясо или тесто и отверстие углубления на некоторое время закрывают. Так должно быть и делали таннуры, о которых говорит ал-Мукаддасий. Имея под рукой кирпичи, можно было сделать из них для таннура потолок более прочный, чем земля, которая легко могла осыпаться на изготавливаемое кушанье), который выстилается камешками; вокруг него и над ним зажигается сухой навоз, и когда он покраснеет, то лепешки кладутся на камешки. У них есть повара, которые умеют приготовлять кушанья из чечевицы (Описание кушаний, приготавливаемых из чечевицы, находится у С. Landberg, Proverbes et dictons de la province de Syrie. Leide, 1883, стр. 76 — 80) и ал-бейсар (Особое кушанье из чечевицы. См. Dozy, Supp. aux dict. ar. I, 134, и Landberg op. cit. стр. 79 — 80). Проpocшиe бобы они жарят в оливковом масле, варят их и продают вместе с маслинами. Они солят волчьи бобы (Или лупиаы (lupinus)) и часто едят их. Из сладких рож-ков они приготовляют мусс (См. примеч. 8 стр. 822), называемый ал-куб-бейт, а выделываемый из сахара называется просто /Стр. 184/ [828] муссом (натыф). Залабийи (Залабийя — особое пирожное. См. Dozy op. cit.) они делают зимой из теста без переплета. Большинство этих обычаев соблюдается и в Египте, и только некоторые в Ираке и Акуре.

Минеральные произведения.

В Сирии рудники железа в горах около Бейрута, а около Халеба отличная магра (охра); около 'Аммана она низшего достоинства. В Сирии есть красные горы; камень (Собственно: почва), из которых они состоят, называется самака (красный песчаник); он мягок. Есть и белые горы, состоящие из так называемой хаввары (известняк), очень не твердой; ею белят потолки и покрывают крыши. В Палестине есть ломки белого камня; при Бейт-Джибриле — ломки мрамора. В округах ал-Гаура есть залежи серы и иных подобных веществ. От Мертвого Моря вывозится соль в по-рошке. Лучштй мед собирается (пчелами) с (цветов) са'тара (Satureia, богородская трава (?)) в Илии и в Джебель-'Амиле, а лучший мурий (Myрpий = muria = muire. Особый род острой приправы, приготовленной из рыбы, мяса и рассола. См. Dozy, op. cit. и le Strange, Descr. of Syria, стр. 81 примеч.) приготовляется в Арихе (Иерихоне).

М е ш х е д ы.

О большей части мешхедов мы говорили во введении к (описанию) этой области. Указывать, где они находятся, (слишком) растянуло бы книгу. Больше всего их в Илии, затем в остальной Палестине, затем в Урдунне. [829]

Вода.

Вода в этой области превосходна за исключением воды Баниаса, от которой слабит; воды Сура, которая причиняет запор; воды Бейсана, которая тяжела; воды Сугара, от которой избави Господи! и воды Бейт-ар-Рама, которая нездорова. Более легкой воды, чем в Арихе (Иерихоне) (На стр. 101 строчка 8: я не знаю воды лучше утоляющей жажду, чем вода Теймы и Арихи; это самые удобоваримые воды в мусульманских странах) не найти. В Рамле вода удобоварима. Вода в Набулусе жестка. Всего мягче вода в Илии и Дамаске (КР: при питье воды в Илии и Дамаске надо есть жирное (См. Глоссарий. Гильдемейстер: “feste Speise”), где воздух наименее сух. — В Сирии много рек; они текут в Средиземное море за исключением Барады, пepecекaющей нижнюю часть столицы Дамаска и орошающей ее окрестности. От нее отведен канал, который омывает кругом верхнюю часть столицы, а затем делится на два рукава; одна часть образуетъ озера около пустыни, другая стекает и встречается с Иорданом (Теперь этого нет и едва ли это когда-либо было. Достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться в невероятности соединения Барады с Урдунном. Гильдемейстер (221) и ле-Стрэндж (Pales. u. the Mosl. стр. 58) переводят как стоит в тексте. Дело в том, что наше место не единственное, где ал-Мукаддасий говорит о соединении Барады и Иордана. На стр. 22: “все реки Сирии впадают в море, кроме реки Барады и Иордана, которые впадают (один) в Мертвое море, а Барада вытекает из гор дамасских, пересекает столицу, орошает ее окрестности, затем остаток ее разделяется; часть образует озеро на краю округа, а часть стекает в Иордан. КР: разделяется на две части, часть образует озеро в восточной части округа, а часть спускается (янзилу) к Иордану и вливается в Мертвое море, встретив много притоков. И от нее (Барады) идет канал к Антиохии и впадает в Средиземное море”. Такой канал еще удивительнее соединения Барады с Иорданом. Вся путаница могла произойти от какого-либо недоразумения, быть может зависящего от переписчиков. Но возможно также, что эти соединения и каналы разумелись подземные, как соединение колодца Земзема с Иерусалимом. См. выше стр. 803). Река Иордан течет из-за Баниаса, напротив Кадеса образует озеро, затем спускается к Taбарии и пересекает ее озеро, затем спускается в области ал-Гаура к Превращенному (Мертвому) морю. Это море очень солоно, [830] пустынно, превращено, зловонно. При нем (Буквально: в нем) горы, а на нем больших волн не бывает. Море румов (Средиземное) простирается вдоль западного края этой области, а Китайское море (Индийский Океан) касается ее южной оконечности...

Диковинки.

/Стр. 185/ При Илии за городом есть огромная пещера. Я слышал от некоторых ученых и прочитал в некоторых книгах, что она ведет к людям, которых погубил Моисей (См. Коран XXVIII, 76 — 81. Прим. де Гуе. Ср. Числа, XVI, 134), но я этому не верю; это просто каменоломни; в них есть подземные ходы, в которые ходят с факелами. — Между Палестиной и Хиджазом, на дороге паломников находятся каменья, которыми был побит народ Лота; они покрыты черточками; есть большие и малые. — В Табарии есть источник, питающий большую часть городских бань; к каждой городской бане проведен канал; пары этой воды нагревают отделения (бани), так что они не нуждаются в огне, в первом же отделении бани имеется холодная вода, которая смешивается (с горячей) настолько, чтобы можно было вымыться. Водоемы для омовения здесь (наполняются) [831] этой же водой. В этом округе есть целебная горячая вода, называемая “ал-Хамма” (Горячие ключи Джадара в долине Ярмука. Прим. ле-Стрэнджа, скорее горячие ключи к ю. от Табарии). Если человек, страдающий коростой, язвами или фистулой или какой другой болезнью, будет купаться в них три дня, а затем выкупается в другой воде, холодной, то вылечится по воле Божией. Я слышал от жителей Табарии, что вокруг находились отделения, для каждой болезни особое, и каждый, страдавший данной болезнью купался в (соответствующем) отделении и выздоравливал. Так было до Аристотеля, который просил царя того времени разрушить эти отделения, чтобы нельзя было обойтись без врачей. Я думаю, что это правда, потому что каждому купающемуся здесь больному приходится погружаться во все части ручья, пока он не найдет места, пригодного для своего исцеления. — Озеро Сугара (Мертвое море) удивительно. В него впадают река Иордан и река аш-Шерата, не производя в нем изменения. Говорят, что в нем предметы не скоро тонут, и что клистир из его воды излечивает от многих болезней. В месяце Абе (В Августе) (КР: в его половине) при нем справляется праздник, на который собираются народ и больные. * В горах аш-Шерата есть также горячий источник (Вместо этого от звездочки в ЕР: при Меабе другой горячий источник). — В Палестине летом, когда дует /Стр. 186/ южный ветер, каждую ночь бывает такая роса, что из водосточных желобов Месджид-ал-Аксы течет вода. “Отец ветров” (Медное изобpaжениe человека, стоящего на рыбе, над куполом около химсского базара) в Химсе — талисман, сделанный против скорпионов; если взять глины и выдавить на ней его изображение, то это помогает по воле Божией [832] от укушения скорпионов; сила в изображении, а не в глине. (В Иерусалиме есть талисман против укушения змей. За Иерусалимским мимбаром есть мраморная доска, на которой истертая надпись: “Мухаммед посол Божий” и другая: “во имя Бога Всемилостивого Всемилосердого”. КР.) (У Гильдемейстера (op. cit. 223): “Es ist kein Gott, als Gott”). Города Соломона, да будет над ним спасение! — Ба'лабекк и Тадмор, удивительны. Удивительны также купол ас-Сахры, дамасская джамия и гавани Сура и 'Акки.

Разделение Сирии на полосы.

Расположение этой области замечательно. Она разделяется на четыре полосы. Первая полоса, прилегающая к Средиземному морю, — равнина, состоящая из нагроможденных и сплоченных песков (Ле-Стрэндж (Descr. of Syria, 85): “the sandy tracts following one another, and alternating with the cultivated land”. О значении м у н 'а к и д а см. Глосcapий); тут расположены Рамла и все прибрежные города. Вторая полоса — нагорье, покрытое деревьями, селениями, с источниками и нивами. Из городов здесь находятся: Бейт-Джибриль, Илия, Набулус, ал-Леджжун, Кабул, Кадес, (округ) ал-Бика' и Антакия (Антиохия) (КР прибавляет: здесь гора Ливан, гора ал-Лукам, гора Зейта и Сиддика). Третья полоса состоит из котловин, в которых находятся селения, реки, финиковые пальмы, нивы и индиго. В ней города: Вайла, Тебук, Сугар, Ариха (Иерихон), Бейсан, Табария (КР прибавляет: и долина Ханаана) и Баниас. Четвертая полоса лежит на краю пустыни и состоит из высокого, холодного нагорья с климатом умеренным несмотря на (соседнюю) пустыню. Здесь есть селения, источники, [833] деревья; города здесь: Меаб, 'Амман, Азри'ат, Дамаск, Химс, Тадмор, Халеб. Горы отделяющие (Образующие водоразделы?), как-то: гора Зейта (Масличная), Сиддика, Ливан, ал-Лукам и пуп святой земли находятся на господствующем над берегом нагорье...

Дейр-Шамвиль.

Я слышал от моего дяди по матери, /Стр. 188/ 'Абдуллы-ибн-аш-Шава, что один султан хотел овладеть Дейр-Шамвилем, селением на расстоянии фарсаха от Илии, и сказал его представителю: опиши мнe твое селение! Тот ответил: оно, да подкрепит тебя Бог! от неба близко, от равнины далеко; в нем красоты (Неизвестное слово. Де-Гуе лредлагает перевести словом: venustas (см. Глоссарий); Гильдемейстер (op. cit. 224) думает, что здесь разумеются маслины. Ле-Стрэндж (Descr. of Syria, 89) переводит: “poor in soft herbage”) мало, а дубов (У лe-Стрэнджа опечатка: oats вм. Oaks) много; к земле надо приложить труд, хотя ты не будешь жить в изобилии от того, что она даст. На ней больше всего сорных трав и горького миндаля. Посей кабб (Мера сыпучих веществ) и получишь кабб, разве что ты дал обет вырыть прекраснейший колодезь; (тогда земля будет давать больше). И сказал султан: ступай, нам не нужно твое селение.

Горы.

Что касается высоких гор, то Джебель-Зейта (Масличная гора) господствует над Иерусалимом. О ней мы уже упоминали. Джебель-Сиддика — между Суром, Кадесом, Баниасом и Сайдой. Там есть могила [834] Сиддики, а при ней мечеть, назначенная для 16-го Ша'бана; сюда собирается много народа из этих городов, причем присутствует и представитель государя. Мое пребывание в этой местности совпало с пятницей 15-го Ша'бана. Явился судья Абу-л-Касим-ибн-ал-'Аббас (и просил) меня произнести проповедь. В моей проповеди я побуждал их отделать эту мечеть. Они послушались и соорудили при ней мимбар. Я слышал от них, будто собака, преследующая дичь, останавливается, дойдя до границы мечети, и т. п. рассказы. Что касается Ливана, то он соединяется с этим хребтом. На нем много деревьев и никому не принадлежащих плодов. Там есть небольшие ключи, при которых живут богомольцы, построившие ceбе хижины из хвороста. Они питаются растущими на свободе плодами и поддерживают свое существование, доставляя в города персидский тростник, мирт и друие произведения. Теперь их там немного (Ле-Стрэндж (op. cit. 90): But they do not obtain much profit thereby). Напротив Ливана — Джебель-ал-Джаулан около Дамаска, как мы уже упомянули. Тут я встретил Абу-Исхака ал-Баллутия во главе 40 человек. Они одеты в шерстяное платье, и у них есть мечеть, в которой они собираются. Я нашел, что он знающий факих и придерживается толка Суфьяна ас-Саурия. Я видел как они питались баллутами (желудями), горькими плодами величиной с финик, которые раскалывают; они делаются сладкими, и их размалывают. Там же есть дикий ячмень, который они смешивают с желудями.

/Стр. 189,10/ (В КР. предшествующее изложено так:) что касается высоких гор, то здесь есть [Стр 835] Джебель-Лубнан (Ливан) и Джебель-ал-Джаулан. На них при незначительных ключах живут богомольцы, построив себе шалаши из тростника и травы хальфы. Они питаются плодами, называемыми баллутами, величиной с финик, горькими, с твердыми оболочками; их держат в воде, пока они не сделаются сладкими; затем, когда они высохнут, их мелют и, прибавив немного дикорастущего ячменя, пекут хлеба. На этих обоих хребтах много плодов; местность прекрасная. Я видел главу этих отшельников Абу-Исхака ал-Баллутия и нашел, что он знающий факих и придерживается толка Суфьяна ас-Саурия. Что касается Джебель-Сиддики, то эта гора соединяется с Ливаном. На ней есть мешхед, куда собираются на праздник 15-го Ша'бана. Мое пребывание там совпало с пятницей 15-го Ша'бана, и судья Абу-л-Касим-ибн-ал-'Аббас послал меня сказать им проповедь; я побуждал их обстроить эту мечеть, и они собрали на это много денег, прекрасно отделали мечеть и соорудили в ней мимбар.

Сирия принадлежит владетелю Египта; теперь /Стр. 189,2/ верхней ее частью овладел Сейф-ад-даула (КР. хамданиты).

Налоги.

Налоги в Сирии легки, за исключением налогов на гостиные дворы; эти налоги заслуживают порицания, как мы уже сказали, говоря о Иерусалиме. Налоги, не предписанные мусульманским законом, тяжелы. Киннесрин и ал-Авасим платят 860 тысяч динаров, Урдунн — 170 тысяч динаров, Палестина — [836] 259 тысяч динаров, Дамаск — свыше 400 тысяч динаров. Я прочитал в книге Ибн-Хордадбэ, что харадж Киннеерина — 400 тысяч динаров, харадж Химса — 340 тысяч, харадж Урдунна — 350 тысяч и харадж Палестины — 500 тысяч динаров.

(В КР. предшествующее изложено так:) харадж Палестины — 100 тысяч динаров, харадж Химса — 340 тысяч динаров, харадж Дамаска — свыше 400 тысяч динаров, харадж Киннесрина — 400 тысяч динаров и харадж Урдунна — 850 тысяч динаров. В длину Сирия простирается от Мадьяна Шу'айба до ас-Сугура на 39 дней пути; ширина ее различна, ибо оконечность Сирии около Хиджаза уже, а у ас-Сугура шире.

Расстояния и пути.

/Стр. 190,11/ От Дамаска до Тарабулуса или до Бейрута или до Сайды или до Баниаса или до ал-Хаурана или до ал-Батании — по два дня пути... От Дамаска до ал-Кусвы две почтовых станции, затем до ал-Джасима один переход и столько же до Фика, а затем до Taбарии одна почтовая станция. От Баниаса до Кадеса или до Колодца Иосифа — по две почтовые станции. От Бейрута до Сайды или до Тарабулуса по одному переходу. От Табарии до ал-Леджжуна или до Колодца Иосифа или до Бейсана или до перевала Афик или до ал-Джешша или до Кеферкила (Вместо последних трех слов в КР: “или до Азри'ата или до Кадеса”, а дальше: “от перевала Афик до Навы один переход, затем до Дамаска один переход. От aл-Джешша до Сура один переход, от Колодца Иосифа до Баниаса один переход, от Кадеса до Ливанских гор один переход, от Азри'ата до 'Аммана или до Дамаска — два перехода) — по одному переходу. От ал-Леджжуна [837] до Калансувы один переход, затем до Рамлы один переход; если же хочешь, то поезжай от ал-Леджжуна на Кефер-Саба; здесь будет один переход на почтовых, а затем до Рамлы один переход. От Бейсана до Те'асира (Древний Асер, теперь Таясир. Прим. де-Гуе) две почтовых станции, затем столько же до Набулуса, затем до Иерусалима один переход. От Колодца Иосифа до Карьет-ал-'Уюна два перехода, затем до ал-Кар'уна переход, затем до 'Айн-ал-Джарра один переход, затем до Ба'лабекка один переход. Это дорога называется дорогой Лестниц. От ал-Джешша до Сура один переход, от Сура до Сайды один переход, от Сура до Кадеса или до Медждель Селима (В тексте Меджд. Чтение по предположению ле-Стрэнджа) две почтовые станции, от Медждель Селима до Баниаса две почтовых станции. От Табарии до 'Акки два перехода (В берлинской рукописи: один переход). От Ливанских гор до Набулуса или до Кадеса или до Сайды или до Сура около одного перехода. От Рамлы до Иерусалима или до Бейт-Джибриля или до 'Аскалана /Стр. 192/ (КР: или до Газзы или до Кефер-саба на почтовых) или до Суккерии — по одному переходу. От Рамлы до Набулуса или до Кефер-Селлама или до Мечети Авраама или до Арихи (Иерихона) — по одному переходу. От Рамлы до Яфы или до Махуза (Дальше в КР: пол-перехода; от Рамлы до Набулуса или до мечети Авраама по переходу; от нее до Кайсарии переход) или до Арсуфа или до Яздуда или до Рафаха — по одному переходу. От Иерусалима до Бейт-Джибриля или до Мечети Авраама (Хеврона) или до Иордана по одному переходу. От Иерусалима до Набулуса один переход. * От Иерусалима до Арихи (Иерихона) две почтовые станции (КР от звездочки опускает, но прибавляет: от 'Аскалана до Яфы или до Рафаха по переходу). От Газзы до [838] Бейт-Джибриля или до Яздуда или до Рафаха — по одному переходу. * От Мечети Авраама до Кавуса один переход, затем до Сугара один переход (Вместо слов от звездочки в КР: от Кефер-Саба до Калансувы или до Кайсарии по переходу; от Кайсарии до Арсуфа или до ал-Кенисы или до Кефер-Селлама по переходу). От Иордана до 'Аммана один переход. От Набулуса (КР: или до Кефер-Селлама, или) до Иерихона один переход (КР: или до Бейсана по переходу). От Иерихона до Бейт-ар-Рамы две почтовые станции, затем до 'Аммана один переход. От Сугара до Меаба один переход (КР: или до Кавуса. От Сугара до Вайлы четыре перехода, да поможет нам Бог!). От 'Аммана до Меаба, или до аз-Зурейки (*** Сомнительное чтение. Ле-Стрэндж Palestine under the Moslems, 555, читает аз-Зарика (у него в Index'е ***) и отождествляет с Кал'ат-аз-3ерка; но от 'Аммана до Кал'ат-аз-Зерка не может быть так же далеко, как до Меаба) по переходу. От аз-Зурейки до Азри'ата один переход, а от Азри'ата до Дамаска два перехода. От Кайсарии до Кефер-Селлама или до Кефер-Саба или до Арсуфа или до ал-Кенисы (Ал-Кениса, по замечанию de Goeje к 192 стр. текста ал-Мукаддасия, вероятно, означает ту прибрежную местность к северу от Аслиса ***, развалины которой теперь называются Телль-Кениса) — по переходу, и от Яфы до 'Аскалана переход.

/Стр. 24/ Рамада — селение под Рамлой.

/Стр. 26/ Аз-Зерка — мecто на дорогe дамасской.

/Стр. 28/ Бейт-Карма — селениe под Илией.

/Стр. 29/ Бейт-'Айнун — селение под Илией.

Ошибочные предания.

/Стр. 46,6/ При ал-Джешше есть место, о котором говорят, что там была та цепь Давида, которая разрешала споры. — По словам некоторых могила Адама при минарете Месджид-ал-Хейфа (Мечеть около Мекки), по словам других — при могиле Авраама; иные говорят — в Индии, другие говорят, что могила Адама в ат-Тихе (пустыне [839] синайской). Один человек в Илии утверждал, будто он видел во сне, что эта могила находится за Масличной горой. — Имеющие откровенные книги (= христиане и евреи) говорят, что могила Давида в Сихьяуне (Сионе)... Некоторые утверждают, будто огонь Авраама (Коран XXIX, 23) был при Джермаке... На верхушке Синайской горы есть маслина; говорят будто она — та самая, о которой сказано: (она) ни на востоке, ни на западе (Коран XXIV, 35. Маслом этой маслины питается божественный свет); на Масличной ropе есть другая, о которой говорят то же самое... Я слышал от Абу-'Алия ал-Хасана-ибн-Абу-Бекра ал-Бенна (Зодчего), что гробница Иосифа имела вид ящика и ее считали гробницей одного из родоначальников колен израилевых, пока не пришел некто из Хорасана и не сказал, будто он услышал во сне: ступай в Иерусалим и скажи им, что это Иосиф Правдивый. Тогда (говорит ал-Бенна) султан приказал моему отцу отправиться (на место это), он пошел и я с ним. Рабочие стали рыть и добрались до деревянных похоронных носилок, которые оказались истлевшими. Потом я постоянно замечал у наших старух кусочки их; они пользовались ими для лечения глаз от воспаления.

/Стр. 249/ Что касается дороги от Рамлы, то от ас-Суккарии до ат-Тулейля два перехода, затем от ат-Тулейля до ал-Гамра два перехода, затем до Вайлы два перехода; что же касается дороги через аш-Шерат, то от Сугара до Вайлы четыре перехода. Хотя эти два пути лежат в Сирии, но они проходят по дикой пустыне, прикасающейся к вышеупомянутой (арабской) пустыне. [840]

/Стр. 253,5/ Ал-Гамр — дикое место с водой; близ него песок, из которого, если рыть, выходит много пресной воды.

Путешествие автора по южной Палестине.

/Стр. 255/ Однажды после полудня я вышел из одного прибрежного города. Я постился и хотел совершить хаджж не беря с собой дорожных припасов. Прибыв в 'Акир, я сотворил вечернюю молитву и поместился в углу джамии, чтобы молиться (еще). Я разгавливался каждую ночь только после совершения витра. Совершил я ночную молитву, народ разошелся, и тогда муэззин принес мне хлеба, сушеных смокв и кувшин воды; я же решил не брать с собой ни меха для воды, ни стакана, полагая, что тот, кто накормит меня, пошлет мне и воды. Таким образом я поужинал отлично, на что не рассчитывал. Совершив утреннее моление, я направился к ас-Суккарии и когда совершил ночную молитву, один человек принес мне деревенскую лепешку и стакан воды, /Стр. 256/ и я поел и напился. На другой день я дошел до Рас-аз-Завии и отдал надетое на мне платье одному ходебщику, а от него получил волосяную тунику, поношенные сандалии и ветхий платок. И шел я до после полудня, не чувствуя желания поесть. Тогда показался передо мной замок. Я пошел к нему и когда вошел в ворота, там оказался один человек из Иерусалима. Он обнял меня, приветствовал меня и стал рассказывать тем, которые были в замке, кто я такой. Тогда мне принесли различные кушанья и верхние одеяния. На заре я бежал от них, шел до вечера и встретился с магребинцами, которые задержали меня, говоря: ты лазутчик! Когда же я совершил с ними моление при закате солнца, они [841] извинились передо мною и угостили меня. На другой день я отправился и шел до ал-Кусейфы, где не увидел ни одного жителя. Внезапно появились пять всадников, повели меня насильно в место, где они стояли, и приняли как гостя. Видя, что я каждую ночь в гостях, и что Бог отсылает меня назад, я пошел в мой город и в этом году совершил хаджж с запасом провизии и верховым животным.

/Стр. 54/ От Табарии зависят: Бейсан, Азри'ат, Кадес, Кабул, ал-Леджжун, 'Акка, Сур, ал-Фаразия (или: ал-Фаввазия). — От Рамлы зависят: Иерусалим, Бейт-Джибриль, Газза, 'Аскалан, Яфа, Арсуф, Кайсария, Набулус, Ариха, 'Амман. — От Сугара зависят: Вайла, 'Айнуна, Мадьян, Тебук, Азрух, Меаб, Му'ан.

О Иерусалиме.

/Стр. 34,4/ Илия годится и для тех, кто думает о загробной жизни, и для тех, кто думает о мирском... Бейт-ал-Мукаддас (Иерусалим) называется также Илия, /Стр. 30/ ал-Кудс и ал-Балат.

/Стр. 34, ult./ Если у кого на уме и загробная жизнь, и мирское, и он спросит, какой самый лучший город, то ему ответят: Иерусалим.

/Стр. 313,8/ В Сepaxcе много зерен и мелкого скота. Абу-л-'Аббас ал-Яздадий спросил меня о Иерусалиме, и я сказал ему: похож на Серахс, но Иерусалим город чистый, красивый, изящный.

/Стр. 322,7-11/ В Хорасане спят на крышах... я же прожил в Иерусалиме 20 лет и все время спал в доме.

Продажа запчастей на шевроле ланос

продажа запчастей на шевроле ланос

www.avto-opt.ru