Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

КУРОПАТКИН А. Н.

ОЧЕРКИ АЛЖИРИИ

(Статья первая).

ВЕРБЛЮЖИЙ ОБОЗ 1.

Алжирия, в топографическом отношении, в направлении от севера к югу, разделяется на четыре весьма различные по своему характеру полосы: 1) приморскую, 2) горную, 3) степную (высоких плато или Малую Сахару) и 4) Большую Сахару (полосу оазисов).

Завоевание Алжирии французами было начато в 1830 году взятием крепости и порта Алжира. Затем, до начала 50-х годов, они постепенно занимают наиболее важные пункты сперва в приморской, а потом и в горной полосах. С 50-х годов начинаются степные экспедиции; в 1844 году занимается г. Бискра, а в 1852 — г. Лагуат. Эти два города составляют, в настоящее время, крайние пункты, занятые французскими войсками в северной части Большой Сахары, в районе оазисов.

Хотя завоевание Алжирии, в настоящих ее границах, совершилось еще в конце 60-х годах, но несколько раз повторявшиеся восстания туземного населения вынуждали французов производить многочисленные горные и степные экспедиции вплоть до 1871 года, когда было потушено последнее, весьма сильное восстание арабов и кабилов.

В горных экспедициях французы употребляли и употребляют до сих пор вьючный обоз из мулов. Обоз этот прекрасно содержится и по общему отзыву незаменим для горной войны. Но раз, вступив в степь, французам пришлось отказаться от него и принять, как главное перевозочное средство, обоз верблюжий. Выгоды, доставляемые этим обозом, сравнительно с обозом из мулов или лошадей, обусловливаются следующими данными. [274]

а) Отсутствием в степи, большую часть года, подножного корма для лошадей и мулов.

б) Необходимостью возить на все время экспедиции овес для лошадей и мулов отряда.

в) Недостатком воды.

При этих условиях возможен только верблюжий обоз, так как верблюды:

1) Находят для себя пищу в степи круглый год.

2) Сила их полностью употребляется производительно, потому что они не несут для себя ни запасов зерна, ни воды.

3) Они способны по нескольку дней переносить недостаток воды.

4) Каждый верблюд поднимает больший груз, сравнительно с вьючным мулом или лошадью.

5) При требовании значительных перевозочных средств легче собрать верблюдов, чем лошадей и мулов 2.

С верблюжьим обозом французы заняли степную полосу и часть полосы оазисов, и с этим же обозом они охраняют их теперь от внутренних восстаний и внешних нападений.

После 30-ти-летней практики, французы пришли в последнее время к убеждению в необходимости иметь постоянный верблюжий обоз, который составлял бы такую же собственность казны, как и обоз из мулов.

Для лучшего уяснения выгод, доставляемых этого рода обозом, сравнительно с формируемым в минуту надобности, наймом и реквизицией, нужно бросить взгляд на систему защиты степных пространств, принятую в настоящее время французами.

В политическом отношении, Алжирия разделяется, в направлении от востока к западу, на три провинции: Константина, Алжир и Оран. Каждая из этих провинций заключает в себе, в топографическом отношении, четыре выше приведенные полосы. Наиболее южные пункты, занятые в этих провинциях французскими войсками, составляют города Бискра, Лагуат и Жеревиль. В каждом из этих пунктов, отдельно от гарнизонов, назначенных для защиты укреплений, имеются еще подвижные колонны, главное назначение которых заключается в подавлении восстаний арабов-номадов. Подвижная колонна, расположенная в г. Лагуате, состоит из восьми рот пехоты, эскадрона гусаров и двух горных орудий, и при ней имеется постоянный верблюжий обоз из 800 голов. [275]

При настоящем расположении этого обоза, в 30-ти верстах от г. Лагуата, в урочище Таунза, подвижная колонна может выступить в поход через 24 часа по получении известий о восстании в степи.

Принимая г. Лагуат за центр, подвижной колонне из этого города, при содействии соседних колонн, придется действовать по одному из радиусов, длиной от 150 до 300 верст. Усмирение восстания будет достигнуто разбитием вооруженной части населения (конницы), или захватом семейств и имущества восставших. Если выполнение первого требования легко только при желании арабов искать битвы, в противном же случае почти невыполнимо, то захват имуществ, при тех расстояниях, которые приведены выше, вполне возможен при быстроте действий. Из трех подвижных колонн, расположенных в степной полосе Алжирии, только колонна, находящаяся в г. Лагуате, может удовлетворить условно быстроты. Прочие же колонны, прежде чем начать движение, должны организовать свои верблюжьи обозы сбором верблюдов с окрестного населения. Первая невыгода подобного обоза, сравнительно с обозом постоянным, заключается в потере времени от трех до десяти дней, смотря по богатству окрестного населения и количеству требуемых верблюдов. За это время подвижная колонна с постоянным обозом может сделать от 150 до 250 верст марша. Другие невыгоды временного обоза заключаются в следующем:

1) Свободный наем верблюдов всегда недостаточен, почему приходится брать их реквизицией. Не смотря на то, что за взятых подобным способом верблюдов производится поденная плата, равная плате за отдаваемых в наем по соглашению, эта мера не может не раздражать населения.

2) Кроме верблюдов, приходится брать реквизицией и верблюдовожатых. Взятые насильно, эти люди, при первой возможности, дезертируют. При защите обоза от нападения, подобные верблюдовожатые не только не приносят пользы, но еще служат помехой, так как всегда можно ожидать передачи их на сторону неприятеля.

3) Реквизиция верблюдов наибольшей тягостью ложится на ближайшие роды (tribu) арабов, часто наиболее верные французам.

2) Население, при насильственном сборе, старается отдавать худших верблюдов, чрез что временно собранный верблюжий обоз заключает в себе животных различной силы и достоинств. Является почти непобедимая трудность пригонять по силам каждого соответствующий груз. [276]

5) Во временном обозе потеря палыми всегда весьма значительна.

6) Стоимость верблюдов и поденная плата за них постепенно возрастают. Так, стоимость верблюда с 1850 по 1874 год изменилась со 100 франков до 250, а поденная плата за этот же период времени дошла с 1 франка 50 сантимов до 3 франков.

7) При поденной плате за каждого верблюда в 3 франка и стоимости верблюда в 250 франков, уже за три месяца экспедиции, на каждого верблюда будет затрачен капитал, равный его стоимости 3.

Не смотря на эти многочисленные недостатки временного обоза, для французов потребовался длинный ряд опыта и неудач, прежде чем они пришли к мысли иметь свой постоянный обоз и осуществили ее в весьма солидной организации, которая дана их постоянному обозу в г. Лагуате.

Я полагаю небезынтересным проследить путь, которым они пришли к этой организации.

Первая попытка завести постоянный верблюжий обоз была сделана в 1853 году, после десяти лет экспедиций с обозами временными. В этом году начальником округа Лагуат был назначен майор дю-Барайль (впоследствии военный министр и в настоящее время командир 8-го корпуса). Усмирив восстание нескольких арабских родов, вспыхнувшее в округе Лагуат, майор дю-Барайль взял с восставших, в счет военных издержек, 500 верблюдов, оценивая каждого из них в 100 франков. На каждого из этих верблюдов было куплено арабское вьючное седло, могущее носить одного человека, два шерстяных мешка и бурдюк для воды (из козьей шкуры). Эти расходы были произведены из внебюджетных сумм. Верблюды первоначально предназначались для быстрой перевозки двух рот зуавов и двух рот тюркосов, но после незначительных опытов эта мысль была оставлена и они составили обыкновенный войсковой обоз. Арабы обязаны были выставлять одного верблюдовожатого на каждых 5 верблюдов и платить ему. Эта мера не оказалась практичной, так как набранные таким способом верблюдовожатые дезертировали при первой возможности. В этом составе обоз делал экспедицию уже в 1853 году. По возвращении из экспедиции, верблюды служили целям интендантства бесплатно, что и не позволяло составить сумму для возобновления материальной части. В следующем году, в личный [277] состав обоза были поставлены одним из арабских родов 50 всадников. Этот род, отличаясь верностью французам, уже учувствовал в экспедициях вместе с ними, составляя при отрядах род иррегулярной кавалерии. Всадники были назначены для охранения обоза. В вознаграждение, они были освобождены от податей, и после каждых десяти дней марша получали некоторую денежную плату.

Несколько новых контрибуций (razzia), произведенных у восстававших родов, пополняли павших верблюдов, но этот источник был недостаточен, а денежных сумм на верблюжий обоз ассигновано не было. Тогда в первый раз явилась мысль отдавать верблюдов в наем, для надобностей интендантства и торговли, за плату, сообразуясь с платой, существующею при найме верблюдов у арабов.

В 1854 году верблюжий обоз сделал две экспедиции. Из донесений начальника их, майора дю-Барайля, видно, что при его отряде состояло 350 верблюдов, которые несли продовольствие на 44 дня. Эта экспедиция, согласно рапорта майора дю-Барайля, продолжалась 55 дней. Каждому верблюдовожатому платилось в день 50 сантимов (12,5 коп.), старшим из них (bach-amors) — 75 сантимов. Эта плата составила издержку в 2,213 франков (553 руб.). Кроме того, потеря от двух павших верблюдов составила 200 франков (50 руб.), и 500 франков (125 руб.) было издержано на ремонт материальной части. Всего расходу около 3,000 франков (750 руб.). Если бы подобная служба была произведена верблюдами, взятыми реквизицией, с уплатой за них по 1 франку 50 сантимов в день, она обошлась бы правительству в 28,875 франков (7,219 руб.), не считая еще вознаграждения за многих верблюдов, которые бы пали во время похода, так как арабы отдают далеко не лучших, если они собираются реквизицией.

В 1855 году майор Маргерит (убит под Седаном, в звании начальника дивизии) сменил майор дю-Барайля. При нем верблюдовожатыми при обозе состояли по-прежнему арабы, доставляемые родами, в виде личной повинности. Ради опыта, майор Маргерит присоединил к стаду верблюдов стадо баранов, взятое как контрибуция. Доход с этого стада шел на содержание обоза. Эта мера не имела успеха. При нем же в первый раз стали оплачиваться верблюды казенного обоза за время военных передвижений. За семь месяцев беспрерывных экспедиций и за пять месяцев особенно суровой зимы верблюды этого обоза пали в значительном числе. В 1858 году, не смотря на плату, получаемую [278] за время экспедиций, пришлось продать часть верблюдов для уплаты жалованья верблюдовожатым, так как отпускаемых на этот предмет сумм было недостаточно (?).

В 1859 году, в первый раз были взяты из 1-го полка тюркосов 4 50 человек, которые поступили в верблюдовожатые. Эта мера несколько запоздала: так, из верблюдов, составлявших обоз, осталось только 226. В 1861 году в обозе считалось только 40 верблюдов-самцов, 87 самок и 72 верблюжонка.

В 1864 году в степной полосе Алжирии вспыхнуло сильное восстание. В г. Алжире начались совещания о реорганизации верблюжьего обоза, но полковник Маргерит, не дождавшись результата этих совещаний, взял с восставших 306 верблюдов, в виде контрибуции в уплату военных издержек, а 500 верблюдов приобрел покупкой по 150 франков каждый. Административные власти утвердили эти меры, но передали закидывание обозом из рук военного начальства, в лице начальника округа Лагуата, в руки интендантства.

В это время, в должности начальника округа, полковника Маргерита сменил полковник Сунис. Передача обоза в полное заведывание интендантскому чиновнику возбудило постоянные раздоры между полковником Сунисом и этим чиновником. Обоюдные жалобы начали беспрестанно отправляться в г. Алжир. По рассмотрении их, начальник округа был признан правым и ему снова передали заведывание обозом. Но обоз к этому времени уже перестал существовать. Действительно, в продолжение различных экспедиций в 1864-1865 годах, потеря верблюдами составила 859 голов. 368 верблюдов было взято за это время заимообразно и, считая их, к 1-му маю 1866 года в обозе числилось только 227 верблюдов, т. е. обоз не только не существовал, но на нем еще числился долг в 159 голов.

Не смотря на неудачи, у французов к этому времени уже сложилось убеждение в полезности казенного обоза. Это убеждение особенно поддерживалось тем простым расчетом, что, например, одна экспедиция в 50 дней, с платой за каждого верблюда по 3 франка в день, требует издержку, почти равную стоимости верблюдов.

В 1866 году полковник Сунис взял реквизицией 1,397 верблюдов. Хотя этих верблюдов и предположено было возвратить хозяевам, но он удержал из них 1,176, как залог в уплате арабами денежной контрибуции за военные издержки. [279]

Впоследствии верблюды поступили в собственность казны, так как деньги эти, составлявшие сумму 122,400 франков (30,800 руб.), не были уплачены. Для заведывания этими верблюдами была назначена комиссия, состоявшая из начальника округа с званием председателя, коменданта укрепления и чиновника, заведующего денежными сборами, с званием казначея.

Полковник Сунис заменил арабское вьючное седло вновь изобретённым французским, с двумя деревянными луками и цепью для связывания бочонков с водой. Седло это стоило 33 фр. 65 сант. (8 руб. 40 коп.). По новому образцу было изготовлено 600 седел, но после незначительного опыта, пришлось признать их непрактичными и вернуться к арабскому седлу. Этот неудавшийся опыт стоил 20,000 фр. (5,000 руб.).

К обозу было придано 26 тюркосов-верблюдовожатых и при каждом из них состояло по 4 вольнонаемных араба, в качестве помощников-верблюдовожатых. Им платилось по 1 франку в день и за эту плату недостатка в охотниках не было. Весь обоз находился под непосредственным заведыванием одного офицера-туземца и под надзором начальника «бюро арабов».

В последнее время для этого обоза была выработана следующая нормальная организация:

1) Постоянный верблюжий обоз заключает в себе 2,000 верблюдов, составляющих собственность казны.

2) Личный состав обоза состоит: а) из начальника «бюро арабов»; б) офицера из спагисов (туземца), как непосредственного начальника обоза; в) двух унтер-офицеров из спагисов, его помощников; г) 20 спагисов, из которых каждый имеет под своим начальством пять тюркосов-верблюдовожатых и отделение обоза в 100 верблюдов; д) 100 тюркосов в звании верблюдовожатых; каждый из них имеет под своим начальством четырех помощников-верблюдовожатых, нанимаемых между родственниками и друзьями тюркосов и спагисов; каждый тюркос заведует 20-ю верблюдами, и е) 400 помощников-верблюдовожатых.

Таким образом, на каждого верблюдовожатого, считая в том числе и тюркосов, приходится по четыре верблюда.

3) Под надзором администрации находятся следующие доходные статьи: а) продажа кож с павших верблюдов, продажа слабосильных верблюдов и продажа верблюжьей шерсти; б) суммы, выручаемые работой верблюдов в мирное время, как для нужд [280] интендантства и войск, так и для нужд частных, торговых, и в) приращение верблюдов через скрещивание.

Посмотрим теперь, на сколько действительно существующий обоз в г. Лагуате отличается размерами от предположенного и на сколько и как вышеприведенная организация применена в нем на практике.

Начнем с личного состава:

1) Главным начальником обоза считается начальник округа Лагуата. Управляя местным населением с весьма широкими правами, он, в мирное время, не имеет непосредственного отношения к войскам и только на время восстаний вступает в полное командование войсками округа и лично командует подвижной колонной. По отношению к обозу он разрешает отдачу верблюдов для перевозки частных грузов, разрешает издержки на возобновление материальной части и контролирует состояние верблюдов.

2) Непосредственно заведует обозом и отвечает за состояние его обер-офицер из спагисов-туземцев. Этот офицер сделал с французскими войсками более тридцати экспедиций, в продолжение которых, начав с простого верблюдовожатого, дослужился до звания начальника обоза и заслужил орден Почетного легиона и военную медаль за заслуги. Обладая огромной опытностью, он совершенно безграмотен и не может даже подписать свою фамилию ни по-французски, ни по-арабски. Он живет с своим семейством в двух палатках на месте расположения обоза и перекочевывает вместе с ним. Под его начальством находятся 12 спагисов и 48 тюркосов, о которых сказано ниже. Обыкновенное офицерское содержание, получаемое им, как подпоручиком спагисов, заключается:

В годовом окладе из

2,036 фр.

70 сант.

В столовых деньгах

302

95

В рационных деньгах 5

321

20

Всего

2,660 фр.

85 сант. (665 руб.)

Кроме того, он получает фураж на две лошади, на каждую [281] в день по 5 килограммов 6 овса и по 4 килограмма соломы (12 фунт. 18 зол. овса и 9 фунт. 72 зол. соломы) 7.

3) Затем, один французский поручик имеет звание директора обоза. Считаясь номинально начальником офицера из туземцев, он далеко не имеет того влияния на состояние обоза, как последний. Живя в г. Лагуате и посещая обоз раза два в месяц, он доносит о состоянии его начальнику округа, служа как бы посредником между безграмотным офицером из туземцев и высшим начальством. Он же заведует всей письменною частью и ежегодно составляет бюджет обоза. К обыкновенному офицерскому содержанию, которое приведено выше, он получает из сумм обоза добавочных 600 франков в год и 400 франков на канцелярские расходы.

4) 12 спагисов, главная обязанность которых состоит в охранении верблюдов на пастбище, марше и отдыхе. Они откомандированы к обозу от эскадрона спагисов, расположенного в г. Лагуате, и могут быть сменяемы по произволу эскадронного командира. Спагисы эти получили некоторое, весьма, впрочем, незначительное, военное образование. Служба их при обозе считается командировкой, в продолжение которой они сохраняют форму одежды, казенное оружие (шасспо и сабля) и полное содержание. Каждый спагис имеет под своим начальством четырех тюркосов-верблюдовожатых, и обязан наблюдать за хорошим состоянием верблюдов, вверенных последним.

По числу спагисов, обоз разделен на 12 отделений. В каждом отделении, при настоящем составе обоза, имеется от 60 до 70 верблюдов, которые разделены между четырьмя тюркосами. Во время движения спагис командует отделением.

Содержание спагиса при обозе то же, что и в полках; оно состоит из:

Жалованья в день

1 франк

 

Денег на жизненные припасы

44 сант. 8

Денег на поддержание одежды (masse)

50 сант. 9

В день

1 фр.

94 сант.

В год

708 фр.

10 сант. (177 руб.) [282]

Содержание выдается ежемесячно. На лошадь спагисы получают ту же дачу, что и офицеры, т. е. по 5 килограммов овса (12 фунт. 18 зол.) и по 4 килограмма соломы (9 фунт. 72 зол.).

5) 48 тюркосов. По числу их все верблюды разделены на 48 частей. Каждый тюркос имеет в своем заведывании от 15-ти до 20-ти верблюдов, и отвечает своим содержанием и имуществом за хорошее их состояние и целость. На их же обязанностях лежит надзор за вьючением верблюдов помощниками-верблюдовожатыми и сохранение порядка в обозе во время движения. Тюркосы набираются свободным наймом из арабов и кабилов, и прямо поступают в обоз, числясь в полках только по спискам для получения содержания, оружия и боевых запасов. Не имея ни малейшего военного образования, сохраняя свою национальную одежду, они, тем не менее, считаются солдатами, имеют на руках ружья шасспо, и в проступках маловажных наказываются по дисциплинарному уставу, а в важных подлежать военному суду.

Содержание тюркосов-верблюдовожатых тоже, что и в полках тюркосов. Оно состоит из:

Жалованья и денег на покупку мяса и овощей в день

0,71 сант.

Из денег на поддержание одежды

0,25 10

Всего в день

96 сант.

В год

345 фр. 60 сант. (86 руб.)

Натурой: хлеба в день 750 грам. (1 фунт. 82 зол.); кофе 16 грам. (37,5 зол.), и сахару 21 грам. (49 зол.). Годовая стоимость этих продуктов составляет 83 фр. (20 руб. 75 коп.).

Выдача припасов производится помесячно, причем 750 граммов печеного хлеба заменяются 500 граммами муки.

Сверх того, тюркосы, при определении их на службу на четыре года (как в полки, так и в обоз), получают премию в 300 фр. (75 руб.), из которых 150 фр. выдается на руки при поступлении, а остальные 150 фр., по прослужении двух лет.

Как тюркосы, так и спагисы обоза считаются на действительной службе и сохраняют права на пенсион.

Не смотря на значительную ответственность, связанную с [283] местом тюркоса-верблюдовожатого, недостатка в охотниках на эти места нет, и в выборе лиц можно быть разборчивым.

При движении обоза, каждому тюркосу придаются помощники-верблюдовожатые с таким расчетом, чтобы на каждого верблюдовожатого, считая, в том числе и тюркосов, приходилось по четыре верблюда.

Эти помощники набираются на время движения наймом, с платой по 1 франку в день, преимущественно между родственниками и друзьями спагисов и тюркосов.

Теперь я изложу, придерживаясь отчасти формы рассказа, порядок расположения обоза на месте и некоторые данные о силе верблюдов, их пище, болезнях и проч., собранный мною от начальника обоза и спагисов.

Получив в г. Лагуате все предварительные сведения об организации обоза от директора, я, вместе с ним, рано утром, отправился к месту расположения обоза, в урочище Таунза. Не смотря на ноябрь месяц, погода стояла весьма жаркая. Прямо перед нами и вправо расстилалась безграничная пустыня Большой Сахары, влево виднелся незначительный горный кряж, как бы отделяющий степную полосу (Малую Сахару) от Большой Сахары. Позади остался г. Лагуат с его 23,000 вечно зеленых пальм. По дороге мы встретили несколько значительных стад верблюдов и баранов, направляемых арабами на время зимних месяцев к югу. Летом, когда солнце сожжет в Большой Сахаре всякую растительность, эти арабы возвратятся с своими стадами в более северные районы, ближе к горам, а будущей зимой снова начнут свое бесконечное передвижение то к югу, то к северу...

В нескольких верстах от места расположения обоза, мы были встречены начальником его, заранее предупрежденном о моем намерении посетить обоз.

Подъехав ко мне, он подал руку, поцеловав потом, следуя обычаю арабов, концы своих пальцев. Это был видный мужчина лет пятидесяти, с важным и типичным лицом. Белый национальный бурнус покрывал его форменный офицерский мундир, одна пола бурнуса, ловко закинутая за плечо, позволяла видеть рукав этого мундира с галуном подпоручика 11 и два креста на груди. Свиту его составляли спагисы в своих национальных костюмах, с двустволками поперек седел, и сын, красивый мальчик [284] тринадцати лет. Он ловко сидел на богато убранной, прекрасной лошади и нарочно горячил ее, чтобы показать свое искусство. На случай охоты, один из спагисов держал на руке сокола, а несколько борзых, покрытых попонками, бежало около лошадей. Мы двинулись далее в сопровождении этой живописной свиты и скоро прибыли к месту расположения обоза. Перед нами начиналась обширная солонцовая впадина, служившая некогда дном озеру, а теперь покрытая степными травами гетаф (atriplex halymus) и джель (caroxylon articulatum), особенно любимыми верблюдами за их сочность и солоноватый вкус. На протяжении четырех верст глаз легко различал нисколько групп палаток и пасшихся между ними верблюдов. Каждая из этих групп заключала в себе палатки одного спагиса и палатки четырех подчиненных ему тюркосов с их семействами, родственниками и друзьями. Каждая трупа образовала небольшой дуар 12 (собрание палаток), начальником которого был спагис. Палатки дуара образовывали круг, внутрь которого загоняются на ночь верблюды. Верблюды каждого отделения паслись отдельно. Казенные были перемешаны с собственными верблюдами спагисов, тюркосов и их родственников и отличались только клеймами на боку, плохо, впрочем, видимыми. Население выходило из палаток нам на встречу, причем тюркосов нельзя было отличить от их родственников, не состоящих на службе. Палатки начальника обоза, с палатками его двух братьев, нескольких родственников и служителей образовывали особый дуар. Две палатки самого начальника обоза, составившего себе на службе французов значительное состояние, резко отличались от прочих размерами и богатством. В них помещались его четыре жены с двумя служанками, негритянками. Не смотря на такое значительное количество жен, хозяин их не богат детьми: он имеет всего двух сыновей; старшего мы уже видели, младший, двух лет, прижит с негритянкой служанкой, но считается на [285] столько же законным, как и первый. Старший сын, тринадцати лет, уже имеет двух жен и живет в отдельной от отца палатке. Пока еще он женат фиктивно и в отделении его жен ночуют их матери. Этот ребенок в пятнадцать лет уже может иметь детей.

Описанный нами порядок расположения обоза, совершенно отвечая обычаям арабов, выгоден и для французов. Родственники и друзья спагисов и тюркосов могут доставлять контингент для найма помощников-верблюдовожатых, а несколько сот собственных верблюдов, пасущихся между казенными, всегда под рукой для найма, в случае надобности. В отношении управления чинами обоза, власть директора его, французского офицера, только наружная, действительным же начальником является офицер из туземцев, который, по патриархальным обычаям арабов, управляет не только состоящими на службе спагисами и тюркосами, но и всеми их родственниками и друзьями, живущими при обозе. Офицер из туземцев, совершенно не заметный и приниженный среди общества французских офицеров, которому он чужд по образованию и по понятиям, здесь в степи, среди палаток и верблюдов, является полным хозяином, начальником и часто деспотом. Приказания, отдаваемые им, исполняются бегом; несколько человек бросается принять его лошадь и помочь ему сойти с седла, хотя в последнем он не имеет ни малейшей надобности. Если становится свежо, на него надевают третий, четвертый бурнусы, без приказания с его стороны. При посторонних, даже родные братья не смеют громко смеяться в его присутствии. По окончании еды, большая часть из присутствующих арабов целует ему руку... Я не буду здесь описывать ни палатки араба, ни внутреннего ее убранства, ни оригинальной кухни, которой мы питались двое суток, а перейду прямо к описанию верблюда 13.

Казенный верблюжий обоз состоит из 800 взрослых верблюдов, в числе которых 647 выложенных самцов, 144 самки и 9 самцов, не выложенных, для племени. Приплоду каждый год около 50 верблюжат, которые, по достижении ими четырех лет, начинают употребляться в работу. Все верблюды одногорбые. Каждая самка, средним числом, приносит одного верблюжонка в три года. Период ее беременности продолжается от 12 до 13 [286] месяцев, в продолжение которых она не должна употребляться в работу. Это потеря, времени и значительная смертность между верблюжатами до достижения ими четырех лет, заставляют многих сомневаться в выгодности иметь при стаде обоза самок. Противники их приводят следующий расчет: каждый верблюд-самец, употребляемый на частную работу в продолжение трех месяцев в году (срок, при котором верблюд не изнурится), при дневной плате в три франка, принесет в год 280 франков; отсчитывая из этой суммы 30 франков на личный состав и ремонта материальной части, останется чистый доход 250 франков, окупающий стоимость верблюдов в один год, тогда как самка составляет почти мертвый капитал. При настоящем положении обоза, этот вопрос можно разрешить следующим образом: из ниже приведенного бюджета обоза на 1875 год видно, что от транспортировки частных грузов ожидается прибыль в 8,000 франков, что дает годовую прибыль с каждого из 647 самцов, всего 12 франков 50 сантимов. Считая, что из 50 верблюжат, рождающихся ежегодно, только 20 достигают четырехлетнего возраста, т. е. считая потерю павшими в 60%, эти 20, по их стоимости (250 франков каждый), составят капитал в 5,000 франков, доставляемые ежегодно 144 самками, что дает на каждую 36 франков, не считая еще доход за отдачу их в работу вне периода беременности.

Приблизительные размеры средней величины верблюда, выведенные мною из измерений нескольких, следующие:

Длина корпуса от плеча до хвоста 2 аршина 2 вершка.

Высота без горба 2 аршина 11/2 вершка (т. е. почти равна длине корпуса).

Высота с горбом, при хорошем состоянии верблюда, потому что при дурном, горб падает, 2 аршина 8 вершков.

Длина передней ноги от подъема и длина шеи с головой 1 аршин 5 вершков.

Виденные мною верблюды весьма хорошо содержаны. Каждый из них имеет свой номер, который выжигается у него на боку. Клейма эти, не смотря на их значительную величину, плохо заметны.

Нормальным грузом для средней силы верблюда считается 150 килограммов (9 пуд. 6 фунт.). Наиболее сильные подымают до 200 килограммов (до 12 пуд.) 14. [287]

Для управления верблюдом не употребляется ни узды, ни гвоздя, продетого сквозь ноздри с привязанной к нему веревкой. Сидящий верхом на ненагруженном верблюде направляет его ударами палки по той или другой стороне шеи, а верблюдов нагруженных погоняют сзади, как стадо баранов, предоставляя свободу, есть по пути, находимые ими растения.

Растения, употребляемые в пищу верблюдами, принадлежат к кустарниковым и травянистым. Первые должны предпочтительно употребляться в зимние месяцы, вторые, в особенности альфа, в летние. Хорошее состояние верблюдов много зависит от уменья, до известной степени, разнообразить пищу верблюдов выбором пастбищ, богатых теми или другими растениями. Следующие растения предпочтительно употребляются в пищу верблюдами в степной полосе (Малой Сахаре) и в Большой Сахаре 15.

гетаф

(кустарниковое раст.)

atriplex halymus

Растет на почве солончаковой и имеет солоноватый вкус, любимая пища верблюдов и баранов.

ртем

(бобовое растение)

retama durixi

Разыскивается верблюдицами и козами.

дрин

(травянистое раст.)

arthraterum pungens

Растет на почве песчаной.

бу-гриба

(травянистое раст.)

 

Весьма сочное растение. Растет на почве солончаковой.

джель

(кустарниковое раст.)

atriplex inollix

Растение весьма распространенное. Достигает высоты 1 1/2 футов и в этом виде, почти переставая служить пищей верблюдов, употребляется как топливо.

суид

(кустарниковое раст.)

chenapadina vera

 

шие

artemisia herba alba

Весьма распространенное растение.

альфа

(травянистое раст.)

stipa tenassima

 

Последнее растение, по своей важности, занимает первое место. Покрывая сотни квадратных верст, альфа служить пищей верблюду, лошади, овцам, коровам и козам. Обладая весьма крепким волокном, она употребляется в домашнем быту арабов, для приготовления веревок, корзин, служить постелью и топливом. В [288] последние годы открыта возможность приготовлять из альфы бумагу и вывоз ее за границу, увеличиваясь с каждым годом, превышает теперь 10.000,000 франков в год.

Для поправления изнуренных верблюдов считается хорошим средством отпуск им в продолжение нескольких дней от 2-х до 3-х килограммов овса (от 5-ти до 7-ми фунтов). Верблюжатам эта дача отпускается часто до достижения ими 2-х лет.

Верблюды, по словам начальника обоза, могут без особого изнурения оставаться, без воды в продолжение 8-ми дней, после чего ими выпивается зараз от 30 до 34 литров воды (от 2 1/2 до 3 ведер). Оставаясь без воды от 2-х до 3-х дней, они выпивают от 18 до 20 литров (от 1 1/4 до 1 3/4 ведра). При свежей траве и росе они выпивают меньше обыкновенного, при употреблении в пищу солоноватых на вкус трав, больше.

Болезни верблюдов, наиболее общие, относятся к следующим:

1) Чесотка. Болезнь эта является следствием дурного ухода. Признаки ее: верблюд чешется, худеет и теряет шерсть. Лечение: надо обстричь больные места и мазать их растопленным дегтем, повторяя это лечение от 3-х до 4-х раз. Больные верблюды должны быть привязаны отдельно, так как эта болезнь заразительна.

2) Колики являются у верблюда, если он объелся или опился. Верблюд катается по земле. Лечение: выстригают на животе шерсть длинной и узкой полосой и прожигают ее до мяса раскаленным железом. Это энергическое лечение весьма почитается арабами. При нас лечили раскаленным железом двух верблюдов. Бедные животные, сваленные на землю, страшно кричали, распространяя вокруг себя отвратительный запах, к которому примешивался запах прожигаемой, живой кожи.

3) Волдырь. Арабы полагают, что болезнь эта является от укушения ядовитой мухи. Волдыри не значительны по величине и красного цвета. Лечение: давать внутрь оливковое масло и настой табаку; если болезнь развивается в сильной степени, то прижигать железом, как выше указано.

4) Глубокий нарыв. Является на животе или груди. Если нарыв прорывается внутрь, он причиняет смерть; если в наружу, то верблюд выздоравливает без всякого лечения.

5) Течь из носа. Лечение: прижигают нос, крест накрест, раскаленным железом.

Если верблюд перестал, есть, то это служит (как в походе, так и на месте) лучшим признаком, что он болен. В походе [289] его следует развьючить, вести отдельно и давать каждый день до выздоровления по 2 килограмма (4 фунта 84 золотника) овса. Эту дачу приходится производить до 8-ми дней, в продолжение которых верблюд или будет брошен на дороге, или выздоровеет.

Материальную часть обоза, служащую для похода, составляют вьючные седла, мешки для вьюков, бочонки для воды, ящики для сухарей и различного рода веревки.

1) Вьючное седло состоит из двух частей: шерстяного мешка, набитого альфой и деревянного арчака. Мешок, как хомут, обхватывает горб верблюда; длина его по одной стороне 1 3/4 аршина. Впереди горба к мешку прочно привязан арчак. Он состоит из двух деревянных вилок, скрепленных между собою двумя планками. Высота вилок 1/2 аршина; расстояние между ними 1/3 аршина.

Седло привязывается к верблюду двумя веревками из альфы, которые охватывают живот его: одна у передних и другая у задних ног.

2) Мешки, имеющиеся при обозе в числе 60, приготовлены из верблюжьей шерсти и служат преимущественно для перевозки кофе и соли. Они значительно прочнее мешков из бараньей шерсти. Стоимость каждого мешка 20 франков.

3) Бочонки для перевозки воды хранятся в г. Лагуате в числе 2,000. Они приготовляются в Алжирии преимущественно из дубового дерева, вновь, или переделываются из больших бочек. Каждый бочонок вмещает 4 ведра воды (50 литров 16, весом 3 пуда (50 килограммов)). Вес бочонков от 20 до 25 фунтов (8—10 килограммов). Бочонки установлены под открытым небом (несколько в тени деревьев), рядами, вдоль ирригационной канавы с проточной водой. Они всегда наполнены водой, которая сменяется каждые 6-ть дней, круглый год. (Пустые бочонки, при жарком климате Алжирии, тотчас же рассохлись бы, и прежде выступления в поход потребовалось бы несколько дней для их починки и смачивания). Перемена воды производится по частям. Для этой работы наряжается каждый день команда из унтер-офицера и 16 рядовых. На каждого верблюда грузится по 2 бочонка, которые цепями, прикрепленными к бочонкам, привешиваются к седлу. Чтобы не стирать боков верблюда, под бочонки подкладываются [290] венки из альфы. Вес двух бочонков с водой составляет 7 пудов 10 фунтов (120 килограммов). К этому грузу прибавляют иногда мешок с овсом в 2 пуда (30 килограммов), укладываемый между бочонками.

Расчет требуемого количества бочонков с водою для движения производится по числу дней марша до первой воды. Число пустых бочонков соображается с наибольшим безводным расстоянием. На каждого офицера и солдата рассчитывается в день по 40 чарок (пять литров), на лошадь и мула по одному ведру воды (от 12 до 15 литров). На практике случалось, что солдаты и офицеры нисколько дней сряду получали только по восьми чарок.

Бурдюки (по-арабски, герба) считаются французами менее удобными для перевозки воды, чем бочонки, хотя по нужде и приходилось употреблять их довольно часто. В хозяйстве араба бурдюк составляет неизбежную вещь. Его приготовляют из козлиной кожи, шерстью наружу, а внутри осмаливают. Вода в таком бурдюке сохраняется значительно лучше, чем в неосмоленом.

Бурдюки собираются французами реквизицией, и еще в 1871 году их было взято таким способом от 3,000 до 4,000. Каждый верблюд подымает от 10 до 12 бурдюков. При развьючивании верблюдов, бурдюки должны быть уложены на подстилку из альфы или других растений; положенные прямо на землю, они вытекают.

4) Ящики для сухарей приспособлены для нагрузки по два на каждого верблюда. В каждом помещается 3 пуда сухарей (50 килог.); вес ящика — 25 фунтов (10 килог.). Общий вес двух ящиков с сухарями — 7 пуд. 10 фунт. (120 килог.), т. е. тот же, что и двух бочонков с водой.

Нужно заметить, что здешний верблюд мог бы поднимать два бочонка с водой, или два ящика с сухарями значительно больших размеров, чем существующие, но французы сохраняют эти размеры, потому что одни и те же бочонки и ящики могут служить для перевозки их как верблюдами, так и вьючными мулами.

5) Веревки, употребляемые для вьючения верблюдов, приготовляются преимущественно из альфы. Конец такой веревки в 14 аршин (10 метров) составляет меру, необходимую для навьючивания двух мешков с овсом, кофе, солью и проч. 10 метров веревки из альфы стоят 1 франк. Веревка из альфы, для связыванья ног уложенному верблюду (entraves), считается самой важной и должна быть всегда под рукой, особенно при движении в виду неприятеля. [291]

Если вьючные мешки, бочонки с водой и ящики для сухарей уже приготовлены, то нагрузка ими 500 верблюдов потребует около 20 минут времени. Разгрузка, не считая времени, необходимого для того, чтобы сомкнуть в колонну верблюдов обоза, требует около 10 минут. Отдельно взятого верблюда можно нагрузить и разгрузить в 4 или 5 минут.

Процесс выступления подвижной колонны из Лагуата довольно прост. Известными данными являются: величина колонны, число дней марша, время года и предполагаемый район для действий. По этим данным определяется для отряда количество бочонков с водой, ящиков с сухарями, мешков с овсом, кофе, солью, рисом и проч.; затем, рассчитывается потребное количество верблюдов, считая на каждого по два бочонка, по два ящика или по два вьючных мешка. На каждых 20 верблюдов присчитывается один запасный. Определив потребное число верблюдов, посылают приказание начальнику обоза приготовить это количество к назначенному часу выступления колонны. В приказании проставляется: 1) число верблюдов, нужное под бочонки с водой, 2) под ящики с сухарями, мешки с овсом, рисом и проч., 3) под войсковые тяжести. Начальник обоза пригоняет верблюдов в г. Лагуат за час до выступления и, разбив их согласно полученных сведений на три партии, одну направляет к месту склада бочонков с водой, другую в интендантский склад, где уже должны быть приготовлены для нагрузки, как ящики, так и мешки; третья партия верблюдов, большей частью незначительная, принимает войсковые тяжести. Последние состоят из запасной обуви и мундиров, походного лазарета, офицерских вещей и палаток, офицерской кухни. С движением вперед часть верблюдов из-под бочек с водой и ящиков с сухарями отдается в роты, которые и складывают на них часть ранцев. Мулы отряда несут орудия горной артиллерии, снаряды и патроны для пехоты. Обыкновенно часть патронов, за недостатком мулов, приходится перевозить на верблюдах.

Движение верблюдов разнится в зависимости от того, составляют ли они войсковой обоз, иди отдельный транспорт и совершается ли движение при полной безопасности или в сфере действий неприятеля.

Для примера движения верблюдов, составляющих транспорт, вне опасности от нападения, я приведу порядок перевозки верблюдами казенного обоза муки из укрепления Джельфа в Лагуат [292] (114 верст). Перевозка эта производится подрядчиками, при частном найме верблюдов.

Верблюды делают 228 верст до укрепления Джельфы и обратно в восемь дней, употребляя по четыре дня на каждый конец. Если в транспорте несколько отделений, то каждое следует отдельно. Верблюды, как нагруженные так и не нагруженные, идут свободно стадом, в стороне от дороги и по пути едят 17. Каждый спагис, верхом, направляет путь своего отделения, а тюркосы-верблюдовожатые и их помощники наблюдают каждый за своими 4-мя верблюдами. Между отделениями оставляются интервалы до полуверсты. Если число отделений значительно, то фронт движения составляется из двух, трех и т. д. отделений. При фронте из двух отделений, одно следует по одной стороне дороги, другое по другой.

При предоставлении верблюдам полной свободы на марше для еды, они делают в час по две версты и к концу перехода в 30 верст наедаются досыта; но такой порядок движения чрезвычайно утомителен для верблюдовожатых. Нормальной скоростью верблюдов считается 4 версты в час, причем их приходится несколько подгонять. При этой скорости транспорт верблюдов, начав движение с восходом солнца, например, в ноябре месяце в 6 часов утра, к 1 часу пополудни уже придет на ночлег, сделав 28 или 30 верст.

Придя на ночлег, часть верблюдовожатых отдыхает и варит себе пищу, но другая должна пасти развьюченных верблюдов до заката солнца, так как, при скорости движения по 4 версты в час, они наедаются только в половину.

По закату солнца верблюдов собирают в каре и укладывают, связывая одну из передних ног веревкой из альфы (entraves), причем верблюд не может подняться (верблюд, ложась, подгибает [293] под себя как передние, так и задние ноги); более беспокойным связывают обе передние ноги.

Никаких привалов при движении верблюдов не требуется.

Если верблюды идут не нагруженными, то верблюдовожатым предоставляется право садиться на часть из них верхом.

С павшего на пути верблюда, вьюки перекладываются на более сильных или запасных, а шкура должна быть снята и представлена, по возвращении, к месту расположения обоза. Эти шкуры продаются с публичного торга от 15 до 100 франков каждая.

Мясо верблюда, если он паль, например, от усталости, частью съедается верблюдовожатыми на ночлеге, частью, разрезанное на ломти, высушивается на солнце и составляет их провизию для дальнейшего движения.

При движении верблюдов с колонной войск, вне опасности от нападения, они следуют с боку колонны, или сзади, в пяти или восьми верстах от хвоста. При войсках оставляется только часть верблюдов с водой, необходимой для дневной раздачи, и верблюды с офицерскими вещами. Обоз из 1,000 верблюдов растягивается иногда до четырех верст. Порядок движения верблюдов, составляющих обоз при войсках, тот же, который выше указан для транспорта. Разница только в интервалах между отделениями, которые, в первом случае, менее значительны. Каждое отделение, по возможности, несет однородный груз, например, первое — бочонки с водой, следующее — ящики с сухарями; войсковые тяжести составляют особое отделение и т. д. Время выступления верблюдов соображается со временем выступления войск. В жаркое время войска, сделав до наступления жары большую часть перехода, часто останавливаются на привале, от девяти часов утра до четырех пополудни. В этот промежуток времени верблюды, следуя без привала, перегоняют войска и приходят на ночлег первыми.

Если нет опасности от нападения, верблюды составляют для ночлега особое от войск каре, в котором каждое отделение имеет свое место. Внутри каре разбивается палатка начальника обоза.

Разгрузив верблюдов, их пускают пастись до заката солнца, после чего укладывают, связывая им, как выше указано, ноги. Верблюдов можно пасти и при лунном свете, если они прибыли на ночлег слишком поздно.

Если движение совершается в сфере опасности от нападения, верблюжий обоз помещается внутри колонны. В каждом отделении верблюды сгоняются возможно теснее. Фронт составляется [294] обыкновенно из двух отделений, между которыми, как и между сзади идущими, оставляется интервал в пять сажен. 1,000 верблюдов, построенных таким образом, занимают на месте 20 сажен по фронту и 75 сажен в глубину. В движении эти размеры значительно увеличиваются. Отряд двигается в каре, имея по фронту, смотря по величине отряда, одну, две, три роты во взводных колоннах. Стороны колонны составляются каждая из нескольких рот, тоже во взводных колоннах, следующих одна в затылок другой, с такими интервалами, чтобы простым захождением направо и налево можно было построить достаточно сильные фронты к стороне противника. Задний фас каре составляется, как и передний, из нескольких рот пехоты во взводных колоннах, к которыми придается иногда одно или два орудия.

Если нападение ожидается только с фланга, то верблюды иногда следуют с боку колонны, на стороне безопасной (относительно) от нападения, и в этом случае защита их возлагается преимущественно на кавалерию отряда.

При нападении отряд останавливается, и верблюды тотчас же должны быть уложены и связаны. В противном случае несколько попавших пуль и крики атакующих арабов произведут беспорядок между верблюдами, которые в панике могут прорвать каре 18.

На ночлег верблюды располагаются, в общем, каре с войсками, причем верблюды с войсковыми тяжестями укладываются близ рот, тяжести которых они несут, чем выигрывается время для их нагрузки при выступлении на другой день.

Заканчивая этим очерк организации верблюжьего обоза и его употребления, я перейду к определению ежегодной его стоимости.

По бюджету обоза, составленному на 1875 год, приход и расход его, по опыту предшествовавших лет, должны быть следующие 19:

Приход:

1. За продажу кож палых верблюдов ожидается (при стоимости кож от 15 до 100 фр. каждая)

800 фр.

2. От продажи шерсти верблюдов ожидается (шерсть стрижется верблюдовожатыми. С каждого верблюда самца они обязаны представить 1 фр. и с самки 1 фр. 50 сант. в год)

700

3. От транспортировки частных грузов ожидается

8,000 [295]

4. С войск за верблюдов, имеющих быть взятыми в экспедиции, ожидается (войска не выходили в экспедиции уже три года и эта статья чисто гадательная)

30,000

Всего ожидается прихода

39,500 фр. (9,875 руб.).

Расход:

А) Расходы на администрацию обоза:

 

1. Добавочное содержание директору

600 фр.

2. На канцелярские расходы

400

3. Добавочное содержание писарю (французу из военных песен)

270

4. Наем писаря из арабов (по безграмотности начальника обоза, офицера из туземцев)

360

5. Расходы по клеймению верблюдов

80

6. Для раздачи премий верблюдовожатым, лучше других сохранившим верблюдов

500

Б) Расходы, в случае движения колонны:

 

1. На наем помощников верблюдовожатых

2,000

2. Потери за время экспедиции

1,000

В) Покупка новых верблюдов; ремонт материальной части:

 

1. Покупка новых верблюдов, по 250 фр. каждый

25,000

2. Покупка веревок

800

3. Покупка вьючных седел, каждое по 10 фр.

3,000

4. Покупка мешков из верблюжьей шерсти, по 20 фр. каждый

900

5. Покупка овса для больных верблюдов

750

6. Покупка дегтю (как лекарства)

600

Всего ожидается расхода

36,860 фр. (9,215 руб.)

Согласно этого бюджета, в 1875 году ожидается, по-видимому, остаток в 2,640 франков. Подобный расчет не вполне правилен, так как, с одной стороны, в бюджет вошли 30,000 франков, совершенно гадательно ожидаемых от экспедиции, равно как и расход в 3,000 франков на наем помощников-верблюдовожатых и потери во время ожидаемого похода; с другой стороны, 25,000 франков составляют экстраординарную издержку на покупку 100 верблюдов. За исключением этих статей, годовой доход обоза получится в 9,500 франков, а расход в 8,860 франков и остаток в 640 франков.

Имея в виду подобный бюджета, как составители нормальной организации, так и начальники существующего обоза, первым доводом относительно его полезности ставят то, что он ничего не стоит казне. При этом, стоимость личного состава обоза упускается из виду на том основании, что как спагисы, так и тюркосы обоза считаются только откомандированными от своих частей и получают содержание не из сумм обоза, а из полковых. [296]

Такой взгляд нельзя признать правильным. Как спагисы, так и тюркосы, состояние при обозе, совершенно потеряны для своих частей, а последние, как мы видели выше, только считаются солдатами, в действительности же не получили ни малейшего военного образования. Поэтому, для получения точного результата относительно финансовой стороны разбираемого вопроса, мы присчитаем стоимость их содержанья к прочим расходам на администрацию и материальную часть обоза.

Денежное содержание 2 офицеров

5,400 фр.

Стоимость отпускаемого им овса

450

Денежное содержание 12 спагисов

8,592

Стоимость отпускаемого им овса

2,300

Денежное содержание 48 тюркосов

17,588

Годовая стоимость отпускаемого им натурой хлеба, кофе и сахара (считая дневную стоимость этих продуктов на одного человека в 25,5 сант.)

3,984

Всего, личный состав обоза обходится в

38,314 фр. (9,578 руб.).

Эта цифра, за исключением вышеприведенного остатка в 640 франков, и составить действительный годовой расход казны на содержание верблюжьего обоза.

Изложение исторической стороны рассматриваемого в настоящей статье вопроса и разбор организации, действительно существующей, дают возможность сделать следующие выводы:

1) Постоянный верблюжий обоз выгоднее временного, набираемого реквизицией, с поденной платой, существующей при свободном найме.

2) При отсутствии постоянного казенного обоза, для продолжительной экспедиции выгоднее составить обоз покупкой верблюдов, чем наймом.

3) Военные экспедиции против номадов составляют цель, для которой должен существовать верблюжий обоз: они же могут давать и средства для сформирования и ремонтирования казенного обоза путем контрибуций.

4) Личный состав казенного обоза должен быть постоянным, должен отвечать за хорошее состояние и целость верблюдов в мирное время, а в военное, кроме того, служить конвоем обозу.

5) Казенный верблюжий обоз, служа в мирное время целями интендантства и торговым, может окупать содержание администрации, материальную часть и более иди менее стоимость личного состава обоза. Что же касается продовольствия верблюдов, то оно ничего не стоит, как на месте, так и в походе.

Не имея намерения сравнивать организацию наших верблюжьих [297] обозов в Туркестане с французской в Алжирии, я позволю себе высказать, что наши обозы находятся еще, так сказать, на первых ступенях того длинного ряда опытов, которые уже окончены французами. Результат этих опытов есть, как мы видели выше, изложенная в настоящей статье организация постоянного верблюжьего обоза в г. Лагуате.

Выгоды иметь подобный обоз общи, как для Алжирии, так и для Туркестана. В настоящее время можно указать даже на пункт, где эта организация может быть применена с наибольшей пользой. Войска Петро-александровского укрепления (в Амударьинском отделе) вынуждены делать постоянные экспедиции против туркменов. Мы уже имеем в этом вновь созданном нами укреплении род подвижной колонны, соответствующей подвижными колоннами французов в Алжирии; прибавив к ней постоянный верблюжий обоз, мы ее сделаем еще более подвижною. Личный состав этого обоза может быть набран из верных нам киргизов, неприязненных туркменами.

Капитан А. Куропаткин.

г. Алжир.
6-го декабря 1874 года.


Комментарии

1. Статья эта составлена мною по сведениям, полученным от начальника «бюро арабов» в г. Медея (историческая часть), по расспросным сведениям, полученным в г. Лагуате от офицера, заведующего обозом и по моим личным наблюдениям на месте расположения обоза, в урочище Таунза, в 30-ти верстах от г. Лагуата. Никаких печатных исследований по этому вопросу я не нашел.

2. Выгоды, доставляемые в степи верблюжьим обозом, общи как для французов в Алжирии, так и для нас в Туркестане.

3. Эти недостатки одинаково относятся и к нашим временным верблюжьим обозам в Туркестане.

4. Полки тюркосов, как и полки спагисов, комплектуются, при самом ничтожном кадре французов, туземцами, по добровольному найму.

5. Рационные деньги составляют специальную прибавку для офицеров алжирских войск. В зависимости от чина, офицеры имеют право на получение, как на месте, так и на походе, нескольких полных солдатских рационов из хлеба, мяса, овощей, кофе и пр. Офицеры в кавалерии, до капитана включительно, получают два таких рациона, майоры — три, подполковник и полковник — по четыре. В мирное время, вместо припасов (по их стоимости), выдаются деньги.

6. 1 килограмм равняется 2 фунт. 42 золотникам.

7. Лошади в Алжирии, за недостатком сена, получают большей частью солому.

8. При получении спагисами натурой хлеба 750 граммов (1 ф. 80 зол.), кофе 16 гр. (37,5 зол.), сахару 21 гр. (49 зол.), они, вместо 44 сант., получают только 18,5 сант.

9. В кассе эскадрона предварительно должен быть составлен из этих денег запасный капитал в 200 фр. (masse normale), который выдается на руки только по выходе в отставку.

10. На первоначальное обзаведение одеждою на каждого тюркоса отпускается 100 франков, но как тюркосы-верблюдовожатые сохраняют свою национальную одежду, то деньги эти хранятся полностью в кассе и выдаются при отставке.

11. Чины Французских офицеров обозначаются на мундирах числом галунов на рукавах.

12. Первую и самую важную ступень в социальном быту арабов составляет дуар (reunion de tentes en cercle), который заключает в себе одно или несколько семейств с их родственниками и друзьями. Начальником дуара становится старший по летам или наиболее влиятельный. Несколько дуаров образуют ферк (отделение), начальник которого называется шейке. Несколько ферков (иногда и один) составляют трибю, в главе которого стоит каид. Каиды выбираются французским начальством. Шейки выбираются каидами, но утверждаются в должностях тоже французскими властями. Должность начальника обоза по этой иерархии отвечает должности шейка, с тою разницею, что начальник обоза прямо назначается французскими властями и не знает над собой начальства из туземцев.

13. Многие подробности из жизни арабов войдут в статью «Месяц в Малой Сахаре», которую я предполагаю составить по своим путевым запискам.

14. В Туркестане мы имеем преимущественно двугорбых верблюдов, которые, по своим размерам и по силе, превосходят алжирских. Для нашего верблюда, хорошо содержанного и средней силы, нормальным грузом считается от 14 до 16 пудов.

15. Растения эти, частью собранные мною на месте расположения обоза, обязательно пополнены и классифицированы г. Транпе, в г. Лагуате.

16. Бочонки не вполне одинаковой величины; а именно, вмещают в себе от 48 до 54 литров, но, при вычислениях потребного для отряда количества воды, они всегда принимаются за равные.

17. У нас в Туркестане каждый верблюд имеет продетый сквозь ноздрю деревянный гвоздь, с привязанной к нему шерстяной веревкой. Нагруженные верблюды двигаются рядами, причем каждый привязан вышеупомянутой веревкой к предыдущему. При этой системе, верблюды не могут кормиться по пути, и остановка одного, вынуждает остановить весь ряд. Зимой 1867 года, из укрепления Яны-курган был выслан небольшой отряд для рекогносцировки гористой местности между укреплением Яны-курганом, деревней Кара-мазаром и укреплениями Замином и Джизаком. Находясь при том отряде, я видел многих верблюдов, падавших на подъемах и спусках, и обрывавших себе или ноздри или веревки, которые, к счастью, не очень прочны.

18. Наши верблюды в Туркестане, привязанные один к другому в каждом ряде, более гарантированы от беспорядка во время нападения, чем при системе Французской, принятой в Алжирии.

19. Цифры бюджета сообщены мне директором обоза в г. Лагуате.

Текст воспроизведен по изданию: Очерки Алжирии. Верблюжий обоз // Военный сборник, № 2. 1875

© текст - Куропаткин А. Н. 1875
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Кудряшова С. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Военный сборник. 1875