БОГДАНОВИЧ

АЛЖИРИЯ

2. ФРАНЦУЗСКИЕ ВОЙСКА В АЛЖИРИИ.

(Извлечено из неизданного сочинения Полковника Богдановича: Алжирия).

Французская армия, находящаяся в Алжирии, [409] состоит из собственных Французских войск, посылаемых на время в эту страну, из иностранных, либо Французских войск, сформированных исключительно для Алжирской войны, и из природных жителей. Не входя в подробности организации Французской армии, ограничусь некоторыми замечаниями, относящимися собственно к войскам, действующим в Алжирии.

Пехота. Этот род войск состоит: во 1-х, из линейных и легких полков, (которых число изменяется беспрестанно); они вооружены одинаково и обучены равномерно действию в рассыпном строю; во 2-х, из стрелковых баталионов, называвшихся до Февральской революции Орлеанскими (chasseurs d’Orleans) и в 3-х, из войск, сформированных исключительно для службы в Алжирии. Стрелковые баталионы, (которых в Алжирии пять), вооружены винтовками двух родов: тяжелыми (grosse carabine) и легкими (carabine ordinaire). В каждом баталионе, семь рот вооружены легкими и одна тяжелыми винтовками: для легких винтовок, идет на фунт 19, а для тяжелых — 10 пуль. Последние стреляют с достаточною верностью на значительное расстояние (до 800 шагов), и потому, не смотря на большую тяжесть свою, предпочитаются легким. Для рукопашного боя, примыкается к винтовке, вместо штыка, [410] особого рода оружие (sabre poignard), в виде ятагана, которым можно и колоть и рубить. Пехота, назначенная исключительно для ведения войны в Алжирии, состоит из полка Зуавов (Zouaves) (3 баталиона), 3-х баталионов туземных стрелков (tirailleurs indigenes), 3-х Африканских легких баталионов (bataillons d’infanterie legere d’Afrique) и иностранного легиона (legion etrangere) в составе 6-ти баталионов. Зуавы и туземные стрелки вооружены одинаково со всею французскою пехотою и отличаются от нее только одеждою, состоящею из чалмы, куртки и широких шаравар. Зуавы комплектуются преимущественно французами, а туземные стрелки — природными жителями, за исключением, однако же, офицеров и унтер-офицеров. Как те, так и другие войска отличаются ловкостью, храбростью, способностью к действиям горной войны и к перенесению зноя и усталости. При нападении Герцога Омальского на Смалу, в 1843 году, Зуавы прошли около 100 верст в 36 часов, не смотря ни на жаркое время года, ни на недостаток в воде, который они терпели в продолжение этого необыкновенного марша. В числе прочих выгод, доставляемых Зуавами, должно заметить, что служба в этих войсках облегчает офицерам изучение Арабского языка. [411]

Африканские легкие баталионы состоят из штрафованных солдат и отличаются дурною нравственностью, помрачающею самую их храбрость.

Первый из иностранных легионов был формирован, в начале войны, из выходцев различных наций; эти войска, известные более склонностью к грабительству, нежели военными подвигами отосланы были в Испанскую армию Королевы Христины. Другой иностранный легион, сформированный в 1836 году, был укомплектован впоследствии до 5 тысяч человек.

Кавалерия. Регулярная кавалерия Французской армии, действующей в Алжирии, состоит, кроме нескольких полков, присылаемых из Франции на более или менее продолжительное время, из 4-х конно-егерских полков (chasseurs d’Afrique) и 3-х полков регулярных Спагов. Африканские конные егеря, большею частью, старые солдаты, на Арабских конях, составляют лучшую часть Французской кавалерии и отличаются мужеством; что же касается до Спагов, то они уступают конным егерям в практическом образовании, но приносят армии так же большую пользу. Как все нижние чины в Спагах, за исключением унтер-офицеров, набираются из жителей страны, то они весьма способны к наблюдению за туземными племенами 10 Спагов пройдут с успехом туда, куда было бы опасно послать 50 Французов. — К тому [412] же, эти всадники, привычные к наездничеству почти с самого детства, сметливы, ловки, способны к перенесению усиленных трудов, и, вообще, соединяют в себе некоторые свойства ваших казаков, хотя, по мнению опытных военных людей, они далеко уступают линейным казакам, в проворстве и смелости. Африканская фантазия есть только слабое подобие Кавказской джигитовки.

Артиллерия, употреблявшаяся в экспедициях, в новейшее время, состояла из весьма легких горных гаубиц 12-ти фунтового калибра; только в сражении при Исли, употреблена была полевая батарея. Под каждую гаубицу полагается два мула, которые впрягаются гусем; в тех же местах, где нельзя провезти орудий, они переносятся на вьюках, отдельно от своих лафетов; как вес орудия, так и вес лафета не превосходят каждый 200 фунтов. В первых походах, часть зарядов, возимых при орудиях на особых вьюках, состояла из картечных гранат; но действие их оказалось мало удовлетворительным. В настоящее же время, за каждою гаубицею следуют три вьючные мула с 6-ю зарядными ящиками, из которых в каждом находится по 7-ми зарядов с гранатами и по одному с картечью, итого 48 зарядов на орудие. У нас, на Кавказе, соразмерность числа картечных зарядов более, что [413] очевидно доказывает превосходство, в нравственном отношении, наших неприятелей над Арабами. На каждую гаубицу полагается 1 фейерверкер, 7 № прислуги и пять ездовых, итого 13 человек; а на батарею, состоящую из 6-ти орудий (По новейшим известиям, батареи, находящиеся в Алжирии, переформированы в 8-ми орудийный состав.), 3 офицера, 78 нижних чинов и 30 мулов. Для снятия с вьюков орудия и лафета, постановки орудия на лафет и открытия пальбы, требуется не более двух минут. — Кроме полевых и горных батарей, существуют еще: резервные батареи, понтонные, варочные, арсенальные и рабочие роты.

Инженерные войска, посылаемые на время из Франции в Африку, состоят из саперных, минерных и рабочих рот.

Кроме того, в составе армии находятся: 1) жандармские команды; 2) арестантские роты; 3) национальная гвардия; 4) различные ополчения.

Число регулярных войск вообще, в некоторые из периодов войны, простиралось до 100 тысяч; в настоящее же время, оно гораздо менее.

На счет духа войск, можно заметить, что армия, отправленная в Алжирию в 1830 году, по свидетельству очевидцев, отличалась пылкою храбростию и жаждою славы более, нежели [414] постоянством и способностью к перенесению трудов и лишений. Впоследствии — продолжительная война образовала войска и выказала дарования многих отличных военных людей; правда, что в числе офицеров было много таких, которые являлись в армию единственно с тою целью, чтобы сделать карьеру, либо получить крест Почетного Легиона, тем не менее, однако же, Французские войска, ныне действующие в Алжирии, — по свидетельству иностранцев беспристрастных судей, в этом деле, — отличаются презрением опасностей и безропотным перенесением бедствий, сопряженных с войною, чему предложим примеры при изложении действий. Французские офицеры, так сказать, проникнуты чувством уважения к военному званию, проявляющегося как в обыкновенных, так и в самых решительных случаях. Когда, в 1837 году, назначено было штурмовать Константину, Ламорисьер с своими Зуавами находился вблизи Герцога Немурского, выжидавшего с часами в руке роковой минуты — семи часов утра; как только настала она, то Принц, обратясь к Ламорисьеру, вместо приказания — идти на штурм, сказал: «предоставляю на вашу волю, Полковник», (Quand vous voudrez, Colonel!) в ответ на что, Ламорисьер выхватил саблю и повел Зуавов на брешь Константины.

Не смотря на уверения некоторых туристов [415] и, в числе их, Генерала Деккера, посетившего Алжирию в 1842 году, о строгости дисциплины во Французской армии, действующей на севере Африки, самые факты доказывают противное. Не говоря уже о легких Африканских баталионах, в которых самое множество преступлений влечет за собою безнаказанность, и прочие части войск, по сознанию самого Деккера, не чужды больших беспорядков.

Продолжительная война доставила Французам возможность приспособить обучение войск к образу действий. Пехота преимущественно обучается действиям в рассыпном строю, стрельбе в цель и атакам в развернутом строю, имеющим достаточную силу в бою против Арабов и Кабилов, которые действуют вразсыпную без резервов. Подобным образом, от здешней кавалерии требуется только то, что необходимо в бою против туземцев; атаки всегда производятся в развернутом строю; атака же в колонах, на больших дистанциях, считается исключением. Французские конные егеря, которым доводится часто обмениваться пулями с Арабами, обучаются прилежно стрельбе из карабинов. — Артиллерия действует очень ловко, переходит без затруднения через скалы и овраги, и отличается, как быстротою движении, так и меткостью стрельбы. Инженеры имеют много дела, но деятельность их, довольно [416] однообразная, ограничивается устройством дорог, укреплением постоянных лагерей и приведением в оборонительное состояние вновь занимаемых пунктов. Генеральный Штаб занимается съемками, составлением Карт и мемуаров и принимает весьма деятельное участие во всех экспедициях (Decker II. S. 49-52.).

Текст воспроизведен по изданию: Французские войска в Алжирии. (Извлечено из неизданного сочинения полковника Богдановича: Алжирия) // Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений, Том 79. № 315. 1849

© текст - ??. 1849
© сетевая версия - Тhietmar. 2016

© OCR - Иванов А. 2016
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ЖЧВВУЗ. 1849