Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

С. Conti Rossini. Gli atti di abba Yonas. Rendiconti d. R. Accad. dei Lincei. S. V, vol. XII, p. 177-201; 239-262, — После введения (pp. 177-186) автор дает текст жития по найденной им рукописи в церкви в Baraknaha, и перевод пяти извлечений, наиболее важных в историческом отношении; приложен указатель собственных имен. Текст дается исключительно по найденной издателем рукописи; другая, находящаяся в Брит. Муз., не принята в соображение. Введение дает исторический комментарий к житию, причем автор сообщает в примечаниях собранные им на месте предания и легенды, имеющие отношение к теме и эпохе жития. Эта часть его труда особенно ценна для ученых, громадное большинство которых имеет возможность изучать христианскую Эфиопию только по книгам. — Житие преподобного Ионы написано на 38 f f.; по почерку может быть отнесено к началу XVI в., и таким образом немногим моложе времени жизни святого, который жил 1396 (56 г. «милости») — 1491. Родившись в поселении Хагара-Маскаль в области Бур на с. Абиссиния, он пас стада и при этом научился от Ангелов псалтири; потом ушел в монастырь Дабра-Сина, где был настоятелем его дядя Дамиан. Постригшись 14 лет, он начал обычные в эфиопских житиях аскетические подвиги и хотел уйти в Дамот, избегая славы и близости родных, но вернулся, вняв внушению свыше. — Получив сан иеромонаха, он стал проповедовать в области Асам, Сараве, Пала, основал монастыри: Дабра Дехухан, Дабра Сахль, Дабра-Габриэль, творил чудеса, защищал угнетенных. Многие прибегали к его помощи и веровали в его молитву; князья при его духовном содействия одолевали мусульман. Умер в глубокой старости (96 лет) в Дабра Дехухан 16 магабита (12 марта). — Житие, написанное сжатым языком, не изобилующее риторическими тирадами, содержит несколько данных, важных для историка. Преподобный Иона был евстафианец, следовательно — представитель третьего поколения этого своеобразного движения и свидетель его примирения с официальной церковью. Об этом мы читаем в тексте жития следующее (f. 13 v.): «Когда он был в области Бур и учил до Анба-Санайт, наступил великий пост. Он вернулся в область Бур и пришел к монастырю по имени Баркенаха, где были мощи 150 праведных — это была его обитель. Он заперся здесь в затворе, никто не входил к нему и не видел лица его, кроме двух учеников. Пред началом этого года царь Зара-Якоб позвал чад Maкаба-Эгзиэ, чтобы согласиться с митрополитом относительно устава, и [372] чтобы митрополит стал чтить субботу, а чада Макаба-Эгзиэ приняли священников, ибо они отвергали их. И явились к отцу нашему Ионе посланные от небура-эда Нова и сказали: «немедля иди ко вратам царя и не разлучайся от братьев твоих, ибо царствует царь, который благоволит к уставу вашему». Услыхав это, он собрал монахов и сказал им: «если мы пойдем, будет лучше. Но одно пугает меня: если царь скажет: «берите вещи», как нам взять их даром? И как нам отвергнуть их, если наши братья возьмут — ведь могучее царское слово! Поступим так. Я слыхал, что в такой-то местности есть страусы. Возьмем их и дадим в благословение царю, чтобы не взять даром его вещей. Отнесите к небура-эду Нову и, что он скажет вам: «делайте». И они отнесли (страусовые перья), как он сказал им, и тот им сказал: «отдайте авве Габра-Крестосу, ибо он мамхер-мамхеров и в чести у царя». Они отнесли к авве Габра-Крестосу и передали, как дар царю. И зимовали там и согласились в уставе с митрополитом чада Макаба-Эзгиэ, чтобы принять священников, а митрополит — чтобы чтить субботу». — Таким образом аксумский небура-эд является как бы предстоятелем северной Абиссинии, а Габра-Крестос — «мамхером мамхеров» евстафианского братства. В другом месте жития говорится (f. 10-12), что этот Габра-Крестос настоятельствовал в главном монастыре евстафиан Дабра-Марьяме, основанном, по житию Евстафия, монахами, вернувшимися из «Армении»; он называется также «Макана-Абсади», по имени главного ученика Евстафия. Авторитет Габра-Крестоса виден напр. из того, что ему доносят на Иону клеветники, и он считает необходимым расследовать дело. — Из нежелания Ионы принимать от царя подарки автор заключает о том, что евстафиане неохотно заключили примирение. Мне представляется более простым привести на память заветы основателя Евстафианства о нестяжательности и независимости монахов от мирских благодетелей (См. наши «Исследования», стр. 161, 319, 347 (f. 54) и др.), необходимости жить «трудами рук своих». — Сам Иона не присутствовал на соборе: может быть этот собор имеется в виду в другом месте жития (f. 24 v.), где один из учеников Ионы на вопрос макванена Габра-Берхана, почему он пришел из Сараве, говорит: «царь созвал всех мамхеров эфиопских, и я прибыл сюда вместо моего мамхера, ибо он стар и не может идти». — Интересны сведения, сообщаемые житием об отношениях Абиссинии к востоку. Здесь на берегу моря сидели, как известно, мусульмане («псы-арабы») под номинальным начальством Сеюма-бахр («наместника моря»); они делали постоянные набеги на христиан. В житии приводится несколько случаев спасения Ионой из плена мужчин в женщин, уведенных в Массаву (Meswa’) и Дахлак, а также упоминаются войны христиан с мусульманами. Так, уже [373] упомянутый нами Габра-Берхан предводительствует неудачной экспедицией против Адаля, предпринятой по повелению царя, попадает в плен и чудесно спасается из него Ионой. Conti Rossini весьма правдоподобно относит эту экспедицию к царствованию Александра и к 1480 г. — В другой раз макванен Сараве Белен-Асгада воюет с неверными, и Иона, к которому он приходит пред походом за благословением, является среди битвы на белом коне, и решает исход ее (f. 33-34). — Из хроники Зара-Якоба было известно, что этот царь устраивал в различных областях, между прочим и в Сараве, военные поселения (Perruch. Chron. р. 47) из своей армии «чава». Житие Ионы действительно упоминает о появлении этих чава у местности Selma (f. 22 v.) и ужасе, который оно произвело среди населения: «вострепетала земля и смутились живущие на ней». Жена священника Татамка-Мадхена Физаба спрашивает у ученика Ионы: «оставили землю все жителя и разбежались в ужасе куда попало; я с мужем и сыновьями осталась одна, и мы хотим также оставить эту землю». Святой успокоил их, и солдаты оказались к ним почтительны. Conti Rossini сообщает, что до сих пор в этих местах есть население, возводящее себя к этим воинам и даже считающее себя происходящим из царского рода. Он приводит интересные легенды. — Не будем останавливаться на других, более мелких данных жития; уже из сказанного можно видеть, что, несмотря на скромный характер жизни и деятельности подвижника, даже не игравшего видной иерархической роли, памятник интересен в историческом и бытовом отношении.

(пер. Б. А. Тураева)
Текст воспроизведен по изданию: N. Conti Rossini. Gli atti di abba Yonas. Rendiconti d. R. Accad. dei Lincei. S. V, vol. XII, p. 177-201; 239-262 // Византийский временник, Том 11. 1904

© текст - Тураев Б. А. 1904
© сетевая версия - Тhietmar. 2010
© OCR - Karaiskender. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Византийский временник. 1904