Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ПОЛНЫЙ ПЕРЕВОД ЖИТИЯ ПРЕПОДОБНОГО ЕВСТАФИЯ

(по рукописи Orient. 705 Британского Музея).

Во Имя Бога Отца, Ветхого денми, Предвечного существом, /f. 3/ Страшного страшных по владычеству своему, Высшего высших по царству своему, Которого вид белее снега и одеяние святыни светлее солнца, из-под престола Которого исходит глас Херувимов для восхваления Его, стены дома Которого воздвигнуты из огня, пол сам огонь, а покров — течение звезд и молнии, Которому поклоняются тысячи и мириады мириад ангелов, святыни святых, которые приближаются к нему, не отступают день и ночь от него, и не удаляются. И во имя Бога Единородного Сына, Которого шествие в совершенстве и трепете, лицо — аки зрение молнии, и аки Фарсис тело Его; и очи Его страшны, аки свещи огненны; мышцы Его и голени аки медь блестящаяся (Дан. 10,6); одеяние пророчества — Его украшение и золото эфазское — пояс Его. Он — Слово Отчее, и Слово Свое, и Слово Утешителя Он Единый, ибо Он — Слово Божие совершенное. И во имя Бога Утешителя, завершения Троицы неслитной Сей есть Дух Отца и Сына, и Дух Себя Самого, не нагий престола, Свет окружает Его, как радуга в дождливое время; Его вид, как молнии и как глас вод многих, и как шум от множества войск. Шум колесницы Его в трепете; дух пророчества тонкий, летавший позади Иезекииля, не видимый очами смертного. Солнце светлое, сияющее в сердцах верных, страшный поток огня, изливающийся в уста старцев и детей. /v/ В род и род слава Его непреходящая. В сие имя Отца и Сына и Св. [296] Духа я крестился от юности. Сие есть одеяние веры, трижды сотканное во Иордане, сие есть шлем спасения с тремя рогами. Ему я служу и трижды обоняю Его благовоние. Вера моя в Него тверда; я опираюсь на древо Креста Его. Ему слава и благодарение на земле и на небесах, устами людей и Ангелов и устами всей твари, во веки веков Аминь.

Начинаем с помощью Бога Господа нашего Иисуса Христа писать подвиги блаженного и святого Евстафия, девственника избранного и чистого; пророка великого, зрителя тайных, иерея жертвенного, осоленного солью божественною, которого не коснулась нечистота греховная, как Моисея законоположника и Илии, ревнителя закона Господа Савваофа, восшедшего на небеса на колеснице огненной, учителя закона, как Петр, которому даны ключи Царствия небесного, наставника, подобного Павлу, благовонному устнами, и облекшегося в ангельский образ подобно Антонию и Макарию. Молитва его и благословение его да будут с возлюбленным его Ионафаном и со всеми чадами крещения во веки веков. Аминь.

И сего святого отец был из рода князей (makuanen) вельмож, которые от восток солнца, по имени Крестос-Моа; имя матери его Сена-Хейват. Оба они были праведны и богобоязливы и любили /f. 4/ странных. И Христос Моа, отец его, собирал в городе старцев, которые были без помощи, а стариц и вдовиц убогих, у которых не было мужей, угощала Сена-Хейват, его супруга, пищей и питьем. И они кормили голодных и пребывали в законе чистого брака, и не знал Крестос-Моа другой женщины, кроме нее, и Сена-Хейват, жена его, не знала другого мужчины, кроме своего мужа. И они жили много лет, не имея детей. И Сена-Хейват плакала много ради неимения детей. И она давала обеты Богу, и молилась, и просила сокрушенным сердцем со многими слезами, и говорила: «дай мне, Господи, сына, который сотворит плод правды, дай мне, Господи то, что утешит печаль мою и возвеселит сердце мое». И дошел обет ее до Бога Савваофа. И скорбь сердца ее изменилась на радость, а слезы обратились в веселье. И послан был к ней архангел Михаил от Бога и сказал ей: «родишь чадо чистое и святое, и будет оно спасением для многих своим учением; будет толковать писания пророков и объяснять закон апостолов, и своими учениями умудрит неразумных, источив реки премудрости и ведения из двух сосцов духовных — из Моисея мед и из Евангелия млеко ведения, которое без порока, которое не колеблет пьющего от него и не пьянит соблюдающего его, не повергает следующего стезям его. И сохраняющий глас и учения его [297] получит живот вечный, и соблюдающих учения его я сохраню от искушения. А те, которые будут противиться учениям его, будут как песок площади, который разносит ветер, которого не узнают места и не /v/ находят следа». И когда Сена-Хейват увидала Ангела Господня, говорившего с нею, испугалась и трепетала от великого ужаса его. Ибо крылья его были огнь горящий и пылающий, и лицо — в пламени сильном, и одеяние — угли. И начал он говорить с нею кротко о младенце, который родится от нее. И он удалил от нее страх и обрадовалось сердце ее, когда она услыхала слово Ангела Божия, и утешилось помышление ее от печали. И рассказала она мужу своему Крестос-Моа, как благовествовал ей Ангел чистый Архангел Михаил о младенце, который родится от нее. И сказал ей Крестос-Моа: «я раньше узнал о младенце, который родится от нас: он будет обитель Святого Духа. И будет изобильна в нем премудрость, и будет он тверд в вере и совершен в милости». И спустя немного дней зачала Сена-Хейват, жена Крестос-Моа, и родила прекрасного младенца, согласно благовествованию честного Архангела Михаила. И младенец, когда сосал молоко матери своей, поднимал глаза и славил Бога и хвалил Его, и удивлялась этому мать его. И говорила она: «не было и не будет такого младенца: не говоря, подобно людям, он хвалит и поет и благодарит Бога». И радовалась мать его этому. И говорила она: «дитя мое, свет очей моих, кто научил тебя такому славословию?» И ничего не отвечал и не сказал ей младенец. И дал ему отец имя Макаба /f. 5/ Эгзиэ. И когда младенец был на лоне матери ночью, при наступлении часа молитвы, он опять славил Бога. Воистину славен Бог во святых своих, избравший сего младенца и освятивший его из чрева матери его, как Иеремию пророка из Анафофа. Как сказал сам Господь ваш: «прежде неже мне создати тя во чреве, позвах тя, и прежде неже изыти тебе из ложесн, освятих тя, пророка во языки поставих тя» (Иерем. 1, 5). Воистину свят Господь, исполнивший Духа Святого сего младенца. И Он открыл язык его, чтобы возвещать славу Его прежде, чем разуметь доброе и лукавое; ибо Он отверзает уши глухих и язык младенцев делает правильным. Пророчество Давида исполнилось над сим младенцем: «дивна свидения Твоя, сего ради испыта я душа моя: явление словес Твоих просвещает и вразумляет младенцы» (Пс. 118, 129). И паки говорит он: «закон Господень непорочен обращаяяй души; свидетельство Господне верно, умудряющее, младенцы» (Пс. 18, 8). Еще говорит он: «Господи, Господь наш, яко чудно имя [298] Твое по всей земли, яко взятся великолепие Твое превыше небес: из уст младенец и ссущих совершил еси хвалу Твою» (Пс. 8, 1). Так принял Господь наш Иисус Христос славословие из уст детей еврейских, когда входил в «Осанну», сидя на жребяти осли во врата Иерусалима, таким же образом принял Он благовоние славы из уст этого младенца на третий день после его рождения. И послал Бог

/v/ двух Архангелов, охранять младенца, да не ухищряется сатана против него, чтобы искусить его, как охранял Ангел лицо Авраама. И когда он перестал питаться от груди матери, отвели его к авве Даниилу, чтобы он научил его премудрости и назиданию. И когда увидел авва Даниил Макаба Эгзиэ, сына своей сестры, он удивился благодати Божией, которая почивала на нем, препоясанном верою и украшенном всеми добрыми делами, обители Божия и доме молитвы Вышнего. И потом он начал изучать азбуку, и псалтирь Давида и песни пророков. И он изучил все писание и толкование его, и преуспевал в премудрости и знании более других псалтырных чад, которые изучали псалмы. Он не празднословил и не играл вместе с детьми и младенцами и не был вместе с юношами, ибо от юности наполнила его благодать Божия. Он удалялся от людей, читал псалмы и возвещал писание и, делал поклоны, и молился постоянно днем и ночью, и сердце его было привязано к Богу его всегда, и он не ложился там, где было для него подослано, но ложился на голой земле в песке и пыли, и он просыпался в то время, когда спят монахи, и он бодрствовал и плакал и рыдал. И когда он лежал, явился Михаил Архангел и покрыл его своими светлыми крыльями. Когда увидали его монахи, лежащим в песке и прахе, стали порицать его: он показался им /f. 6/ безумным, без сердца (разума). И он от многого смирения и премудрости казался неразумным, отвергши дух свой и тело свое презревши, внимая повелению Павла Апостола, который говорит: «умерщвляю душу мою и порабощаю тело мое» (ср. Кор. I, 9, 27). И распространился слух о нем среди всех монахов, которые были в этой обители, о труде и бдении отрока. И когда они узнали о его первом подвиге, он оставил его и начал другой. Кто наставил отрока сего в таковой премудрости и славословии? Не Дух ли Святой? И просил ли он хлеба, чтобы есть и чаши, чтобы пить? Все это он презрел, и оставил беседовать и шутить с детьми; и он не веселился с отроками, ибо бодрствующие Ангелы охраняли его на всех путях его; от чрева матери он был чист и свят от пятен греха. И уста его не говорили лжи, и [299] неправды и клеветы, и очи его не видели суеты, и руки его не касались нечистого, уши его не слышали слова праздности и шутки. Ноги его не ходили на поиски сладостей мира, но шли по пути правды и мира. И был он мирен словом и делом и служил товарищам тщательно. И он почитал старцев и слушался юных, ибо без меры дано было ему смирение. И он помогал тем, которые были в напасти, и давал хлеб бедным, и постился тайно, так что не знали люди трудов его, ибо надеялся он на награду у Бога. Макаба-Эгзиэ бегал славы и возненавидел величие, презрел богатство и стремился к убожеству, чтобы обогатиться во царствии небесном. И он предпочел быть нищим, /v/ чтобы возрадоваться с праведными и мучениками на браке Жениха-Агнца. Он не подчинился хотениям плоти, возненавидел грех, поискал чистоты, удалился от наслаждений и успокоений плоти, но направил себя на путь узкий, не пространный, возлюбил слово Евангелия, был другом убогих, а не другом богатых, чтобы не получить воздаяния в мире сем бренном. И он сделал друзьями бедных и весьма возлюбил прокаженных и пришельцев, ибо дано ему пять мин от Бога. И он промышлял. чтобы умножить и усугубить их и возвратить с лихвою к Богу и Господу своему. Каждую ночь он пекся о них и в долготу дней охранял их и утешался ими. И помогал Дух Святый, когда он думал и когда желал, чтобы он совершил, ибо делал он ради Бога, у которого нет пристрастия и лицеприятия, ибо право ходил он. И посему преуспел путь его и заслужили любовь дела его у Бога и человека. И он был изряден, угоден и совершен во всех делах своих. И возрос он в доме Божием, как Самуил пророк. И он не шутил и не болтал с детьми и своими сверстниками, и не был сварлив в спорах, но был усерден в посте и молитве. И когда ударяли его дети, он не платил злом за зло, как сказал Павел: «не побежден бывай от зла, но побеждай благим зло» (Римл. 12, 21). И он поднимал глаза свои и смотрел на ударившего и /f. 7/ осмеявшего его, и был к нему ласков и добр, а когда видел странников, встречал их и носил ноши их, потом мыл ноги им и давал им хлеб, который был у него единственным, а сам алкал и жаждал правды, полный премудрости и укрепленный знанием и совершенный в любви Божией. И великая любовь к людям и добрые дела угодные Богу, которые он оказывал, усугубились на нем, и он усиленно творил милостыню бедным, и охранял пришельцев и прославлял боящихся Бога, и спешил служить старцам. А те [300] благословляли его, видя усердие и благость того, кто в служении своем беспристрастен и щедр в делании добра. И положил печать премудрости на уста его и дверь ограждения о устнах его, ибо Господь освятил его из чрева матери его и удалил от него желания плоти и помышления праздности, и почему был поставлен домоправителем церкви сей Макаба-Эгзиэ, древо веры духовное, насажденное у истоков вод, процветшее ягодами премудрости и увенчанное венцем благословения, сладостное для очей и приятное для зрения тех, кто созерцает его. И он был послушен наставнику своему и бодр для делания добра. И все удивлялись благости его: он был мал возрастом и высок премудростию, и говорили друг другу: «что убо отроча сие будет, совершенное в премудрости и разуме? Окружает его благодать Божия; шествие его в законе, как /v/ старца. И он упреждает монахов и предваряет их, идя в церковь к молитве ночной и дневной». И когда авва Даниил увидел, что сын сестры его Макаба-Эгзиэ, будучи совершен во всех благих делах, как Моисей хранит повеления закона, как Петр сохраняет устав канонов и ищет их и совершенствуется в них, и как Антоний и Макарий возлюбил монашество, чист в детстве и соблюден в смирении, совершен в воздержании и увенчан кротостью, умерен устами, которые не осуждали ближнего, он стал угоден сердцу отца Даниила и сердцу всех чад его. И они избрали его быть диаконом и сказали ему, ибо он по правде был достоин сего. И когда ему сообщили и его заставляли наставник и все чада, отрок трепетал и говорил им: «поставьте себе из великих или из малых, во мне же нет премудрости и разума; я, неразумен и недостоин поставления во диакона, ибо мал я и нет во мне премудрости и разума». И не будучи в состоянии уговорить его, все монахи опечалились и оставили его. И на другой день явился ему Господь наш Иисус Христос и сказал: «мир тебе, Макаба-Эгзиэ, избранный мой и раб мой, возросший в заповедях моих, — ибо я благоволил о тебе, чтобы ты служил церкви моей преимущественно пред всеми чадами наставника твоего. Не так, как смотрит человек зрю Я, ибо человек зрит на лица, а Бог на сердца зрит; Я вижу и внешняя и внутренняя человека и призираю на праведного, творящего волю Мою, и исследываю сердце человеческое и /f. 8/ испытываю сердца и утробы: далеко от Меня гордый и близок ко Мне смиренный, и Я прославлю его со Мною на престоле славы; Я ненавижу лукавого и льстивого и люблю кроткого и мирного и чистого сердцем, поражаю хвастливого и милую смиренного. И посему тебя Я [301] избрал, избранный Мой и возлюбленный Мой, как избрал Я Давида раба Моего из всех братьев его и сделал его пастырем и Бождем овец Моих, и он ходил в законе Моем и в заповедях Моих. И тебя, возлюбленный Мой Макаба-Эгзиэ Я сделаю отцом многих, и ты уврачуешь уязвленных греховными язвами врачевством Св. Духа, а тех, которые впали в заблуждения, возведешь к покаянию гласом твоим животворным». И так сказав, вознесся Господь наш во славе на небеса, ибо Он не удаляется от рабов своих, и всегда с ними есть. И после этого пошел Макаба Эгзиэ к авве Даниилу, своему наставнику и к братьям его и сказал им: «Я исполню волю вашу и волю Бога Господа вашего; простите мне и благословите меня». И удивились братья его возрасту отроческому и красноречию уст его и сладости речи его, и благословили его все одним голосом, как бы одними устами, ибо сошел на них дух пророчества от Бога, и они сказали ему: «благоволивший к священству Моисея и Аарона, да благоволит к тебе, и избравший 12 апостолов и просветивший мир светом праведности их, да просветит свет твой и возвеличит имя твое, как Он возвеличил имена их во веки веков. Аминь». И после этого они хотели послать его к митрополиту, а другие сказали: «пусть растет!» И тогда /v/ послал ему Бог духа, чтобы он пекся о многих душах грешных, и снова явился ему Господь наш Иисус Христос на огненной колеснице, и с ним Михаил и Гавриил Архангелы, Серафимы и Херувимы склонялись под колесницей Его, мириада и тысячи тысяч ангелов были справа и слева. И он сказал: «мир тебе, Макаба Эгзиэ, раб Мой, муж желаний и делатель правды!» И это сказав, Господь наш облобызал его своими честными устами и вдохнул в него дух разумения и назидания, и сказал: «будучи отроком, ты восхотел пройти тесными вратами, чтобы сретить Меня; будучи сыном знатных и богатых, ты сделал себя нищим Мене ради; будучи юным, ты отвратил дух твой от земных радостей и людского общения. И посему Я пришел к тебе, чтобы заключить завет с тобой, как я заключил его с Моисеем рабом Моим на горе Синайской и с Петром, верховным Апостолом на горе Елеонской, и говорил с Эздрой пророком о земле, что в стране далекой, которая отдалена и обширна. На этом пути проход узок и всего в один шаг: если кто хочет идти в эту страну, видеть ее и найти ее, если не пройдет эти теснины прохода он не будет в состоянии войти в ее пространное место. Это — путь верных, а что касается до твоего пути и пути подобных тебе, то он [302] сказал: «есть другой град, воздвигнутый в пустыне, он полон /f. 9/ всякого благословения; и путь тесный ведет в него в ущелье; справа его — огонь, а слева — бездна, и один только путь между бездной и огнем. И обнимает путь только один шаг человеческой ноги, и если кому-либо дано достигнуть этой страны, он не улучит своего достояния, если не пройдет этих теснин» 1. Этим путем иди ты, и не уклоняйся ни направо, ни налево и таким образом придешь к пристанищу спасения. Аз есмь дверь овцам воистину, мною аще кто внидет, спасется. И ныне внимай: Я избрал тебя и возблаговолил к тебе, и дал тебе власть, как Апостолам. И отселе учи и возвещай закон Мой и заповеди Мои, а Я возвеличу имя твое более всех наставников». И когда сказал сие Спаситель Макаба-Эгзиэ, тот поклонился Ему в ноги и сказал: «взыщи себе, Господи, другого, который будет наставлять народ Твой. Я отрок и невежда». И сказал Господь наш: «я древле глаголал с Моисеем: «кто дал уста роду человеческому и кто делает немым, глухим и слепым? Не Я ли — Бог? И ты ступай и учи, как Апостолы, Макаба-Эгзиэ, раб Мой». И отвечал он: «Господи, исполню я все повеления Твои, но дай мне завет, что Ты помилуешь для меня тех, кого я наставлю». И сказал ему Господь: «помилую для тебя, как ты сказал, но если оставят чада твои закон Мой и повеления /v/ Мои, ты суди их». И сказал Макаба-Эгзиэ: «Апостолам сказал Ты, что при втором пришествии Твоем они сядут с Тобою на 12 престолах, судяще 12 коленома Израилевыма. А меня, раба Твоего, не будет там, Господи?» И сказал ему: «ты будешь судить вместе с Апостолами, возлюбленный Мой, ради того, что ты возлюбил Меня и сохранил себя в детстве и чистоте и в святости, чтобы быть Моим домом; ибо иного возлюбившему Меня многая любовь, и много возненавидевшему — многая ненависть». И так он сидел, беседуя с Господом своим три субботы, не вкушая пищи и пития, будучи юн возрастом, воздержан на слова и совершен в подвигах. И сказав сие, Господь наш вознесся во славе на небо. Макаба-Эгзиэ искали чада его наставника и нашли его лежащим и принесли его и спросили: «где был ты столько дней?» И послали его к авве Даниилу, его наставнику. И увидав отрока, он не спрашивал его, ибо знал духом, что ему было видение, как сказал Павел: «в нем Дух Св. и он все знает, и нет никого кто его научит» (Ср. Иоан. I, II, 20). А чада, которые росли с [303] ним, плакали, видя, как исхудала плоть его от голода и жажды и скорбели весьма, лишившись его сначала, а потом обрадовались, найдя его. И одни почитали его, как отца своего, другие любили, как душу свою. И авва Даниил приказал чадам своим не ударять его и не оскорблять словами, ибо видел великую благодать, которая пребывала на нем от Бога, и что он будет отцом и наставником многих людей проповедью и учением. И от сего дня они не оскорбляли его и /f. 10/ не поступали с ним дурно, но почитали его, а он не хотел величия и славы себе, ибо словом ветхого завета он возрос и словом Евангелия возмужал. И после сего послали его к митрополиту, чтобы тот поставил его в диакона, и угодно было всем чадам обители, как было написано. И тогда поставил его архиерей диаконом, и он был для церкви, как ее око и ухо, ибо препоясав чресла свои, он служил в ней, как моряк, который бдит, управляя кораблем своим. И радостный бежал он к службе церковной, чтобы управлять верных в волнах грехов учением слова. И он был исполнен Духа Святого и утвержден в вере, как Стефан архидиакон, поставленный руками Апостолов. И отселе было помышление его до третьего неба, до престола Божества, и видел он очами своими Духа Святого, как огненный столп над жертвой во внутренних завесы. И после сего однажды сказал Макаба-Эгзиэ авве: «дай мне сделаться монахом и последовать стопам святых». И сказал он ему: «да, сын мой. Я вспомнил слово Иеремии: «благо есть мужу, егда возмет ярем в юности своей» (Плач 3, 27). И отец его духовный, исполненный Духа Святого, знавший тайны души, помолился над ним и облек его в одеяние монашества, и повелел повелением праведным, чтобы он не возвращался вспять, /v/ начав творить благое. И нарек его именем Евстафий, что в переводе значит «красота Господня». И посем он стал подвизаться подвигом добрым, помня, что сказал Господь в Евангелии: «иго бо мое благо, и бремя мое легко есть. Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы» (Мф. 11, 28) и паки сказал: «блаженни алчущии и жаждущии правды, яко тии насытятся». И сие помышляя, он изнурял плоть свою постом и молитвою и бдением многим и воздержанием, мысля о горнем, а не о дольнем. Сей Евстафий, обитель Св. Духа, не ел мяса и не пил вина и сикера, как Иаков праведный, брат Господа нашего, и всегда постился и не упускал пения в каждую службу часов. И при закате солнца вкушал половину хлеба, а половину отдавал нищим или пришельцам, и не делал похлебки, [304] но только воду с солью, и постился и молился в тайне ночью и днем без отдыха, оставил помышление о земном и уподобился небесным. И устроил жизнь свою, как у Ангелов, и говорил душе своей: «ты непричастна собрания первородных, имена которых написаны на небесах, и собрания девственных, которые не осквернили плоти своей во грехах, которые чисты от женщин, как родились». И такими словами он возвышал душу свою к небу и презрел плоть свою и осудил ее на голод и жажду. И взял он меч Духа Святого, как сказал Павел святой, свет языков, язык благовонный и источник премудрости... /f. 11/ (следует Ефес., 10-17). И сие помышляя блаженный Евстафий пошел сими узкими вратами и теснинами, вводящими в жизнь. И боролся он с сатаною, врагом благих, и не шел широкими вратами и пространными, ведущими в погибель, которыми входили многие.

И когда затем авва Даниил, его наставник, и все чада его увидали, как избранный авва Евстафий угождает Богу и осиявает церковь светом славословия своего в честь величия Троицы, поя во своем чину, сказал ему наставник его: «чадо, отныне ты будешь поставлен иереем, /v/ ибо ты будешь пользовать себя и других, ибо от Бога дается тебе дух иерейства, да послужишь церкви, ибо ты — образ ангелов неусыпаемых и славословие ангелов неумолкаемых, ибо избрал тебя Бог за то, что соблюл ты чистою плоть твою от нечистоты женской, как они, ибо Бог хочет славословиться от чистых и воспеваться от смиренных. И ныне Он повелел, чадо, и ты слушай, что сказал Павел: «прилежащии добре пресвитеры, сугубыя чести да сподобляются, паче же труждающиися в слове и учении (Тимоф. I, 5, 17) и еще сказал: не неради о своем даровании... (и т. д. Тим. I, 4, 14-16)». И сии наставления услыхав, блаженный Евстафий сказал наставнику своему: «да, отче, да будет по слову твоему!» И отправили его к архиерею, и тот поставил его во иерея. И когда его поставили священником, сошел к нему Михаил, славный Архангел, и сказал: «сей слово Божие и возглашай закон Вышнего и повеления Бога Праведного, как тебе повелено древле». И посем он вышел и проповедовал и учил, чтобы исцелились сокрушенные сердцем, которые уязвлены грехами и стрелами врага и чтобы восставить падших. И затем он вернулся в затвор и изнурял плоть свою голодом. И прежде, чем учить людей, /f. 12/ он сам творил, как было заповедано в писании закона. И он постился 40 дней и 40 ночей и молился о спасении всего мира к Богу. О царях, чтобы Он дал им покорить врагов и победить неверных и чтобы [305] продлил дни их в правде и мире; об архиереях и иереях, чтобы они соблюли стадо свое в чистоте, питая сердца от божественного учения, что от Вышнего; о судьях и градоправителях, чтобы они право творили суд над бедными и убогими и охраняли вдов и сирот; о девах и монахах, да получат венец девства и исполнят обеты свои в чистоте, без порока; и о всех верных людях христианах, мужах и женах, чтобы они хранили жизнь в браке чистом, и о возращении младенцев, и о соблюдении старцев, и об овцах и козах и всяком скоте, чтобы для них росла трава и злак земной. И о дождях, чтобы они посылались там, где их желают, и о плодах земли, чтобы были обильны и плодоносны, и росли плоды земные. И о болящих и недужных, чтобы Господь исцелил их вскоре. И о тех, которые путешествуют по морю и суше, чтобы Господь направил их на путь благий; о грешниках согрешивших, чтобы они покаялись и обратились от грехов своих, зная сказанное Иезекиилем пророком: «не хощу смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему». И посему он плакал /v/ и молился и просил для них отпущения грехов, как сказал апостол: «много может молитва праведного поспешествуема». Об усопших, верующих во Христа, он молился и ходатайствовал, чтобы они получили место успокоения во царствии небесном со всеми святыми. И о всем мире молился он, чтобы Господь дал премудрость и терпение и веру православную. И так молясь, он стоял на ногах, не прислоняясь для отдыха ни к стене, ни к столбу, и не опираясь на жезл, но простерши руки и взирая на небо. И он не приобретал бренного стяжания на земле, ни двух одежд, ни обуви для ног, ни жезла для рук, но только одну одежду. И носил он крест смерти своей, чтобы последовать стопам Господа своего, и молитва его была принята, когда он молился Богу своему, говоря: «ветвь славы, которую Ты насадил в сердце моем, да не искоренит враг мой. Мины, которые Ты дал мне, я отдал торжникам и лихва их — десять. И оставил я мир сей, и уповал на Тебя, и Ты помоги мне. Воззрел я на спасение Твое, и исполнил заповеди, установленные Тобою. И службу, на которую Ты послал меня, я исполнил, как раб твердый, боящийся Господа своего. Препоясал я чресла мои всем добрым и расширил стопы мои на путь Евангелия в мире. Запряг я вола моего и взял соху мою, пахал за собой, чтобы не уклонилась борозда моя. Принесла земля семя правды и плоды угодные. Пришло время жатвы, да прииму мзду мою. Исполнил я труд мой, который приводит меня в покой мой. Соблюл я день /f. 13/ [306] мой, и второй, и третий, чтобы видеть лицо Твое и поклониться славе Твоей. Оставил я зло, да насыщусь от блага. Исполнил я волю Твою, и не обратился вспять, но предварил, чтобы не быть преткновением для других, да получу венец светлый и мзду на небесах».

И когда он это кончил, собрались к нему все наставники и монахи, оставив почести свои, и были ему учениками и возлюбили нищету, видя, что он оставил душу свою в веке сем, чтобы обрести ее у Бога, ибо премудр он был нравом и смирен словом и сладостен красотою речи паче меда и сота, ибо посеял на ниве своей пшеницу духовную и пожал плод жизни без плевел. И заповедал авва Евстафий чадам своим: «если кто из вас оскорбил другого, да сотворит сто поклонов, сели же нет, то получит 70 ударов, помня слово Иакова Апостола: «оклеветаяй брата оклеветает закон Божий» (Иак. 4, 11). И после этого, однажды, когда находился авва Евстафий под масличным деревом, явился ему там Господь наш в видении. И помышление плоти его возлетело вверх и было взято от него, но дыхание его было в нем (Ascens. Ies 6, 11), и он увидал двух детей, которые будут вместе с ним во царствии небесном. И когда возвратилась мысль святого, и он увидал этих детей издалека пасшими скот, ибо по воле Божией /v/ они подошли туда, где их увидал авва Евстафий, и сказал он ученикам своим: «ступайте, позовите этих детей, ибо повелел мне Бог возвестить им слово Его». Ученики пошли туда, где были эти дети и сказали им: «зовет вас отец наш Евстафий!» И дети оставили свой скот и пошли, по приказанию, к авве нашему Евстафию. И он стал наставлять их и возвещать им слово Божие, сладшее паче меда и сота. И когда дети услыхали слово Божие, заплакали пред отцом нашим Евстафием. И пока он им рассказывал слово Божие от воплощения до вознесения Господа нашего Иисуса Христа по порядку, они провели этот день плача. И по воле Человеколюбца умер один в этот день, а на другой — другой. Сии дети благословенные чистые, плотью и духом, без греха и порока — други и сонаследники отца нашего Евстафия во царствии небесном. А святой Евстафий просиял, как светильник в стране темной, ибо он был обилен в те дни, как грозд лозы винограда. И был он пристанищем спасения от пропасти для всех верных людей христианских. И подобно им, да будет пристанищем спасения и да избавит от напрасной смерти возлюбленного своего Ионафана с сыном его Хабта-Марьям, верующих в него, Евстафий иерей, воскреситель мертвых, сияние красоты, жемчужина света; да спасет [307] он его от речи языка злых и от дел сатаны — врага и от аггел тмы лукавых во веки веков 2. Аминь.

И потом, когда вышел учить отец наш Евстафий, встретил он /f. 14/ мужа благого и благословенного по имени Абсади. И он возложил милоть свою на него, как возложил Илия милоть свою на Елисея, верного ученика своего, и сказал тот ему: «возлюбил я тебя, отче, и последую за тобою». Так возлюбил его Абсади, сын отца нашего Евстафия, и последовал за ним. И когда святой увидел кротость и воздержание его и хождение в Духе Святом, облек его одеянием монашества и сделал своим учеником. И научил его писать и читать писания святые, и закон, и уставы монахов. И он научился скоро и был сведущ во всех подвигах его, слушая и читая священное писание со тщанием, ибо приходило слушать слово его много людей издалека, от востока, и запада, и севера, и юга, слушая речь его чудную и дивную, ибо он был подобен Филимону, ученику Андрееву премудрому и ведцу, с которым беседовал голубь 3. И знал отец наш Евстафий Духом Святым, что будет Абсади после него отцом многих и наставит их на путь правый, вводящий в страну света.

И после этого повелел отец наш Евстафий чадам своим не брать милостыни от недостойных, но жить трудом рук своих, помогая бедным, как сказали отцы наши Апостолы святые в дидаскалиях своих: «службе веры учите чад ваших, труду рук, да не будут /v/  праздны, ибо и мы не были праздны, но испытаны и искусны во всех трудах; были из нас земледельцы, и были делатели палаток, и были ловцы рыбы». И снова сказал он им: «чада, наблюдайте мир в том и яже к созиданию друг ко другу (Рим. 14, 19) и не разоряйте брашна ради дела Божия, вся бо чиста чистым, но зло человеку претыканием ядущему. Облецытеся Господем, и не помышляйте хотения душ ваших 4. Изнемогающего в вере приемлите (14, 1), и не будьте к нему пристрастны. Должни есмы мы сильнии немощи немощных носити, и не себе угождати. Кийждо же вас ближнему да угождает, во благое, к созиданию (15, 1-3). И не сообщайтесь с недостойным, ибо сказали Апостолы: «если кто молится с отлученным, как с поставленным, да будет отлучен, как и тот, кто с ним молился 5, не [308] воцаряйте греха над сею плотию вашею и душами вашими смертными и не делайте душ ваших оружиями неправды и греха, но направляйте души ваши к Богу и сделайте дух ваш оружием правды Божией. И грех да не поработит вас, ибо вы есте не под законом ветхим, но в благодати Божией. И соблюдайте субботы, как заповедано в законе Моисеевом, и в писаниях всех пророков, и канонах отцов наших Апостолов святых. И справляйте праздники, как установлено в их Синодосе». Это и подобное он собрал для них благовоние учения от плодов всех писаний святых, ибо подобен был отец наш /f. 15/ Евстафий трудолюбивой пчеле, которая собирает ароматы от плодов цветов пустыни, трудом которой цари и царицы получают жизнь. И прежде, чем учить людей, блаженный Евстафий творил сам, как сказал Господь наш во Евангелии: «иже сотворит и научит, сей велий наречется во царствии небесном» (Мф. 5, 19).

И когда был святый в стране Сараве, уча и проповедуя слово св. Евангелия, и не приняли его учения, и не переставали продавать христианские души, проливать кровь и насиловать, и многоженствовали, что не повелено законом Божиим, святый Евстафий не ел плодов земли их 6 лет, кроме воды, но подвизался постом и молитвою, молясь и предстательствуя за Саравеев и за весь мир. Евстафий, светильник церкви, глава подвижников, не ел стола вождей нечистых и не пил вина и сикера в доме обеда вельмож, как Даниил был премудр и не ел от стола Навуходоносора, царя вавилонского и не пил вина и сикера в доме Дария, царя мидийского. И однажды, когда находился святый в жилище своем, принес ему один из учеников его меду и подал ему, чтобы он ел. И когда он попробовал концом пальца, удивился сладости его и бросил на землю этот мед из уст своих, /v/ ибо упразднил в себе хотения плоти земные и вкус пищи тленной. И сказал он чадам своим: «сладок этот мед; я от рождения доселе не ел и не вкушал (такого)». Ублажите изрядство сего отца духовного, который не восхотел вкушения наслаждения пищей, но наслаждался проповедью Евангелия, ибо повиновался Творцу своему, который сказал ученикам своим: «Аз брашно имам ясти, егоже вы не весте». И паки сказал им: «мое брашно есть, да сотворю волю Отца моего и совершу дела Его» (Иоан. 4, 32, 34). И еще помышлял он о словах Павла: «нам един Бог Отец, из Него же вся, и мы у Него; и един Господь Иисус Христос, имже вся и мы Тем. Но не во всех разум; нецыи же совестию идольскою даже доселе, якоже идоложертвенное едят [309] и скверняется тем в немощи своей. Брашно не поставит нас пред Богом; ниже бо аще ямы, избыточествуем, ниже аще не ямы, лишаемся (Кор. I, 8, 6-9). Те, которые будут есть, как не едящие, те, которые будут пить, как не пьющие, ибо все наслаждение мира сего пройдет». И все это он сознавал, и был готов хранить. И он носил крест смерти своей и последовал Господу своему, оставил душу свою в мире сем, чтобы приобрести ее во царствии небесном, умертвил плоть свою на земле, чтобы быть живым горе, в непреходящие и нестареющиеся времена. В тот день да испросит архипресвитер Евстафий милости для возлюбленного своего Ионафана во веки веков.

И после этого было собрание монахов и беседовали мемхеры между /f. 16/ собою, говоря друг другу: «будем открывать грехи наши, которые случатся с нами, ибо сказал Соломон: «тот, кто скрывает грехи свои, неправеден, и кто всегда говорит, возлюблен будет». И после этого они рассказывали все свои грехи, которые случались с ними. А отец наш Евстафий молчал, и сказали они ему: «ты не рассказываешь, подобно нам?» Он же не хотел открывать чистоты своей и обнаруживать силу своей праведности. И сказал он им: «простите мне, отцы и братия, ибо многочисленны грехи мои». И когда они его принуждали, сказал им отец наш Евстафий: «я видел одну церковь, сладостную для зрения и преукрашенную постройкой весьма и возжелал священнодействовать в ней. Другого греха я не сотворил, кроме угождения Богу моему». И когда затем они познали чистоту девства его без порока, встали все и сказали ему: «пастырь изрядный и толкователь премудрости, отселе ты будешь нам отцом и наставником, ибо тебя избрал Бог, как Петра избрал Он и сделал домоправителем церкви и судьей во царствии небесном». И одни из них получили от рук его камилавку, другие — схиму, веруя в молитву его. И все наставники почитали его и поставили пастырем над собой, и изыде во всю землю вещание его и в концы страны Эфиопской глагол его.

И были два вельможи во вратах царя — один из Саравэ и /v/ один из Бур, и сказали друг другу: пойдем к монаху-отшельнику, который находится в земле Шоа и знает тайное». И они пошли к нему и приветствовали его и беседовали много с ним. И спросил их этот монах: «есть ли в вашей стране монах по имени Евстафий?» И отвечали они ему: «не знаем». И сказал им этот монах: «сияет слава Евстафия так, что вы его найдете». И сказали князья: «где он, мы не знаем». И ответил им этот монах: «я видел Евстафия, когда [310] он стоял пред престолом славы, как столп света, и сиял блеском и облечен был весь в одеяние света, которое было недоступно для зрения, и пояс чресл его из золота Офазского (Дан. 10, 5), на шее его ожерелье золотое, на голове венец правды, и в руке крест светлый, и беседовал он в силе пред Богом, и говорил: «я учу и творю все, каким повелел мне». И сказал Спаситель Евстафию, рабу Своему: «приими воздаяние твое весь мир, который Я сотворил, ибо ты угодил Мне, как святые апостолы Мои. И сохранил ты чистоту плоти твоей и девство твое без порока, как Иоанн Креститель, и посему будешь стоять пред престолом славы Отца Моего со всеми святыми и мучениками. И ты превозможешь, как свет огня и уста твои исполнятся благословения, и они восхвалят имя Бога духов». И затем сказал этот монах князю Саравэ и князю Бур: «когда возвратитесь в страну вашу, приветствуйте честного Евстафия, который светит, как звезда небесная пред /f. 17/ престолом славы Божиим». И спросили они: «каковы подвиги Евстафия? «И сказал им, этот монах: «оплот страны вашей крепкий этот Евстафий, как Илия ревнитель и Иеремия столп железный». И когда, услыхали эти князья весть об избранном Евстафии, камне честном апоргевон именуемом, который произрастает в их земле, и камне софоре, который озаряет их страну, обрадовались великою радостью, услыхав о святом Евстафии. И указал и рассказал им один человек, который знал его святость, и сказал им: «он подобен ангелам, учит днем и бдит всю ночь». И он указал им место, где он находится. И пошли эти князья к Евстафию изрядному, в уме которого сияет звезда, благовоние которого сладостно, как благовоние пустыни. И увидав его, приветствовали его и поклонились ему и получили от него благословение. Он же наставлял их поучениями правды, и они приняли речь его и уверовали в молитву его. И вернулись в свои дома в мире, и с того времени не побеждали их враги, ибо не полагались они на коней, ни на сверкающее оружие, ни на ноги, которые бегали, как волки запада, как сказал Давид в псалме: «не в силе констей восхощет, ни в лыстех мужеских благоволит, благоволит Господь на смиренныя и уповающия на имя Его» (Пс. 146, 10). Ибо /v/ надеялись князья на молитву Евстафия девственника и надеялись на милость Бога Вышнего.

И однажды, когда учил этот Евстафий, лучезарный светильник, в земле Забьят (?) слово Бога Савваофа, он обещал людям брак небесный, венцы и престолы и одеяния славы в седьмом небе, [311] обетованные праведным и мученикам, которые оставили сей неправедный мир и все дела его. И услыхав это, чему он поучал людей, вышла из дома своего молодая девица и обняла его ноги и плакала горько и говорила: «отче, я слышала учение твое, оно вошло, как вода во утробу мою, как елей в кости мои и увлажнило члены мои. Я полагаю душу и тело мое в руки Бога, Владыки моего, и верю в молитву твою. Сделай меня монахиней, чтобы я последовала стопам святых». Удивился святый Евстафий красоте ее и мудрости речи ее и сказал ей: «можешь ли ты, молодая девица, понести тяготы святых и искушения сатаны?» И она сказала святому Евстафию: «тот, кто помог Фекле и Пелагии, когда их учил Павел, поможет и мне». И услыхав это, отец наш Евстафий обрадовался весьма ее мудрости и вере и поселил ее со своими чадами. И когда жители страны увидали, что он взял и увел эту отроковицу, взяли оружие и хотели противиться ему и отнять ее силой. И увидя окаменелость сердец жителей страны, св. Евстафий помолился /f. 18/ Богу, говоря: «низведший огонь с неба для Илии дважды и для Филиппа апостола в городе Африкии, чтобы охватить идольских жрецов 6, и для Андрея в городе людоедов 7, ныне Господи, сведи огонь с неба на этих жестоковыйных людей». И когда он кончил молитву свою, сошел огонь с неба и охватил этих злых мужей, которые преследовали святого Евстафия и уклонились от закона Божия. И когда увидали жители города, что их охватил огонь с неба, бросились туда и сюда и бежали, чтобы спастись от этого огня, и огонь шел за ними и они не могли убежать. И вернулись эти люди к святому Евстафию и сказали ему: «помилуй нас, отче, и не поражай нас за многое безумие наше, за грехи и преступления наши, которыми мы тебя оскорбили. И помолись, отче, Богу твоему, чтобы прекратился огонь у нас и утихло пламя». И помолился святый Евстафий Богу, говоря: «помилуй, Господи, творение твое, и не порази по безумию их». И в этот час перестал огонь и утихло пламя. Увидав это чудо, эти люди сказали святому Евстафию: «ты — подобный нам человек, и мы не знали, что Бог с тобою, и ты творишь чудеса и знамения, как Его апостолы». И сию девицу сделал он монахиней, как хотело сердце ее, и многих, которые презрели сей тленный /v/ мир, богатство и славу земную. И молитвою и молением святого Евстафия, когда явилась вера в земле сей, святостью чистотою и воздержанием [312] святого Евстафия, прошедшего море на корабле одежды, да сохранен будет сын его Ионафан, ученик его усердный, да управит он его плоть и дух до последнего издыхания во веки веков. Аминь.

Далее расскажем повесть об этом Евстафии блаженном, светиле света утреннем, человеке смертном и муже небесном, и земном Ангеле. Сказал Евстафий ученикам своим, научая их воздержанию и кротости: «если какой-либо муж из вас исторгнет мой правый глаз, о если бы я не был в состоянии враждовать и бороться с ним, но приложил любить его!» Сей Евстафий ходил в Иерусалим три раза, а когда он возвращался из Иерусалима, с его учениками был один монах, весьма богатый стяжанием мира сего. И сказали этому монаху чада святого Евстафия: «дай заплатим нашим праведникам, ибо писано: достоин есть делатель мзды своея» (Мф. 10, 10). И услыхав это, разгневался этот монах и злословил отца нашего Евстафия кроткого и смиренного и мирного, который улыбнулся и мягко говорил и увещевал /f. 19/ его, чтобы тот оставил гнев. И сказал святый Евстафий чадам своим: «дайте вы плату от себя вместо него, да исполним заповедь Евангельскую, которую сказал Господь наш: «любите враги ваша и добро творите ненавидящим вас» (Мф. 5, 44). И в тот час сошел ангел Божий с неба и положил огненную петлю на шею этого монаха, который злословил святого Евстафия, и отделил его одного от учеников его. И тогда разверзла земля уста свои и пожрала его, как Дафана и Авирона, которые противились Моисею. И рассказали ему чада того монаха, который злословил святого Евстафия, и когда услыхали это, вострепетали все чада его и пали на лица свои и поклонились ему, и сказали: «да будем мы почтены у тебя сегодня; отца нашего пожрала земля за то, что он противостал тебе и злословил тебя; отныне ты будешь нам отец и наставник». И отдали они все имущество отцу нашему Евстафию и сделались его учениками. И отдал святый это имущество церквам и выкупил на него пленных. И тогда с тех пор прошел слух о святом отце нашем по всей земле Геез.

Слушайте отцы и братья наши о чудесах и знамениях сего святого отца Евстафия, звезды славной среди неба и земли. Был в те дни неурожай хлеба во всех странах, которые он наставлял. И пришли чада отца нашего Евстафия и сказали ему: «наступила засуха, возьмем /v/ у верных коров по одной на нас, чтобы сделать из молока сыры нам в пищу и прожить ими». И сказал св. Евстафий: будьте воздержны и крепитесь силою Св. Духа». И сказали они ему: «мы не можем быть [313] без пищи и заплатим им за коров». И когда наш Евстафий увидел убожество и бедность учеников своих, пожалел о них и сказал им: «ступайте и сделайте, как хотите». И когда прошла засуха, когда приблизилась и наступила жатва, сказал отец наш Евстафий чадам своим: «возвратите коров богатому стяжанием своим». И когда они вкусили сыров, отказались отдавать животных верным. И посему помолился отец наш Евстафий к Богу и умертвил этих животных. Когда увидали чада св. Евстафия сие чудо и знамение, пришли к нему все, нося камни и сказали: «отче, прости нас и помилосердуй о нас, чтобы мы не умерли, подобно этим животным, ибо все, что ты говоришь гласом твоим исполняется; как поступил Моисей с Дафаном и Авироном и Кореем и с теми 250 мужей, которые возносили с ним каждение, и как Илия погубил 202 князей и Петр, сказав Анании и Сапфире и как Фома — с ударившим его в лицо 8, не поступи с нами; ибо дана тебе власть от Бога и все возможно тебе». Так говорили все чада, и он ответил им: «блюдите, не грешите же больше». И так сказав, благословил их, и они вернулись в мире. /f. 20/ Расскажем и поведаем чудеса и доблести сего аввы Евстафия. Когда было время обеда, принесли к нему братия пищу свою, чтобы он благословил. И взяли они из рук его хлеб благословенный и потом съели свои хлебы. И после этого принес один из чад отца нашего Евстафия питие в чаше и сказал: «благослови, отче». И сказал ему отец наш Евстафий: «только ли это благословить мне тебе, или то, что в ваших жилищах?» И услыхав это, все вострепетали и сказали: «то, что творим мы в тайне, он узнал яве». И опять принес один кушанье, приправленное маслом, и приготовил овощ вверху так, чтобы не узнали люди, а внутри была пища, приправленная маслом. И сказал этот ученик отцу нашему Евстафию: «благослови нам эту пищу». И отец наш Евстафий, полный благодати и даров, ведавший тайны души, как сказал Павел: «в нем Дух Святый и весть вся, и не требует, да кто учит его» (Sic! Иоан. I, 2, 27), отвечал этому ученику: «благослови эту пищу! ты сказал мне, но что благословить мне: то, что внутри, или то что вверху?» И сказав это, он благословил пищу. И тогда выскочила и вышла пища, которая была внутри овощи, как горшок, который кипит в котле, и появилась пред собранными. И видевшие удивились чуду святого Евстафия и прославили Бога, [314] творящего дивная над святыми своими. И сказал св. Евстафий чадам своим: отныне не приносите ко мне вашей пищи, да не будет никому соблазна.

И после этих дней занемог отец наш Евстафий, но болезнь его была не к смерти, но да явится величие Божие над ним. И когда он лежал на одре болезни, пришел к нему Михаил Архангел и осенил его тело крыльями и осветил весь дом, и огонь кельи его, который потух, засветил сиянием света своего и покрыл его тело своими крыльями, и утешал его, и радовал приятностью своего голоса. Он рассказывал ему, как поют пред Богом 144000 младенцев, последовавших Агнцу в благости, и глас песни которых приятен и сладостен и заставляет забыть печали мира. И когда он это рассказывал ему, пришел к нему один из учеников его, чтобы навестить его в эту ночь, когда он хворал. И когда он приблизился к келье святого Евстафия, увидел свет великий, и убоялся, и задрожал, и вернулся в свое жилище. И затем сказал Михаил блаженному и святому Евстафию: «ради того, что ты очистил душу и тело твое, чтобы быть обиталищем Св. Духа, послал меня к тебе Вышний, чтобы утешить /f. 21/ тебя и обрадовать сердце твое». И так сказав, сокрылся от него. И в тот час ожил и выздоровел св. Евстафий от болезни своей.

Был один человек, видевший видение Духом Святым. Он сказал: «видел я Евстафия эфиоплянина и Аарона сириянина, которые спорили пред Богом: «я превзошел тебя подвигами» и «я превзошел тебя подвигами и трудами и пришельствием многим». И когда они так спорили, явилась Владычица наша Мария, неся золотую чашу, полную воды живой и дала отцу нашему Евстафию, говоря: «возьми, пей эту чашу ты, который ради любви Сына Моего и ради меня странствовал во Иерусалим, ибо ты почтен ради чистоты пред Сыном моим Назореем и пред Отцом Его Небесным и пред Духом Святым Животворящим. И радуются делам и трудам и пришельствиям твоим соборы ангелов и человеков». И сему Евстафию дан дар небесный от Владычицы нашей Марии Девы чистой, обиталища Божества, как дана Эздре Пророку Уриилом Архангелом чаша, полная воды с огнем, и когда он выпил из нее, наполнился премудростью /v/ и разумом и в персех его возрастала премудрость, и дух его (возвысился) до соблюдения 94 писаний. (Эздры III, 14, 40). Таким же образом был дан отцу нашему Евстафию дух премудрости и воздержания, дух ведения и кротости и благости, дух разума, дух пророчества и учения, дух дарования и исцелений, дух силы и помощи. [315]

И дошел слух об отце нашем Евстафии, главе монахов до царя Амда-Сиона, главы царей, боголюбивого, православного, строителя храмов. Сей Амда-Сион был воителем с неверными и разорителем капищ идольских, твердый в бою, как Иисус, вождь ветхозаветный, и как Давид, царь Израилев, обильный победами, прославлявшийся певицами и увенчанный венцом славы. Так и сей царь Амда-Сион боголюбивый переходил из страны в страну и от пределов до пределов моря Чермного, воюя с неверными народами и упорными, которые веруют в счисление звезд. И он победил врагов Христа и поразил супостата силою Божиею. И он заставил уверовать все народы и вернул к вере правой живущих на концах земли. И когда услыхал сей Амда-Сион, царь победитель, весть об отце нашем Евстафии, послал привести его. И когда тот пришел к нему, он облобызал его и беседовал с ним хорошей речью, и сказал ему: «если хочешь, возьми себе золота и серебра и драгоценных одежд, и земли я дам тебе, чтобы она была для поминовения тебе и твоим чадам по тебе. И ныне, /f. 22/ отче, ты будешь мне отцом и помолись за меня Богу, чтобы Он управил царство мое». И отвечал св. Евстафий царю и сказал ему: «я не хочу мирского стяжания, ибо оставил я ради любви ко Христу все эти желания плоти, слушая слово Евангелия: «кая польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит, или что даст человек измену за душу свою» (Мф. 16, 26). И еще говорит оно: «кто не будет тверд, и не возьмет креста смерти своей, не может служить мне» 9. И посему отверг богатство мира сего сей святый Евстафий и пренебрег плоть, да обрящет душу свою у Господа. И отойдя от врат царя, св. Евстафий обходил все города и страны, проповедуя Евангелие Царствия.

Сей отец наш Евстафий, последователь святых пророков и восполнитель проповеди апостолов-посланников, когда проповедовал, не удалялся от ограды церкви, и когда приближался час молитвы, покрывался камилавкой и проливал слезы из очей. И они текли по одежде его, как вода; и он презрел плоть свою и стеснил чрево свое голодом и жаждой и иссушил кожу с костями своими тщанием. И когда был прислан из страны Египетской авва Иаков, митрополит, в страну Геез и прибыл в землю Хамасен, пошел тогда к нему отец наш Евстафий на встречу, поклонился ему, и облобызал лобызанием духовным и получил от него благословение, ибо обычай есть священнику приимать [316] благословение от руки архиерея. И расспросил архиерей о его делах и о его вере и его учении. И отвечал ему отец наш Евстафий: «вера моя и учение  мое  есть  вера  во Отца  и  Сына  и Св. Духа, Сию Совершенную Троицу, от начала века Сущую Божеством и до века пребывающую на престоле царствия Своего, Сию Троицу, которая все сотворила и все основала  единым  гласом  и  единым  духом   и Которая ведает бытие и исход  всякого, и  нет  ничего,  чего бы  Она не знала,  как  сказал Павел, и от дел Ее мы познаем Ее, и сам он познал Божество Ее. «И присносущная сила Его и Божество, во еже быти им безответным» (Римл. 1, 20). «Сию Троицу, Которая все носит и все совершает, и нет ничего, чего бы Она не совершила, и нет ничего чтобы от Нее сокрылось. Сию Троицу, Которая в доме Авраама пришельствовала и в законе Моисееве величие субботы уяснила. Она проповедана в пророках и открыта в Апостолах святых, Она — столп основания святой Церкви, Она — наставительница праведных и красота девствующих чистых, Она — венец мучеников достопобедных и надежда  монахов подвижников. Сия Троица /f. 23/ возложила венцы на главы херувимов  и  увенчала митрами серафимов, Ею вся быша, и без Нея ничтоже бысть, еже бысть. И Она дарствует в Апостолах и пророках и проповедниках и пастырях — наставниках и в старейшинах к совершению святых, в дело служения, в созидание тела Христова, дондеже достигнем вси в соединение веры» (Еф. 4,12). Все это и подобное высказал отец наш Евстафий пред аввой Иаковом митрополитом. И когда тот услыхал его речь и твердость в вере, удивился и изумился, увидав откровенность и красноречие уст его. И он благословил его и посадил на своего мула вместе с собой, идя по пути, ибо соединены они были словом пророков и апостолов и согласны в вере православной.

И когда увидали, что чтит и любит митрополит отца нашего Евстафия, стали завидовать ему дурные монахи и священники. И замыслили совет лукавый и сказали: «Побьем камнями и убьем Евстафия ночью, так чтобы не заметили нас люди, ибо все князья города и наместники, мужчины и женщины обращаются к учению его, и сердце митрополита склонилось к нему». И половина их сказала: «если услышит makuanen это намерение, убьет нас, ибо любит его, как душу свою и врачество духа в устах его, и все, которые слушают голос его, обращаются в учение его и чтут субботы его и ревнуют о соблюдении уставов его». А другие сказали: «лучше убьем его, ибо тягостен и тяжел он нам». И  /v/ сошлись лукавые монахи и священники на этом решении, чтобы побить [317] камнями отца нашего Евстафия, когда он будет находиться в своей келье, ибо он жил один, упражняясь в молитве. И тогда сошел к нему Михаил Архангел, ангел помощи и милости от Бога и сказал: «иди из твоего жилища святый Божий, ибо пришли побить тебя камнями». И сказал отец наш Евстафий святому Михаилу: «лучше мне умереть от рук их, ибо я не согрешил против них, ибо без греха распяли Иудеи Господа нашего посреди двух разбойников». И ответил Михаил: «иди, святый Божий из жилища твоего, и не противься повелениям Божиим, ибо Он для пользы многих соблюдает тебя». И тогда вышел св. Евстафий, и поместился вдали от своего жилища в эту ночь. И забросали камнями келью отца нашего Евстафия эти дурные монахи, и на псалтирь Давида они набросились вместе; и показалось тем, которые бросали камни, что он умер в том доме, на который они набросились. И когда было начало утра, пришли ученики его навестить авву своего по обычаю. И увидав его жилище упавшим и разрушенным, подумали, что он умер в нем, и плакали и сильно рыдали и говорили: «отче! отче!» И сказал он им: «не плачьте, чада мои, я /f. 24/ здесь!» И они пошли к нему и нашли его живым и удивились и обрадовались великою радостью. И услыхал makuanen по имени Варасина-Эгзиэ о том, как побивали камнями отца нашего Евстафия, и вознегодовал и сильно разгневался. И повелел он схватить этих монахов, которые побивали святого. И привели их к нему связанными, и много и сильно били пред лицом его. И когда услыхал отец наш Евстафий, что схватили их, пришел к makuanen'y и сказал ему: «не бей этих святых, разреши тех, кого ты связал». И сказал makuanen святому Евстафию: «авва, ради чего возлюбил ты тех, которые возненавидели тебя и хотели убит тебя?» И отвечал святый: «ибо так заповедано нам в Евангелии: «любите враги ваши и благословите кленующия вы». И тогда перестали бить этих монахов, и все люди, которые видели и слышали, как он испросил прощения желавшим убить его, дивились и изумлялись мягкости сердца и кротости его. Что наречем и чему уподобим мы сего святого Евстафия? Авелю оскорбленному и убитому рукою брата своего Каина, жертва которого была приятна пред Богом Вышним? Или Эноху, восшедшему на небеса в вихре ветра и видевшему все таинства Ангелов? Он видел честные горы из всех камней. И гору из камня целебного (Stibium), и гору из камня жемчужины, и гору из камни рубина, и гору седьмую между ними, основание которой как /v/ камень сапфир (Эноха 18, 6). Седьмая гора толкуется, как Владычица [318] наша Мария Дева плотию, обиталище, чистая от сомнений и порока, в которой обитал царь царей Бог по милости и щедротам своим, когда посетил землю в лето, в которое тайна была познана. Ибо сей Евстафий, учитель, прибегал к силе помощи ее и ее призывал, когда ходил по морю без корабля. Как камень адамант он был тверд, победил искушения сатаны и укротил волны грехов. И паки уподобим его Моисею пророку, просившему прощения злословившим его и, как он, тем, которые хотели убить его, воздавшему добром за зло. Паки уподобим его Давиду кроткому и смиренному сердцем, который не радовался падению Саула, врага своего, который плакал и рыдал о смерти его и благо сотворил оставшимся дома его. Так и отец наш Евстафий не злословил злословивших его и не мстил хотевшим убить его. Уподобим его Илии, воскресившему сына вдовы в Сарепте Сидонской? Или Петру, сыну Ионину, украсившему Церковь уставами закона и канонов, который исцелял болящих и страждущих тенью своею, когда шел по пути? Так и отец наш Евстафий, полный премудрости и разума, облеченный кротостью и смирением, молился о милости и спасении тех, которые хотели убить /f. 25/ его. Этим святым (уподобим мы), отца нашего Евстафия, ибо им он единонравен. И нося многие плоды, он уподобился кедру райскому, сладкому плодами и приятному цветами 10.

Вернемся к началу рассказа о блаженном и святом отце нашем Евстафии. В один из дней, когда он учил, услыхал он, что есть лесные святилища идолов, где поклоняются люди идолопоклонники. И он пошел туда, будучи ревнителем закона Божия, как Гонорий царь, который срубил и сжег огнем лес матери своей, где она поклонялась и приносила жертвы. Так и сей мар-Евстафий срубил эти леса и сжег их огнем пока они не сделались пеплом; и развеял ветер пепел их там, где они находились. И было число капищ лесных, которые он сжег огнем — 12, в Цальма (Salma) и во всех странах. И затем пришла ему благая мысль от Бога Вышнего и сказала ему: «иди в Иерусалим, чтобы утвердить себя в правде и жизни и чтобы умножить талант, который ты получил от Бога и возвратить Ему с лихвою, и чтобы услыхать глас его: «добрый рабе, благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю, вниди в радость Господа твоего». И в тот час возгорелось сердце его любовью Духа Святого, ибо он вспомнил пришествие Господа нашего с Мариею, матерью Его из Вифлеема до Дабра [319] Квесквама в голоде и жажде, поте и утомлении, и также вспомнил он распятие и смерть на древе крестном, и также вспомнил он распятие /v/ Петра, основания церкви, когда он был распят стремглав; и усекновение главы Павла языка благовонного, причем лицо его было окутано женским покрывалом, и как полилось молоко смешанное с кровью из нее для чуда; удивившиеся люди римские и убившие его пошли, держа мечи. И также вспомнил он плач Тимофея и Дионисия изрядных учеников, которые плакали при венчании двух светил, которые разлучались в жизни 11. И также вспомнил об убиении Иакова, сына Громова и Иоанна смарагдовой жемчужины, которого била Романа в бане 12. И также вспомнил он страдания всех Апостолов, которые отвергли мир ради правды, как отребье, которых мучили на дворе царей огнем или копьем, или побиением камнями, или мечем. И все это воспоминая, отец наш Евстафий восклицал и плакал, и был подобен им; тогда отдал дорогое имущество Варасина-Эгзиэ и сказал: «возьми это за то, что ели мои чада, я же не ел плодов земли твоей, кроме воды одной». И так сказав, святый Евстафий собрал чад своих и сказал нм: «я хочу идти в Иерусалим поискать закона и повеления Бога моего; вы же, дети мои, молитесь за меня, да управит и направит путь мой. И будьте тверды в уставах, которые я заповедовал вам. И когда услыхал Варасина-Эгзиэ, что св. Евстафий хочет идти в Иерусалим, разгневался и /f. 26/ приказал связать его узами. И когда был связан св. Евстафий, он молился к Богу своему, бодрствуя всю ночь и призывая имя Божие. И тогда сошел Ангел Божий и разрешил узы его и сказал ему: «встань, святый Божий! кто удержит того, кого Бог не удерживает, и кто может связать того, кого Бог не связывает?» И так сказав, он разрешил узы Петровы. Рече же Ангел к нему: «препояшися и вступи в плесницы твоя; сотвори же тако». И глагола ему: «облецыся в ризу твою, и последствуй ми. И исшед, в след его идяше» (Деян. 12,8). Так и у сего отца нашего Евстафия разрешились узы, и явилась сила его праведности.

И пошли стражи темничные и рассказали makwanen'y; и испугался он, и удивились все видевшие и слышавшие это. И в тот час явился Господь наш  и сказал: «Евстафий, раб мой,  которого  я  возлюбил! Встань и иди во Иерусалим и приди в Вифлеем, где Я родился, и [320] Назарет, где Я воспитался, и на Иордан, где Я крестился, и Лобное место, /v/ где распяли Меня Иудеи и пригвоздили руки и ноги Мои и напоили Меня оцтом в жажду Мою и увенчали венцом от терния главу Мою и ругались надо Мной и пронзили ребро Мое копием. И все ученики Мои бежали и оставили Меня одного. И Мария мать Моя, видя Меня, плакала слезами горькими, когда пылало сердце ее от Моей смерти. И не было утешающего Меня из людей, кроме Иоанна возлюбленного». И сказав сие, Господь наш вознесся во славе на небо. И в тот день торопился отец наш Евстафий и стремился идти в Иерусалим, и сказали ему чада его: «отче кому оставляешь ты нас, стадо твое, которое ты умножил молитвою и учением твоим?» И сказал им отец наш Евстафий: «разве все Апостолы святые, уверив и крестив, не уходили в другую страну, чтобы исполнить страдание свое, как заповедал им Господь наш. И ныне слушайте чада мои, если я и не буду плотию, то духом буду всегда с вами, если вы будете хранить все, что я заповедал вам; вы не умрете от язвы или от зубов змеев земных; не спешите в мирские города, если не будете иметь общения с ними». И опять сказал: «Иерусалим, куда я иду — земной, а если вы будете жить трудом рук своих, помогая бедным, давая милостыню, мы встретимся на горе Сионской. И не орите быками, и разделите 12 месяцев года на 3 части: /f. 27/ в две из них делайте труды рук своих, от которых будете жить, а одна из них да будет для покаяния, поста, молитвы и оставления грехов, да будет для жизни душ ваших и спасения вашего, да не скажите вы: «у нас нет священника». И храните субботы, как заповедано в законе и пророков и апостолов. Чтите субботы и праздники, установленные в Синодосе, и не смешивайтесь с недостойными; любите братьев ваших многочисленных, которые вам родятся». И услыхав эту речь из уст праведного, чада его возвысили гласы свои и заплакали громким голосом и сказали: «где нам найти такого пастыря и учителя, ибо он отдал душу свою за стадо свое. И когда мы рассказывали грехи свои, он каялся за вас и усугублял труды ради вас и вместо нас, да исцелит души наша; и он не оставлял поста и молитвы, трудов и бдений, печали и изнурения от подвигов, проливая слезы на молитве, пока не увидал видений небесных и спасения души своей». И так сказав, чада его умолкли от плача своего и стали говорить друг другу: «отец наш готов идти в Иерусалим, помолимся же вместе, чтобы приобщиться святых таин от рук его святых». И тогда пришли к нему все чада его великие и малые, и падши поклонились ему, [321] как сказали апостолы в своих дидаскалиях: «поклоняйся и величай того, кто отец после Бога». И они просили его и говорили ему: «отче, /v/ хотим приять св. дары от рук твоих». И отец наш Евстафий, добрый пастырь и отец духовный начал напоминать им от слов Павла Апостола, семени Авраамова, от колена Вениаминова, говоря: «темже, иже аще яст хлеб сей или пиет чашу Господню недостойне, повинен будет телу и крови Христовой; да искушает человек себе [и да очищает плоть свою], и тако от хлеба сего даст и от чаши сея да пиет: ядый бо и пияй недостойне, суд и (казнь) себе яст и пиет, не рассуждая тела Господа нашего [и не будучи чист духом]» (Коринф. I, 11, 27-29).

И такими словами наставлял он чад своих и назидал их. И удивлялись все красноречию уст его. И таким образом принял он их и сказал им: «приготовьтесь к приятию таинства, я же поступлю, как вы сказали мне». И затем пошел он в дом святилища Божия и пал на колени свои до земли, и руки свои воздел к небу и молился Господу Богу своему, говоря: «Господи услыши молитву раба твоего и не отвергни прошения его, и приими молитвы рабов Твоих, которые труждаются Тебе и входят во святилище Твое, где обитает сила славы Твоей, да испросят у тебя заклинания (sic!) 13 и жизни. Прости им согрешения их и презри грешные деяния их, приими покаяние их, и да внидет молитва их пред Тебя, как благовоние». И так сказав, он /f. 28/ приказал диакону служить у хлебов для приготовления жертвы. И когда диакон кончил служение у жертвенника, он приказал, чтобы доставили дары. И отец наш Евстафий облекся во священнические одежды без ометов 14 для священнодействия. И повелел диакону именем Меркурию служить с ним; этот диакон был благонравен и изряден и украшен верою, как Стефан первомученник. И они стали вместе служить по чину святых Апостолов, и отец наш Евстафий служа проливал слезы, как зимний дождь; и они падали на одеяния его и превратилось все существо его, и он был, как свет огня. И белизна членов его, как белизна Божества, как медь Ливанская, озаряемая огнем. И окончив возношение, он дошел до места, когда говорится: «посли благодать Духа святого на ны». И когда он это сказал, разверзлись небеса и [322] раскрылась светлая сень, и вышел из колесницы и сошел Дух Святый в виде голубя белого, ноги которого были подобны столпам огненным, а крылья, как складки молнии, глаза блистали, как восход звезд орионовых. И он осенил святилище, и оно наполнилось облаком славы, так что священники не могли совершать своих действий. И когда вышли из святилища иерей великий Евстафий и диакон Меркурий, чтобы /v/ преподать народу тело святое и кровь честную Господа нашего Иисуса Христа, они показались народу столпами огненными, и лица их сияли, как солнце, и одеяния их были белы, как снег. И наполнилась церковь Божия пламенем огня Божества. И когда увидали люди это великое чудо, пали на лица свои, и не могли приимать св. даров от великого страха и трепета, и некоторые из них приобщались трепеща, другие были как трупы и вынесли их вон, не приявших приобщения от рук св. Евстафия. И павших было пять мужей, и впоследствии эти 5 мужей оставили одеяние монашества и вернулись к нечистоте мирской, как сказал Апостол: «пес возвращся в свою блевотину, и свиния омывшися, в кал тинный» (Петра 2, 22). И сие ведая Дух Святый, который весть тайная и испытывает бездны, удержал сих 5 мужей, да не приимут приобщения от рук святого Евстафия, а те которые были достойны, приобщились и прияли благодать благословения. Как воспеть нам тебя авва, которого воспел Дух Святый и благословил Иисус Христос, ибо тебе благодать и милость во веки веков! Аминь.

Благословение Евстафия шествователя по морю на корабле одежды да сойдет и да соберется на сына его Ионафана...

(По Orient. 702): восток и запад, север и юг, чада отца нашего Евстафия присутствовали (?) когда Дух Святый сошел на жертву. Дух Святый послал благодать, когда сказал отец наш: «проповедуйте во всей Эфиопии и возвещайте славу суббот», чтобы попечься о славе Апостолов после того как он пришел в мир, чтобы вы не пали в море огненное, чтобы унаследовали гору Сион в царствии небесном с аввою Евстафием.

/f. 29/ Доблести и подвиги св. Евстафия, как он подвизался и превозмог, чтобы победить сатану, когда помогала ему сила руки A'enawon (Αιωνιος?), когда покрыл его свет благодати светильника. И восхотев идти в Иерусалим, он помолился Богу, Владыке всей твари, и сказал: «Отче Господа Нашего и Спаса Нашего И. Христа, который глаголал с Авраамом и совершил творение Исаака и положил свидение во Иакове и милость (благодать) свою во Иосифе, и закон свой в Моисее, и [323] сохранивший народ свой в пустыне сорок лет, осенивший их днем облаком и всю ночь просвещением огня, глаголавый во пророках и явивший богатство благодати своей на апостолах, когда они были собраны в одном доме и сошел на них Св. Дух в виде огня и они говорили языками всех стран. И мне будь руководителем в этом пути, по которому я пойду». И когда он окончил молитву свою, явился глас с неба, который сказал: «Евстафий, раб Мой, которого Я возлюбил, будь тверд, не бойся, ибо Я буду с тобой, Я вместо отца твоего, а вместо матери твоей — Иерусалим небесный, и рай сладости — вместо трудов и борений твоих. Когда услыхал св. Евстафий этот глас от Бога, встал утром, чтобы идти в Иерусалим и созвал своих чад и сказал им: «не служите этим дискосом и этой золотой чашей, пока не узнаете о моей смерти и моей жизни. И сказали они ему: «да». И сказав это, он /v/ пошел и направил путь свой в Иерусалим; и провожали его чада его, и благословил он их и сказал им: «дети мои, храните заповеди, которые я заповедал вам, да встретимся мы вместе в царствии небесном». И простились с ним все чада его и возвратились на свои места, скорбя и печалясь о разлуке с ним, а Абсади, его сын, следовал за ним, радуясь. И сказал он отцу нашему Евстафию: «я не отступлю от тебя, ибо ты — мой руководитель; ни в жизни, ни в смерти не оставлю тебя, отче мой!» И они пришли в землю Baguus (Богос) и встретили их люди Baguas (Богос) и вышло два вождя Богос, верхом на лошадях, чтобы встретить св. Евстафия; и когда лошади увидали его издали, они испугались и затрепетали, и не могли идти лошади ни вперед, ни назад, ни направо, ни налево, но были прикованы к месту, как столбы, и не могли двинуться. И когда увидал народ силы и чудеса, которые творил св. Евстафий, удивился и весьма изумился, а два вождя Богос увидав это, затрепетали и испугались и недоумевали, что им сказать. И когда увидел отец наш Евстафий, как они боялись, сжалился и осенил их знамением креста. И встали кони и пошли; удивились, увидев случившееся два вождя Богос. И они уверовали в молитву его, и сошли с коней, и поклонились в ноги св. Евстафию и приветствовали его. И он спросил имена их. И сказал один из /f. 30/ них: «имя мое Марара», а другой сказал: Ганзая-Эгзиэ — имя мое». И сказал святый: «ты — не Ганза-Эгзиэ, тебя назвала так мать твоя»; Марара сказал он: «назвала тебя мать твоя таким именем, а ты — не Марара». И это сказал отец наш Евстафий, зная Духом Святым, что Марара будет сосуд избранный Божий. [324] И встав  утром  до рассвета, святый Евстафий, поднялся рано, пошел  в город  Марья. И  воззвал Господь с неба и сказал ему: «Евстафий! Евстафий!» и ответил он: «я здесь, Господи!». И сказал ему Господь: «Я передам Духа Святого, который на тебе — Абсади, сыну твоему, как передал Моисей дух свой Иисусу, сыну Навина». И в эту ночь воззвал отец наш Евстафий и сказал: «Абсади, Абсади!». И услыхав это, один из учеников его пошел с лукавством, чтобы взять благословение  Абсади. И он сказал: «я здесь, Господи, я пришел, ибо Ты позвал меня». И отец наш   Евстафий, провидец тайных Духом Святым, узнал тайное этого ученика и сказал ему: «зачем ты восхотел благословения,  которое не твое? Не слыхал ли ты, что сказал Иоанн в Евангелии «не может (человек) приимати благодати, аще не будет дано ему с небесе (Иоан. 3, 27). Это благословение не твое, но Абсади». И сказав это, он позвал Абсади три раза, говоря: «Абсади, Абсади, Абсади!» И подошел авва Абсади к авве /v/ Евстафию, поклонился и сказал ему:  «Я здесь отче, ибо ты звал меня». И сказал ему святый Евстафий: «вот тебе дается благословение с неба, которое могут получить только праведные и избранные, которые провели себя в тесные врата, которые не возлюбили золота и серебра, но предали плоть свою на труды с тех пор, как они стали не желать земной пищи, но считать себя духом, который исчезает. И это соблюдали они, и много  искушал их Господь; и досталась чистота душам их, да благословят имя Его». И сказав это слово, отец наш Евстафий возложил руку свою на голову Абсади сына своего, как возложил Моисей  руку свою на голову  Иисуса и возложил  Иаков руку свою на Иуду и Левия 15 и благословил их на царство и священство, и на Ефрема и Манассию, когда привел их Иосиф к отцу своему Израилю, чтобы тот благословил их. И переменив руки свои, он благословил их, говоря: «да сделает вас Господь народом благословенным и святым. И таким же образом благословил отец наш Евстафий сына своего Абсади, говоря: «благословением древних отцов и благословением пророков и апостолов, благословением мучеников добропобедных и благословением праведных подвижников и благословением  всех чад Адама избранных, да благословит тебя Господь. Благословение Михаила,   вождя бодрствующих и благословение Гавриила, благовестителя света, и благословение всех духовных, и благословение всего собора первородных радостных, и [325] благословение Владычицы нашей Марии, рождшей Спаса, да почиет на тебе и на всех чадах твоих согласных и на тех, которые будут творить память мою и память твою, во веки веков. Аминь».

И когда окончил он благословение сына своего Абсади, он /f. 31/ помазал его и запечатлел в совершение его слюною своею, как помазанием мира, и сказал: «испытывай книги заповедей и блюди закон канона св. Троицы, ибо придут после меня  волки хищные, отступники веры, епископы, которые изменят закон и заповеди отцов наших апостолов, которые определили и установили веру православную. И это епископы, еретики и служители идолов и несториане, которые изменят веру и будут четверить св. Троицу, и перекрещивать вторично». И сказав  это, отец наш Евстафий повелел сыну своему и сказал ему: «будь тверд и не бойся, ибо ты победишь Николаитов. И блюди, что я сказал тебе и исследуй это, и изучай это, и пребывай в том, чему я научил тебя. И еще сказал ему: «чада мои, которые придут после меня, будут связаны любовью моею. И слушая деяния мои, они будут радоваться, и в них укрепятся уставы мои, и Бог благословит их». И услыхав  это  пророчество  из  уст  отца  своего Евстафия, сын его Абсади  поклонился  ему  и  сказал:   «да  приидет благословение твое на меня». И ответил он: «возвращайся, сын мой в место твое». И сказал ему Абсади: «я не оставлю тебя, отче, отнюдь, пойду с тобою». И сказав это, заплакал плачем горьким, ибо увидал его уходящего без /v/ всего, без продовольствия для пути, и не было ни обуви на ногах его, ни жезла в руках его, ни подстилки для бедр его; одеждой его была только козья милоть внизу, а наверху он не был одет и не имел ничего, чтобы надеть на себя, но помнил сказанное Господом нашим во Евангелии: «никий раб может двема господинома работати: ибо или единого возненавидит, а другого возлюбит; или единого держится, о друзем же нерадити начнет. Не можете Богу работати» и любить стяжание (Луки 16, 113). И это помня, отрекся он мира и всего желания его, оставил земное помышление и предпочел небесное, где не стареет и не гибнет. И он  не думал  о пище и питье земном, пищей его были слезы, текшие из глаз его, а одеянием — слово Божие; поясом —  вервие девства и два меча Духа Святого. И когда пришел отец наш Евстафий в город Марья (Marja), он сказал сыну своему Абсади: «будь тверд и силен и соблюдай все, что я заповедал тебе». Когда он это сказал, они пали друг другу на шею и плакали долго. И сказал святый Евстафий сыну своему Абсади: «вернись и возвращайся в место твое, и не [326] сомневайся ради разлуки со мною, ибо Бог, Господь наш будет с нами и не оставит нас, и если мы разлучены плотью, то не разлучены духом, ибо у Бога нашего власть сохранить нас, и он призовет нас /f. 32/ к себе в царствие небесное. И так размышляя, ты стой, явно возвещая слово Божие, и не забывай того, что я тебе заповедал, ибо сказал Господь наш: «ищите прежде царствия правды Бога вашего, а сия вся приложатся вам» (Ср. Мф. 6, 33). И выслушав это, Абсади вернулся в место свое, неся сугубо Духа Святого от наставника своего честного Евстафия.

И отец наш Евстафий, встав, чтобы идти в Иерусалим, препоясал чресла свои вервием Евангелия и взял чадо веры — правду, когда в лице его сиял огнь троичного света, как лучи сияющего солнца, ибо помнил он слово Господа нашего, сказанное им ученикам своим: «иже хощет по мне итти, да отвержетея себе, и [дерзает] и возьмет крест [смерти своея], и по мне грядет». И сие помышляя, оставил он дух свой, что в мире, как нечистоту, да улучит царствие небесное, ибо помнил пришельствия пророков, ибо они были чистые дожди золота, и странствования апостолов, потоков млека белых, обтекающих церковь, И ходя, он объяснял чадам своим и другим монахам от слов закона и пророков и от святого Евангелия и Апостола, да будут они /v/ ревностны к совершению подвига. И тех, которых он наставил на путь, он вывел в пустую землю, без людей и зверей и городов. И наступил день седмый — святая суббота. И был тверд духом отец наш Евстафий, чтобы субботствовать в нее. А другие монахи сказали измаильтянину, который был их проводником: «если бы пошел этот Евстафий, пошли бы и мы, чтобы не умереть нам здесь от жажды». И когда услыхал этот измаильтянин, который был их проводником, слова монахов, сказал отцу нашему Евстафию: «идите сегодня дальше, ибо нет воды для питья, и земля пуста и труден путь». И сказал отец наш Евстафий этому измаильтянину: «помни клятву твою, которую ты изрек относительно соблюдения суббот и праздников». И опять сказал ему этот измаильтянин: «пойдите сегодня дальше». И отвечал им блаженный Евстафий: «я не подниму ни руки, ни ноги в день субботний. И не пойду в путь, и предпочту умереть здесь». И когда увидел этот измаильтянин, что он не соглашается с ним, оставил его и, оседлав верблюда своего, сел на него и отправился в путь. И встали другие монахи и последовали за ним. И отец наш Евстафий наставник и отец Габра-Амлак и ученики их остались одни на месте, [327] ибо они предпочли умереть ради слова Божия в земле пустой, ибо /f. 33/ услыхали слово Божие, говорящее: «помни день субботный, еже святити его. Шесть дней делай, и сотвориши в них вся дела твоя... (и т. д. Исх. 20, 10-11; конец: «и почи в день седмый от всех дел своих, яже начат творити»).

И также помнил mar-Евстафий слово Иеремии: «тако глаголет Господь, проклят да будет всяк, иже надеется на человека, и утвердит плоть мышцы своея на нем, и от Господа отступит сердце его... И благословен человек, иже надеется на Господа, и будет Господь упование его» (Иер. 17, 5-7), и не посрамит его, и услышит его, когда он призовет Его, и поможет ему. И после сего помолился отец наш Евстафий Богу и сказал: «Господи Иисусе Христе, сотворивый небо и землю в первый день и совершивый вся в шестый день, и упокоивыйся в сей день, и упокоивыйся в седьмый. Услыши молитву мою днесь и яви силу Твою на измаильтяне сем, иже оскорби тя». И услышал Бог молитву его и принял молитву его. И когда владелец верблюдов отошел на один стадий, сошел с неба Михаил Архангел с мечом огненным в руке и стал на дороге, по которой тот шел, как он поступил некогда относительно волхва Валаама, когда тот восходил, /v/ чтобы проклясть израильский народ. Увидела ослица его, и затрепетала от ужаса пред ним, и отказалась идти. Точно также, когда увидали его верблюды этого измаильтянина, испугались Ангела Божия и отказались идти. И стал этот измаильтянин бить их и хотел убить их. И когда привел их Ангел в смятение своим страшным видом, верблюдицы обратились назад, резвясь, как ягнята, сосущие молоко. И они подошли к отцу нашему Евстафию и опустили (?) свои уши и хвосты, и пав на колена, поклонились сему святому. И измаильтянин, владелец верблюдов, вернулся против воли, плача. И преклонился пред отцем нашим Евстафием и поклонился ему в ноги, и сказал ему: «прости мне, отче честный, ибо я согрешил пред тобою, да почтится душа моя пред тобою сегодня». И сей авва кроткий сердцем, простил ему, и не воздал по заслугам. И после этого сел на коня этот измаильтянин и поехал к воде, чтобы напоить его, и встретили его здесь мужи кровей. И увидав, он узнал их и вернулся назад, и погонял сильно коня своего, чтобы убежать от них. И преследовали его эти 7 врагов его, сидя верхом, чтобы убить его. И убегая, этот измаильтянин достиг до отца нашего Евстафия, пал к ногам его и /f. 34/ сказал: «отче, прибегаю к молитве твоей от ярости врагов моих,  [328] которые стремятся убить меня, ибо я видел пред этим, отче, чудо и знамение, которое ты сотворил на мне и на моих верблюдах. Я узнал, что молитва твоя сильна и все может поспешествуема». И эти враги его явились вдруг, сидя верхом и твердо решившись убить его. И когда увидел отец наш Евстафий, что они приближаются к нему, сидя верхом и без жалости, осенил их знамением креста Христова. И остолбенели лошади их, и не двигались совсем, ни на право, ни на лево. И они не могли ни идти вперед, ни возвращаться назад, ибо были связаны молитвою отца нашего Евстафия, когда те сидели на конях и не сходили на землю. Они кричали и вопили, говоря: «отче честный, ты равви, или раб равви? ты помилуй нас, отче святый, кроткий сердцем, как Бог твой, да придет к нам сегодня помощь молитвы твоей, ибо мы к тебе прибегаем». И когда святый увидал их слезы, сжалился над ними и снова осенил их знамением честного креста. И пошли кони по своему обычаю и обыкновению, бегом. И сошли эти люди с коней своих и преклонились пред отцом нашим Евстафием, говоря: «помилуй нас, раб Божий». И сей блаженный, милосердый и /v/ сострадательный, как его глава, сотворил мир между ними и этим измаильтянином, и уничтожил и устранил их вражду. И исполнилось над ним слово Евангелия: «блаженни миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся». И когда затем прошли субботы, отправились в путь свой отец наш Евстафий и эти монахи, причем Михаил Архангел водительствовал ими. И они, пришли в землю Ноба (нубийскую). Когда царь Ноба услыхал, что приходит отец наш Евстафий и вступил в его пределы, встал и собрал свое воинство и пошел, чтобы встретить его. И раньше, чем идти, он услыхал известие, что нашли на него воинства неверных и лукавых, как львы хищные, намереваясь погубить его страну. Царь Ноба был праведен и православен, и верил в древо креста Христова. Имя его — Саба-Ноль по-арабски, а по геез-Велуда Итйопья. И мать его была добрая и облеченная верой, ибо она принимала убогих и бедных и монахов, которые путешествовали ко гробу Господа нашего Иисуса Христа. И она умывала им ноги и пила от этого, в вере, ибо по молитвам их она зачала и родила этого царя, и посему назвала его Саба-Ноль. И после этого отправил царь /f. 35/ Саба-Ноль одного из своих царедворцев к отцу нашему Евстафию вестником со словами: «слава пришествию твоему, отче честный. Я пришел к тебе, чтобы встретить тебя. Собрался против меня народ неверный и воинства злые, желая уничтожить мою страну. И ради сего я [329] иду, чтобы сразиться с ними. Отче честный, помяни меня в молитве твоей, и помолись ко Господу Богу, да даст мне силу и победу над сими неверными и нечестивыми, которых законы и обычаи гнилы. И если я вернусь благополучно со знамением победы, те кованые рога и железные трубы, обтянутые воловьей кожей, которыми хвалятся эти неверные, отче честный, я дам тебе для умовения рук и ног твоих». И когда выслушал отец наш Евстафий царское послание из уст Wa'ali, удивился вере его и прилежно помолился за него. И отправился царь против неверных, чтобы истребить их. И было число их около четырех тысяч. И вышел царь в битву с войском своим конным и одним человеком, несшим пред лицом царя крест Христа, Спасителя нашего. И окружили царя полчища крепкие справа и слева, с арьергарда и авангарда. И тогда явился царю отец наш Евстафий в пламени между небом и землей, сидя на колеснице светоносной духовной и помогая среди сечи царю Саба-Нолю, ибо тот веровал в молитву его. И когда /v/ сказал отец наш Евстафий, возгласив громогласно: «да воскреснет Бог, и расточатся врази его» (Пс. 67), побежали неверные, что к востоку. И опять сказал он: «побори Господи, борющия мя (Пс. 34)» и рассыпались те, что стояли к западу. И когда сказал он в третий раз: «спаси мя от враг моих, Господи (Пс. 58)», упали те, что были к югу, а когда сказал в четвертый; «кто подобен Тебе (Исх. 5, 11)», рассыпались стоявшие к северу. И убивал царь врагов своих от утренней зари до заката солнца. И пленил он людей их и угнал скот их. И победил он их силою молитвы его. И посему изумился деянию отца нашего Евстафия сей царь, ибо видел его пылающим на колеснице между небом и землей. О девство отца нашего Евстафия беспорочное! О святость отца нашего Евстафия нескверная! О любовь Божия, пребывавшая на отце нашем Евстафии без порока! Она сделала его носящимся на колеснице светоносной. Дивен Бог во святых своих! Он сотворил дивная на отце нашем Евстафии. И представил царь Саба-Ноль это gabagbata (?) отцу нашему Евстафию и сказал ему: «отче, возьми это, взятое мною по молитве твоей, я принес к тебе для того, чтобы ты умывал в нем руки твои, ибо я видел, что молитва твоя поспешествует и сильна. И таким же образом да поможет и да спасет он сына своего Ионафана...

И посем встал святый и пошел в путь свой. И когда он /f. 36/ приближался к прибытию во Иерусалим, он наставлял чад своих и говорил им: «в городе, в который мы идем, злые цари и нечистые народы, а [330] христиане живут в этой земле, как непраздная в болезнях, которая близка к родам, живут они в напастях». И дальше сказал им отец наш Евстафий чадам своим: «веру тройческую пред царями неверными исповедуйте и говорите о естестве Отца, естестве Сына и естестве Св. Духа. Они прежде век безначальны, и до века бесконечны, Едино Божество совершенное без прибавления или уменьшения, три имени и Един Господь, три Лица и един вид, три естества и Едино Существо. Сын — солнце, Отец — солнце и Дух Святый — солнце, Они — Едино солнце правды истинное, непрестанно сияющее над святыми. Отец — свет, Сын — свет и Дух Святый — свет, Они — един свет веры безоблачный, светящий всегда в сердцах верных. Он был до начала дня и часа, до времен и лет. Нет первенства в бытии относительно Его Второго, и для Второго /v/ относительно Третьего, ни как (?) бег молнии, ни в меру парения крыльев орла. Они соединены несмесно и смешены нераздельно и явлены троично, соединены сочетанием, равны естеством, общи славой и сиянием. Отец не родил Сына прежде век для помощи в творении, бытие Духа Святого не для завершения художества и творения. Не больше сила Отца силы Сына, и не меньше сила Сына силы Отца и не ниже сила Св. Духа силы Отца и Сына. Это — едина сила. Это — Творец ангелов и человеков единым гласом и единой силой. Это — Творец неба и земли, Творец морей и бездн. Это — Творец солнца и луны и звезд единым советом и единой волей. Он создал Адама по образу своему и подобию и поставил его над всею тварью и посадил на престоле царствия и украсил честью и славою. Нет другого Бога, кроме Него ни на небе, ни на земле. Сии имена Отца и Сына и Св. Духа вы проповедуйте во дворах царей неверных и претерпевайте гонения и напасти за Св. Троицу. И не бойтесь пылания огня и не трепещите ни острия мечей и копий, ни метания камней, ни тяжести уз. Смотрите на древних отцов, как они спасались от /f. 37/ смерти, и не коснулся плоти их пламень огненный. Подобно им предпочтем мы все смерть и укрепим сердца наши верою во Св. Троицу. Кто прибавит что-либо к Сей Троице, или убавит от нее, да будет отлучен устами Троицы. Нет ничего для нас лучше любви к Троице; умрем ради любви к Троице, да будем живы силою Троицы, ибо печать жизни — Сия Троица».

Так говоря, наставлял и вразумлял учеников своих отец наш Евстафий, и прибыл в город Александрию, и пошел к престолу Марка Евангелиста и получил от него благословение. И посем отправился он к патриарху авве Вениамину, и пошли с ним 12 учеников его. И [331] вошли они к нему и стали пред ним, и поклонились ему и облобызали его лобызанием духовным. Он благословил их в любви и мире. И увидели их монахи, которые прибыли с ним из Эфиопии, стали ему завидовать и оклеветали пред патриархом, говоря: «послушай, отче наш, этот Евстафий и чада его не согласны с нами по обычаям: они чтут иудейскую субботу и не вкушают мяса и не пьют вина и сикера. И кроме того у них много воздержаний». И патриарх, услыхав эти слова от монахов пришельцев, сказал отцу нашему Евстафию: «справедливы ли слова, сказанные этими монахами, или ложны?» И отвечал отец наш Евстафий и сказал патриарху: «тебе наговорили на меня эти монахи. Я же верую во Отца и Сына и Святого Духа, Троицу совершенную и верую в учение слова пророков и святых /v/ апостолов и преклоняю выю мою под иго Евангелия Господа моего Иисуса Христа, достояние мое и стяжание мое, слово Божие, и нет неправды в вере моей». И услыхав слово его, патриарх удивился красноречию уст его и сладости речи его, и сказал ему: «ты не участвуешь с нами в молитве и причастии св. таин». И отвечал отец наш Евстафий патриарху: «я участвую во славу писания, почерпаемого из уст святых апостолов, ибо они сказали относительно тех, кто отступает от канонов святой церкви: да извержется вон диакон, да другие, видя их, убоятся. И также говорил он о чествовании двух суббот, как это начертано перстами Божиими во святом десятословии: «помни день субботний, еже святити его». И еще говорил он ему и сообщил, что сказал Ангел лица Моисею в книге юбилеев «юбилей юбилеев, в него мы субботствуем на небесах; число юбилея юбилеев не поведано никакой плоти, и всякий, кто будет хранить их и субботствовать в них от всякого дела, будет свят и благословен, как и мы во все дни и во все времена» 16.

И также изложил он, как сказали Петр и Павел, верховники отцов Апостолов в своем «Синодосе»: «да пребывают в покое в субботу и неделю все верные и верныя». Это все и подобное он рассказал из писаний пророков и апостолов пред патриархом и всем народом. И сказал авва Вениамин: «речь твоя приятна; участвуй же /f. 38/ с нами в молитве и общении таинств». И сказал отец наш Евстафий патриарху: «я пришел в вашу землю, зная, что в ней меч и нож, и поэтому дерзая пришел я, чтобы умереть за слово Божие, ибо не [332] обретаю я покоя в мире сем. В Эфиопии говорят мне: «нарушай субботы и праздники, как мы», и я не повиновался. Здесь мне говорите вы: «участвуй с нами в молитве, причем вы не соблюдаете праздников». И когда увидел патриарх открытие уст его, которое было слаще меда и сахара и дороже золота и серебра, удивился и изумился и сказал: «истинно, воистину этот иерей препоясан двумя мечами Св. Духа, и кто противостанет этому иерею и кто ступит ногой на острие меча? ибо он всецело воспламенен огнем веры». И тогда позвал патриарх отца нашего Евстафия, взял его за руку, благословил его и посадил с собою на своем престоле. А епископы и  священники сидели на своих седалищах вокруг него,  диаконы же достойно стояли и ходили, служа его слову. И блаженный отец   наш  Евстафий помнил слово Евангелия, которое говорит: «возносяй себе смирится», а также вспомнил слово /v/ Соломона: «все дела смиренного угодны Богу». Размышляя о сих словах святый Евстафий сошел с престола патриарха и сел на седалище священников. И когда увидел смирение его патриарх, удивился премного и изумился в мысли смирению святого Евстафия, и опять трижды звал патриарх и сажал на своем престоле трижды,  и трижды сходил с престола патриарха святый Евстафий, ибо помнил слово, сказанное святыми отцами, которые отреклись от сего мира бренного: «беги славы и бойся превозношения».  И после этого сказал отец наш  Евстафий патриарху: «Это — слово апостолов, которое я принял, да творю и хожу по нему право, отче мой честный, ибо я наслаждаюсь им, и, по слову твоему повели мне». И сказал патриарх: «каким образом мог ты один понести и сохранить заповеди  и учения апостолов, которые остались от древних дней, ибо многие отцы, бывшие пред нами — до меня и тебя, не могли сохранить их  и исполнить  их, ибо трудны заповеди и уставы отцов апостолов святых. И сказал мар Евстафий о последнем деле патриарху: «отче честный, благослови меня, ибо поспешествует молитва твоя, да укрепит она меня и даст мне силу, ибо я стремлюсь сотворить /f. 39/ повеление Бога Господа моего, и ты помолись за меня и благослови меня». И сказал патриарх авва Вениамин: «будь благословен благословением небесным и земным, и благословением ангелов Божиих, благословением пророков святых, о законах которых ты радел, а также благословением апостолов, посланных  на проповедь мира во все концы вселенной, правила которых ты возлюбил и стезям путей которых ты последовал, трудясь  и сам,  подобно им. Дар помощи их  и обилие благодати их да покрыет тебя. И да возгорится  в лице твоем сияние [333] света их, и да почиет на чадах твоих отныне и до века. Аминь». И опять сказал он патриарху: «отче, благослови меня и чад моих, которые в земле эфиопской». И сказал ему патриарх: «благословение праведных совершенных и благословение мучеников подвижников да почиет на них и укрепит их, и да не взалчут они и не вжаждут и не будут терпеть нужды ни в каком благе, которого попросят, отныне и до века. Аминь».

И сие благословение получив от патриарха, он облобызал его и простился с ним. И после этого сказали отцу нашему Евстафию, что есть патриарх в Армении, которого изгнали за имя Христово и что этот патриарх прибыл во град Александрию. И когда услыхал это отец наш Евстафий, встал, чтобы идти к нему, чтобы узнать его и уведать деяния его. Сей отец наш Евстафий, цвет веры, прозябший в саду /v/ брака и принесший грозд благословения в винограднике пророков и апостолов, напояемый от четырех рек, истекающих из-под престола Бога Савваофа, как сказал Иезекииль, севший свиток, как хлеб: ибо от святилища его истекает вода, и пьющие от нее тучны и напоены, веселы и радостны, плодоносят и цветут, и очищающиеся ею чисты и очищены (Ср. Иез. 47). И когда омылся ею отец наш Евстафий крепкий, труба церковная, принес плод в 30, 60 и 100 на повеление Творца своего, взыскав его. И когда отец наш Евстафий шел путем, он объяснял своим чадам многие притчи и толкования из слов ветхого завета святого и усладил целебный грозд священия из Евангелия царствия, которое совершение всех писаний, да сохранят закон и взыщут уставы Бога Вышнего под всеми языки. И когда шли во Иерусалим для поклонения отец наш Евстафий и чада его, прибыли они в землю пустынную тесную и трудно проходимую.

Послушайте, святое собрание церковное избранное, чада Сиона честные и благословенные, которые возлюбили слушание восхвалений Евстафия, иерея, перла светлого, да поведаю вам прочие подвиги его, которыми подвизался отец наш Евстафий в пустыне «Аскетос» на горе Илии.

Когда поселяне, жившие в пустыне Скитской (Аскетос), страдали и /f. 40/ были в напастях, они вернулись в землю Египетскую, и остался один Захария. Хотел и он уйти в землю Египетскую, и явился ему Ангел Божий и сказал ему, «не возвращайся в Египет, ибо завтра на рассвете прибудет монах по имени Евстафий: он великий иерей земли Эфиопской, и идет, ища правды». Услыхав это от Бога, Захария обрадовался радостью великою, и на другой день прибыл отец наш Евстафий к нему, [334] и с ним 12 учеников его. И он, по обычаю монашескому, постучал в дверь. Когда услыхал Захария голоса монахов, испугался и задрожал, подумав, что пришли поселяне, и скрылся внутрь. И опять постучали они, а он усугубил страх и подумал, что его убьют злодеи. И они постучали в третий раз, и тогда он поднялся на верх (сб. «третий этаж») чтобы посмотреть. И он увидел отца нашего Евстафия с учениками его. И вспомнил он слово Ангела и обрадовался, открыл дверь и ввел их внутрь, и облобызал их и принес им табот Илии, который помещался тут же, в пещере скалы, и сказал им: «я пойду в землю Египетскую, чтобы принести вам пищу. И он поспешно отправился и принес им хлебов-паксамов 17 сухих. И дал их отцу нашему Евстафию, и тот благословил эти сухие хлебы, и они сделались теплы и мягки. И удивился Захария и ученики отца нашего Евстафия и прославили Бога. И после этого восстали дурные люди на отца нашего Евстафия из-за закона и заповеди. И он сказал Захарии: «принеси мне вериги из железа, узы для шеи и оковы ног». И принес Захария эти вериги. И подошел к отцу нашему Евстафию, и сказал ему святой: «положи их на солнце, чтобы оно нагрело их», и тот сделал по его приказанию. И когда солнце нагрело вериги, он сказал: «принеси мне эти узы». И тогда он заковал свои руки и ноги и шею. И сошла кожа с шеи его, и разорвалась кожа его рук и ног, и все тело его стало похоже на сухую рыбу. И все это он переносил ради любви к Богу, ибо помнил страдания Господа своего и осуждение и всех мучеников, как они выносили скорби и беды ради любви Христовой. И стоял отец наш Евстафий 40 дней и 40 ночей на молитве, и не ел он хлеба и не пил воды и не лежал на боку своем. И не давал он сна очам своим и веждам дремания, и исполнилось над ним слово Давида: «и не дах сна очима моима и веждом моима дремания, покой скраниама моима, дондеже обрящу место Господеви, селение Богу Иаковлю» (Пс. 131, 45). Когда чада отца нашего Евстафия, отправились в поле пальм, их встретили поселяне, /f. 41/ пленили и отвели внутрь пустыни. И рассказал Захария отцу нашему Евстафию, что пленили Арабы учеников его. Услыхав это, он скорбел и сокрушался, и сказал Захарии: «принеси мне еще вериги, раскалив их на солнце». И он заковал себе руки и ноги. И принял Бог молитву его и послал к Евстафию ангела и сказал: «да не скорбит дух твой, святый Божий, ибо на третий день вернутся к тебе чада твои. И [335] к этим арабам послал Бог злого духа, полного гнева, который рассорил их и устроил между ними распри, и они перебили друг друга, и умерло из них 6 сильных мужей. И явился отец наш Евстафий чадам своим, когда те были в плену. Когда увидел его Феодор и все братья его, встревожились и подумали, что пленен отец их; и сказали эти арабы: «ради этих святых постигла нас распря и убийство». И отослали их, и они вернулись к отцу своему. И увидал их Захария издали, когда они шли, и сказал отцу нашему Евстафию, что возвращаются ученики его. И тот обрадовался и прославил Бога. А они пришли к нему и застали его стоящим на молитве, причем оковы железные были в теле его, слезы его лились, как вода и увлажняли одежду его. И когда увидали они отца своего, скорбящим духом ради них, воскликнули и заплакали и зарыдали великим рыданием, и сказали: «разреши свои узы, чтобы отдохнуть немного». И отвечал им святый: «дети мои, поблагодарим Бога, возвратившего нас из рассеяния л ради всех благ, которые он сотворил нам. Я же не разрешу уз моих, пока не докончу блаженства моего». И он стоял со связанными руками и ногами и шеей, закованной узами железными. И он пребывал 40 дней и 40 ночей, молясь стоя, не вкушая хлеба и не пия воды. И он переносил голод и жажду и носил заключенные вериги, помня слово Павла апостола: «аз юзник Иисус Христов (Ефес. 3, 1) и проповедник имени Его и носитель язв Его на теле моем».


Комментарии

1. Эздр. III, 7, 6-9. Basset, Lesa pocr. ethiop., IX, 52 (cap. V, 3-9).

2. Заключение написано рифмованными виршами.

3. См. Lipsius, Apocr. Apostelgesch. I, 618.

4. Перифраз Рим. 14, 20, 2 и 13, 14.

5. Вероятно из «Abtelisat» 10. Ludolf. Com. p. 331.

6. См. Budge The contendings of the Apostles I, 130; II, 250.

7. Ibid., I, 240 sq. 331 sq. II, 284 sq. 399. Впрочем там говорится не о небесном огне, а о наводнении.

8. См. Lipsius, o. c. I, 258.

9. Цитата по памяти Луки 14, 27.

10. Это риторическое отступление рифмовано.

11. Кончину Апостолов агиобиограф здесь представлял себе по посланию Дионисия Ареопагита Тимофею (См. Budge, о. с. I, 58 = II, 60 sq.).

12. Lipsius, o. c. I, 368.

13. Reqjata. Вероятно имеется в виду сила заклинательных молитв; salota r.

14. Cf. Synodos, f. 293.

15. В оригинале 'Eli = Илия.

16. Цитата по памяти из стр. 3 книги юбилеев.

17. Pakuesima = παξαρας. υδιπυρος αρτος. (Suidas).