Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Копия рапорта № 5 штабс-ротмистра А. К. Булатовича д. с. с. П. М. Власову от 7 октября 1899 г. 28

Доношу Вашему Превосходительству, что 30 сего сентября я получил в г. Лекамти инструкцию Вашу и письмо императора Менелика. 3 сего октября, получив от дадьязмача Демесье 1000 талеров, высланных мне Вами, я выступил в Аддис-Абебу, куда и надеюсь прибыть в 20-х числах октября. Я направляюсь кружной дорогой, намереваясь сделать восхождение на горы Туку, Кончи, Джибат, Роге, Денди и Уочеча, произвести на них азимутные наблюдения и наблюдения широты, чтобы связать с Аддис-Абебой географическую триангуляцию, которую я произвел на всем пути, начиная от Фасокля.

Земля Джоти граничит на западе с неграми мао, кои раньше были подвластны царьку области Цоцо, или Асосо. Ею владеет в настоящее время Ходжьоли. Гал-ласы искони враждовали с неграми. Дадьязмач Джоти покорил часть племени мао и владел им около десяти лет. Мао платили дань Джоти слоновой костью и рабами и управлялись своим начальником племени Куту, которому Джоти пожаловал чин фитаурари. Во время похода раса Маконена в Бени-Шангул в 1898 г. владетель Цоцо, шейх Ходжьоли, покорился добровольно Абиссинии и служил проводником абиссинцам. По [73] окончании похода Ходжьоли и Куту обратились к расу Ма-конену с просьбою присоединить завоеванное дадьязмачем Джоти племя мао к области Цоцо, мотивируя единокровностью племени мао с населением Цоцо и тем, что Ходжьоли стал теперь таким же слугой императора Эфиопии, как и Джоти.

Рас Маконен согласился, и фитаурари Куту немедленно отложился от дадьязмача Джоти. Последний протестовал, и по его протесту император Менелик решил лично разобрать дело, а в ожидании решения наложил как бы запрещение на спорную землю. Фитаурари Гьетанеху было приказано расположить в мао небольшой гарнизон, который бы охранял мао. Фитаурари Гьетанех оказался не в ладах с дадьязмачем Джоти, и по проискам последнего летом сего года фитаурари Гьетанех был сменен и на его место назначен друг Джоти, Баши-Зауду. В августе этого года Баши-Зауду прибыл в мао со своими людьми и большим отрядом галласов Джоти и сменил стоявший раньше гарнизон. Вступление в мао враждебных им галласов действительно возбудило волнения, коих до того не было. Мао отказались признать действительность назначения Баши-Зауду, требовали, чтобы он показал императорскую печать, и не являлись на зов его, когда он хотел собрать население, чтобы строить дома для нового гарнизона. Неповиновение мао побудило Баши-Зауду предпринять против них карательные меры. Со своим отрядом и галласами он напал на поселение мао и разорил его дотла. Было убито при этом несколько сот мао, часть взята в плен, остальное же население большей частью разбежалось.

Неизвестно, как посмотрит император на поступок Баши-Зауду и чью сторону он возьмет в этом деле, но, во всяком случае, последнее будет поставлено на очередь в самом скором времени. Вызваны в Аддис-Абебу дадьязмач Демесье, шейх Ходжьоли, фитаурари Куту и Гьетанех.

Жалоба дадьязмача Джоти на дадьязмача Демесье заключается в следующем: в 1899 г. дадьязмач Демесье совершил, как известно Вашему Превосходительству, поход в Фасокль. Дойдя на обратном пути до границ Уалаги, он двинулся на юг и затем на запад, следуя по течению р. Даки (на карте - Сонка). Целью этого движения была добыча рабов в славящейся своей густой населенностью земле Копн. По течению р. Даки живут [74] негры комо, кои считают себя данниками Джоти, и абиссинцы не трогали их. В 100-150 верстах от гор Уалаги р. Дака пересыхает и начинается безводная принильская низменность. Абиссинцы повернули на север, перешли в долину р. Яа (на карте - Ябус) и на 10-й день по выступлении от границ Уалаги вступили в Копн. При приближении абиссинцев туземцы разбежались, охота за ними оказалась бесплодной, и дадьязмач Демесье. захватив всего несколько десятков пленных, повернул обратно и вернулся прежней дорогой. Болотистая вода, которую принуждены были пить войска, губительно отозвалась на них. Сотни абиссинцев и галласцев стали ежедневно умирать от страшной лихорадки, и когда дадьязмач дошел до Уалаги, он недосчитывал уже более 3000 умершими, а кроме того, была масса больных. На границе Уалаги, в земле Комо, дадьязмач Демесье приказал окружить негрские поселения, данные Джоти, и забрал жителей в плен, добыв этим путем около тысячи рабов и возместив неудачу в Копн. На жалобы Джоти дадьязмач Демесье отвечал, что считает долгом так поступать ввиду приказания императора добыть ему рабов.

Как то, так и другие дела не только имеют местный характер, но и тесно связаны с вопросами о рабстве и о положении негрских племен в Эфиопии.

Многочисленные негрские племена, живущие на западных окраинах Эфиопии, <...> продолжают служить для соседей абиссинцев, арабов и галласов как бы “резервом” рабов. Добыча рабов, сопровождающаяся убийствами и насилиями, держит эти племена в вечном страхе, и их многомиллионная рабочая сила не приносит никакой пользы государству. Польза же от добычи рабов оказывается весьма призрачной как потому, что при массовых походах абиссинцев число добытых рабов редко превосходит число потерь среди абиссинского войска (так, например, во время похода в Копн дадьязмач Демесье потерял 3000 чел., а добыл 1000 пленных), так и потому, что рабство не составляет необходимую составную часть экономического строя в Абиссинии, покоится на совершенно особых началах и абиссинцы извлекают из своих рабов очень мало пользы и легко могли бы обойтись без них. Рабство различно в центре Абиссинии, на галласких окраинах и в арабских землях. В самой Абиссинии работорговля запрещена указом императора [75] Менелика. Дарить рабов родственникам и друзьям разрешается. Рабы-военнопленные отличаются от рабов, купленных до запрещения работорговли и рожденных от таковых. Первые по истечении 7 лет со дня пленения становятся свободными, вторые же - вечно рабы. Массового рабовладения и пользования рабами как земледельческой, рабочей силой в Абиссинии почти не существует, так как земледельческий строй ее есть строй сервитутный. Большие землевладельцы отдают свою землю крестьянам, обязывая их за это трудом, частью сбора. Обращение с рабами очень мягкое, и рабохозяин не имеет права жизни и смерти над своим рабом. От рабов требуется очень мало труда, и они в большинстве случаев так же бездеятельны, как и их хозяева. Рабыни несут домашние обязанности, носят воду, ходят за дровами, мелют муку, носят в походе кувшины с квасящим тестом или с медом. Рабы, почти без исключения, становятся солдатами своих хозяев и уравниваются во всем с прочими вольными слугами, достигая нередко высоких государственных должностей.

На галласких окраинах рабами пользуются как земледельческой, рабочей силой. Рабство очень распространено. Работорговля не прекратилась еще до сих пор, несмотря на грозный указ императора Менелика, и в Уалеге рабов продают на базарах, причем хорошего раба можно купить за 15 талеров. Галласы, имеющие рабов, обложены податью наравне с теми, кто владеет скотом. Подать эта идет на уплату дани императору Менелику, впрочем превышая во много раз последнюю, как я уже писал раньше Вашему Превосходительству. Обращение с рабами не жестоко, и рабы принадлежат как бы семье хозяина.

Несколько другой вид имеет рабство в Бени-Шангуле, Комато и Цоцо. Здесь арабы-пришельцы обратили в рабство все коренное, негрское население, пополняя ежегодно число своих рабов захватываемыми в соседних негрских землях. В Бени-Шангуле и смежных областях рабы составляют главный капитал страны. Они представляют из себя и главный предмет торговли, и рабочие руки, и военную силу. Права рабовладельцев по отношению к рабам неограниченны, обращение - часто жестокое, положение рабов - униженное.

Таким образом, мы видим, что если для Абиссинии рабство является некоторой роскошью, без которой она [76] весьма необходимым обратить внимание на охоту на рабов. Последняя должна быть окончательно прекращена как приносящая большой вред государству. Отношение Эфиопии к негрским племенам, обитающим на ее окраинах, свидетельствует о том, что абиссинское правительство не сознает ни пользы, которую можно извлечь из них, ни государственного значения, которое имеет владение этими племенами, ни опасности, которая может грозить Абиссинии, если она предоставит владение ими Англии. Широкая полоса негров разделяет в настоящее время Судан от Абиссинии. Главная масса их населяет долину р. Баро и Собата, находясь, следовательно, на главной операционной линии из Судана в Абиссинию. На землях этих племен или по соседству с ними пройдет в недалеком будущем трансафриканская железная дорога (долженствующая, между прочим, служить главным коммуникационным путем для Англии в случае нашей борьбы с ней в Индии). Население р. Собата, будучи в настоящее время весьма многочисленно, возрастет очень быстро, как только будет обеспечено от постоянных нападений, и может представить из себя великолепный боевой материал. Негр-солдат превосходен, в особенности в армии, организованной по-европейски. Но, несмотря на эти очевидные данные, действия Абиссинии по отношению к этим племенам ограничивались до сих пор только рейдами, сопровождавшимися добычей скота и пленных. Таковыми были в последнее время поход дадьязмача Тасамы к Белому Нилу и поход дадьязмача Демесье в Копн. Оба эти похода, стоившие немало жертв, были безрезультатны для Абиссинии. Флаги, которые абиссинцы водрузили на Ниле и на Собате, были уничтожены неграми тотчас же по уходе абиссинцев, а договор, заключенный абиссинцами с негрским князьком у устья Собата, не помешал утвердиться там англичанам. В Насыре - одном из пунктов, где был поставлен абиссинский флаг, расположен в настоящее время англо-египетский гарнизон. Необходимо заметить, что [77] Насыр имеет первостепенное стратегическое значение, находясь в слияния рек Джубы и Баро, и железная дорога должна будет пройти через него, так как и ниже и выше по реке будет весьма затруднительно устроить переправу. Ни дадьязмач Тасама, ни дадьязмач Демесье не оставили гарнизонов в пройденных ими странах и не утвердили их за собой. Причина этому та, что абиссинцам эти земли и населяющие их племена кажутся совершенно бесценными. Отстоят эти земли далеко от метрополии, местность жаркая, низменная, хлеба и скота хотя и много, но нет меду, так необходимого абиссинцу... одним словом, эти земли не привлекают абиссинцев.

Привыкнув отождествлять государственный интерес с частным, они не могут понять, что если для каждого абиссинца в отдельности долина Собата бесценна, то для Эфиопской империи долина Собата имеет жизненный интерес, будучи воротами в Абиссинию.

Не может быть никакого сомнения в том, что, как только Англия утвердится в Судане, она обратит свое главное внимание на долину Собата, и если Абиссиния не переменит своего настоящего образа действий <..->, то Англия захватит ее и создаст себе в ней базу [для] действии против Абиссинии, а из населения земель - грозную боевую силу.


Комментарии

28 Копия. Приложение к донесению № 503 П. М. Власова от 30 октября 1899 г. АВПР. Политархив, оп. 482, д. 148, л. 17 — 20.